Читать онлайн Куртизанка и джентльмен, автора - Росс Джулия, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Куртизанка и джентльмен - Росс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.33 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Куртизанка и джентльмен - Росс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Куртизанка и джентльмен - Росс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Джулия

Куртизанка и джентльмен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Проехав еще миль пять по дороге, бродячие актеры мистера Фейбера разбили лагерь в открытом поле возле деревни. С привычной ловкостью труппа расставила палатки и натянула тенты. Райдеру отвели угол в замке из холстины. Спящий рядом артист громко храпел. Актеры к тому времени уже подкрепились, однако миссис Фейбер – известная как Гертруда, мать Гамлета – раздобыла где-то немного хлеба с сыром и передала их Райдеру вместе с кружкой эля. Взбешенному нанесенной обидой Райдеру столь щедрое гостеприимство было в тягость. Как только в лагере воцарилась тишина, Райдер незаметно выполз из фургона и зашагал прочь. В отдалении маячили темные деревья, нависавшие над чернильным глазом маленького прудика. Райдер двинулся вдоль грязного берега.
Он чуть было не уткнулся в деревянный перелаз, загораживавший прореху в живой изгороди. Райдер положил руки на перила перелаза и устремил взгляд ввысь, в далекое мерцание ночного неба. Горизонт был подернут завесой облаков, однако необычайно яркий свет некоторых звезд прямо над головой пробивался сквозь дымку. Самая яркая из них, должно быть, Бега из созвездия Лиры.
– Я как будто вижу Альтаир, – вдруг послышался тихий голос Миракл. – Глаз созвездия Орла, вечно стремящегося домой по Млечному Пути. Видите, там, у него на крыле, горит звезда, которая в начале каждой недели то становится ярче, то тускнеет, будто он то улыбается, то хмурится, взирая на нас с высоты. Не знаю, есть ли у нее свое имя.
Райдер, потрясенный, резко обернулся. Она стояла в тени живой изгороди. Ее лицо, прекрасное и вероломное, в облаке черных волос тускло мерцало, как лицо мифической дриады.
– Черт! – воскликнул Райдер. – Черт вас возьми!
– А, – отозвалась Миракл, – осудили, не выслушав оправданий, как Дездемону?
– Вы ошиблись пьесой. Мы разыгрываем фарс, а не трагедию. Но если мне предназначена роль шута, то избавьте меня хотя бы от роли ничтожества.
– Только рискуя сгореть.
Райдер вспыхнул от гнева:
– И вы та, кто подливает масла в огонь.
– Вот как? Тогда давайте гореть!
Она дерзко и вызывающе рассмеялась, прижимаясь к его груди своим мягким, нежным и таким желанным телом: Ее гибкая спина прогнулась под его руками. Шея и подбородок легли в его ладонь. Измученный ревностью, Райдер впился в ее губы, словно старался заглушить боль нанесенной ему обиды.
Их бархатные языки сплелись в страстном танце. Застонав, Райдер прижал ее к перилам перелаза, и Миракл обняла его за шею. Прижимаясь бедрами к ее животу, он почувствовал эрекцию – насмешку над принятыми им ранее решениями. Блуждая пальцами в его волосах, Миракл опьяняла, его своим запахом. Когда он прервал поцелуй, мучимый раскаянием, Миракл вздохнула, будто ее сердце рвалось на части. Ах, Миракл!
Она отклонилась назад и, опершись о перелаз, привлекла Райдера к себе, между своих ног.
Опустив голову, Райдер через тонкую ткань ее платья наслаждался теплом ее тела. Пуговицы под его ищущими пальцами расстегнулись. Платье и нижнее белье сползли, обнажив теплую округлую грудь. Сосок затвердел, когда Райдер стал ласкать его языком.
Почти в исступлении Райдер поднял ее юбки. Его ладонь легла на ее бедро – атласное и женственно нежное. Его палец поглаживал завитки жестких волос, касался влажного лона. Возбуждение – пульсирующая волна желания и жаркое предвкушение наслаждения – стало почти нестерпимым.
Приподняв голову, Райдер осыпал короткими поцелуями ее ключицу, поднимаясь вверх по длинной шее к уху, прекрасному подбородку, подступая к податливым и так много обещающим губам. Миракл, не прерывая поцелуя, расстегнула брюки Райдера и взяла в руки его жезл. В ее изощренных ласках не было и намека на двусмысленность. Они были чисты и искренни. Ее язык терзал его язык. Ее руки скользили по его шее. Райдер приподнял ее обеими руками, и ее ноги обвили его талию. Миракл прижалась к нему животом, и восставший член Райдера погрузился в ее жаркую влагу.
Райдер застонал. Она, откинув голову назад, сползла вниз, и в это время Райдер, уронив ей голову на плечо и лаская языком ее прекрасную шею, сделал сильный толчок. Он был потрясен ее щедростью, ее откровенным стремлением доставить ему удовольствие, помочь испытать самый пылкий и восхитительный экстаз.
Мощные спазмы стерли его сознание, и из груди Райдера вырвался крик. Сильная дрожь толчками, словно землетрясение, пробежала по жилам. Ловя ртом воздух, он засмеялся от захлестнувшей его радости.
Открыв глаза, Райдер увидел, как такой же восторг отразился на лице Миракл, превратив ее на миг в воплощение того, что он искал всю жизнь. Увлекая ее за собой, он опустился на колени и лег на траву лицом вверх. Теплая и мягкая, она распласталась на нем, тяжело дыша ему в ухо.
Постепенно все возвращалось на свои места. Дурман рассеивался. Млечный Путь в небе расставлял свои длинные серебряные сети, ловя в них звезды, словно рыбу.
– Вы и с ним занимались любовью? – спросил он наконец.
Миракл приподнялась на локте:
– С прекрасным Гамлетом?
Райдер кивнул, не в силах выговорить более ни слова. Миракл, отодвинувшись, стала оправлять юбки. Пытаясь заглушить в себе мучительное чувство потери, Райдер тоже стал приводить себя в порядок.
– Могу ответить «да», могу ответить «нет». Поверите ли вы мне?
Райдер ощутил горечь.
– Сэму не хватило бы денег заплатить вам, не так ли? Значит, скорее всего «нет».
Миракл очень хотелось откинуть у него со лба прядь густых волос. Погладить его широкие плечи. Но она отвела взгляд, не позволяя нежности и страсти, переполнявшим ее, растрогать Райдера.
– Мне не всегда платят, – спокойно ответила Миракл, зная, что это признание могло его ранить. – Я могу переспать с мужчиной просто для удовольствия.
Мгновение Райдер сидел неподвижно, потом с надменной небрежностью встал, вытянувшись во весь рост.
– Тогда почему вы постоянно говорите о том, что я вам плачу?
Миракл дрожала, но не холод был тому причиной. Этого вынести она не могла.
– Возможно, потому, что вы в состоянии мне заплатить.
Райдер, к ее несказанному удивлению, рассмеялся.
– Теперь уже нет, Миракл. Разбойники обобрали меня до нитки. К тому же обозвали «бабой».
– У них были пистолеты, ножи и преимущество патологической жестокости, – проговорила она. – Я предпочитаю, Райдер, чтобы вы оставались живым человеком, а не мертвым героем. И я путешествую с вами, а не с вашим братом.
– Но не по собственному выбору!
– С чего вы взяли, что удаль вашего брата – или ее отсутствие – имеет для меня хоть какое-то значение? Неужели я не поняла, что, уговаривая Тома взять ваш сюртук, вы просто тянули время? Я тоже слышала топот приближающихся лошадей и догадалась о мотивах ваших действий. Вы спасли нам жизнь!
– А Джек в отличие от меня при первой же возможности остановился бы, чтобы перезарядить пистолеты, избежав таким образом всего последующего.
– Перезарядить их сразу оказалось невозможным. Мы старались поскорее скрыться от Хэнли.
– Я проявил небрежность. Это еще один мой недостаток. Как вы знаете, я никогда прежде не путешествовал без сопровождения вооруженных слуг. Никакие грабители не посмели бы остановить карету Сент-Джорджа, И если, предостерегая вас от опасности, сам я чувствовал себя неуязвимым, это говорит лишь о моей заносчивости. Разве не так?
– Возможно. Или вы просто слишком привыкли все подвергать анализу.
Райдер, потянувшись к ней, поймал ее за руку и усадил к себе на колени.
– Нет, не пытайтесь все сгладить, Миракл. Из-за меня мы с вами едва не поплатились жизнью. Поначалу это путешествие для меня было чем-то вроде игры, хотя до конца я этого не сознавал. Но когда Том стал угрожать вам, игра перестала быть игрой и реальность предстала мне во всей своей красе. Я должен просить у вас прощения.
– И все-таки вы перехитрили всех, спасли меня от лорда Хэнли. – Миракл склонила голову ему на плечо, уютно устроившись в его объятиях. – В ту минуту я сразу поняла, что вы на поясе носите три звезды. Наверное, сам Большой Пес Сириус спрыгнул с заоблачных небес и семенит за вами по пятам. Пусть у вашего брата будет хоть две головы, пять рук и сила Геркулеса, мне нет до этого дела. Вы мой сэр Галахад.
Райдер нежно поцеловал ее в лоб.
– Если это так, то произошедшее только что возле этого перелаза, бесспорно, стоит Грааля. Хотя это не очень удачный пример нравственной чистоты! Однако если я оказался не совсем беспомощен перед лицом разбойников, то лишь по чистой случайности. А как любовник я, без сомнения, менее опытен, чем любой другой мужчина из вашего прошлого…
– Нет, – перебила его Миракл – Не говорите так! Речь не об этом.
– Да нет же, именно об этом. Как жестокосердно вступать в договор, в основе которого лежат такие глубокие, истинно человеческие чувства! Я хочу, чтобы между нами было нечто большее.
– Сейчас вы всерьез решили, будто любите меня, Райдер. Но в конце концов любой мужчина устает от своей содержанки и бросает ее. «Подарю ей милую побрякушку», – скажет он друзьям, даже если речь идет о бриллиантовом колье.
– Не знаю. У меня никогда не было содержанки.
Убедительность его мужской силы остудила пыл Миракл, пробила брешь в ее обороне. Ей показалось, что она стоит беззащитная перед надвигающейся на нее бурей.
– Вы решили, будто ревнуете меня? Не стоит отрицать, что мое прошлое внушает вам отвращение. В действительности для вас имеют цену только чистота и невинность. Вы мучитесь от своих желаний и на каждую интимную встречу идете с грузом вины и ощущением морального превосходства.
– Возможно. – Райдер сложил руки и с небрежным высокомерием прислонился к стволу высокого вяза. – Однако я пустился в путешествие с готовностью научиться чему-то новому. А вы?
Миракл, стоя к нему спиной, смотрела в темноту. Любой джентльмен, даже такой благородный, как Райдер, легко может вообразить себя влюбленным в женщину – ту, которая с ним рядом. Но для проститутки непозволительно ответить ему взаимностью – это может кончиться трагедией.
– Чему я должна учиться? За долгие годы мне довелось узнать горькую правду о мужчинах.
– Вы готовы вынести приговор всему обществу? И половине рода человеческого в придачу?
– В общем, да – за лицемерие.
Приблизившись к Миракл, Райдер положил ей руки на талию. Она не противилась, ей хотелось, чтобы его тепло и сила защитили ее от холода, поднимавшегося от ночных трав, пусть даже он не мог защитить ее от самой себя.
– Вы любили кого-нибудь из тех мужчин, Миракл?
Ее пальцы сжались вокруг сырых деревянных перил.
– Одного или двух, когда была моложе. Хотите верьте – хотите нет, их было не много. Даже женщины легкого поведения порой проявляют разборчивость. У меня, к счастью, была такая возможность.
Райдер приподнял ее голову.
– Но, если выбор оставался за вами, почему он пал на Хэнли?
Миракл отвернулась, и пальцы Райдера скользнули вниз по ее шее. Она знала, что наступит день, когда наследник герцога бросит ее, как и все остальные.
– Именно потому, что знала: он не тот человек, которого я смогу полюбить. К тому же он обещал быть щедрым.
– Вы больше никогда ни в чем не будете нуждаться, – сказал Райдер. – Обещаю вам!
Миракл со смехом отстранилась. Летняя ночь была чарующа. Миракл сказала Райдеру правду, потому что любила его. Но от этого никому из них не стало лучше. Следовало отступать, искать более надежные основания для их отношений.
– А если лорд Хэнли настигнет меня, я не успею состариться.
– Этого не будет. Но есть кое-что еще, что не дает мне покоя. Перед тем как наше путешествие было так бесцеремонно прервано Здоровяком и его компанией, вы говорили, будто Хэнли обвинил вас в краже.
– Не совсем так. Но после того как я покинула яхту, он обыскивал мои вещи, никак не возьму в толк зачем.
– Он также обшарил ваши комнаты на Блэкдаун-сквер. Я тоже не понял, для чего это ему понадобилось.
Миракл, пораженная, в недоумении уставилась на Райдера.
– Он обыскивал мои комнаты? Когда?
Райдер посмотрел на нее из-под хмуро сдвинутых бровей. Лицо его приняло гневное выражение.
– После того, как вы оставили его в Дорсете. Какого дьявола он искал у вас, Миракл?
– Не имею представления! Вы уверены, что он искал?
– Хэнли распорол ваш матрас, рылся в ваших платьях, отрывал обложки от книг, перебил вазы. Ваша горничная потом навела порядок.
Миракл содрогнулась.
– Последнее время перед моим отъездом он был очень зол. В то утро в Эксетере он, кажется, мучился ревностью…
– Именно так все и выглядело или только должно было выглядеть. Однако им двигало не просто оскорбленное самолюбие, не только бешенство, вызванное бегством любовницы. Он, похоже, искал что-то, что, по его разумению, у вас имеется или, возможно, имелось.
– Но у меня нет никаких его вещей, кроме драгоценностей, которые он мне подарил. Не рассчитывал же он забрать их назад?
– Не знаю. Господи, как поздно! Нам обоим нужно поспать. Но если вы в состоянии, то должны рассказать мне обо всем, что случилось в Дорсете, до того, как вы оказались в шлюпке в открытом море. Или завтра?
– Завтра, – согласилась Миракл, благодарная за возможность получить отсрочку на ночь. Образ лорда Хэнли, кромсающего ножом ее кровать, теперь будет преследовать ее во сне. – Да, мне это по силам, хотя сомневаюсь, что после рассказанного вам я смогу выспаться.
– Я тоже, – ответил Райдер. – Хотя скорее всего по другой причине.
Решительно прогнав свои тревоги, Миракл с улыбкой жестом указала на лагерь.
– Люди из компании мистера Фейбера уже спят, как дети, несмотря на свое бедственное положение из-за отмены спектакля.
– Спасибо плодовитости Офелии! Они в любом случае планировали переночевать здесь. Утром труппа отправится на север по направлению к Бакстону, и завтра вечером будет играть спектакль в амбаре под названием Хыом-Даун. У вас не пропало желание выступить в роли Офелии?
– Отчего бы не выступить? Таким образом мы можем пробраться на север с Фейберами, а если они еще будут нас кормить и возьмут под свою защиту, мы просто обязаны сделать все от нас зависящее, чтобы спасти их спектакль.
В пристальном взгляде Райдера читалась тревога. Вдруг он рассмеялся:
– Вы полагаете, спектакль можно спасти? У меня серьезные опасения насчет представления «Гамлета» в качестве фарса.
Миракл приняла картинную позу.
– «О, что за гордый ум сражен!»
– Вместо всего этого я мог бы одолжить лошадь вон в том фермерском доме и, доехав до ближайшего города, заявить о своих правах. Таким образом, я вернул бы себе привилегии, соответствующие моему положению.
Вновь ожившие страхи чуть было не склонили Миракл согласиться. Экипаж с лошадьми мог в два счета доставить их к дому Дилларда, но при этом увеличивал шансы столкнуться с Хэнли.
– Нет, мы не можем подвести Фейберов.
Райдер приподнял бровь.
– Вы готовы на риск быть разоблаченной, спасая еще один спектакль в скверной постановке?
– Мы дали слово, Райдер.
– Да, я помню.
Миракл захотелось во что бы то ни стало убедить его в своей правоте, хотя она понимала, что всего лишь пытается найти разумное оправдание своим действиям. Принцип всегда жить по совести, которого она старалась придерживаться, на сей раз мог привести ее к гибели.
– Осуществление вашей затеи все равно займет у вас какое-то время, а лорду Хэнли между тем никогда не придет в голову искать нас среди бродячих артистов. Среди публики завтра, кроме местных жителей, никого не будет, к тому же мы нарядимся в костюмы. И, разумеется, будем стараться как можно меньше привлекать к себе внимание.
– Последний ваш аргумент заставляет меня согласиться на это безумство.
– После выступления будем продолжать путешествие, как вам заблагорассудится. Обещаю.
Райдер взял Миракл за руку и, перевернув ее ладонью кверху, пальцем прошелся по всем ее изгибам, будто мог обнаружить там зашифрованный секрет гордиева узла. Ощущение у Миракл было такое, будто по телу разлился солнечный свет.
– А что, наша драма тем временем будет продолжаться? – спросил Райдер беспечным тоном.
– По-моему, это неизбежно, – ответила Миракл. – У нас уже накопился большой опыт по этой части. Вы то выходите на сцену моей жизни, то уходите с нее.
Райдер сжал пальцы Миракл, и сердца их бились в унисон.
– Мы не только не можем избежать продолжения игры, но и развития страсти тоже. Что бы ни ожидало нас в будущем, сдерживать свою страсть я больше не в силах, Миракл.
Она пыталась поймать его взгляд, скованная болезненным желанием оставаться честной до конца. Райдер был слишком благороден, чтобы лгать ему.
– Сейчас мы связаны с вами узами страсти. Но вы не должны забывать, что я женщина легкого поведения и весьма искусна в своем ремесле.
– Нет, – твердо ответил Райдер. – Это ваше занятие. Но не ваша сущность.
Пальцы Миракл выскользнули из его руки, и она отошла в сторону.
– А вы такой, каким и должны быть по своему рождению. Вы ошибались, осуждая себя за то, что, лишившись своей власти и положения, оказались ничем. Ваша сила – в вас самом.
– Я стану герцогом, хочу я этого или нет.
– И вам это по душе.
– Лучше, чтобы это было так, – ответил Райдер. – Ведь от титула нельзя отказаться. От меня зависят тысячи людей. Богатство дается в соответствии с положением, и я обязан заботиться о его приумножении.
– Тогда как мой удел потом и кровью добывать каждый пенни. Если бы мы встретились при других обстоятельствах, вы, не раздумывая, взяли бы меня на содержание. И сделали бы это, предвидя, что рано или поздно я вам наскучу. Поскольку вы невероятно богаты, я заключила бы с вами самую неприятную их всех возможных для меня сделок.
– Но случилось совсем другое?
– Ничего такого, чему можно было бы придавать значение, – ответила она.
Райдер снова поймал ее за руку и повернул к себе лицом.
– Давайте сменим тему. Позвольте мне проводить вас обратно, в фургон Гамлета!
– Увы, они с Розенкранцем дорожат своим уединением. А мне приходится делить ночлег с Фейберами, которые вышли из того возраста, когда подобный вздор возможен.
Райдер поднес костяшки ее пальцев к губам и поцеловал.
– Вы так думаете? Вряд ли найдется в мире мужчина, который согласился бы с этим утверждением.
Миракл в ответ со смехом поцеловала его пальцы, и они рука об руку пошли по темному полю обратно в лагерь. Возле фургона Миракл, приподнявшись на цыпочки, еще раз поцеловала Райдера, призвав на помощь всю свою силу воли, чтобы сделать поцелуй легким и дружеским, хотя он еще больше распалил ее. Не успел Райдер пожалеть о принятом решении, как Миракл скрылась в самой большой палатке.
Райдер еще долго стоял, глядя на Млечный Путь, а потом зашагал к своему фургону и лег в пустую постель.
Путешествие на следующий день не позволяло им уединиться. Миракл смеялась и шутила с артистами во втором фургоне, а Райдер ехал с мистером Робертом Фейбером в первом. С тех пор как он в последний раз читал «Гамлета», прошло немало времени. Если уж ему предстояло играть Фортинбраса и других джентльменов, он должен был выучить текст. Однако Райдер то и дело отрывался от книги, которую держал в руке, ибо в сознании горели слова других персонажей.
Не верь, что солнце ясно,Что звезды – рой огней,Что правда лгать не властна,Но верь любви моей.
Они въехали в Дербишир, где все вокруг было знакомо. Зайди лорд Райдерборн в любой банк любого из населенных пунктов, он легко мог бы наполнить свои опустевшие карманы. Стоило его светлости послать записку в Рендейл, и он немедля получил бы в свое распоряжение экипаж со слугами, чтобы доставить Миракл прямо к дому ее брата.
Однако он не сказал ни слова. Согласился с Миракл, что в их нынешнем положении они защищены от преследований Хэнли надежнее. И без сомнений, должны помочь Фейберам сыграть этот спектакль. Ведь эти дни и ночи могут стать последними, проведенными Райдером с этой женщиной, которая изменила всю его жизнь.
Она словно запалила в нем медленно разгорающийся фитиль. Всякий раз при взгляде на нее сердце его начинало биться чаще. Всепоглощающее пламя страсти тотчас охватывало его, стоило ему вспомнить моменты их близости. Но еще больший огонь в его крови разгорался, когда он смотрел на ее лицо, слышал ее звонкий смех.
– Кузен с кузиной, – проговорил мистер Роберт Фейбер, лукаво поблескивая глазами. – Это, конечно, не мое дело, мистер Девон. Но кузены ли вы?
– Ваша проницательность, сэр, буквально повергла меня в трепет.
– Вас ничто не повергает в трепет, мистер Девон, если я вас раскусил. Но, что бы вы там ни скрывали, ваши секреты не выйдут за пределы нашей компании.
Лошади пустились тяжеловесной рысью. Райдер, рассмеявшись, возобновил изучение пьесы.
К концу дня фургоны достигли холма и начали взбираться вверх, приближаясь к центру Дербишира. По ту сторону холма накрапывавший до этого дождик прекратился. Влажное солнце сверкнуло позолотой в дребезжащих щитах, копьях и шлемах. Когда лошади в своих хомутах склонили головы, большая часть актеров выскочила из фургонов и двинулась пешком.
Когда Райдер возвратился, Миракл с Сэмом обсуждали спектакль. Она подняла на присоединившегося к ним Райдера глаза, а актер улыбнулся.
– Вот короткий путь, – сказал Сэм, указывая дорогу. – Эта тропа, поднимающаяся на гору, сокращает расстояние на пару миль. Мы встретимся с фургонами по другую сторону холма на постоялом дворе «Веселый фермер». Увидимся там!
Молодой человек побежал догонять Розенкранца, который уже следовал вверх по тропе, а Миракл с Райдером двинулись за остальными членами труппы. Так их уединение никто не нарушал.
– Вы хотели знать, что произошло в Дорсете, – начала она немного погодя.
– Думаю, после нашего разговора вчера ночью мне просто необходимо все знать. – Райдер глубоко вздохнул и, прежде чем его охватило искушение прикоснуться к ней, отвел глаза.
Ее волосы, небрежно перехваченные лентой сзади, вившиеся непокорными прядками вокруг лица, стали влажными. Солнечный свет ласкал ее щеку, синяки на ней, побледнев, приобрели мягкий оттенок охры. Ее чувственная красота не могла не будить в нем примитивных инстинктов. При этом глаза ее излучали сострадание и безмятежность. Не это ли влекло его к ней? И еще то, что она знала свое место в жизни и смирилась со своим положением?
– Почему вы раньше не хотели мне все рассказать? – спросил Райдер.
– То, что я собираюсь вам поведать сейчас, полностью изменит ваше мнение обо мне не в лучшую сторону.
– Напрасно вы так думаете, – возразил Райдер. – Попытайтесь объяснить мне. Расскажите все от начала и до конца.
Миракл остановилась, уставившись на дорогу. Тень душевных страданий омрачила ее глаза, обосновалась в уголках губ.
– Я была на содержании лорда Хэнли уже несколько месяцев, когда согласилась сопровождать его в Эксетер. Он приобрел там новую яхту. Настоящее морское судно, не уступающее королевскому. На нем мы должны были отправиться на остров Уайт, где он обещал мне летний дом. Однако в Эксетере к нам присоединился Филипп Уилкот.
– Вы встречали Уилкота прежде?
Подобрав юбки, Миракл двинулась дальше.
– Несколько раз. Иногда лорд Хэнли привозил его в мой дом в Лондоне. Свою неприязнь к Уилкоту я никогда не скрывала. Было в нем что-то такое, от чего у меня кровь стыла в жилах.
– Я никогда не слышал о нем.
– В нем трудно было угадать закадычного друга графа. – Миракл обошла лужицу. – Кусок угля, пытающийся выдать себя за бриллиант и разобиженный на весь свет из-за того, что его удел – поддерживать чужой огонь, тогда как ему всегда хотелось украшать тиары. Возможно, он надеялся, что близкие отношения с лордом Хэнли придадут ему искусственный блеск, которого хватит, чтобы произвести впечатление, пусть даже сердцевина его навсегда останется черной.
– Этот тип людей мне знаком. Зачем же он прибыл в Эксетер?
– Не знаю. Мое общество он считал почти неприличным. Я поднялась к себе, чтобы лечь в постель. В тот вечер они с графом, заняв отдельный кабинет в трактире, засиделись за выпивкой до поздней ночи.
– Вы не знаете, о чем они говорили?
– Знаю только, что, изрядно выпив, лорд Хэнли пообещал Уилкоту, что этой ночью я обслужу их обоих. Граф послал мне записку, чтобы я смогла подготовиться.
– Обоих? – Райдер сбился с шага. – Боже мой!
Губы Миракл изогнулись в горькой усмешке:
– А вас никогда не посещали фантазии о том, чтобы разделить ложе женщины вместе со своим приятелем?
– Нет!
– Ах, сэр Галахад! «Простаки за границей»
type="note" l:href="#n_24">[24]
! А может, вам милее идея о двух женщинах в вашей постели?
Райдера бросило в жар, он почувствовал и гнев, и неловкость одновременно.
– И это является…
– Обязанностью куртизанки английских аристократов? – Миракл решительно шла вперед, обеими руками придерживая юбки. – Очень часто ее обязанности предполагают такие вещи, которые вам и не снились.
– Не настолько уж я наивен, – возразил Райдер. – Мое воображение, к несчастью, работает прекрасно.
Заслонившись рукой от солнца, Миракл обернулась и посмотрела на него. Райдер не мог угадать выражения ее лица, но ее поза была дерзкой.
– Тогда не слишком много воображайте. В пределах дозволенного мне я всегда диктовала свои условия. К тому времени я дала понять лорду Хэнли, что Уилкот не значится в условиях нашего соглашения. Получив записку графа, я оделась, спустилась вниз и так ему и сказала.
Слово «облегчение» бессильно выразить чувства Райдера – его охватило что-то близкое к эйфории. В три шага преодолев разделявшее их расстояние, он приблизился к Миракл, и они продолжили путь.
– Хэнли, надо думать, был… раздосадован?
– Я сама была раздосадована.
– Скорее вы пришли в бешенство?
Миракл кивнула.
– Толика праведного гнева всегда помогает оставаться храброй. Однако лорд Хэнли лишь пожал плечами и велел своему приятелю удалиться. Уилкот откланялся и приказал подать ему лошадь. Мы с графом поднялись в спальню. В обмене репликами Хэнли и Уилкота я уловила некоторую натянутость. Это лишило меня присутствия духа. Когда мы добрались до нашей комнаты, граф как будто…
– Вы его боялись? – спросил Райдер, стараясь говорить как можно мягче.
Миракл, вздрогнув, обхватила себя руками.
– В тот миг я почувствовала ужас. Когда я отвергла Уилкота, лорд Хэнли сделал вид, будто его это не заботит, но на самом деле был очень зол. Я боялась вспышки его ярости и сделала вид, будто ничего не случилось.
Райдер невольно сжал кулаки. Он почувствовал себя загнанным зверем, как любой человек, ожидающий пытки.
– Вы занимались любовью?
– То, чем мы занимались, не имеет значения.
– Но ведь Хэнли тогда еще оставался вашим покровителем.
– Да, конечно. Однако я никогда не рассказываю другим джентльменам о том, что происходит у меня в спальне.
Райдеру – униженному оттого, что ему хотелось все знать, и оттого, что ему хватило грубости спросить об этом, сокрушавшемуся оттого, что Миракл должна была все снова пережить – показалось, будто ему нанесли удар.
Далее дорога пролегала мимо руин небольшого донжона, заброшенного сотни лет назад. Его каменные стены возвышались на живописном обнажении породы. С крутых склонов горы в глубокое ущелье бежала вода. Миракл сошла с тропы и, пробежав под сводчатыми воротами, очутилась в заросшем травой внутреннем дворе замка. Винтовая лестница вела на самый верх развалин. Миракл взбежала на полуразрушенные зубчатые стены.
С минуту Райдер, запрокинув голову, наблюдал за ее стройной фигуркой на фоне прозрачных облаков и голубого неба. Миракл стояла, покачиваясь, как от сильных порывов ветра. И Райдер бросился за ней наверх, перепрыгивая через две ступени.
– Напрасно я спросил вас об этом, – сказал он. – Простите меня.
Миракл покачала головой и, опустившись на камень, обхватила руками колени и устремила взгляд в открывавшееся перед ней пространство. Ее совершенный профиль был словно вылит из стали.
– На следующее утро граф почти не выпускал меня из виду, – продолжила Миракл. – Он пребывал в сумрачном расположении духа. Никогда прежде я не видела его таким. Я не решалась открыто противоречить ему. Он был разъярен и находил утешение в обладании любимой игрушкой. Вцепившись в мою руку, он держал меня смертельной хваткой. Пытаться вырваться от него означало устроить публичную сцену в роскошной гостинице Эксетера. Этого он бы мне никогда не простил.
– Стало быть, вы сели на яхту вместе?
– Да. Прежде чем отправиться в Солент, мы должны были зайти в Лайм-Риджис и провести несколько дней там. Я решила, что оттуда ускользнуть от него будет проще.
– Усыпив его подозрения?
– Да, если угодно. Однако прежде чем мы достигли Лайма, на яхту тайно среди ночи проник Уилкот. Я увидела его, когда вышла на палубу посмотреть на звезды. Они сидели с лордом Хэнли за выпивкой. Тогда-то я и поняла, что мне во что бы то ни стало следовало уехать еще в Эксетере, но было уже слишком поздно.
Райдер присел рядом с Миракл. Почти ничего не видя перед собой, она взяла его за руку.
– Хэнли был пьян?
– Не думаю. Но Филипп Уилкот – бесспорно. Они решили осуществить свою договоренность независимо от того, хочу я этого или нет.
Страх и боль за нее пронзили каждый мускул Райдера.
– Я жалею, что завел этот разговор, Миракл, но теперь должен услышать, что было дальше.
– О, не волнуйтесь! Все не так страшно. – Она стиснула его пальцы и, повернувшись к нему, улыбнулась. В ее темных глазах светилась отвага – Миракл бросала вызов всему свету. – Того, чего вы боитесь, не было. Уилкот попытался меня изнасиловать, но у него ничего не вышло.
– Вы боролись с ним?
Миракл отпустила его пальцы и, поднявшись, принялась расхаживать вдоль стены.
– Еще как! Он затащил меня в каюту, но я была в бешенстве и твердо решила перехитрить его или, по крайней мере, дать отпор.
– А что Хэнли?
– Он стоял, привалившись к дверному косяку, и наблюдал. Когда Уилкот сорвал с меня платье, его взгляд колол меня иглой, однако он не двинулся с места. Не думаю, что происходящее его возбуждало.
– Возбуждало? Боже мой!
Миракл посмотрела Райдеру в глаза. Каждая черточка ее лица выражала отвращение. Неужели Райдер, каким бы порядочным и благородным он ни был, никогда не догадывался, каким уродливым бывает мир? Пусть он и провел свою жизнь рядом со звездами в своих родовых башнях. Однако теперь, когда Миракл уже начала свой рассказ, избавить его от неприглядной правды жизни – равно как и от себя самой – она не могла.
– У графа, судя по всему, была какая-то причина угодить Уилкоту таким образом, – сказала она. – Вам, разумеется, это кажется диким, но многих мужчин приводит в возбуждение изнасилование, происходящее у них на глазах, даже при том, что сами они в нем не участвуют.
Райдер с видимым усилием взял себя в руки.
– И вы полагаете, это относится к Хэнли?
На Миракл нахлынули воспоминания. Подавив в себе ужас, она, чтобы хватило сил описать последующее, закрыла глаза.
– Не совсем. Тем не менее, его выражение было… Он словно был закован в какую-то невидимую броню. У него на лице было написано полное равнодушие ко всему происходящему. В этот момент мое презрение к нему превысило ненависть к Уилкоту. Мне удалось вырваться (к тому времени я уже осталась босиком, волосы растрепались), я схватила с пола туфлю и ударила ею лорда Хэнли в пах. Он тут же согнулся пополам от боли. Вот тогда-то Уилкот и стал меня избивать. Граф повернулся и вышел из каюты.
«На тебя никто больше не позарится. Шлюха! Шлюха! Под Хэнли легла, а от Филиппа Уилкота нос воротишь?»
– Миракл!
Голос, казалось, долетел откуда-то издалека, но то был лишь слабый отзвук исполненного болью участия, которое она скорее всего вообразила себе, но которое не имело ничего общего с действительностью. Какое-то дикое неистовство охватило ее. Прижав ладони к глазам, она продолжила ронять слова:
– Уилкот повалил меня на стол, стал кусать мне шею, но ему пришлось убрать одну руку, чтобы расстегнуть брюки. Я стала шарить рукой по столу и наткнулась на рукоять ножа. Уилкот упал на пол. Была кровь. Очень много крови!
– Миракл!
Сильные руки стиснули ей плечи. Миракл открыла глаза, и кошмар рассеялся, теперь она видела только темные ресницы, ярко выделявшиеся на фоне бледного лица Райдера. Он с отчаянием смотрел на Миракл.
– Вы чуть не лишились чувств, – сказал он. – Простите меня. Я не имел права заставлять вас рассказывать мне это.
– Ничего. – Миракл засмеялась, стремясь продемонстрировать свое пренебрежение к тому, что было. – Почему бы вам этого не знать, мой безумный благородный рыцарь, стремящийся спасти меня? Или вы довольно уже знаете, чтобы отправить меня на виселицу?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Куртизанка и джентльмен - Росс Джулия



Роман супер!
Куртизанка и джентльмен - Росс ДжулияСабина
4.09.2012, 21.45





никому не советую. роман между проституткой и герцогом, куча непонятных героев, беготни. отстой!
Куртизанка и джентльмен - Росс ДжулияЕнота
13.11.2012, 0.14





Роман прекрасен! И не надо так строго судить что наследник герцога женился на женищине по ту сторону света. Это говорит о том что может истинная любовь, а почему бы не помечтать!
Куртизанка и джентльмен - Росс ДжулияАнна
27.04.2013, 19.16





Девочки! Я балдею! Еще раз на "бис" -" дама по ту сторону света"! Лапушка! Дамы были- света - аристократки и ПОЛУСВЕТА- актрисы, любовницы и куртизанки высокой пробы, почувствуйте, что называется, разницу! По ту сторону света - это силы тьмы!
Куртизанка и джентльмен - Росс ДжулияРоза
27.04.2013, 20.16





Увы, роман не впечатлил... Всё надумано, а не сказочно или волшебно, что еще за глупые интриги, да и чувства какие-то наигранные
Куртизанка и джентльмен - Росс ДжулияItis
13.08.2014, 22.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100