Читать онлайн Радости и тяготы личной жизни, автора - Росс Энн Джоу, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Энн Джоу

Радости и тяготы личной жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Прошло всего пять дней после того обеда с Сэмом Сазерлендом, и Джейд получила письмо со знаменитого в Сан-Франциско аукциона Ремингтон, где ей предлагали работу. Она сразу поняла, кто стоит за этим щедрым предложением, поэтому не откладывая позвонила Сазерленду в Сан-Франциско.
– Вы воспользовались своим влиянием, чтобы раздобыть для меня это место?
– Теперь смотрите не подведите меня, – донесся далекий голос Сэма. – Вы ведь говорили, что ваша квалификация позволяет вам многое.
– Да, но...
– Ив искусстве и в антиквариате Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока вы отлично разбираетесь?
– Вы же знаете, что это так, но...
– Ну, а поскольку Сан-Франциско до краев забит черным деревом, слоновой костью, старинным жемчугом и жадеитом, вы как нельзя лучше справитесь с этой работой. Разве предосудительно воспользоваться маленькой услугой ваших друзей?
Джейд с радостью согласилась бы. Но за всем этим стояла Эми.
– Я бесконечно признательна вам, Сэм, – сказала она, – но все же намерена отказаться от этого предложения.
Последовала долгая пауза. Джейд уже подумала, что прервалась связь на линии, как Сэм заговорил вновь:
– Как насчет того, чтобы сделать мне одно одолжение?
– Какое же?
– Подождите с отказом двадцать четыре часа.
– Но я все равно не изменю решения.
– Джейд, дорогая, – с легким смешком сказал Сэм, – жизнь научила меня одной нехитрой штуке: никогда не говорить никогда. Обещаете?
Спорить с ним сейчас не было смысла.
– Обещаю.
– Ну, вот и умница.
Спустя восемь часов Джейд проснулась от звонка портье, который сообщил, что к ней пришли.
– Надо поговорить, – сразу объявил Сэм, который и оказался за дверью.
– Сейчас глухая ночь, – пробормотала Джейд, пропуская его в квартиру.
– Я не виноват. Вы же согласились ждать только двадцать четыре часа. – Он взглянул на свои золотые часы на широком браслете. – прошло уже шестнадцать.
Не дожидаясь приглашения, он расположился на диване.
– Воистину вы самая умопомрачительная женщина из всех, кого я видел. Даже в этой, видит Бог, безобразной ночной рубашке.
Джейд сложила на груди руки.
– Вам чем-то не нравится Гарфильд
type="note" l:href="#n_14">[14]
?
– Только не на вашей одежде. У вас можно разжиться какой-нибудь выпивкой?
– На нашей улице есть вполне пристойный бар. С пианистом, – сладким голосом предложила ему Джейд.
– Остроумно, Джейд. Браво.
Немного смутившись, она принесла из кухни бутылку бренди. Налила стаканчик, вручила его Сэму, а сама уселась рядом.
– А вы себе что не наливаете? – спросил он.
– Раз уж я собралась спорить с вами, лучше, если голова у меня будет ясная, – призналась Джейд – Ну, дело ваше.
– Честное слово, Сэм, я так благодарна вам за хлопоты Но не собираюсь при этом отступать от своего решения.
Он сделал глоток.
– Прекрасно.
С удивлением; Джейд смотрела на него. Подозрительна была его неожиданная, необычная покладистость.
– Да? Значит, прилетев на всех парах с берегов Другого океана, вы не собираетесь переубеждать меня?
– Конечно, не собираюсь. Вы взрослый человек, Джейд Умная женщина. Судя по вашей успешной карьере. И я верю безоговорочно, что решение ваше взвешено и продумано.
– Но тогда зачем вы здесь?
– Чтобы услышать истинную причину отказа от работы в Сан-Франциско.
– Это долгая история.
Он сел поудобнее, пристроив руки на спинке дивана.
– Я никуда не тороплюсь.
Было что-то в выражении его лица, что подтолкнуло Джейд рассказать ему правду. Набрав полную грудь воздуха, она ступила в небезопасные воды своего повествования.
– Когда-то давно, еще в юности, я была влюблена. Много лет сходила с ума по одному человеку и в конце концов сделала ошибку. Решила, что и он испытывает ко мне те же чувства.
Мы стали любовниками.
– И теперь он живет в Сан-Франциско? И что из этого? Он женат?
– Нет, он не женат. И в Сан-Франциско он не живет, – на всякий случай слукавила она, желая избежать возможных расспросов. – Но это все не имеет значения. Даже если бы он и жил там, это не помешало бы мне туда переехать.
– Тогда в чем проблема?
– У меня есть дочь.
Надо отдать Сэму должное, он и глазом не моргнул.
– Как ее зовут?
– Эми. Ей скоро шесть.
– Я бы хотел увидеть ее.
Джейд вовсе не удивило, что Сэм совершенно невозмутимо воспринял факт существования девочки. Джейд уже давно знала, что Сэм Сазерленд – душевный, искренний, общительный человек.
– И мне бы хотелось, чтобы вы познакомились, – честно сказала она. – Однако это еще не все. – Джейд глотнула воздуха. – Эми глухая.
Сэм смотрел на стакан, который держал в руках, будто обдумывал услышанное.
– Можно что-нибудь сделать, чтобы помочь ей? Джейд, если вам нужны деньги, скажите только...
– Деньги не помогут. – Губы Джейд дрогнули, но она все же улыбнулась. – Если бы дело было только в деньгах, ничто не помешало бы мне помочь ей. Врачи считают, что ее глухота – результат токсического действия антибиотиков, которыми меня лечили в первые месяцы беременности.
Это было правдой. Во всяком случае походило на нее. О чем Джейд умолчала, так это о своих страшных догадках, что же в действительности обрекло ее девочку существовать в мире тишины и молчания.
– И еще нам сказали, что это – неизлечимый недуг.
– Но ведь есть другие врачи, великолепные специалисты, – возразил Сэм. – Медицина каждый день делает шаги вперед. Джейд! Давайте я отвезу Эми в Калифорнию. Мы найдем лучших специалистов, консультантов – за любые деньги, слышите, Джейд!
– Мы были у специалистов, – сказала она. – Все они ставили один и тот же диагноз – Необратимое нейрогенное поражение слуха.
Сазерленд не признавал от жизни никаких пощечин, и Джейд понимала, как больно ему сейчас слушать ее рассказ. Поэтому она продолжала:
– Но Эми вовсе не несчастное или жалкое создание, наподобие некоторых диккенсовских персонажей. У нее потрясающая няня-педагог, миссис Кэмпбелл, которая стала ее почти родной бабушкой, Эми ходит в замечательную спецшколу в Бруклине, к тому же она – восходящая звезда Детского театра глухих. Вот почему я не могу ехать в Сан-Франциско. Эми здесь счастлива, Сэм. Я не имею права лишать ее этого.
– Джейд, раз уж вы согласились недавно сделать мне одно одолжение, сделайте еще одно, совсем небольшое.
– Какое?
– Съездите со мной в Сан-Франциско. Всего на пару дней.
– Но...
Он повернул к себе ее лицо, вгляделся в ее расстроенные глаза.
– Кажется, я знаю, как решить ваши проблемы. Неподалеку от Сан-Франциско, в Напа Вэлли есть учебное заведение, знаменитое своей работой с глухими детьми...
– Академия Лунной Долины... – Это название давно слышала Джейд. – Но зачисления туда надо ждать целых два года.
– За этим дело не станет. В качестве спонсора я вхожу в правление школы. Ваша малышка со следующей недели сможет приступить к занятиям.
– Это будет несправедливо по отношению к другим... – неохотно возразила Джейд.
– Жизнь вообще несправедливая штука. Черт возьми, Джейд, все эти годы ты несла свой крест в одиночку. – Сэм неожиданно сказал ей «ты», а она восприняла это вполне естественно. – Теперь я хочу помочь тебе.
Как бы утешая, он провел пальцами по ее щеке.
– Ты и так уже столько сделал...
– Помогать тебе только в радость, – просто сказал Сэм. – Ладно. Предлагаю своего рода сделку. Я вношу в списки школы Эми и одновременно вкладываю средства, чтобы можно было принять еще шестерых учеников.
За что судьба послала ей в награду этого удивительного человека? Джейд не знала.
– Спасибо, – лишь сказала она.
– Пожалуйста. – Сэм допил остатки бренди в стакане. – Ты бы начала собирать вещи, – посоветовал он. – Наш самолет через два часа.
– Наш самолет?! Ты что же, с самого начала решил, что я непременно помчусь с тобой в Сан-Франциско?
Джейд даже растерялась – сердиться ей на этого человека или восхищаться его уверенностью в себе.
– Шуметь совершенно не обязательно. Я вовсе не собирался вязать тебя по рукам и ногам и швырять в самолет. Если бы ты отказалась ехать со мной, я просто улетел бы один. И все.
– Что-то мне в это не верится?
– Вот уж не знаю, – молвил он и потрепал ее спутанные ото сна волосы. – Ну, что, помочь тебе со сборами?


Итак, Джейд отправилась в Сан-Франциско.
Первым делом она побывала в офисе аукциона Ремингтон и нашла его идеальным для работы.
Съездила Джейд и в Академию Лунной Долины, которая оказалась всего в пятидесяти минутах езды от Сан-Франциско. Близость к городу позволила бы на уик-энд забирать Эми домой. Детский учебный городок был просто очарователен.
Он приютился среди пологих холмов, заросших виноградниками, садами, рощами. Вдали за холмами возвышался голубоватый конус горы Хелена, которая как зоркая стражница охраняла мирную долину. На территории городка было и футбольное поле, и бейсбольная и волейбольная площадка, и пятидесятиметровый бассейн.
– Я вижу, вы много внимания уделяете спорту? – спросила Джейд у директора школы, которая, к удивлению, оказалась молодой женщиной едва за тридцать.
– Мы считаем, что следует дать возможность нашим подопечным разносторонне проявлять себя, – объяснила Лайза Палмер. – У нас неплохая команда баскетболистов, а пловцы – просто замечательные. – Она улыбнулась Сэму, который, конечно же, приехал вместе с Джейд. – Это все благодаря Сэму. На его средства в прошлом году здесь построили бассейн.
Еще один сюрприз за этот день, полный сюрпризов! Первый был, когда навстречу Сэму гурьбой бросились ребятишки, совсем как к старому доброму дядюшке, а он приветствовал их уверенной пальцевой речью.
Чем ближе Джейд знакомилась со школой, тем спокойнее становилось на душе. Учебные программы были до мелочей продуманы, спальни скорее походили на детские комнаты в доме любящих родителей, а ланч, накрытый в столовой, здорово выигрывал по сравнению с традиционными школьными трапезами.
– Наши ребята во многом сами обеспечивают порядок некоторых служб школы, – сказала Лайза Палмер в ответ на ее восторженные замечания о ланче. – Они составляют меню, работают на кухне, сервируют столы, как вы только что видели, обеспечивают чистоту. Когда Эми приедет сюда, ей тоже найдется посильная работа.
– Да ей еще нет и шести! – встрепенулась Джейд, которой показалось немыслимым, чтобы при такой стоимости обучения дети еще и работали.
– Ну, с легкими обязанностями она и в таком возрасте справится, – с улыбкой ответила Лайза. – Мы хотим, чтобы у нас была не просто школа. Мы изо всех сил стараемся создать здесь домашнюю обстановку. Ведь дома Эми наверняка накрывает на стол, убирает одежду, наводит порядок в комнате.
– Да, на стол она накрывает, – сообщила не без гордости Джейд.
– Ну, вот видите, – подбодрила ее Лайза. – Все это детям только на пользу. Я уверена, вы совершенно не хотите, чтобы Эми чувствовала себя инвалидом, неполноценным человеком.
– Нет. Естественно, не хочу.
– Почему бы вам не показать Джейд ваш театр, – предложил Сэм. – Эми обязательно проявит интерес к драматическим представлениям.
Сэм все время оставался непривычно тихим, почти незаметным, что дало Джейд возможность составить собственное мнение обо всем. Зная, что Сэм привык держать под своим контролем все происходящее, Джейд была признательна ему, что сегодня он как бы самоустранился. А ведь это было наверняка нелегко для него.
Театр оказался самым настоящим, с огромной сценой, с тяжелым занавесом, с системой световой и звуковой помощи юным артистам, что не было предусмотрено в здании драматической студии в Бруклине.
– Боже праведный, – воскликнула Джейд, усаживаясь в обитое красным бархатом зрительское кресло. – Просто потрясающе.
– Все это – дар Мэгги Ньюмен. – Директор школы назвала имя глухой актрисы, которая недавно получила специальный приз как лучшая артистка года. – Она училась в свое время в этой школе и до сих пор раз в год приезжает сюда для практических занятий с ребятами. Дети ее обожают.
Сама школа, учебные программы, драматический кружок – все было идеальным. Благодаря своей работомании и почти одержимому трудолюбию Джейд была в состоянии платить за обучение дочери немалые суммы. Оставалось выяснить только один нюанс.
– Возможно, вы найдете в этом противоречие, – обратилась она к директору, когда они наконец вернулись в офис, – но я веду довольно скрытую личную жизнь. Я далека от светских мероприятий а церемоний, сторонюсь прессы. До сих пор мне удавалось не посвящать публику в свою личную жизнь, в частности, это касается Эми. И вовсе не потому, что я стыжусь ее, – поспешила заверишь Джейд, – а истому, что категорически не хочу, чтобы за эго уцепилась пресса. Мне приходилось видеть, что случается порой с детьми так называемых знаменитостей. Я хочу уберечь Эми от подобных ударов.
– Прекрасно понимаю вас, – поддержала ее улыбкой Лайза Палмер. – Эми будет не единственной обитательницей Академии Лунной Долины, чьи родители – люди известные и даже знаменитые. Заметьте, мы заботимся о безопасности и покое наших ребят столь же рьяно, как и их семьи. В свое время, когда Эми усвоит все навыки общения с людьми слышащими, когда она будет свободно владеть речью, ей предстоит заняться другими вещами Включая науку быть дочерью супермодели мирового класса. Но на данном этапе могу вас уверить, что частная жизнь Эми никем не будет нарушена.
Именно это и надеялась – уповая на Господа – услышать Джейд. И именно это и решило судьбу Эми. Джейд заполнила официальные документы, Эми была принята в школу.
– Можно задать тебе нескромный вопрос? – по дороге в Сан-Франциско спросила у Сэма Джейд.
– Конечно.
– Откуда ты знаешь пальцевую азбуку?
– А, ты об этом, – пожал плечами Сэм. – Мой отец потерял слух после несчастного случая на шахте. Это было еще до моего рождения. Ему оказывала помощь, правда, его компания. Но я, можно сказать, в связи с этим стал двуязычным.
Знаково-пальцевой речью я свободно владею с детства.
– Почему ты никогда не рассказывал об этом?
Сэм удивленно посмотрел на нее.
– Во-первых, я никогда не придавал этому особого значения. У меня не было привычки приходить к людям и объявлять: «Здравствуйте, я Сэм Сазерленд, я намерен купить вашу компанию.
Да, кстати, отец мой был глухим». А потом, – заметил он, – я ведь только на днях узнал, что у тебя есть ребенок. Не говоря уж о том, что у нее нарушение слуха.
В этом он, конечно, лукавил. Джейд прекрасно знала, что Сазерленд был человеком бесстрастным, даже жестким. Но уже в который раз с момента их первой встречи она вынуждена была признать, что прежде всего он замечательный человек.


Для переезда в Калифорнию оставалось решить еще один вопрос. Связанный с Эдит Кэмпбелл. Но, оказалось, беспокоилась Джейд зря.
Узнав все обстоятельства, Эдит только спросила:
– Так когда мы уезжаем?
Уладив все с Эдит, Джейд должна была огласить историческое решение Эми. С огромным облегчением встретила она предложение Сэма присутствовать при этом.
– Здравствуй, – наклонясь к девочке, сказал он. – Я – Сэм. Я друг твоей мамы.
Все слова он дублировал пальцевой речью.
Эми перевела взгляд с матери на Сэма, с Сэма – на мать.
– Ты женат? – неожиданно спросила Эми.
Не вникая в суть ее вопроса, Джейд с гордостью подумала, что говорить дочка стала гораздо лучше и отчетливее. А поначалу только сама Джейд и Эдит понимали ее, чуть позже – Нина. Сейчас, хотя она и проглатывала иногда согласные, Эми говорила так, что понять ее мог практически любой человек.
– Нет, – ответил Сэм.
– Мама моей подружки Кэти только что вышла замуж, – сообщила ему Эми. – Когда они приедут из свадебного путешествия, Кэти больше не будет жить здесь, переедет к ним.
– Ты, небось, будешь скучать без нее, а?
– Ага, – кивнула Эми. – Но Кэти такая счастливая, будет жить с мамой и с новым папой. – Девочка посмотрела на Джейд слишком серьезным для ее возраста взглядом. – Я бы так хотела, чтобы моя мама вышла замуж, тогда она бы все время проводила со мной дома.
– Твоя мама сама мечтает все время быть с тобой, дружок, – сказал Сэм. – Может быть, так и будет в свое время, но сейчас ей надо работать.
– Да она только работает, всегда работает, – пожаловалась вдруг Эми. Движения ее «говорящих» ручек вдруг стали, скованными, а в глазах ее Джейд увидела незнакомую прежде досаду, даже обиду. – Работает, – повторила Эми, и руки ее замерли, сцепленные вместе так, что побелели костяшки пальцев.
Сэм подбодрил Джейд взглядом, а сама Джейд выглядела так, будто земля пошатнулась у нее под ногами. Ведь она так старалась, чтобы Эми ни в чем не испытывала недостатка! Естественно, понимая, что нельзя ожидать от ребенка проникновения во все сложности «взрослой» жизни, Джейд все же было больно, что дочь испытывает такие чувства, не говоря уж о том, что она запросто высказала их в сущности незнакомому человеку.
– Работа – это обязанность, необходимость для всех взрослых людей, – сказал Эми Сэм.
Выражение его лица было серьезным, движения рук сдержанными, чтобы подчеркнуть важность этого разговора. – Однако у мамы есть для тебя сюрприз.
– Какой сюрприз? – с предвкушением обернулась к матери Эми.
– Как насчет того, чтобы поехать в Калифорнию?
Задавая этот вопрос, Джейд не могла справиться с дрожью в руках, так потрясли ее последние обиженные слова девочки.
– Поехать... – ровные брови Эми нахмурились, пока она вспоминала нужный знак. – Поехать в гости? – наконец спросила она.
– Нет, не в гости, – ответила Джейд. – Жить.
Глазенки Эми вдруг расширились та, наполнились слезами.
– Уехать отсюда? От всех моих друзей? – Горючие слезки готовы были вот-вот хлынуть.
– И мама, и миссис Кэмпбелл обязательно поедут в Калифорнию с тобой, – бросился утешать ее Сэм. – Твоя мама нашла там для тебя замечательную школу, где ты будешь плавать в бассейне, кататься верхом и выступать на сцене.
Эми ладошками растерла слезы по щекам.
– На сцене? В театре?
– В самом настоящем. Где ставят настоящие спектакли, – уверила ее Джейд, вытирая платочком личико девочки.
– Это удивительная школа, Эми. А на выходные я обязательно буду забирать тебя домой.
Эми надолго замолчала, размышляя.
– А ты тоже поедешь? – наконец обратилась она к Сэму.
– Да, я живу в Калифорнии, – ответил он, – так что видеться будем очень часто.
Последовала еще одна бесконечная пауза.
– Ладно, – вынесла решение Эми. – Поеду.
Джейд вздохнула с таким облегчением, что этого даже не удалось скрыть.
– Я буду скучать, – призналась Нина во время их прощального ужина, заказанного в ресторане «Палм Корт» в отеле «Плаза».
– Но не так, как буду скучать без тебя я, – сказала Джейд. Внешне она была спокойна, но на сердце было грустно. – Как только я устроюсь, тебе предстоит прибыть в Калифорнию с торжественным визитом.
– Да, уж от меня ты так просто не отделаешься, – предупредила Нина. – Кстати, я уже не первый год подумываю о том, что надо бы открыть филиал нашего агентства на Западном побережье. Сдается мне, что Сан-Франциско – лучшее место для этого.
Нина и Джейд обменялись скупыми улыбками. Продолжая убеждать друг друга, а главное, себя, что никакие расстояния не ослабят теплоты их отношений, тем не менее обе понимали, что после стольких лет тесного сотрудничества и близкой, искренней дружбы их пути расходятся.
Грустное это было чувство.
Через два дня Джейд, Эми и Эдит поднялись на борт самолета частной авиакомпании Сазерленда. Им предстояло перелететь всю Америку, с тем чтобы погрузиться в новую жизнь.
Джейд знала, что Сэм – богатый человек, но никогда не задумывалась, какие же средства находятся в его руках. Не задумывалась, пока не ступила в салон его небольшого личного «Боинга». В отличие от одноместного самолета «Чессна Ситэйшн», на котором Сэм летал самостоятельно в качестве пилота, этот «Боинг» мог перевозить до двадцати четырех пассажиров, мог четыре тысячи миль лететь без посадок для дозаправки. Что касается удобств, он был само совершенство.
Мягкие кожаные кресла, резного дерева столики, мозаикой выложенный паркет превращали салон самолета в уютную гостиную. Оборудована была и столовая, в шкафу сверкал ирландский хрусталь и английский фарфор. В салоне для отдыха, а иначе говоря, в спальне поражала неимоверных размеров кровать, лежа на которой можно было смотреть видеомагнитофон или слушать музыку. Примыкающая к спальне ванная комната так и блестела позолоченными кранами и ручками, стены ее были выложены итальянской керамической плиткой.
– Мне нравятся самолеты, – объявила Эми, прыгая на упругом сиденье кожаного кресла. – Очень нравятся.
– Такие полеты не должны входить в привычку, – урезонила Джейд дочку, пристегивая ремни безопасности в ее кресле.
Эдит устроилась напротив и сразу погрузилась в чтение одного из своих любимых исторических романов.
– Если бы ты стала женой Сэма, мы бы все время могли летать, – заявила Эми.
К счастью, именно в этот момент взревели двигатели. Рев и шум поглотили все ответные слова Джейд, да и Эми почти сразу обо всем забыла, обнаружив книжки и раскраски, о которых заранее позаботился Сэм.
Сазерленд лично не встречал Джейд, Эми и Эдит в Сан-Франциско, так как был вынужден вылететь в Амстердам по делам бизнеса. Такая малость, конечно, не помешала ему проследить, чтобы путешествие нью-йоркских дам закончилось безукоризненно. Поэтому в аэропорту их встретила Джоан Петерсон, одна из ближайших деловых помощниц Сазерленда. Джоан, высокая молодая блондинка, облаченная в строжайшего покроя серый костюм, усадив гостей в ожидавший лимузин, проводила их в отель «Фэйрмаунт».
Убедившись, что они устроились прекрасно в роскошном прямо под крышей номере с огромной лоджией, Джоан Петерсон объявила, что на следующее утро она заедет за ними, чтобы сопровождать их в ознакомительной поездке по городу.
– Боюсь, на это я не должна тратить время, – сказала Джейд. – Завтра я собиралась заняться поисками дома для постоянного проживания.
– Обо всем уже позаботились, – оживленно уверила ее Джоан. – Два дня отведено на знакомство с нашим городом, после чего агенты по недвижимости, нанятые мистером Сазерлендом, предложат вам свои варианты. Среди которых, я уверена, будет городской особняк или вилла, которые удовлетворят вас. Все ваши требования мистер Сазерленд заранее сообщил своим агентам.
– Похоже, мистер Сазерленд предусмотрел абсолютно все.
Слова были сказаны сухо, но Джоан оценила их и изрекла:
– Как всегда!


Следующие месяцы пронеслись как в тумане;
Эми начала занятия в новой школе, Джейд устраивалась в новом доме – особняке в викторианском стиле, расположенном на утопавшей в зелени Сакраменто-стрит. Джейд продолжала рекламную кампанию «Тигрицы», но главное, она приступила к работе у Ремингтона, где скоро должен был состояться аукцион антиквариата Востока.
Джейд была счастлива, жизнь шла интереснее, чем когда бы то ни было. Но все же расслабиться и успокоиться душой Джейд не могла. Мешала давно усвоенная жуткая истина, что дьявол всегда свое возьмет (если в чем и были правы велеречивые оклахомские проповедники, то именно в этом). Светлая, счастливая полоса в жизни непременно сменится черной и дурной. Так уж устроен мир.
Поэтому Джейд нимало не удивилась, когда в один прекрасный день ей позвонил из Оклахомы какой-то врач и сообщил, что ее мать пришлось срочно госпитализировать. И хоть Джейд зареклась когда-нибудь возвращаться в Оклахому, она вылетела туда первым же самолетом.
Она надеялась, что, возможно, доктор преувеличил серьезность состояния матери.
Но оказавшись у больничной койки, на которой лежала мать, глядя в ее осунувшееся лицо, видя ее тело – кожа да кости, – Джейд поняла, что по телефону доктор дал щадящее заключение.
– Она умирает? – сразу спросила Джейд, когда зашла в кабинет к врачу.
– Я не буду ходить вокруг да около, мисс Макбрайд, – с сочным оклахомским выговором сказал доктор. – Ваша мать очень плоха. У нее тяжелая пневмония плюс жесточайшее истощение.
– Но ведь это все поддается лечению! Деньги для меня не проблема, – поспешила она уверить его, опасаясь, что убогие условия жизни Белл заставили врачей усомниться в платежеспособности ее дочери.
Джейд сама пришла в ужас, заглянув в квартиру Белл. Почему она жила в таком мрачном, жутком углу? Неужели она пропивала все деньги, которые ежемесячно переводила ей Джейд? Но, судя по всему, так оно и было.
– Если ее организм восприимчив к действию антибиотиков, пневмонию мы сможем вылечить.
А если мы продержим ее здесь подольше, то есть надежда, что ей удастся немного набрать вес. – Доктор посмотрел Джейд прямо в глаза. – Но ведь мы с вами прекрасно понимаем, что все это не решит главной проблемы.
Да, Джейд понимала это. Едва зайдя утром в палату к матери, она услышала, как та выкрикивала какие-то бессвязные слова, похоже, навеянные жуткими страстями очередной «мыльной оперы» («Сантана соблазняет Круза!», «Керк хочет убить Идеи!»). Медсестра объяснила, что этот бред и возбужденное состояние – следствие многолетнего токсического воздействия алкоголя. Белая горячка, грубо говоря.
Когда Белл попыталась вскочить с кровати, крича, что ей необходимо предупредить всех своих – »кантри» о готовящемся против них коварном заговоре, дежурный врач не раздумывая назначил сильный седативный препарат. И вот уже больше четырех часов Белл вообще не подавала признаков жизни.
– Что бы вы предложили, доктор?
– Есть наркологический санаторий в Нормане, – сказал он. – Чудес там не творят, но через какое-то время они смогут очистить организм вашей матери от токсинов, поставят ее на ноги.
Поставят на ноги для того, чтобы она вышла оттуда и начала все по новой. Слова эти не были произнесены вслух, но по выражению лица доктора Джейд поняла, что сейчас они оба подумали об одном и том же.
– Сколько потребуется времени на лечение?
– Минимум два месяца. Документы мы можем оформить прямо сейчас. Как только воспаление легких будет позади, мы готовы отправить Белл в санаторий.
Оставаясь внешне подчеркнуто внимательной, Джейд вдруг мысленно перенеслась на несколько лет назад. Она вспомнила те дни, что пришлось когда-то провести за решеткой. Лишенная свободы, униженная, перепуганная, она пережила тогда самое страшное время в своей жизни. Так не станет ли помещение Белл в закрытый наркологический санаторий чем-то подобным заключению в тюрьму?
– Мисс Макбрайд? – вопросительно окликнул ее врач.
Джейд на мгновение прикрыла глаза, напоминая себе, что другого выбора сейчас нет. Решение было принято.
– Где я должна расписаться?


Сатана, похоже, пустился вовсю наверстывать упущенное. В первый же вечер после возвращения Джейд в Сан-Франциско невольный удар нанес ей Сэм.
После изысканного обеда у «Китайской императрицы» – ресторана под крышей высотного здания китайского торгового центра, Сэм привез Джейд в ее особняк на Сакраменто-стрит. Эми была в школе, Эдит отправилась в Сиэтл навестить дочь с семейством. Весь дом был в распоряжении Джейд.
– Какие у тебя планы на следующий субботний вечер? – спросил Сэм.
Он только что развел огонь в камине и теперь устроился рядом с Джейд на диване. Сидели они совсем близко друг к другу, но в этом не было даже намека на романтические отношения.
– Скорее всего буду пришивать блестки на платье для принцессы, – ответила Джейд. – Эми намерена стать самой блистательной Золушкой, каких видел свет.
– У тебя не девка, а просто фейерверк! – засмеялся Сэм. – Как ты думаешь, удастся тебе урвать несколько часов от своих домашних дел, чтобы поприсутствовать со мной на одном бракосочетании?
– Ну, на несколько часов я сумею выбраться, – подумав, сказала Джейд. – А, кстати, кто невеста? Я ее знаю?
– Не думаю. Дочь одного из моих деловых партнеров. Филиппа Хэмилтон.
– Филиппа Хэмилтон? – Джейд еле выговорила это имя.
– Именно. – Сэм немного удивленно посмотрел на нее. – Я не знал, что вы знакомы.
– Мы не знакомы. Но я не могла не заметить ее портретов во всех светских изданиях.
– Да, об этой даме написано немало, – согласился Сэм.
– А кто жених? – с ледяным спокойствием задала вопрос Джейд, страшась услышать имя, которое, она твердо знала, сейчас прозвучит.
– Рорк Гэллахер.
– Архитектор.
– Он самый, – легко откликнулся Сэм. – И хотя я не выношу светских мероприятий, на которые вынужден одеваться как метрдотель, боюсь, если я пренебрегу приглашением, Хэмилтон примет это на свой счет. – Он сжал холодные пальцы Джейд. – А вот если я появлюсь в сопровождении самой красивой женщины Сан-Франциско, это превратит вынужденное мероприятие в почти сносный вечер.
– На свадьбе самой красивой женщиной всегда является невеста, – сочла необходимым заметить Джейд.
– Это на всех других свадьбах, – возразил Сэм. – Но поскольку Филиппа Хэмилтон тебе и в подметки не годится, боюсь, ей придется довольствоваться от силы вторым местом.
Он бегло поцеловал ей волосы, потом сказал задумчиво:
– Знаешь, как усиленно я бы ни молчал, чтобы не сглазить их счастье, боюсь, эти старания напрасны.
– О чем ты?
– Да о том, что это будет третий брак Филиппы. И обычно женихом становился элегантный молодой денди, неотразимый в смокинге, сопровождающий ее на всех светских раутах, но полностью подчиняющийся ей. – Сэм покачал головой. – А Гэллахер всегда казался мне волком-одиночкой. Он слишком умен и независим, чтобы позволить супруге прибрать его к рукам.
– Может быть, Филиппа в этот раз специально выбрала мужчину иного толка?
– Может быть. Но если это не так, этому браку не продлиться и года, – предсказал Сэм.


Свадьба Рорка и Филиппы стала гвоздем сезона. Список гостей достигал четырехсот фамилий, приглашены были «лучшие» люди Сан-Франциско – от старых денежных мешков вроде Шпрекеля или Крокера до нуворишей, к которым относился Сазерленд. И Джейд.
Свадебная церемония устраивалась в огромном поместье отца невесты. Оглядывая сад, Джейд решила, что здешние садовники трудились, наверное, денно и нощно, чтобы каждая роза на каждом кусте огромного цветника к назначенному дню раскрылась в полной своей красе. Теплый летний воздух был просто пропитан розовым ароматом. Наведенный через небольшой пруд мостик был увит-украшен белоснежными орхидеями, а для полноты картины по тихой голубой воде царственно скользили два белых лебедя.
Группа музыкантов из Оркестра Филармонии Сан-Франциско заиграла изысканную классическую мелодию, до боли знакомую, но, к сожалению, Джейд не могла вспомнить, чью. Спустя несколько минут по белоснежному мостику прошел «парад» нежных красавиц, одетых в тончайшие шифоновые разноцветные платья, которые так и струились по их ногам. Каждую фею сопровождал молодец неземной красоты – в белых перчатках и серебристо-серой тройке.
Белая атласная дорожка была проложена от «зрительских кресел» к подиуму, на котором сейчас стоял Рорк, заложив руки за спину. Стоял в ожидании выхода невесты. Привыкнув видеть его или в потертых рабочих джинсах, или в повседневной незамысловатой одежде, какую он носил на Серифосе, Джейд подумала, что сейчас, в положенном к случаю белом фраке, он выглядит чужим, далеким, неприступным.
Музыка стихла, все замерли в ожидании. И наконец под звуки свадебного марша из «Лоэнгрина» появилась Филиппа Хэмилтон. Гости ахнули от восхищения – это была не женщина, а целое облако антикварных брюссельских кружев.
Пышное белоснежное подвенечное, платье от Живанши было так щедро обшито кружевами и усыпано жемчужными бисеринами, что у Джейд мелькнула мысль, сколько же белошвеек потеряло на этом зрение. Ослепительная невеста держала букет роз и лилий, от запаха которых у гостей захватывало дух, когда мимо них шествовала виновница торжества.
Джейд заставила себя окаменеть, когда Филиппа Хэмилтон обменивалась клятвами в верности с человеком, которого некогда любила сама Джейд, но подумала, что для нее менее мучительным было бы уехать из Сан-Франциско и примкнуть к секте мазохистов, которые занимаются самобичеванием.
К счастью, оставшаяся часть свадебной церемонии проплыла как в тумане. Смутно помнила Джейд, как они с Сэмом заняли место в длинной очереди гостей, чтобы поздравить молодых и пожелать им счастья. Голубые глаза Рорка угрожающе сузились, когда Сазерленд представил Джейд, но ответное приветствие его было мимолетным, он не подал вида, что они с Джейд встречались прежде.
Его ледяная вежливость одновременно и задела, и обрадовала Джейд. Но как бы она ни пыталась убедить себя, что ее нисколько не волнует, как сейчас относится к ней Рорк, это были тщетные старания. Себе не солжешь. Как бы она ни пыталась вычеркнуть этого человека из своего сердца, она думала о нем. Думала много и часто.
С излишним рвением Джейд теперь взялась за новую работу.
Иногда даже Сэм предлагал ей на секундочку остановиться, перевести дух, сменить обстановку.
Но Джейд была неудержима, вплоть до того, что про себя признавалась: я могу еще больше работать, еще лучше, каждая минута дорога.
И сидя воскресным утром у себя в комнате за антикварным письменным столом, в тишине, пока спит наверху Эми, Джейд доставала свои гроссбухи, прибавляла в каждый столбик еще по цифирке, еще по нолику и чувствовала глубокое, почти физическое, удовлетворение.
Первое Рождество в Сан-Франциско стало для Джейд и Эми настоящей сказкой. Праздники начались в школе у Эми, куда Сэм и Джейд приехали на спектакль детского театра. Сэм так растрогался, глядя на юную артистку в роли рождественской феи, что глаза его подозрительно заблестели. После праздничного угощения яичным коктейлем и печеньем-»звездочками» Джейд и Сэм забрали Эми в город на все рождественские каникулы.
За два дня до Рождества Сэм и Джейд отправились на концерт: в Оперном Театре давали «Мессию» Гайдна.
Отбросив все сомнения и предрассудки, Джейд решила сделать себе поблажку и купила к этому выходу немыслимо дорогое платье. Открыв входную дверь и увидев немного обалдевшее лицо Сэма, она поняла, что это коньячного цвета бархатное платье, оттеняющее бронзовыми бликами ее волосы, вполне оправдывает свою цену.
– Вкладывая столько денег в твою красоту и еще больше зарабатывая на ней, я мог бы лучше других знать, насколько ты хороша, – изрек Сэм. – Но сегодня ты превзошла себя.
– Я рада, что тебе нравится.
С безмятежной улыбкой на лице Джейд покружилась перед зеркалом, совсем как Эми в новом праздничном платьице.
– Нравится – это мало сказано. Я окажусь объектом зависти всех мужчин, когда сегодня войду в Оперный Театр с тобою под руку.
– Вот забавно, а я думала, что это мне будут завидовать все женщины. – Джейд с головы до ног оглядела Сэма. – Вы сегодня невероятно элегантны, мистер Сазерленд!
Джейд всегда считала Сэма привлекательным, видным мужчиной, но была немало удивлена, с какой изысканной непринужденностью он носит официально-выходной костюм.
– Ты, похоже, рожден, чтобы ходить во фраках да смокингах.
Сэм рассмеялся.
– Ты хочешь сказать, люди не понимают, что я обычный дровосек, которому просто немного повезло в жизни?
– О своем везении ты позаботился сам, – твердо сказала Джейд. – А если ты и есть обычный дровосек, то я удивляюсь, что по лесам не бегают толпы женщин, мечтающие о таком дровосеке.
– Что мне в тебе нравится, Джейд, – лукаво ухмыльнулся Сэм, – это то, как здорово ты врешь.
Он хотел было своим обычным жестом взлохматить ее роскошные волосы, но удержался, сообразив, что разрушит чудо парикмахерского искусства.
Попрощавшись с Эми, которая с Эдит на кухне колдовала над орехово-шоколадными пастилками, Сэм и Джейд отправились на концерт.
Сэм задержался в раздевалке, а Джейд тем временем обозревала гулявшую по фойе элегантную сверкающую толпу. Женщины в этом сезоне словно с цепи сорвались. Джейд не могла припомнить, где и когда ей приходилось видеть столько бисерной вышивки, мехов и ювелирных изделий в одном помещении.
Джейд медленно прошлась по залу, остановившись у огромной сверкающей огнями рождественской елки, украшенной мишурой, золотистыми и серебряными шариками. Вдруг совсем рядом у елки она увидела Филиппу Хэмилтон Гэллахер, облаченную в такое сияюще-серебристое платье, которое делало ее похожей на елочную игрушку.
Выражение ее лица как нельзя лучше соответствовало зиме. Когда она повернулась к мужу, Рорку, ее лицо исказилось гримасой раздражения и неприязни. Как она была сейчас непохожа на красавицу Филиппу, знакомую всем по фотографиям в журналах.
– Я не понимаю, – громко негодующе заговорила она. – Не понимаю, если прежде ты сотрудничал с моим отцом, почему ты отверг такое великодушное предложение.
– Я уже объяснял тебе, – отвечал Рорк с плохо скрываемой досадой. – Если бы я подписал это двухстороннее соглашение с твоим отцом, я лишился бы подряда на строительство нового здания федерального суда – Но какого черта тебе надо непременно проектировать этот дурацкий суд?!
– Я еще никогда не занимался проектом здания суда.
Филиппа сердито встряхнула своей белокурой головкой.
– Ты и общественный сортир еще никогда не строил. Наверное, это и станет твоей следующей работой? – ядовито сказала она.
– Что же, если у меня появится оригинальная идея, это будет небезынтересно.
– Ты, как всегда, совершенно невыносим!
Если бы взглядом могли убивать, Рорк был бы сражен наповал, машинально подумала Джейд.
Филиппа, пробормотав сквозь зубы злобное ругательство, крутанулась на своих тончайших серебряных шпильках и удалилась. Протяжно, устало вздохнув, Рорк последовал за ней. Джейд все еще смотрела им вслед, когда услышала над ухом звучный низкий голос:
– Шампанское для королевы бала! – объявил Сэм, но тут улыбка слетела с его лица. – Джейд? Что с тобой? Все в порядке?
– Конечно! – она отогнала прочь мучительное, щемящее чувство сожаления и подарила Сэму ослепительную улыбку. – Я просто задумалась.
– Должно быть, о чем-то крайне неприятном.
Он внимательно смотрел на нее своим проницательным взглядом, от которого ничто не могло укрыться. Стараясь избежать этого, Джейд нарочито спокойно глотнула шампанского, которое принес Сэм. – Ну не чудо ли эта елка? – с напускным восторгом воскликнула она.
Сэм сжал ее запястье.
– Джейд?
Выручил звонок. Джейд чуть не застонала от облегчения, услышав отчетливую трель, возвещающую, что пора занимать места в зрительном зале.
– Пойдем, пожалуй.
Пальцы Сэма сильнее обхватили ее руку.
– Мы не в Нью-Йорке, Джейд. Здесь люди вольны распоряжаться своим временем как угодно.
В этом он был прав. За исключением группки сухоньких седовласых леди в лисьих палантинах и фамильных драгоценностях, никто не двинулся из фойе.
– Прошу прощения, – поставив свой бокал, сказала Джейд, – но ты знаешь, что я жутко пунктуальная особа.
По огорченному виду Сэма она догадывалась, что ее усилия уйти от ответа не остались незамеченными; просто Сэм не хотел портить вечер расспросами.
– Твое слово – закон, Джейд, – лишь сказал он и, приобняв свою даму за талию, увлек ее к лестнице, ведущей в их ложу.
Музыка была бесподобна, но бессмертный Гайдн не тронул сердце Джейд. Как ни старалась, она все думала и думала о Рорке, о Греции, о той чудесной неделе любви, что подарила им судьба. И уже в который раз она твердила себе, что уже затянулась в душе рана от страшного открытия: Рорк – ее сводный брат.
Еще совсем недавно ей казалось, что нисколько ее не мучает женитьба Рорка на Филиппе Хэмилтон. Но сейчас, сидя рядом с Сэмом, вслушиваясь в волшебное многоголосие хора, Джейд осознала, что обманывала себя. Рана не зажила, боль не отпускала, сердце щемило сильнее, чем она того ожидала.
На следующий день неимоверным усилием воли Джейд заставила себя отринуть все мысли о Рорке и его супруге.
Сэм, заявив, что уже много лет не имел никаких дел с Санта Клаусом, пригласил Джейд и Эми встретить Рождество в его доме на Пасифик Хейтс. Эдит уехала к родным в Сиэтл.
В парадной гостиной дома Сазерленда воцарилась огромная пирамидальная серебристо-голубая елка. На полу, среди ее пушистых нижних лап Сэм навалил целую гору подарков в ярких нарядных коробках и свертках.
Эми по-турецки восседала перед камином на несколько поблекшем абиссинском ковре и поедала сладкие «плоды» многочасовых усилий повара из дома Сазерленда, Джейд вслух читала рождественские истории Дилана Томаса. Сэм для Эми дублировал ее повествование безукоризненной пальцево-губной речью. Сочные витиеватые слова переплетались, сливались, текли изысканной вязью, почти физически заполняя атмосферу дома сказочной музыкой языка.
Да это чудо! Чудо, вдруг подумала Джейд, и какую же глупость она вчера совершила, позволив себе затосковать. Жизнь полна стольких радостей, пронизана такой любовью, что ничто не должно омрачать ее дни.
В рождественское утро в гостиную будто торнадо ворвался.
– Такой маленький торнадо с голубыми глазами, – усмехнулся Сэм, оглядывая ворох распотрошенных коробочек, свертков, пакетов. В комнате, казалось, прошел снег – но из ярких клочков оберточной бумаги. – Или торнадо, или войско гуннов побывало тут.
Эми в новой пижамке, которую еще накануне подарил ей Сэм, самозабвенно возилась с одной из трех новых кукол, принесенных Санта Клаусом. Именно эта кукла по индивидуальному заказу Сэма была вручную сделана в Германии. У куколки было личико самой Эми, одета она была в красное бархатное платьице с белой кружевной отделкой, точь-в-точь такое, как надевала в рождественский вечер ее новая хозяйка, Эми. Сэм и Джейд заранее отыскали мастера, согласившегося за соответствующую плату сшить для девочки платье, до мелочей повторяющее кукольный наряд.
– Сэм! – позвала Эми.
– Да, дорогая моя?
Голубые ее глаза были распахнуты так же широко, как в день, когда она появилась на свет.
Только одна Джейд знала, что эти глаза – копия глаз Рорка.
– Сэм, ты будешь моим папой?
В то время как Джейд вспыхнула, услышав такой прямолинейный вопрос, Сэм лишь запрокинул голову и расхохотался.
– Даже не знаю, дружок, – признался он. – Но раз ты спрашиваешь, я непременно обдумаю это. Идея неплохая.
Джейд бросила на него быстрый взгляд, но не поняла, всерьез он говорит или нет. По его дружелюбному лицу ничего нельзя было понять.
Зимние дни побежали дальше, и оказалось, что неожиданное заявление малышки Эми изменило отношения Джейд и Сэма. Впервые после их знакомства Джейд вдруг увидела в Сэме не только шефа, не только друга, но и возможного любовника. Она ощутила рядом с собой мужчину, и чувство это усугублялось с каждым часом. Скоро и Сэм понял, что так несвойственное ему долготерпение было не напрасным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу



потрясающая книга
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуОльга
16.01.2012, 19.48





Очень понравилась!
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу...
16.01.2012, 19.49





Роман хороший ,но очень тяжелый .
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуНаташа
17.01.2012, 1.35





я зідна роман дуже тяжкий,але і цікавий
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоулюда
20.01.2012, 23.27





Sovsem ne ponravilsya. Geroinya lubit to odnogo, to vtorogo, to opyat pervogo. Emocii ne dostato4no xoro6o opisani. I roman bil bi namnogo koro4e, esli bi avtor ne zapolnila ego ogrom koli4estvom informacii ob iskustve i istorii.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоуmilli
8.03.2012, 14.25





"Начало очень интригующее,но в середине вся романтика исчезла,концовка вообще затянута..."
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуНИКА*
11.05.2012, 7.50





моя любимая книга.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу..
11.05.2012, 23.33





Роман супер обажаю такие, но осадок после прочитанного горький из-за тяжёлой судьбы героев.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуЛика
1.07.2012, 20.06





Очень хороший роман. Жизненный и глубокий. Люблю такие
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуJuli
16.06.2013, 10.14





Из серии "богатые тоже плачут". Клюква развесистая и вот уж не жизненно ни разу!rnСовсем не понравилось.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуИрина
16.06.2013, 15.26





Прекрасная книга!
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуВи
31.05.2015, 0.16





Очень интересно.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуЕлена
14.06.2016, 20.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100