Читать онлайн Куртизанка и джентльмен, автора - Росс Джулия, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Куртизанка и джентльмен - Росс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.33 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Куртизанка и джентльмен - Росс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Куртизанка и джентльмен - Росс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Джулия

Куртизанка и джентльмен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

– Не шутите такими вещами, – сказала Миракл. – Зачем приехал мистер Мелман?
Райдер горел желанием впиться в ее губы, но вместо этого лишь взял ее за локоть и повел в гостиную.
Миракл остановилась возле холодного камина, а Райдер, ступая по дубовым доскам, направился в противоположный конец комнаты. Несмотря на вспышку своей страсти, он не прикоснется к ней, и будет убеждать ее лишь с помощью разумных доводов.
– Извольте сесть, Миракл. Я не шучу.
Со стен на них были устремлены черные стекляшки глаз расположенных в ряд оленьих голов, величественных и далеких. Вокруг изысканного турецкого ковра перед камином стояли кресла и шезлонг. В дальнем конце гостиной возле окна находилось фортепьяно. За исключением инструмента вся обстановка в Моссхольме была оставлена Эйром без изменений, такой, как она досталась ему в наследство.
Миракл опустилась на изящный позолоченный стул, сложив руки на коленях, Это простое движение было необыкновенно прекрасным, чистым и грациозным. Ее темные шоколадные глаза были бездонны, но на скулах играл гневный румянец.
– Что тогда, черт возьми, вы имели в виду? – спросила она.
Райдер судорожно сглотнул. Даже если она вздумает упорствовать, он все равно сломит ее сопротивление, чего бы ему это ни стоило.
– Существует только один способ убедить Хэнли в том, что ваша судьба мне настолько не безразлична, что я готов до конца жизни хранить молчание.
– О тайне, которой вы на самом деле не знаете.
– Да, но Хэнли думает иначе. Он давно ненавидит меня, и у него имеется веская причина считать, что эта неприязнь взаимна. Он верит в то, что я готов употребить все средства, лишь бы навредить ему, невзирая на последствия. И убедить его, что я останусь верен своему слову ради любовницы, невозможно. – Райдер сделал глубокий вдох и повернулся к Миракл: – Но в чем он может быть абсолютно уверен, так это в том, что ради жены я буду нем до самой смерти.
Румянец на щеках Миракл стал еще ярче.
– Вы в своем уме?
– Никогда в жизни я еще не рассуждал более здраво.
– Вы не можете на мне жениться!
Райдер подошел к Миракл и посмотрел ей в лицо.
– Могу и сделаю это.
Гневно сверкая глазами, Миракл вскочила:
– Вы в своем уме? Вы не можете принудить меня обвенчаться с вами.
– Проклятие, Миракл! Я так и знал, что вы попытаетесь воспротивиться мне. Пораскиньте мозгами! Если вы немедленно не обвенчаетесь со мной, я не смогу вас спасти. Вас повесят!
– Вы можете помочь мне покинуть страну. Ведь это в ваших силах?
Райдер сжал кулаки. Он заставил себя сесть.
– Если мы не обвенчаемся сейчас же, Хэнли узнает, что я блефовал. Его месть не заставит себя ждать. Вас арестуют, как только вы шагнете за порог этого дома. И уж тогда-то они вытрясут из вас признание, и вы будете повешены.
Прямая, как струна, Миракл остановилась возле фортепьяно.
– Лорд Хэнли знает, что я сейчас здесь, с вами?
Райдер склонил голову на руки, запустив пальцы в волосы.
– Хэнли отказался поверить мне, если я не назову ему точное время и место венчания и не пообещаю, что брак будет заключен в присутствии свидетелей.
Миракл в изнеможении опустилась на стул.
– Лорд Эйр?
– Мы обвенчаемся в часовне Моссхольма нынче утром. Эйр и его мать, вдовствующая графиня, будут нашими свидетелями. Я не могу просить их лжесвидетельствовать. Хэнли, верно, подослал своих агентов следить за замком.
– Меня можно провезти мимо них тайно.
Райдер вскинул голову.
– Черт вас возьми, Миракл! Я не намерен рисковать.
– Так вот зачем вы привезли меня в Шотландию. – Она повернулась на стуле и рывком открыла крышку инструмента. Фортепьяно издало глухой звук, словно колокольчик, завернутый в вату.
– Закон Шотландии позволяет венчаться без оглашения имен. Если не хотите, чтобы ваша жизнь оборвалась завтра же, нам надо обвенчаться.
Миракл ударила по клавишам. Один за другим прозвучали три аккорда, за которыми, казалось, должна была последовать буря звуков. Райдер пристально смотрел на Миракл, до глубины души потрясенный ее страстью и силой.
– Я училась играть, когда мне было одиннадцать. – Ее голос звенел под грохот и шум аккордов. – Сэр Бенджамин Троттер пригласил преподавателя музыки, чтобы сделать из меня настоящую леди. И я не тратила времени зря. Становиться герцогиней я, правда, не собиралась.
Райдер вскочил с места и подошел к окну.
– Даже если Хэнли узнает, что нам о его тайне известно не более чем о темной стороне луны, он не посмеет тронуть мою жену.
– И ради этого вы готовы превратить временную уловку в реальность? Дать брачный обет перед алтарем любить и лелеять друг друга, пока смерть не разлучит нас? Не думая о том, что в семью Сент-Джордж войдет шлюха?
– Почему бы и нет, черт возьми? – Райдер понимал, что Миракл права. В то же время он всей душой желал и любой ценой решил добиться своего. – Роль герцогини ничуть не труднее, чем роль Офелии.
Миракл внезапно перестала играть, закрыла лицо руками и расхохоталась.
– Да токмо, слышь-ко, сколь ни бейся, а не вытравить с той девки-то фабрику.
– Что, черт возьми, вы сказали?
Миракл заиграла жалобную песню.
– Что я девчонка с хлопкопрядильной фабрики. Куртизанка. Что даже вам не под силу изменить мое прошлое. Я не могу стать вашей женой. Я райская птичка, женщина легкого поведения, проститутка, шлюха, девка…
– Это не важно!
– Еще как важно! И на то есть великое множество причин! Ваша семья никогда не признает меня. Общество от вас отвернется. Вы до конца жизни будете раскаиваться в содеянном.
– Это уже мое дело.
– Нет, – ответила Миракл с поразительным спокойствием. – Не только ваше. Но и мое. Вы подумали, что будет со мной?
По спине Райдера заструился холодный пот. Миракл говорила правду. Однако он пошел на сделку с Хэнли. Если она не согласится, придется разыграть козырную карту.
– Если мы не обвенчаемся, вас повесят, – сказал Райдер. – Это единственный выход спасти вас.
– Хорошенькую сделку вы заключили с нашим врагом! – Миракл начала играть что-то грустное. – Итак, сэр Галахад женится на своей любовнице. И, игнорируя все нападки и головные боли из-за его мезальянса, будет бравировать в обществе тем, что потерял разум. В таком случае можно мне маки для свадебного венка?
– Для венка?
Миракл заиграла бравурную танцевальную мелодию.
– Ах, я оговорилась. Конечно же, я имела в виду свадебный букет. Какие же цветы будут уместны? Анютины глазки и розмарин?
Райдеру показалось, что он сейчас не выдержит. Как она может? Как она может ставить под сомнение его любовь и грандиозность приносимой им жертвы? Неужто она полагает, будто он не обдумал все последствия? Не понимает, что он не может жить без нее?
Райдер ударил кулаком по фортепьяно. Миракл перестала играть.
– Хватит с меня сделок. Это последняя. Из вашей жизни навсегда исчезнут нужда и страх. Неужели гордость не позволяет вам принять мое предложение? Неужели вы так привержены благородным идеалам, почерпнутым в библиотеке старого греховодника и используемым при каждом удобном случае? Неужели вы предпочитаете смерть браку со мной?
Крышка фортепьяно захлопнулась. Миракл зарычала на него, как мстящая фурия, прекрасная и ужасная, воплощение темных инстинктов.
– Гордость, говорите? Мне с самого рождения приходилось бороться за свою жизнь, и я не желаю принять смерть во имя какого-то благородного принципа. Только вам, аристократу, могла прийти в голову такая глупость. Люди моего сословия сражаются с мраком до тех пор, пока не затянется петля. Мы готовы лжесвидетельствовать, молить о пощаде или драться как демоны, только бы сохранить жизнь. Как вы смеете так говорить о сэре Бенджамине?
– Как именно?
– Вы назвали его греховодником. При этом в вашем голосе прозвучала брезгливость. Сэра Бенджамина Троттера мне сам Бог послал. Он спас меня от ужасов фабрики, от горя, невежества, голода и нищеты. В библиотеке, о которой вы с отвращением упомянули, мне открылся мир науки и красоты, перед которым я до сих пор испытываю благоговение. Дом сэра Бенджамина стал моим настоящим домом, я любила своего благодетеля.
Это признание оглушило Райдера как гром среди ясного неба.
– Вы любили его?
– Именно благодаря усилиям сэра Бенджамина, которые он приложил, чтобы дать мне образование, я стала такой, какая я есть. Благодаря данному им мне воспитанию в те страшные годы после его смерти я могла выбирать себе любовников. Благодаря образованию, которое он мне дал, мне не пришлось предлагать себя на улице морякам за шесть пенсов. – Гибкая и прекрасная, Миракл приблизилась к Райдеру. – Единственным мужчиной в моей постели, которого я не выбирала, были вы, лорд Райдерборн.
– Почему же он не женился на вас?
– Сэр Бенджамин считал меня слишком молодой для вступления в брак. Мы решили подождать, пока мне не исполнится восемнадцать. А потом его не стало.
– Тем не менее, он брал вас к себе в постель.
– Фабричные девчонки рано вступают во взрослую жизнь, – ответила Миракл. – К тому же я его любила.
Она любила сэра Бенджамина Троттера? Она любила Гая Деворана? А может, Джека, его родного брата, она тоже любила? Но его, Лоренса Дюваля Деворана Сент-Джорджа, будущего герцога Блэкдауна, она не смогла полюбить. Неужели из всех мужчин, которых она когда-либо знала – кроме Хэнли, – только Райдеру не удалось завоевать ее сердце?
– Пусть сэр Бенджамин спас вас от фабрики, – проговорил он, чеканя каждое слово, – но только я в силах спасти вам жизнь. А потому спрашиваю, согласитесь ли вы выйти за меня замуж?
– В Лондоне не найдется шлюхи, которая не порадуется, получив известие о том, что одна из ее товарок захомутала лорда Райдерборна. За меня будут провозглашать тосты в тавернах и среди отщепенцев гостиных. Я, конечно же, выйду за вас, хотя мы оба горько об этом пожалеем.
– Вот и славно, – сказал Райдер, хотя одержанная им победа не дала ему ничего, кроме ощущения пустоты в душе. – Эйр и вдовствующая графиня, наверное, уже приехали и ждут нас с мистером Мелманом в часовне.
Райдер предложил Миракл свою руку, но она, отвернувшись, открыла дверь и выскользнула из комнаты.
– Не прикасайтесь ко мне! – воскликнула она, удивив Райдера мрачной усмешкой. – Если вы дотронетесь до меня, я рассыплюсь на крошечные осколки, которые останется только подмести и выбросить, как разбитое стекло.
Райдер ушам своим не верил.
– Но мы собираемся обвенчаться!
– Да, и вы, безумный Сент-Джордж, разбиваете мне сердце. Зачем только я позволила вам спасти меня? Если бы я утонула, уберегла бы вас от величайшей в вашей жизни ошибки.
– Я готов заплатить любую цену, Миракл.
– Так ли это? Я со своей стороны могу пообещать вам, что у вас всегда будет путь к отступлению.
В этот момент Миракл была так прекрасна, что Райдер не мог глаз от нее отвести.
– Вы готовы дать мне, основания для развода с вами? – спросил Райдер.
– Не думаете ли вы, что я согласилась бы на это венчание, зная, что этот брак навсегда? Скажете, когда пожелаете быть свободным. Если ваша жена будет уличена в супружеской измене, парламент без колебаний расторгнет наш брак.
Райдер схватил ее за плечи.
– Если вы когда-нибудь меня обманете…
– Немедленно прекратите! – повысила голос Миракл. – Это мои условия. Вам же остается только принять их. А теперь пойдемте, не будем заставлять мистера Мелмана ждать.
Не так Райдер представлял себе свое венчание. Пока они с Миракл давали брачный обет перед алтарем, леди Эйр сидела одна в окружении слуг. На Миракл было простенькое дорожное платье. Единственной приметой торжества стал букет белых роз из сада Моссхольма, обвязанный голубой лентой и врученный Миракл в последнюю минуту самой графиней.
Леди Эйр оказалась высокой сухопарой дамой с рыжими волосами, посеребренными сединой. Ее проницательные голубые глаза внимательно следили за церемонией, но кто такая Миракл, она, конечно, не знала. Знала только, что друг ее сына пожелал, чтобы она была свидетельницей на его скоропалительной свадьбе, где только ее присутствие создавало видимость благопристойности. Миледи, очевидно, была готова на все ради сына, который, в свою очередь, выполнил бы любую просьбу Райдера.
Сам лорд Эйр стоял в стороне с мрачным видом, внимательно глядя на Миракл. Райдер впервые заметил, какие яркие у его друга волосы и какие суровые черты лица.
У единственного сына леди Эйр, как у истинного шотландца, были огненно-рыжие волосы и нежно-золотистого оттенка кожа. Высокий и стройный, он, казалось, отлит из металла. Он поймал на себе взгляд Райдера, и его губы растянулись в дружеской улыбке, однако в глубине этих небесно-голубых глаз тлел огонь восхищения прекрасной женщиной и с трудом скрываемое желание обладать ею.
Райдеру внезапно захотелось стереть друга с лица земли.
Служба закончилась. Эйр пожал руку другу и поцеловал Миракл в щеку. Мистер Мелман принес им свои поздравления. Леди Эйр произнесла несколько сдержанно-учтивых слов и вместе с сыном покинула часовню, оставив проповедника с молодоженами подписывать необходимые документы.
Мистера Мелмана ждал экипаж. Райдер проводил его до двери, вложив в его руку мешочек с золотом.
– Для вашей паствы, – сказал он. – С благодарностью от меня и леди Райдерборн.
Пожелав молодоженам счастья, проповедник отбыл. Миракл поднесла к лицу белые розы и вдохнула аромат.
– Что теперь? – спросила она, подняв на Райдера глаза. – Пошлете сообщить новость о венчании Хэнли, надо полагать?
– Я сообщу ему лично.
– А, понимаю! А что же я?
– Эйр с матерью сопроводят вас на Блэкдаун-сквер. Путешествие не доставит вам неудобств. Ночевать будете в лучших гостиницах. Леди Эйр о вас позаботится.
Усиливая благоухание, на каменный пол часовни посыпались оторванные лепестки. Миракл повернула лицо к Райдеру, заглядывая ему в глаза.
– Вы только что спасли мою никчемную жизнь и уже хотите избавиться от меня, отослав со своим очаровательным другом в Лондон? Вы доверяете меня ему?
Райдер улыбнулся, хотя сердце его было не на месте.
– Я доверяю Эйру. К тому же его мать во время путешествия будет более чем строгой дуэньей, да и сам он прекрасно знает, что не останется в живых, если предаст меня.
Миракл, закусив губу, принялась обрывать лепестки у розы.
– Я еще когда-нибудь увижу вас?
– Господи, конечно! Я пришлю за вами, как только будет возможно. – Миракл отвернулась, и Райдер остановил взгляд на белых лепестках, просыпавшихся дорожкой по полу. – А приедете вы ко мне или нет, зависит только от вас.
Плечи Миракл застыли в напряжении, но она рассмеялась.
– Если вы пришлете за мной, самые дикие лошади не испугают меня. Ибо как еще я могу отомстить вам?
Дверь заскрипела, и в часовне появился лорд Эйр. Красота его вскружила не одну женскую головку. Это обстоятельство, никогда прежде не волновавшее Райдера, теперь не давало ему покоя.
– Экипаж почти готов, – объявил шотландец. – Леди Эйр желает тронуться в путь как можно скорее. Если вы не против, леди Райдерборн.
Миракл оторвала розовый бутон из того, что осталось от букета, и воткнула в волосы. Нераскрывшиеся лепестки ласкали щеку. Райдер внимательно смотрел на Миракл, пытаясь прогнать от себя образы Офелии и маков, предвещавших трагедию. У него даже не будет возможности поцеловать ее на прощание.
– Да, – ответила она. – Благодарю вас, лорд Эйр. Если позволите, я на минуту зайду в свою комнату, чтобы забрать кое-какие вещи.
Оставляя за собой шлейф лепестков и глубокой печали, Миракл двинулась к выходу.
Эйр снова пожал Райдеру руку:
– Рад возможности сопровождать твою жену в Лондон, Райдер, но что, черт возьми, у тебя за важные дела, что ты не можешь отвезти ее сам?
Прежде чем Райдер успел ответить, Миракл обернулась в дверях и одарила Эйра самой ослепительной из своих улыбок, ироничной, полной насмешки и куража. Райдер почувствовал укол ревности.
– Мой муж должен ехать в Уайлдшей один и немедленно, – ответила она. – Чтобы сообщить новость матери лично.
Высокие башни Уайлдшея виднелись издалека. Под синим летним небом вяло свешивалось с флагштока знамя с драконом. Путешествие было длинным и утомительным. После встречи с Хэнли Райдер ехал день и ночь, не останавливаясь, и проделал более трехсот шестидесяти миль за тридцать часов.
Наконец экипаж проехал под арочным мостом и остановился во дворе. Несмотря на ужасное напряжение предыдущих трех дней, он быстро добрался до дома. Высокие башни и гулкие коридоры проливали бальзам на его исстрадавшееся сердце.
Первым делом Райдер заглянул к себе, чтобы помыться и сменить одежду. Камердинер побрил его и подровнял ему волосы без единого слова, будто внезапное, без предупреждения, возвращение после необъяснимого отсутствия лорда Райдерборна, напоминающего своим видом цыгана, было в порядке вещей. Лакей подал сандвичи и горячий кофе. К еде Райдер не притронулся, но чашку черного кофе, прежде чем отправиться на встречу с матерью, выпил.
Проницательная Миракл видела его насквозь. Не замечать сложности создавшегося положения было невозможно. Без поддержки герцога и герцогини Блэкдаун, в которой Райдер далеко не был уверен, их брак потерпит крах.
Мать прогуливалась в своем розовом саду. Воздух был густ и тяжел от аромата цветов. Солнце немилосердно палило, нагревая каменные стены и изящную скульптурную группу.
Оторвавшись от созерцания распустившейся алой розы, герцогиня подняла взгляд на приближавшегося к ней по гравийной дорожке Райдера. Ее глаза под шелковым кремовым парасолем смотрели на сына настороженно и с явным интересом, как будто на незнакомца, от которого она не знала, чего ожидать: утешения или вести о несчастье.
Остановившись, Райдер поклонился:
– Ваша светлость? Надеюсь, вы здоровы?
– Мои розы сплошь покрыты тлей, – сухо ответила она. – Придется Паттерсону побрызгать их мыльным раствором.
– Я прослежу за этим. Должен извиниться перед вами, если за время моего отсутствия садовники пренебрегали своими обязанностями.
Герцогиня выгнула изящную бровь и сделала движение рукой. Роза взорвалась дождем красных лепестков, оставив на стебле лишь обнажившуюся сердцевину.
– Вы, как я погляжу, горите желанием сбросить с себя бремя ответственности, сэр. Можете ли вы дать отчет о ваших приключениях, не оскорбляя нежных материнских ушей?
– Пожалуй, нет, – ответил Райдер. – Хотя у меня, тем не менее, есть для вас важная новость.
Герцогиня со смехом взяла Райдера под руку:
– Давайте прогуляемся, и вы мне все расскажете. Сюда приезжал Хэнли. Понятия не имею, что вас связывает с этим пренеприятным человеком, но я решила, что мне должно поставить вас в известность о его неуместном любопытстве к вашим делам и о выдуманной им истории. Гай Деворан нашел вас?
– Прозорливость вашей светлости, как всегда, изумляет. Гай безукоризненно справился со своей миссией, и не выразить словами, как я ему обязан. Благодарю вас.
Дорожка за коваными воротами вела в обнесенный стенами внутренний двор. Герцогиня выпустила руку Райдера, и он открыл перед ней калитку. Она сложила свой парасоль и присела на скамью под густыми ветвями вековой вишни.
– Я опасалась, что вы собираетесь вступить в сделку с дьяволом.
Райдер принялся расхаживать по мощеной дорожке.
– Собирался и сделал это.
– Боюсь, ваше соглашение с Хэнли нечто большее, чем карточные долги или спор из-за лошадей?
Райдер повернулся к ней.
– Да, – ответил он. – Я женился на его любовнице.
Воцарилось молчание. Райдер пристально смотрел на мать, потрясенный. Впервые в жизни он лишил герцогиню не только дара речи, но и всяких видимых признаков жизни. Она сидела совершенно неподвижно, лицо ее приобрело мертвенную бледность, веки опустились.
Шелестела листва, слышался крик чаек над годовой. Герцогиня открыла глаза – тот же темный изумруд в обрамлении черных ресниц, который он видел в зеркале каждое утро.
– Брак узаконен? – спросила она с поразительным спокойствием.
– Мы обвенчались в Моссхольме. Он не только узаконен, но у меня нет намерения расторгать его когда-либо в будущем.
Изящные скулы вспыхнули. Герцогиня со всей силы стиснула рукой парасоль.
– Любовница Хэнли – всем известная дама полусвета. Я с ней, разумеется, незнакома, но я узнала весьма распространенную в обществе сплетню. Эта женщина носит странное имя Миракл Хитер. Регулярные подарки обеспечили бы вам доступ к ее профессиональным услугам, как и к уверениям в любви, если бы у вас в них была нужда. Вы обвенчались с ней?
– Да.
– Леди Эйр имеет представление о том, какой особе она посодействовала?
– К настоящему моменту Эйр, должно быть, уже открыл ей правду. Он везет их обеих в город.
– Прекрасный лорд Эйр? Да она наставит вам рога, прежде чем они доберутся до Лондона.
– Нет. – Каблуки Райдера застучали по камням, эхом отдаваясь в его сердце. – Хотя Миракл предложила мне это – дать основания для развода, если я того пожелаю.
Мать скривила губы.
– Будущий герцог Блэкдаун – хорошая добыча для любой леди, даже для принцессы королевских кровей. Если бы мужу вздумалось содержать в городе любовницу, супруга достойного происхождения не стала бы противиться этому. Вам такое решение не приходило в голову?
– Это не тот брак, которого бы я желал для себя.
– Эта особа, верно, очень красива?
– Да, – ответил Райдер. – Необыкновенно. Но это не все ее достоинства: она честна, умна, мудра…
– И в искусстве любви не знает себе равных. – Герцогиня отбросила в сторону смятый шелк и встала. – Никому нет дела, с кем вы ложитесь в постель, сэр. Важно то, с кем вы обвенчаны. Могу предположить только одно: вы сошли с ума.
– Напротив, это самое здравое решение из всех, что мне доводилось принимать.
Герцогиня ступила на залитое солнцем пространство.
– Ни один суд в Англии не согласится.
Райдер подошел ближе.
– Вы хотите объявить меня невменяемым, чтобы оспорить этот брак?
Зеленые глаза герцогини метали молнии.
– Если потребуется!
– Прежде чем вы скажете что-нибудь еще, о чем будете сожалеть до конца жизни, ваша светлость, прошу вас встретиться с ней. Как только Миракл прибудет в Лондон, я привезу ее к вам.
– Я не допущу, чтобы ваша шлюха появилась в Уайлдшее.
Райдер решительно направился к воротам.
– Миракл моя жена. Если ваша светлость не окажет ей радушный прием со всем подобающим будущей герцогине уважением, если вы будете смотреть на нее косо или каким-либо образом поставите в неловкое положение, если каким-либо своим действием или по какому-то упущению дадите ей понять, что презираете ее или ее простое происхождение, я покину Уайлдшей, вы не увидите меня до тех пор, пока я не вернусь, чтобы заявить о своих правах на титул. Если вы будете живы к тому времени, когда я стану герцогом, вам – с должным уважением – будет указано на дверь. Выбор за вами, мама.
Зашуршали шелка. Герцогиня села.
– Она уже носит вашего ребенка?
– Нет. – Райдер уперся кулаком в каменную стену. В его крови бушевали ярость и боль. – Миракл не может иметь детей. У нее случился выкидыш, когда она была совсем юной. Она бесплодна.
– Тогда вы окончательно разбиваете мое сердце и вдребезги разобьете свое собственное.
– Почему? Это лишь послужит осуществлению вашего заветного желания: после моей смерти Джек станет герцогом Блэкдауном.
Герцогиня сделала глубокий вдох. По всему было видно, что она буквально сражена, однако она ни за что не позволила бы себе потерять самообладание. Драгоценные камни сверкали в глубине ее глаз.
– Всего несколько месяцев назад вы обвиняли брата в грехе, совершенном им с Анной. Вам было невыносимо, что он нарушает принятые в английском обществе моральные устои. А сами теперь сочли возможным жениться на куртизанке, возможно, изменив его будущее?
– Я был не прав, осуждая его. Я ничего тогда не знал о страсти.
– О страсти, которая так ослепляет, что вы готовы даже отказаться от возможности иметь сыновей?
Райдер оттолкнулся от ворот и подошел к ней.
– Да, – сказал он. – Хотя мне всегда хотелось иметь детей.
Герцогиня, не дрогнув, выдержала его испытующий взгляд.
– Как вы могли хоть на миг предположить, что я соглашусь поддержать вас в этом несчастье?
– Потому что я прошу вас об этом. Потому что я ваш сын. Потому что, если вы не сделаете этого, вы, возможно, никогда больше не увидите меня. Для вас это последний шанс показать, что я вам не безразличен.
Герцогиня отвела взгляд. Казалось, откуда-то из глубины ее души, из какого-то потаенного ее уголка поднималась печаль.
– Вы собираетесь шантажировать меня моей любовью к вам?
– Почему бы и нет? – Райдер сел на скамью рядом с ней. – Ведь именно так вы поступали со всеми вашими детьми, с самого дня нашего рождения.
– Touched – Герцогиня сжала его пальцы и подняла на него веселые глаза. – У нас чрезвычайно разнородное семейство, мой милый. Но вы мой старший сын. Можно ли вам сомневаться в моей любви?
– Я всегда сомневался в ней, хотя проявления любви, кажется, бывают различны. Умоляю вас не вынуждать меня расставаться с вами из-за этого, ваша светлость. Миракл держит мое сердце на своей ладони. Я не могу жить без нее. Если вы принудите меня выбирать между женой и семьей, я, ни минуты не колеблясь, выберу жену, хотя это разобьет мне сердце.
Герцогиня закрыла глаза, будто старалась скрыть неожиданные слезы.
– Говорят, нужно быть осторожным в своих желаниях. Я желала, чтобы вы женились. Что бы вы там ни думали, я желала вам счастья. Я надеялась, вы найдете себе жену, которую сможете полюбить. И вот вы сообщаете мне, что уже женились. Она хоть любит вас?
– Не знаю, – признался Райдер.
– У нее, конечно, до вас было множество мужчин.
– Без сомнения, больше, чем у вас, но, вероятно, меньше, чем у леди Оксфорд.
Герцогиня рассмеялась.
– Хотя бывшая куртизанка может оказаться более верной клятвам любви, даваемым перед алтарем, чем большая часть дам нашего сословия. И все же вы повсюду будете встречать мужчин, которые близко знали ее, Райдер. Каждый мужчина, бросающий взгляд на вашу жену, возможно, будет вспоминать о свиданиях с нею в постели, и это может продолжаться до конца ваших дней. Достанет ли вам терпения это вынести?
– Я готов пойти на этот риск, даже если среди них окажется мой собственный брат.
– Ваш брат?
– Это не исключено. Но я не знаю.
– Вы ее не спрашивали?
Райдер закрыл лицо руками.
– Нет, и не буду. Это не имеет значения. Сердце Джека теперь принадлежит Анне. Но если вы поддержите наш брак, никто, даже мой собственный брат не позволит себе ни намека на то, что знал Миракл или хотя бы встречался с ней прежде.
В ветвях вишни вздыхал легкий ветерок, трепавший оборки на платье герцогини. Она снова, сложив руки на коленях и будто разглядывая каменные плиты, погрузилась в молчание.
– Мне очень нужна ваша поддержка, мама. Без нее мне не остается ничего другого, как уехать с Миракл за границу. В противном случае – что бы я ни предпринял ради ее спасения – шакалы разорвут ее.
Герцогиня подняла голову:
– Разве мне не позволена хоть малая толика гнева?
– Я был готов к нему. Поскольку ярость, вызванная моим безрассудным поступком, должна была обрушиться на мою, а не на ее голову.
– Вы, очевидно, страстно влюблены. Ни одной женщине до сих пор не удавалось завоевать ваше сердце. Возможно, вы и правы. Не знаю только, смогу ли я заставить общество принять ее.
Райдер взял руку герцогини и коснулся губами ее пальцев.
– Что ж, несколько старых сплетниц отвернутся от нас, а самые ярые поборники морали откажутся принимать ее. Все остальные последуют за вами, особенно если вы все обставите достаточно изящно. Вы, без сомнения, найдете это чрезвычайно забавным.
Герцогиня, подняв руку, посмотрела на свои пальцы. Изумруды блестели на солнце.
– Придется Блэкдауну смириться.
– Герцог согласится с вашим решением, как соглашался всегда, когда это касалось детей, с того самого дня, как вы впервые показали ему меня. Никто другой в обществе не обладает вашим влиянием.
– Очень хорошо, – сказала она, роняя руку. – Везите свою жену в Уайлдшей! Если она такая, как вы говорите, я действительно ради ее спасения готова бросить вызов обществу. Если же вы заблуждаетесь, я употреблю все доступные мне средства, чтобы добиться вашего развода.
– Она не станет вам в этом противиться, – сказал Райдер. – Брак всецело моя идея, не ее. Она уже предложила сделать все необходимое для того, чтобы освободить меня. Мне нужно только попросить ее.
– Значит, она умная женщина, – сказала герцогиня. – А теперь, если вы покончили со своими откровениями, сэр, вам лучше вернуться к себе и отдохнуть. Вы, очевидно уже несколько дней не спали.
Райдер встал и поклонился:
– Ваша светлость!
– Идите же! – нетерпеливо проговорила герцогиня. – Вы еле на ногах держитесь, и прежде чем я решу, как поступить, сделайте одолжение, дайте мне поплакать в одиночестве.
Миракл кротко поблагодарила леди Эйр и ее сына. Графиня помахала ей на прощание рукой из отъезжавшего экипажа. Лорд Эйр во время путешествия держался учтиво, но отстраненно. Доброта его матери не переходила границ фамильярности. Все трое, однако, понимали, каковы могут быть последствия.
На Блэкдаун-сквер, казалось, все осталось по-прежнему, кроме замков. У Хэнли, само собой разумеется, когда-то имелся свой ключ. Должно быть, Райдер, еще до того как отправиться на поиски Миракл, позаботился о том, чтобы граф больше не имел сюда доступа.
Чтобы попасть в свой собственный дом, точнее, в дом Райдера, Миракл пришлось постучаться.
Она обязана ему всем. Пусть только он попросит – и она, даже если это уничтожит ее, даст ему свободу. Даже если для этого ей придется, переступив через себя, лечь в постель с другим мужчиной, который, подобно лорду Эйру, будет выказывать ей лишь поверхностное восхищение.
Отворившая дверь Иззи присела в глубоком реверансе, покраснев от удовольствия.
– Добро пожаловать домой, леди Райдерборн!
Миракл в изумлении уставилась на горничную.
– Лорд Райдерборн ждет вас, миледи, – сообщила Иззи. – Его светлость здесь уже два дня. Он велел мне тщательно все прибрать, но сказал, что, как только ваша светлость прибудет, я могу быть свободна. Вы позволите?
– Да, – кивнула Миракл с трепещущим сердцем. – Да, разумеется.
Девушка снова сделала реверанс и исчезла.
Райдер здесь!
В голове у Миракл сложился план очень светской беседы: «Как доехали? Хорошо ли леди Эйр о вас заботилась? Мой друг, лорд Эйр побеспокоился, чтобы у вас было все необходимое?» — которая затем переходила в чистое безумство: «Свободен ли я от своего необдуманного брака? Ну как, вы познали уже роскошь тела другого мужчины? Что, я уже рогоносец?»
Миракл сделала глубокий вдох и, сняв шляпу, вошла в гостиную. Райдер, стоявший у окна, обернулся.
Сердце Миракл затрепетало. Желание прокатилось по телу волной, заполнив все – и разум, и тело, и душу. Потрясенная, не в силах вымолвить ни слова, Миракл уронила ридикюль.
Райдер, окаменев, неподвижно смотрел на нее горящими глазами.
Ощущая пламя в крови, Миракл стянула с дрожащих рук перчатки. Они упали на пол.
Трепетные тонкие ноздри и напряженные губы Райдера дышали страстью. Одной рукой, не сводя глаз с Миракл, он сдернул с шеи галстук, сорвал воротничок.
Ноги и живот Миракл лизал неистовый огонь желания. По телу разливалось сладостное томление. Дрожа, она расстегнула ротонду и сбросила ее, Райдер, тяжело дыша, рывком расстегнул сюртук.
Высоко подняв голову, с бешено бьющимся сердцем, Миракл сбросила туфли.
Лицо Райдера светилось, словно бушующее в нем пламя озаряло его изнутри, делая похожим на небесного ангела. Он сорвал с себя жилет – пуговицы покатились по полу – и направился к Миракл.
Вся во власти безумного желания, она сделала шаг ему навстречу.
Подхватив ее на руки, Райдер приник к ней в поцелуе.
Встретив горячий бархат его языка и сладкую силу его губ, Миракл ответила на поцелуй и почувствовала, как слезы обожгли ей глаза. Его стройное, твердое и сильное тело прижалось к ее груди, животу и бедрам. Молча, продолжая осыпать ее поцелуями, он начал кружить ее по комнате, на ходу, пуговицу за пуговицей, расстегивая ее платье, пока оно наконец не повисло у нее на руках.
Смеясь и плача, Миракл прильнула к нему, ощущая на своих губах мед его теплых, чуть приоткрытых губ.
Они добрались до спальни, оставив за собой дорожку из одежды. Райдер скинул башмаки. Платье Миракл упало на пол. Продолжая целовать ее, Райдер расстегнул пояс и выпростал рубашку.
В одной сорочке, чулках и корсете, Миракл упала на подушки, чувствуя, как душа ее наполняется восхищением.
Райдер на миг оставил ее, но лишь затем, чтобы раздеться и стянуть с нее чулки. Затем, восхитительный в своей наготе, упал на кровать рядом с ней.
Миракл со всем неистовством страсти отдала себя тому единственному мужчине, которого полюбила глубоко и безоглядно, хотя это и разбивало ей сердце.
Она проснулась в его объятиях. Возле кровати мерцала свеча. Остальное пространство комнаты было погружено во мрак. Она села. Райдер улыбнулся ей.
– Я спала? – спросила Миракл.
– Почти восемь часов. Уже далеко за полночь. Ты проголодалась?
– Я помню, ты когда-то уже спрашивал меня об этом…
– И полагаю, должным образом удовлетворил ваш аппетит, леди Райдерборн?
– Впредь только вы будете это делать, – ответила Миракл. – Однако свет уничтожит нас.
– Если моя мать не решит иначе.
Миракл, наклонившись к Райдеру, быстро поцеловала его и, выскользнув из постели, схватила пеньюар.
Он овладел ею сразу же, лишь только она появилась, словно желал стереть из ее памяти воспоминания о других мужчинах, с которыми она когда-то была близка. Хотя в этом не было необходимости. Она любила только его. Ему одному было дано освободить ее от всего наносного.
Однако такие женщины, как она, не выходят замуж за сыновей герцога. Общество устроено по-другому.
– Даже герцогиня не в силах изменить меня, – проговорила Миракл. – Тебе следовало бы прятать меня в замке, как поступал Генрих Восьмой с прекрасной Розамундой, пока его тайная любовница не была отравлена королевой Элеонорой.
Райдер печально улыбнулся:
– Боже мой, ведь я не король. Я даже еще не герцог. Граф Баркли женился на дочери мясника, и свет пережил это. С рассветом мы отправимся в Уайлдшей. Моя мать хочет с тобой познакомиться.
– Правда? Что-то сомнительно. Вы что, пригрозили ей адскими муками и напугали тем, что она потеряет вас? Как только представится возможность, она пошлет меня к дьяволу.
– Возможно, – сказал Райдер.
– Я проделала долгий путь в экипаже, и у меня было время подумать над этим, – продолжала Миракл. – Я должна спросить вас, Райдер: нас связывает еще что-то помимо страсти? Ведь мы знакомы так недавно.
– Достаточно для того, чтобы узнать правду.
– А правда в том, что я на этой самой кровати занималась любовью с Хэнли. Вы не можете отрицать этого, как бы вам ни казалось, будто вы меня любите. Вы изведете себя этой мыслью. Я вам наскучу…
Глаза Райдера горели страстью.
– Нет.
– Но тогда…
Раздался громкий стук. Райдер, как был без одежды, вскочил с постели. Он был великолепен: сплошные мускулы, подтянутый живот, крепкие ягодицы. Шум повторился. Райдер натянул брюки и босиком, обнаженный по пояс, вышел из спальни.
Миракл последовала за ним через гостиную в переднюю.
С папильотками в волосах из своей комнаты, располагавшейся напротив кухни, вышла Иззи и неподвижно встала, уставившись на дверь.
В дверь снова постучали. Райдер отворил.
На улице, барабаня по крышам домов, стеной лил дождь, потоки воды бежали вдоль тротуаров и по булыжной мостовой.
На пороге, покачиваясь, стоял джентльмен в длинном плаще.
– Боже милостивый! – воскликнул Райдер. – Дартфорд? Да вы пьяны, сэр!
– Весьма, – кивнул Дартфорд. – Пьян, как сапожник! Нужно повидаться с вами!
Райдер отступил назад.
– Вам лучше зайти внутрь и выпить кофе.
– Я не пью, только когда играю. Не могу позволить себе этого за игрой. У меня до вас дело, Райдерборн. Относительно Миракл.
Лорд Дартфорд вошел, и Миракл собрала пеньюар на шее. Райдер наблюдал, как она улыбнулась в ответ на дикую улыбку Дартфорда.
– Оденьтесь, пожалуйста, Иззи. И подайте горячий кофе в гостиную.
Иззи, сделав реверанс, юркнула в кухню.
Дартфорд сорвал с головы шляпу и стряхнул с себя воду. Нетвердой походкой приблизившись к Миракл, он отвесил неловкий поклон.
– Не хочу кофе, – заявил он. – Пришел предостеречь вас. Хэнли говорит, будто вы совершили убийство. Собирается до рассвета передать вас в руки полиции.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Куртизанка и джентльмен - Росс Джулия



Роман супер!
Куртизанка и джентльмен - Росс ДжулияСабина
4.09.2012, 21.45





никому не советую. роман между проституткой и герцогом, куча непонятных героев, беготни. отстой!
Куртизанка и джентльмен - Росс ДжулияЕнота
13.11.2012, 0.14





Роман прекрасен! И не надо так строго судить что наследник герцога женился на женищине по ту сторону света. Это говорит о том что может истинная любовь, а почему бы не помечтать!
Куртизанка и джентльмен - Росс ДжулияАнна
27.04.2013, 19.16





Девочки! Я балдею! Еще раз на "бис" -" дама по ту сторону света"! Лапушка! Дамы были- света - аристократки и ПОЛУСВЕТА- актрисы, любовницы и куртизанки высокой пробы, почувствуйте, что называется, разницу! По ту сторону света - это силы тьмы!
Куртизанка и джентльмен - Росс ДжулияРоза
27.04.2013, 20.16





Увы, роман не впечатлил... Всё надумано, а не сказочно или волшебно, что еще за глупые интриги, да и чувства какие-то наигранные
Куртизанка и джентльмен - Росс ДжулияItis
13.08.2014, 22.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100