Читать онлайн Когда любовь рядом, автора - Росс Джулия, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда любовь рядом - Росс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда любовь рядом - Росс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда любовь рядом - Росс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Джулия

Когда любовь рядом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Сара опустилась на диван.
– В каком смысле «не то», сэр? Прошу вас, расскажите мне в точности, что вам удалось узнать.
Гай вздохнул.
– Даже если это потребует от меня некоторых усилий?
– Мне нужно услышать все, что вы сочтете возможным сообщить.
– Что ж, хорошо. Итак, боюсь, что письма вашей кузины за последние восемнадцать месяцев вели вас по ложному следу.
– Но мы с Рейчел всегда всем делились друг с другом…
– Поэтому-то мы и начнем с самого начала и вспомним о яхте в тот весенний день прошлого года. Рейчел писала вам, что по-прежнему служила в гувернантках в то время, так?
– Да, у лорда Грейла, который только что вернулся после поездки во Францию. Вот почему Рейчел, дети и леди Грейл остановились в Дорсете, а не в Лондоне, как было в прошлом мае: один из друзей семьи нашел ей это место сразу же после того, как умерли мистер и миссис Мэнсард.
– Все это произошло в апреле 1827 года, примерно за год до того, как я ее встретил, верно?
– Да. Я тогда очень обрадовалась, что она нашла такое хорошее место.
– Смерть родителей оставила вашу кузину в стесненных обстоятельствах, насколько я понял?
– Более того, с долгами. – Сара нахмурилась. – И все равно, когда Рейчел оправилась от потрясения, она стала писать мне очень забавные письма о доме лорда Грейла, письма, полные наблюдений…
– И лжи.
Щеки Сары вспыхнули.
– Каким образом? Она писала мне из Грейл-Холла все лето. Это огромный старый дом…
– Я там был, – коротко заметил Гай.
– Тогда вы отлично понимаете, почему Рейчел была рада переезду обратно в Лондон следующей весной. Быть может, она несколько приукрасила вещи, чтобы сделать свои письма поинтересней, но что с того? И как вы могли об этом узнать?
Гай прошелся по ковру, затем сел напротив Сары.
– Хотя ваша кузина и говорила вам, что работала в семье большую часть года, она оставила место у графа уже спустя семь месяцев.
Румянец на щеках Сары стал малиновым, а потом исчез, как будто погасили красный фонарь.
– Этого не может быть!
Гай внимательно наблюдал за своей собеседницей, как будто ему все еще было нужно доказать себе, что она совершенно чужда лжи. Вот Рейчел, та всегда жила как королева пчел в улье, гудящем от лжи.
– Правда – это дом со многими комнатами, – мягко сказал он. – Можно не открывать все двери, но…
– Неужели дорога между обманом и жестокостью оказалась гораздо более короткой, чем можно было предположить, сэр? Объясните же!
– Грейл – член моего клуба, но мне никогда не приходило в голову расспрашивать его о гувернантке. С какой стати? Но когда я все же спросил, он отвечал совершенно откровенно. Да, он нанял на это место мисс Рейчел Мэнсард после того, как умерли ее родители, и она замечательно умела обходиться с детьми, но ушла из его дома перед Рождеством, даже не предупредив, – ушла за пять месяцев до того, как Джек попросил ее поехать со мной на яхте.
Веснушки резко проступили на белой коже Сары.
– За пять месяцев? И как же она жила все это время? Нашла другое место и не сказала мне? Не понимаю. Если она не состояла на службе у лорда Грейла, чем же она занималась, когда лорд Джонатан встретился с ней?
Гаю отчаянно захотелось предложить ей хоть какое-то утешение. У него даже мелькнуло безумное предположение, что он сможет разогнать ее горести, если поцелует. Впрочем, никакого практического способа приукрасить истину в реальности не существовало, и тут уж ничего не поделаешь.
– Боюсь, что ваша кузина была очень далека от должности гувернантки – она председательствовала над ведром.
– Ведром? – беспомощно повторила Сара.
– Предмет, используемый для мытья. Джек нашел ее на кухне трактира под названием «Три бочонка» недалеко от доков; место вполне приличное, но в Лондоне на такие заведения смотрят не очень-то уважительно. Рейчел работала там как простая посудомойка, миссис Каллауэй.
– Невероятно! – Сара всплеснула руками. – Зачем она это сделала?
– К сожалению, Рейчел не поверяла мне своих тайн и не сообщила, почему выбрала столь непрестижное занятие.
Сара неподвижно уставилась на каменную урну, которая утопала в цветочных лепестках.
– Но она писала, что вы заставили ее смеяться.
– Может, и заставил, но только потому, что Джек заплатил ей достаточно, чтобы она могла прожить несколько месяцев, ни о чем не заботясь. Было очевидно, что иначе ваша кузина оказалась бы в отчаянно стесненных обстоятельствах.
Глаза Сары подозрительно заблестели, и она встала.
– Полагаю, лорд Джонатан может подтвердить все, что вы мне рассказали?
Гай подошел к столу, чтобы наполнить бокалы.
– Только не то, что происходило на яхте, где его не было. А вот как он нашел Рейчел, несомненно.
Стоя у окна, Сара зябко повела плечами.
– В чем именно вы сомневаетесь, миссис Каллауэй? В словах лорда Грейла, Джека или в моих?
– Не хотите же вы сказать, что все письма Рейчел с этого времени были лживыми?
– Простите, но я их не читал.
– И все равно это невозможно! – Сара резко повернулась. – Самая мысль об этом смехотворна!
Гай пригубил свой бокал.
– Значит, вы считаете, что я лгу, миссис Каллауэй?
– Я не знаю, чему верить, и… Рейчел никогда не стала бы работать посудомойкой! Скажите, какие у нее были руки?
Гай удивленно поднял глаза:
– Руки?
– Да, руки! – Сара быстро прошлась по комнате. – Они были красные и потрескавшиеся? В болячках? Загрубевшие? Это действительно были руки женщины, привыкшей много работать?
– Не знаю. – Гай на мгновение закрыл глаза, словно пытаясь вспомнить Рейчел – таинственную, вызывающую и такую красивую, что она могла бы затмить солнце. – На ней были перчатки.
– Тогда, возможно, она была расстроена? Огорчена? Уж внешность-то ее вы, конечно, можете вспомнить во всех подробностях, мистер Деворан. Обычно у джентльменов это не вызывает затруднений.
Гай опустил бокал на стол. Как аккуратно она, сама того не зная, поставила его перед самой сутью его бесчестья!
– Нет такого джентльмена, которому было бы трудно не заметить очарования вашей кузины, – сказал он совершенно искренне. – Однако она провела весь тот день, стоя в одиночестве на носу яхты и глядя поверх пенистых гребней в сторону Франции. И все же я бы рискнул предположить, что она скорее рада, чем огорчена.
– Рада? Чему?
– Возможно, тому, что я оплачивал ее время золотом. Как только Джек с Анной оказались в безопасности на приличном расстоянии, я доставил вашу кузину на берег, где она села в почтовую карету, идущую в Лондон.
– И там в агентстве ей нашли место в Хэмпстеде у мистера Пенленда.
– А вот в этом я сомневаюсь. – Гай покачал головой. – Ни в одном из лондонских агентств, устраивающих на работу леди, ничего не знают о вдовце с шестью детьми, носящем такое имя.
Сара опустилась в кресло.
– Послушайте, Рейчел получала все мои письма по его адресу и отвечала на них в течение почти целого года. Детская была наверху, под крышей. В феврале ее было трудно протопить, и дети – два мальчика и четыре девочки – дрожали от холода, а на оконных стеклах выступала изморозь. Мне особенно запомнился этот штрих, так как Рейчел писала позже, что никакая стужа не могла сравниться со льдом, сковавшим ее сердце. Именно тогда она стала бояться своего преследователя.
В этот момент Гай предпочел бы оказаться где угодно, только не в этой комнате наедине с Сарой Каллауэй. Рейчел, конечно, видела изморозь на окнах в Хэмпстеде в феврале, но только не в детской мистера Пенленда.
– Дорогая миссис Каллауэй, мы ведь уже установили, что ваша кузина любит приврать.
– И все же, чем бы ни занималась Рейчел, прежде чем встретилась с вами, она не могла выдумать ни этих шестерых Детей, ни человека, с которым познакомилась после Рождества. Ее чувства по этому поводу были слишком реальны.
– Какие чувства?
– Тогда она чуть не влюбилась, потом восхищение превратилось в отвращение и…
– И тем не менее вашу кузину никто не похищал.
Сара сжала кулаки.
– Откуда у вас такая уверенность?
– Вы правда желаете знать, миссис Каллауэй. Ну что ж. Ваша кузина лгала вам весь год насчет своей работы у Грейла, и я сильно подозреваю, что этого Пенленда и его шестерых детей вообще не существует. Тем не менее, Рейчел Мэнсард покинула Лондон добровольно.
Лицо Сары побледнело, глаза превратились в щелки.
– Я в это не верю. Рейчел никогда не исчезла бы, не сказав мне ни слова. Поверьте, происходит что-то ужасное, но я не могу понять, что именно.
Гай налил себе бренди; у него было такое ощущение, будто февральская изморозь навсегда застряла у него в горле.
– Мне нетрудно было добыть сведения у квартирного хозяина Рейчел, у горничной, у соседей, которые заметили, что среди них поселилась такая красивая молодая леди. Ваша кузина оплатила все свои счета, упаковала ценные вещи и отправилась на постоялый двор, где села в почтовую карету, идущую в Солсбери. Никто ее не сопровождал, и никто не вынуждал уехать.
У Сары дрогнули плечи, как если бы болезненный порыв пробежал по ее телу.
– Я должна поблагодарить вас за помощь, мистер Деворан. Поскольку я не являюсь родственницей герцога, мне таких сведений никто не сообщил. – Голос ее звучал напряженно, почти чопорно. – Прошу прощения, что отняла у вас столько времени. Но вы в равной степени отняли время у меня, не рассказав мне правду, и я не понимаю, почему вы этого не сделали сразу. Полагаю, теперь мне следует вернуться в гостиницу…
Рука, державшая бокал, задрожала, плеснув вином на сухие цветы.
– Я сообщил, что ваша кузина уехала из Лондона по собственной воле, миссис Каллауэй, но не сказал, что ею не руководило отчаяние или она не пребывала в затруднительном положении. Нам еще многое предстоит узнать, но будьте уверены, что какая бы неудобная истина ни обнаружилась, я не оставлю ни вас, ни вашу кузину, даю вам слово.
Сара встала, и медь в ее волосах загадочно блеснула.
– Все это было огромной ошибкой. Я, должно быть, сошла с ума. Почему вы не сказали мне правду – хотя бы о ведре и трактире, – когда мы впервые разговорились в книжной лавке?
– Тогда было не время и не место…
– Понимаю. В конце концов, у вас не имелось никаких причин для доверия, и вы позволили мне выказать себя полной дурой. В точности так Рейчел поступила с вами на яхте, точнее, все это тоже было выдумкой, не так ли? И все же я благодарю вас за попытки помочь Рейчел, мистер Деворан, а также с радостью освобождаю вас от дальнейших обязательств. Теперь, полагаю, мне нужно идти.
– Никуда вы не пойдете, и вообще я не имел в виду ничего неприличного. К тому же вы гостья Миракл, а не моя. У меня, как и у вас, нет сомнений, что происходит нечто странное, и разобраться в этом самостоятельно вы не сумеете. Тем не менее, я не верю, что некий поклонник пытается заставить вашу кузину стать его женой или вступить с ним в иные отношения. Позвольте проводить вас в комнату для гостей, где вы сможете спать в полной безопасности, а завтра пораньше мы сделаем следующий шаг.
– Следующий шаг?
Гай снова наполнил бокал и устремил неподвижный взгляд на рубиновую жидкость.
– Пора выяснить правду насчет этого Харви Пенленда и его отпрысков.
– Но они не могут не быть реальными: Рейчел получала мои письма в Хэмпстеде, и я никак не могу…
– Я тоже, и именно поэтому намереваюсь поехать туда завтра.
– Прошу прощения и… благодарю вас. Вы очень добры. – Сара опустила глаза. – Ваши сообщения расстроили меня, и из-за этого я была несправедлива к вам. Вы всячески старались щадить мои чувства, и это было более чем великодушно.
Гай усмехнулся:
– Видите ли, у меня есть собственные основания помогать вам. Провалиться мне на этом месте, если я понимаю, почему вы считаете меня добрым и великодушным.
– Вы оспариваете вашу репутацию, мистер Деворан? – Сара удивленно подняла на него глаза. – Но у меня нет оснований сомневаться в вашей честности, сэр.
– Тогда я прошу вас доверять мне еще некоторое время… – Гай замолчал, потому что в дверь постучали. – Войдите!
В комнату вошла Миракл, красивая, как ночь, и все еще одетая в костюм Нелл Гвин; позади нее стояла горничная.
– Ах, миссис Каллауэй, – Миракл понимающе улыбнулась, – у вас очень усталый вид! Если это вина Гая, я буду бросать в него апельсинами, пока он не посинеет.
– Право же, нет. Мистер Деворан был крайне…
– Миссис Каллауэй заночует здесь, – прервал ее Гай.
Улыбка Миракл оставалась все столь же очаровательной.
– Мой дорогой друг, я уже поняла это. – Она снова обернулась к Саре: – Вам уже слишком поздно возвращаться в гостиницу, миссис Каллауэй, поэтому Пенни проводит вас в вашу комнату. Полагаю, вам там будет удобно.
– Благодарю вас. – Сара присела в реверансе. – Ваша и светлость очень добры, но, боюсь, в этом нет необходимости…
– Вздор! Если вы немедленно не ляжете спать, мне придется послать за нюхательной солью. Хотя Гай несколько толковее, чем большинство мужчин, он все же редко понимает, когда силы леди на пределе.
Деворан смотрел вслед синей юбке и рыжим волосам, пока Сару Каллауэй не поглотил полумрак коридора, затем обернулся к Миракл. Встретившись с ним взглядом, она улыбнулась с искренней нежностью.
– Я решила, что хотя бы одного из вас нужно спасти. Надеюсь, я не ошиблась?
– Нет. – Гай плюхнулся в кресло. – Конечно, нет!
– Вот и прекрасно, потому что ее светлость хочет, чтобы вы присутствовали на танцах, а не давали повод для сплетен.
Гай рассмеялся.
– А если мне не до танцев?
– Все равно гости должны знать, что мой самый очаровательный родственник находится среди них. – Миракл подошла к камину. – А теперь позвольте вас спросить относительно миссис Каллауэй. Что происходит, Гай?
– Так, ничего. – Деворан огляделся в поисках своей пиратской головной повязки и бутафорского оружия.
– Да, понимаю, ничего важного. – Сделав вид, что не замечает беспорядок на столе, Миракл налила себе бокал вина. – Вы под благовидными предлогами приводите в Блэкдаун-Хаус каких-то бродяжек, заручившись при помощи всевозможных странных уловок поддержкой слуг, а потом просите Джека и Райдера играть роль телохранителей.
Гай добродушно усмехнулся:
– Сарказм вам не идет, мой дорогой друг, и я благодарен вам за вашу помощь.
– Скажите, вы и Джек в самом деле считаете, что миссис Каллауэй грозит какая-то опасность?
– Я в этом не уверен; тем не менее, хорошо, что здесь она в полной безопасности. – Гай встал и предложил ей руку. – Идемте же, мы не должны заставлять герцогиню ждать.
Миракл посмотрела на его ладонь.
– У вас удивительные руки, но будь я проклята, если могу прочесть по ним ваше будущее. Каким образом Сара Каллауэй стала его частью?
– Я обещал помочь ей найти пропавшую кузину, вот и все. Молодая леди сперва скрывалась на Гоустолл-лейн, а потом неожиданно исчезла.
Миракл слегка нахмурилась, потом выпустила его руку.
– Вы считаете, что здесь имеет место нечестная игра?
– Очень может быть, хотя не в том смысле, который так пугает Сару Каллауэй.
– В вашем стремлении помочь гораздо больше личных чувств, чем простой любезности. Почему?
Гай беспокойно пошевелился.
– Потому что существует некая правда, которую я не могу ей открыть…
– И поэтому вынуждены притворяться, а заодно тонуть в бесчестье, как эти лепестки тонут в лучшем бренди герцога. Надеюсь, по крайней мере, что вы не прибегали к нарочитой лжи?
– Увы, уклонение от прямого ответа – второе название лжи.
Миракл взяла в руки маску Гая и его пиратское оружие.
– Я верю, что вы – человек чести. Если у вас появилось желание помочь миссис Каллауэй, я не вижу здесь ничего бесчестного.
– Это потому, что вы женщина, а у женщин на такие вещи более практический взгляд.
– Нет, это потому, что в отличие от вас, Райдера и Джека со всеми вашими джентльменскими кодексами я родилась в лачуге. Такое прошлое помогает человеку смотреть на вещи трезво.
Гай серьезно посмотрел на нее:
– Что ж, в данный момент я так и поступаю.
Сара долго лежала без сна. Все, что могло ей понадобиться, было уже приготовлено, горничная старательно расчесала и заплела в косу ее волосы, а затем унесла синий костюм пастушки.
Наконец-то оказавшись в тепле и безопасности, Сара перебирала в памяти сведения, сообщенные Гаем Девораном. Итак, Рейчел ей лгала: большую часть из последних двух лет она проработала посудомойкой. Если бы не деньги, заработанные за один день, проведенный на яхте, она оказалась бы в очень стесненных обстоятельствах.
И все же Рейчел ни разу не обратилась за помощью, если не считать просьб о незначительных суммах, когда ей якобы нужно было купить ту или иную безделушку.
Иногда жизнь наносит раны, уклониться от которых невозможно: такой была потеря капитана Каллауэя. Но случай с Рейчел был иного свойства: сеть из обманов, сотканную кузиной, было почти невозможно распутать. Саре на миг показалось, что она заглянула в колодец, наполненный горестями, и лишь когда наконец свечи начали мерцать, догорая, она заставила себя посмотреть в лицо тем своим воспоминаниям, которые смущали ее сильнее всего.
Потом она начала думать о Гае Деворане.
Гай опустился в кресло и, вытянув ноги перед собой, стал рассматривать пустой стакан, который держал в руке. Вокруг в полной тишине замер Блэкдаун-Хаус.
Стакан слабо поблескивал на фоне темного камина – это рассвет впорхнул в комнату.
Попугай Восьмерка пошевелил хвостом, потом передвинулся и уцепился лапками за жердочку.
– В безопасности с кем? – пробормотал Восьмерка, уставив один глаз на закрытую дверь. – В безопасности с кем?
Гай оглянулся через плечо.
– Да!
Ручка повернулась, и Райдер, одетый в накинутый поверх рубашки халат, войдя, закрыл за собой дверь.
– Доброе утро, – приветствовал его Гай. – Кажется, здесь осталось еще немного вина…
Райдер кивнул.
– Ты предложил мне войти еще до того, как я постучал. Ах да, понимаю, здесь Восьмерка.
Попугай поднял крылья.
– Она чудо, сэр! Миракл! Восемь! Восемь! Восьмерка! Измазать их дегтем и обвалять в перьях, ваша светлость!
– Пока еще не «ваша светлость». – Райдер накинул зеленую ткань на клетку, потом взял у кузена стакан и, поставив его на каминную полку, опустился в кресло. – Миракл уже крепко спит, но нам с тобой нужно поговорить.
Гай закрыл глаза.
– И о чем же?
– О том, что заметил Джек.
– О! И что же это?
– Он заметил тебя с Сарой Каллауэй, а ее – с тобой.
Гай рассмеялся.
– Кажется, он считает, что малышка может оказаться слишком восприимчивой к моему обаянию, результатом чего будут разбитые сердца и разрушенные репутации. Ей придется удалиться в монастырь, а я застрелюсь от стыда.
– Вряд ли слова Джека были именно такими, хотя Миракл тоже показалось, что вы оба высекали друг из друга искры.
– Высекали, это точно. – Гай кивнул. – Но как ни сильно я люблю вас, я бы предложил вам с Миракл заниматься своими делами, а не моим израненным сердцем. Что до Джека, то в один прекрасный день я остановлюсь у Уизикомб-Корта, чтобы хорошенько врезать ему хотя бы разок.
Райдер улыбнулся.
– Никто не ставит под сомнение твою честь – из всех нас ты самый положительный. Но если Миракл беспокоится о твоем сердце, Джек встревожен совсем по другой причине, и ты это знаешь: он чует опасность.
– Неужели? И что же он сказал тебе?
Услышав негромкий стук, Райдер открыл дверь и, взяв у лакея поднос, поставил его на стол.
– Ничего особенного – он торопился вернуться к Анне…
– Понятно. Я задержал его дольше, чем намеревался. Сожалею.
– Джек успел лишь кое на что намекнуть и сказал, что остальное ты сам мне расскажешь. Итак, что происходит? Когда ты сегодня попросил меня принять здесь миссис Каллауэй, я не заметил, чтобы ее трудности были чреваты какими-то неприятностями.
– Да, и мне так казалось. Я просто согласился помочь ей найти пропавшую кузину, и это все.
– Ты слишком много времени тратишь на улаживание чужих проблем. – Райдер усмехнулся, но тут же снова стал серьезным. – Почему бы не нанять агента с Боу-стрит?
– Потому что в этом деле присутствует личная ответственность. Кроме того, пропавшую леди зовут Рейчел.
Рука Райдера замерла, не добравшись до кофейника.
– Неужели та самая Рейчел?
– К несчастью, да.
– Теперь мне все понятно. – Райдер налил кофе в две чашки. – Таинственная красавица, которая помогла Джеку и Анне благополучно добраться до Уайлдши в прошлом году, а потом в феврале стала твоей любовницей, но ушла от тебя без всякого предупреждения, как только ты уехал домой на Пасху. Миссис Каллауэй, разумеется, в полном неведении, и ты ничего не можешь ей рассказать…
– Вот именно. Мне приходится лгать ей, поскольку Сара Каллауэй действительно верит, что ее кузина невинна. Хотя мне пришлось лишить ее кое-каких иллюзий, я не могу открыться ей до конца…
– И это вызывает у тебя множество затруднений. Неудивительно, что Миракл встревожилась!
Гай подавил зевок.
– Миракл просто мечтает видеть меня с младенцем на коленях; как всем счастливым новобрачным, ей хочется, чтобы все, кого она любит, тоже вступили в брак.
– Что ж, недурная мысль. – Райдер протянул Гаю чашку. – Жаль, что у моей жены нет сестры.
Гай кивнул:
– Если бы у нее была сестра, я, наверное, не смог бы завоевать ее привязанность, как не смог завоевать привязанность Миракл десять лет назад.
– Только потому, что ты еще не встретил ту, которая тебе нужна.
Гай сделал глоток кофе.
– За исключением Миракл, мое мнение о представительницах прекрасного пола не слишком высокое. Рейчел лгала не по мелочам, а в важных вещах, и лгала, по меньшей мере, в течение восемнадцати месяцев своей самой близкой подруге, кузине, которая любит ее как сестра.
– Выходит, миссис Каллауэй об этом не знала?
– Нет. Рейчел лгала и мне, конечно, и я всегда это знал, но думал, что все же люблю ее. Теперь я узнал, что она отказалась от моего покровительства просто для того, чтобы скрыться здесь, в Лондоне, на Гоустолл-лейн! Очевидно, честь требует, чтобы я не бросил леди, которой многое обещал, хотя она этого и не заслуживает.
Райдер кивнул:
– Джек рассказал мне перед тем, как они с Анной уехали в Индию прошлым летом, что Рейчел была явно не на месте на кухне в том трактире, совсем как роза в навозной куче. Ты был не первый, кто увлекся такого рода красотой…
– И явно не последним. – Гай пожал плечами. – В любом случае Сара Каллауэй более чем в безопасности и ее добродетели и репутации ничто не угрожает.
Райдер уселся поудобнее и отпил кофе.
– Так что же знает миссис Каллауэй?
– Она не сомневается, что ее кузина по-настоящему напугана, но думает, что Рейчел преследует некий отвергнутый поклонник.
– Так ты позволил ей и дальше пребывать в этом заблуждении?
– Мне пришлось. – Новый глоток кофе ожег горло Гаю. – Хотя Рейчел, по предположению кузины, поссорилась со своим мучителем в феврале или в марте…
– Когда она в полной безопасности жила с тобой в Хэмпстеде?
Гай ответил кузену печальной улыбкой.
– Не правда ли, мило?
– Ты сказал, что Рейчел лгала тебе все время, даже когда она была твоей любовницей. О чем же?
– Да почти о каждой детали из своего прошлого, о том, кто она, о своих истинных чувствах. Другое дело, что я просто не обращал на это внимания.
Райдер внезапно нахмурился:
– Противно спрашивать об этом, Гай, но… Не могла ли она подыскивать кого-то еще, живя с тобой?
Гай ответил не сразу; сначала он тщательно проанализировал эту мысль.
– Видишь ли, я вчера съездил в Хэмпстед, нагнал страху на прислугу, а заодно провел кое-какие тайные расследования, и из-за этого даже опоздал на бал. Рейчел, пока жила со мной, действительно тайком получала и посылала письма, а одна из служанок была ее сообщницей.
– И что?
– Девушка призналась, что Рейчел никогда не принимала визитеров и никогда не выходила из дома без меня – вплоть до дня ее исчезновения. Все остальные слуги поклялись в том же, и я им верю. Однако, судя по словам ее кузины, Рейчел в первый раз поселилась в Хэмпстеде, как только Джек заплатил ей за день, проведенный на яхте, то есть задолго до того, как мы с ней переехали туда вместе.
– И ты знаешь, где она жила?
– Возможно, хотя сначала мне нужно удостовериться в этом.
– Значит, если на самом деле здесь замешан некий отчаянный неудовлетворенный обожатель, Рейчел должна была встретиться с ним либо до, либо после того, как стала жить с тобой.
– Вот именно. – Гай встал и снова налил кофе в обе чашки. – Причиной покушения на убийство обычно бывает одно из двух – страсть или деньги…
– Убийство?
– Почему нет? В рассказе Сары Каллауэй действительно может заключаться частица правды.
– Но никто не станет убивать женщину просто потому, что она отвергла его ухаживания. Это слишком мелодраматично, чтобы быть реальностью.
– Поначалу я тоже так думал. – Гай протянул Райдеру чашку. – Теперь мне точно известно: Рейчел уехала из Лондона, опасаясь за свою жизнь.
– Значит, у нее были для этого основания?
Гай беспокойно заходил к окну и обратно.
– Не знаю. Возможно, кто-то хотел всего лишь напугать ее, но в любом случае происходит что-то крайне неприятное.
– Саре Каллауэй тоже грозит опасность?
– Думаю, нет, но не хочу рисковать, и поэтому настоял на том, чтобы она приехала сюда. – Гай снова опустился в кресло.
– Блэкдаун-Хаус в твоем распоряжении, – кивнул Райдер. – А я буду помогать тебе всем, чем смогу.
Гай покачал головой:
– Твое место рядом с Миракл и Эмброузом, тем более что Джек уже сделал для меня гораздо больше, чем я имел право просить. А еще миссис Каллауэй может настоять на том, что будет сама себе помогать.
Райдер рассмеялся.
– Тогда непременно отошли ее в Уайлдши: пусть учит моих маленьких сестричек всему, что касается дурного поведения растений, а мы сможем предоставить ей это место на такое время, какое тебе захочется.
– Благодарю. Я, возможно, сделаю это, если не выясню на днях, что все мои страхи беспочвенны. В таком случае я просто отошлю ее обратно в Бат.
– Значит, Саре Каллауэй не нужно знать всю правду о кузине?
– Пусть Рейчел сама расскажет ей, если захочет. Что до Миракл, тебе решать, рассказывать ей или нет.
Райдер поднялся и поставил чашку на поднос.
– Иногда мне кажется, что мы стремимся оградить прекрасный пол слишком от многого. Женщины на самом деле не такие хрупкие сосуды, как общество старается убедить нас.
Гай скрестил руки на груди и закрыл глаза: несмотря на кофе, усталость накатывалась на него, как приливные волны. Нервы его были раздражены, как будто за них кто-то дергал долго и весьма безжалостно.
Райдер подошел к клетке с попугаем и снял с нее покрывало. Восьмерка тут же открыл глаза, потом закрыл их и снова погрузился в птичью хандру.
– Ты ведь понимаешь, – сказал Райдер, – что если и существует формула несчастья, то ее до сих пор никто не открыл.
– Совершенно верно, – отозвался Гай. – Я всю ночь успокаивал себя этим приятнейшим выводом.
Сара открыла глаза, но видение никуда не исчезло – розовые орхидеи, чувственные и роскошные.
Она прищурилась. Нет, это не орхидеи, это просто узорная ткань, ослепляющая своим великолепием там, где свет вливался в комнату. Очевидно, горничные раздвинули ставни, не разбудив ее.
Где-то снаружи грохотали обшитые железом колеса, но шум этот заглушали стены Блэкдаун-Хауса. Стрелки часов образовали аккуратную развилку, похожую на раздвоенный ствол дерева. Два часа! Странно. Многие годы она просыпалась не позже шести утра.
Усмехнувшись, Сара снова легла и закрыла глаза, кончиками нервов ощущая, что дом уже наполнялся энергией проснувшихся людей.
Ах, эти горячие мгновения узнавания, когда ее кровь пела симфонию восторга! Она даже подумала тогда, что его глаза горят от того же порочного пыла, каким была охвачена она сама, словно он сорвал платье с ее плеч, чтобы зарыться губами в изгиб ее шеи. Но истинная природа любви – это теплая привязанность друг к другу, как это было у нее с капитаном Каллауэем. Это жертва, приносимая добровольно, мягкий юмор, не покидающий любящих даже перед лицом катастрофы, а вовсе не безумная, неуместная дрожь где-то глубоко внутри.
Впрочем, мысли о красавчике Деворане опять отвлекли от самого главного. Как могла кузина лгать ей так долго и нагромоздить такую гору лжи? И какая ужасная катастрофа любви и доверия помешала ей обратиться за помощью к двоюродной сестре?
Сара рывком села на постели и глубоко задумалась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Когда любовь рядом - Росс Джулия



Классный роман, мой любимый из серии "Уайлдши". Гг-й просто сказка! Сильная личность, благородный, а главное - открытый, не боится признаваться в чувствах( как жаль, что таких просто в природе не существует).
Когда любовь рядом - Росс Джулиякуся
14.11.2012, 8.20





роман из жизни умственно отсталых
Когда любовь рядом - Росс Джулиянадежда
29.05.2013, 18.19





роман из жизни умственно отсталых
Когда любовь рядом - Росс Джулиянадежда
29.05.2013, 18.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100