Читать онлайн Мой темный принц, автора - Росс Джулия, Раздел - Пролог в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой темный принц - Росс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой темный принц - Росс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой темный принц - Росс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Джулия

Мой темный принц

Читать онлайн

Аннотация

Принц маленького европейского княжества Николас должен во что бы то ни стало доказать свои права на престол, и для этого ему приходится выдавать за свою исчезнувшую невесту-принцессу похожую на нее бедную девушку Пенни Линдси.
У Николаса всего лишь месяц на то, чтобы превратить скромную Пенни в блистательную, изысканную аристократку, и он твердо намерен исполнить задуманное.
Но постепенно принц-авантюрист понимает, что страстно, постыдно, до безумия влюблен в ту, которую создал сам…


Следующая страница

Пролог

Весна, 1814 год
«Дьявольское отродье!»
Николас подставил лицо бризу, стоя на носу корабля и наблюдая за тем, как маленькая лодчонка приближалась к ним от побережья Англии. Сырой ветер завывал в такелаже, то поднимаясь до пронзительного свиста, то поскрипывая просоленными мачтами и хлопая парусами.
«Бесовский принц!»
Отголоски его детства, эхо тех давних времен, вплетенное в музыку ветра.
Корабль содрогнулся, словно утлая посудина, как будто уловил его сердечный трепет, а не натолкнулся на встречное, поворачивающее у берега течение. Десять лет! Десять долгих лет пролетело с тех пор, как он в последний раз навещал свою родину, и шестнадцать – с тех пор, как обливающегося слезами хилого парнишку насильно оторвали от дома и повезли через всю Европу навстречу судьбе.
«Принц дьяволов! – завывали голоса. – Цыганский оборвыш!»
Сколько раз он разбивал в кровь свои кулаки о носы мальчишек, посмевших бросить ему это в лицо. Как странно, что детские колкости зазвучали у него в ушах именно теперь, когда чужие обычаи навсегда вышибли из него все английское. В будущем не было места ни слабости, ни сентиментальности, впрочем, как обычно. Он и не думал, что когда-нибудь снова вернется туда, где провел детство. Разве можно было предвидеть, что в июне этого года все правители Европы соберутся в Лондоне отпраздновать победу над Наполеоном и ему тоже придется поехать?
В этот – последний – раз он, конечно же, покинет Англию навсегда – женатым человеком, вечным принцем дьяволов, навсегда скованным своим долгом.
– Что важнее? – спросил он у завывающих голосов, прекрасно понимая, что не дождется ответа, и до боли сжимая леер, так, что даже костяшки пальцев побелели. – Кровь или место, где ты родился? Желания или предназначение?
Квест задрала морду и завыла. Николас опустил ладонь на голову собаки. Она прижалась к его ноге и успокоилась.
Бушприт снова накренился. В лицо швырнуло соленой пеной. Наперекор бурным волнам и яростному ветру маленькая лодочка продвигалась все ближе и ближе. На веслах сидели четверо мужчин. Еще один, завернутый в плащ, смотрел через подзорную трубу на «Королевского лебедя», за которым тянулся низкий холмистый берег. Первые лучики света позолотили церковные шпили и темный лес.
– Сир? – Стоящий рядом с Николасом фон Герхард разглядывал в трубу приближающуюся лодку. Шрам на его щеке извивался в такт словам, словно хвостик плети. – Это же Лукас, наш человек!
Николас и сам уже понял. Изнуренное лицо, прилипшие к голове черные волосы – один из его шпионов старается перехватить удаляющегося от Восточной Англии «Королевского лебедя». Шпион, которого Николас послал за своим кузеном Карлом, его Немезидой, его мучителем. Теперь ничего хорошего не жди.
Николас кивнул в сторону практически вплотную подошедшей лодчонки и немного повысил голос, выказывая легкое изумление:
– Похоже, Лукас попал под ливень. Как только он поднимется на борт, распорядись дать ему вина. – Поворачиваясь спиной к лееру, он приклеил к лицу улыбку, поскольку никогда не позволял себе выказывать неуверенность перед подчиненными. – А потом пусть несет мне свои губительные вести.
Майор барон Фридрих фон Герхард щелкнул каблуками и поклонился. Временами это абсолютное и беспрекословное повиновение раздражало, но только не в этот раз.
Николас молча выслушал Лукаса, Квест затихла, свернувшись калачиком у его ног. Вино немного подрумянило щеки шпиона, но вид у него по-прежнему был нездоровый, под голубыми глазами висели мешки. Ничего удивительного, он уже две недели в пути, без передышек и остановок.
– Никаких сомнений? – спросил наконец Николас. – Она у Карла?
Лукас кивнул, словно тюлень в воду нырнул.
– Однако никто не в курсе, что ее королевское высочество исчезла, сир. Ее место заняла самозванка, сидит взаперти, никуда не выходит, ссылаясь на нездоровье. Карл подкупил одну из фрейлин принцессы, на ней весь этот обман и держится. Одним словом, карета уже в пути, хоть и движется, точно черепаха, и все уверены, что принцесса София там. Никто ничего не узнает, пока они не доберутся до Лондона, а случится это прямо накануне свадьбы. И Карл, сир, вполне может…
– Да! – оборвал его Николас, стараясь побороть бушующую в душе ярость. – Он вполне может повернуть все так, будто принцесса София решила отказаться от брака.
Случилось именно то, чего он больше всего боялся. Последствия этого удара будут подобны упавшему прямо в массу солдат пушечному ядру и вызовут такие же разрушения. Унижение, которое ему придется испытать перед лицом русского царя и других союзных монархов – вскоре все они соберутся в Лондоне отпраздновать победу над Наполеоном, – обернется настоящей катастрофой: именно в руках этих могущественных персон находится будущее его крохотного государства. Все вежливо изобразят ужас по поводу несостоявшегося брака, засыплют его соболезнованиями и лицемерными вздохами – женщины так непостоянны, на них ни в чем нельзя положиться! Далее баланс сил непременно качнется в сторону его брата Карла, власть упадет ему прямо в руки, если только она не ускользнет от них обоих, погрузив Глариен – его страну, за которую он в ответе, – в кровавый хаос.
Он мерил шагами каюту, превращенную во временную королевскую резиденцию, – капитан корабля милостиво уступил ему свои покои. Где-то внизу лежали дары, тщательно отобранные секретарем для его невесты. В сундуках и чемоданах хранились его придворные наряды, отделанные золотом на манер священных потиров. Украшения, ленты, звезды, церемониальные сабли и прочее расшитое золотом добро – символы его неумолимого долга, цепи, которые намертво скуют его, совершенно беспомощного, на глазах блистающего света Лондона, как только ловушка захлопнется.
– Ваше королевское высочество повернет назад? – В глазах шпиона горело понимание. Лукас прекрасно знал, что все это значит.
Николас поднял голову. За иллюминаторами просматривался низкий берег Суффолка.
– С какой целью? Чтобы пропустить приезд русского царя? К тому времени, как я открою, что случилось на самом деле, – если мне вообще удастся это доказать, – Карл позаботится о том, чтобы его история добралась до Лондона. Более того, я думаю, он принесет ее лично.
– Сир, – решился возразить ему Лукас. – В данных обстоятельствах продолжать путешествие в Лондон…
– …означает превратить эрцгерцога Глариена в петуха, орущего на навозной куче, для которого повар уже наточил свой нож? Я не поверну обратно, но и в Лондон не поеду. – Неожиданно что-то ярко сверкнуло под солнечным лучом, может, флюгер, загоревшийся на берегу, словно маяк. – Мне понадобится твоя лодка.
Николас шагал по берегу вместе с Фрицем фон Герхардом и пятью другими членами своей личной охраны, спешившими по галечнику к своим коням. Квест вырвалась далеко вперед, со знанием дела не давая лошадям разбежаться. Чуть раньше «Королевский лебедь» подошел как можно ближе к побережью, и животных просто-напросто столкнули за борт, прямо в открытое море. Николас наблюдал за тем, как семь горделивых коней плывут к берегу, из воды торчат только их головы. Это зрелище странным образом отозвалось в его сердце, оно и завораживало, и порождало чувство стыда: этим отважным созданиям пришлось ради него столкнуться с самым ужасным для них испытанием. Мужчины согнали коней в кучу и принялись вытирать их. Квест, тяжело дыша, улеглась у валявшихся на узкой прибрежной полосе седел и уздечек.
Лукас спал крепким сном – по крайней мере Николас от всей души надеялся на это – на корабле, который, теперь уже без него, по-прежнему плыл к Лондону, неся в своем чреве бесполезные сундуки и чемоданы. Николас был в простом зеленом сюртуке, белых бриджах и своих любимых охотничьих сапогах, вокруг шеи небрежно повязан красный шарф. Одно из преимуществ высшего ранга: позволить подчиненным выглядеть благороднее своего господина. Не так он представлял свое возвращение в Англию!
Он понятия не имел, что ему теперь делать, да и насколько можно доверять информации Лукаса – тоже. В душе полыхала злость. Злость на Карла, на свою судьбу, на свою собственную чертову беспомощность! Ответа на эти вопросы не было, и, что бы он ни сделал, Карл предусмотрел все варианты.
Он остановился на мгновение и набрал целую горсть обточенных морем камешков. Воспоминания пронеслись в его мозгу жаркой волной. Именно из таких камней были выложены стены церкви, в которой его когда-то крестили, церкви, приземистая колокольня которой была прекрасно видна из окон его отчего дома. Та же яркая твердая порода кучами валялась вокруг первого дома его предков-норманнов в Норфолке, в старинном поместье, которое лежало в руинах уже более трех столетий, с тех самых пор, как взамен старого был возведен новый особняк. Там и нашли его, одиннадцатилетнего мальчишку, чтобы поведать ему о его предназначении.
Берег устилали обломки кораблекрушения. Чайки с криками кружили в небе. Он потерпел поражение, все козыри в руках его врага. Где Карл умудрился перехватить ее? София. Неодолимая тяга к ней перекрывала все, включая чувство долга. Это даже не любовь, а желание обрести понимание. Любая другая женщина ждала бы от него тепла или страсти, мелких знаков внимания и заботы, а не простой любезности. И только София, сама облеченная королевской властью, поймет, что ему нечего ей предложить. От этого брака зависела судьба всей Европы, и лично для него – его королевского высочества Николаса Александра, эрцгерцога Глариена, князя фон Морицбурга, правящего принца Глариена, Харцбурга и Винстега – иного будущего просто не существовало.
Пальцы непроизвольно сжались в кулак. Из той же породы было выложено еще одно здание, принадлежащее ему по праву рождения, то место, где он когда-то искал утешения. Больше пойти ему было некуда, хотя он и не думал, что когда-нибудь увидит его снова: руины старинного особняка на земле его детства, Раскалл-Холл.
– Клянусь, – с яростью заявил Николас; его люди остановились и с удивлением обернулись на него. – Клянусь – Господь мне свидетель! – клянусь душой этого кремня, что Карл не женится на Софии и не завладеет короной Глариена, пока я жив.
Он не был уверен, сумеет ли найти дорогу. И все же спустя четырнадцать часов бешеной скачки на север через Суффолк и Норфолк – через реки и броды, распугивая кур и гусей, – Николас понял, что цель близка. Темно-зеленая, отделанная золотыми галунами форма его людей и их короткие плащи казались здесь диковинными, неуместными, словно из другой жизни. Трудовой люд и селяне взирали на них, разинув от удивления рты.
Он поднялся на невысокий холм и окинул взором деревню Раскалл-Сент-Мэри: скопище домиков, которые он в последний раз видел сквозь застилавшие глаза слезы из окна отъезжающей прочь кареты.
Память жгла огнем.
Квадратная башня из дробленого камня возвышалась над небольшой тисовой рощицей, опоясывающей дворик деревенской церквушки. В его воспоминаниях она была куда выше, а теперь стала маленькой, словно игрушечной. Он прикрыл глаза. Там, внутри, бегущие вдоль нефа и сгрудившиеся вокруг алтаря памятники и мемориальные таблички отмечали могилы его предков, господ Эвенлоуд, начиная с двенадцатого века.
Он и сам, конечно же, был графом Эвенлоуд, стал им после того, как десять лет назад скончался его отец, – факт, о котором ему было известно, но который не имел особого значения в свете событий последних лет.
Мимо деревни, рядом с высокой кирпичной стеной, бежала узкая дорожка. От колоссальных ворот до особняка Раскалл-Холл насчитывалось ровно двадцать два фарлонга
type="note" l:href="#n_1">[1]
. В свое время они с учителем точно вымерили это расстояние. Вдали маячили вершины деревьев и трубы дома. За ними раскинулась зеленая равнина, расцвеченная отблесками воды и длинными предвечерними тенями, которая тянулась до самой линии горизонта и дальше – к далеким берегам Северного моря.
«Дом, – тихонько буркнул внутренний голос. – Дом».
Благоухание оранжереи наполнило его ноздри: богатый влажный цитрусовый аромат сладких фруктов и приятный запах разогретой солнцем черепицы. Он вспомнил, как мать протягивала ему апельсин, зрелый, тяжелый. Господи, ему тогда было – сколько же? – лет восемь? Девятнадцать лет прошло!
Он выругался и пришпорил коня, обогнул деревушку и выехал прямо на бегущую за церковью дорогу. Его люди без лишних слов двинулись следом. Еще пара миль – и вот они уже у главных ворот. Кованые створки стояли нараспашку, навсегда приржавев к месту. Сторожка с изящными сводчатыми окнами давно заброшена. На разбитых стеклах играли блики красного, висящего низко над землей солнца.
В душе что-то дрогнуло, ему стало дурно.
Желание действовать сдавило горло. Николас пустил лошадь галопом и вихрем пронесся сквозь заброшенную аллею вязов. Кто-то явно вырубал росший у сторожки кустарник на дрова, а на его лужайке паслись коровы. Подумать только – коровы! Во внутреннем дворике из-под копыт коней порскнули гуси, словно это был не родовой особняк Раскалл-Холл, а какая-нибудь ферма. Но несмотря на это, высокий красновато-розовый фасад мирно дремал, погруженный в свои сны, абсолютно довольный своей запущенной элегантностью и, похоже, даже не подозревающий о царящих вокруг беспорядках. Если бы можно было повернуть время вспять и вернуться в прошлое, эта дверь непременно распахнулась бы и на пороге появилась бы его мать, одетая в темно-зеленый, отделанный кружевом бархат!
Где-то глубоко в душе заплакал маленький мальчик, отчаянно причитающий, что он не желает уезжать из Англии к деду, который живет далеко-далеко, в замке в горах. Но мать присела на корточки и принялась отчитывать сына. Его мать, принцесса Анна Глариенская, наложившая на него проклятие своего нежданного наследства.
Николас усилием воли отбросил эти воспоминания. На душе было горько, но лицо его ничего не выражало. Казалось, все это даже забавляет его. Он кивнул Фрицу, который к этому времени уже спешился и колотил в тяжелую дубовую дверь. Никакого ответа.
– Попробуй дернуть за ручку, – сказал Николас.
– Заперто, сир.
Николас улыбнулся, скрывая свои истинные чувства.
– Так же сказали слуги Али-Бабы, которые не знали волшебного слова. Что ж, придется нам самим позаботиться о своих конях. А потом разбить окно.
Они с топотом пронеслись сквозь декоративную арку, на вершине которой восседал глариенский лев, и поскакали к конюшням. Здесь тоже явно кто-то похозяйничал. Весь двор изрезан глубокими колеями. От кухни к насосу бежала хорошо утоптанная тропинка. Мужчины спешились, намереваясь поставить коней в стойла, выстроенные его отцом в честь своего бракосочетания.
Однако стойла были уже заняты. Но не лошадьми, а дровами и корзинками с овощами. Николас спрыгнул с коня, желая лично удостовериться в этом. В последнем стойле обнаружилось нечто еще более странное. Из одних маленьких клеточек на него смотрели яркие сверкающие глазки, в других на сухих листьях крепко спали колючие коричневые шарики. Господь Вседержитель!
Кто осмелился собирать на его землях ежиков? И пасти коров на его лужайке? И запереть дверь, не пуская его в собственный дом?
Внутри зародилась слепая ярость, не подвластная ни здравому смыслу, ни контролю. Сорок воров завладели его душой, а у него не было волшебного слова, чтобы найти дорогу обратно. По милости Карла его будущее низвергнуто в хаос. Теперь ему не остается ничего, как разбить окно и вломиться в свое прошлое, словно он и сам вор какой-то. Одну за одной он открыл все клетки, выпуская ежей на свободу.
Сквозь алый туман Николас вернулся назад к своему коню. Квест лежала на земле, тяжело дыша после долгого бега. Он погладил ее по голове, стараясь взять себя в руки, прежде чем повернуться к своим людям.
– Отпустите коней… вон за те ворота. Они ведут на верхний луг. Майор, проберитесь в дом любыми средствами. Ларс, Квест остается с тобой, накорми ее, пусть отдыхает. Хенц и все остальные, раздобудьте еду. Забейте гуся, если потребуется. – Он улыбнулся им как мужчина мужчинам, подбадривая своих людей, и похлопал Алексиса по плечу. – В конюшне полно картофеля.
Николас взлетел в седло. Пока остальные снимали с коней сбрую, Алексис побежал открывать ворота. Он поехал один по полям. Впереди показались острые зубцы башен, заросшие плющом и вьюнком, затерянные среди английских дубов. Полуразрушенная крыша все еще покрывала стоящий неподалеку огромный амбар. Николас остановил коня и поглядел сквозь стволы деревьев. Это было то самое место, которому суждено стать руинами, место, когда-то заполненное мальчишескими мечтами: остатки давно заброшенного укрепленного особняка, дома, в котором било ключом его детское воображение. Здесь когда-то звучала музыка давно минувших времен. Кричали воины, клацало оружие, звенели мечи – это король Артур бился с Ланселотом за Гиневру.
Конь нервно топтался на месте, уловив настроение хозяина. Николас успокоил его и поехал дальше, призывая на помощь отточенное годами насмешливо-ироничное отношение к жизни, – и замер на месте.
Из окружавшего руины подлеска показалась женщина с корзинкой. Ежевика и шиповник тянули к ней свои усеянные шипами лапки. Она дернула юбку и освободилась от их цепкой хватки. Длинные темные тени вперемешку с яркими полосами света легли на траву, в волосах незнакомки полыхнул огонь, стоило ей выйти на открытое место и повернуться к скатывающемуся за башни солнцу.
Невыносимая боль сжала сердце. Чужой! Чужой здесь – в его священном месте! У нее нет никакого права – и никаких оправданий тоже нет – стоять здесь, среди руин Раскалл-Мэнора, с таким выражением, будто она их владелица!
Вдали словно гром прогремел – эхо давно канувших в Лету рыцарей.
Конь мотнул головой и попятился в сторону, отпущенные на свободу лошади дружно пронеслись мимо, нацелившись прямиком на незнакомку.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой темный принц - Росс Джулия



👍
Мой темный принц - Росс ДжулияКира
24.08.2013, 13.05





Очень тяжолый роман затянут и гг какойто депресивный
Мой темный принц - Росс ДжулияРуся
27.08.2013, 9.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100