Читать онлайн Радости и тяготы личной жизни, автора - Росс Энн Джоу, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Энн Джоу

Радости и тяготы личной жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Серифос, Греция
К Джейд пришла любовь. Ни в одной из своих поездок она не испытывала такого безмятежного умиротворения, наслаждаясь красотой греческого островка Серифос. Теплый благодатный климат, первозданная природа, щедрые краски белоснежных домиков и церквушек, бирюзово-голубое море, насыщенного охряного цвета земля – все это очищало душу от суетной шелухи, позволяя расслабиться. Н возродиться.
Покой и безмятежность, однако, исчезли в один момент, когда она внезапно заметила на берегу знакомый мужской силуэт. Даже на расстоянии Джейд сразу узнала в нем Рорка Гэллахера.
Он стоял на белой скале. Глаза его были скрыты за дымчатыми стеклами очков, рот сжат в жесткую линию, придавая лицу суровое выражение, так разительно отличавшееся от обезоруживающей улыбки, которую помнила Джейд.
Глядя в объектив фотокамеры, она чувствовала на себе пристальный взгляд Рорка, что не давало ей слушать указания фотографа.
Девлин опустился на колени прямо на влажный песок.
– Ну, дорогуша, ты можешь и лучше, – теребил он Джейд, – где твоя чувственность?
Где секс?
Увы, легко было ответить на этот вопрос.
Стоило лишь подумать о Рорке. Вспомнить его сильные, уверенные руки, которые заставляли петь ее тело... Вспомнить его губы, которые нежно ласкали ее...
Джейд изо всех сил стремилась выполнять задания фотомастера, но понимала, что движения ее скованы, а улыбка вымучена. Поэтому когда съемки прервал ливень, Джейд вздохнула с облегчением, успокоилась... пока не столкнулась по пути в отель лицом к лицу с Рорком.
Длинный был день.
Закрывшись в своей комнате, Джейд пыталась унять дрожь, вызванную прохладным дождем и неожиданной встречей. Потирая ноющую поясницу, она позвонила вниз и заказала полный кофейник горячего кофе. Затем зашла в ванную комнату и принялась яростно вытирать мокрые волосы пушистым полотенцем.
Спустя несколько минут раздался стук в дверь – принесли заказ.
«На редкость быстро», – с удивлением подумала она. Здесь, в Греции, их обслуживали великолепно, хотя не очень расторопно. Местные служащие двигались в пространстве явно медленнее, чем привыкла Джейд, сама быстрая и стремительная. Но удивление ее сменилось почти шоковым состоянием, когда, открыв дверь, она увидела на пороге Рорка.
– Уходи.
Рорк придержал дверь рукой.
– Я только поговорить с тобой хотел, Кэсси.
– Что ты здесь делаешь, Рорк?
– Где? На острове? Или у твоей двери?
– У моей двери.
– Не знаю.
Честный ответ застал ее врасплох. «Одна Джейд» хотела захлопнуть дверь перед носом Рорка. «Другая» не прочь была показать ему, в какую женщину превратилась Кэсси. Она уже далеко не та влюбленная девочка с широко распахнутыми глазами, с которой он крутил роман.
А потом бросил.
– Наверное, тебе лучше войти, – сказала она, распахивая дверь шире.
Она села на диван, положила ногу на ногу, продолжая сушить полотенцем волосы.
– Ты прекрасно выглядишь, – заметила Джейд.
Рорк опустился в кресло напротив.
– Ты тоже.
В его голосе слышалось откровенное желание.
Джейд пожала плечами, бросила полотенце на журнальный столик.
– Работа такая.
– В твоих устах звучит не очень шикарно.
– А так и есть. Работа хлопотная, даже нелепая – купальники в декабре, меха – в июле.
Работа скучная. Однако прибыльная. Легче занятия у меня не было.
Повисло молчание.
– Ну, а ты стал все-таки архитектором? – постаралась непринужденно спросить Джейд. Она не могла позволить, чтобы Рорк догадался, как она ловила каждое известие о его судьбе. – Или работаешь в отцовской компании?
– Я не бывал в Гэллахер-сити с той ночи.
С той ночи, когда он исчез из ее жизни, бросил ее, беременную. Джейд отвела глаза, чтобы он не видел в них боли, которую причинили эти слова.
– Отец твой, наверное, очень огорчен тобою. – Одна мысль, что великий и всемогущий Кинлэн не получил того, чего хотел, вызывала у Джейд улыбку.
– Мягко сказано.
– А что тебя привело на Серифос?
– У меня своя архитектурно-проектная фирма, – сказал он, – в Сан-Франциско.
Он не сообщил ничего, что было бы ей неизвестно. В прошлом году, когда они выезжали на съемки в Калифорнию, Джейд нашла в местном телефонном справочнике координаты Рорка.
И даже приехала на Монтгомери-стрит, где в шикарном здании располагался его офис. Тогда она стояла и смотрела, как в дверях мелькают деловые люди, клерки, как они пощелкивают замочками своих кейсов, шуршат страницами «Уолл стрит джорнел». Джейд представила, а вдруг из обшитых бронзовыми листами дверей сейчас выйдет сам Рорк Гэллахер... Но, конечно, никто не вышел, и она скоро вернулась к себе в отель.
– Собственная фирма? Ты, должно быть, преуспеваешь. Но, насколько я помню, ты собирался работать непременно в Европе.
– Я завоевал признание в своем деле, – сказал Рорк, – хотя, конечно, не такого, как ты. А что касается фирмы, то мне посчастливилось встретиться с Ричардом Хэмилтоном, который оказывал финансовую поддержку моим проектам. Для этого надо было перебраться в Сан-Франциско. Хэмилтон владеет компанией «Хэмилтон Констракшн». Как бы я ни мечтал остаться в Европе, от его предложения нельзя было отказываться.
– Я слышала о «Хэмилтон Констракшн», – Джейд сразу вспомнила фотографию, запечатлевшую Рорка и Филиппу Хэмилтон. – Однако ты так и не сказал, что делаешь здесь, в Греции.
– У Хэмилтона заключен контракт на строительство офиса на островах. Вот, осматриваюсь.
Джейд обратила внимание, что Рорк избегает упоминать о дочери Хэмилтона.
– Понятно.
Они снова замолчали – неловко, почти мучительно подыскивая тему для продолжения разговора.
– Честное слово, я очень рад, что у тебя все хорошо в жизни, Кэсси... э-э... Джейд, – первым не выдержал Рорк.
– Спасибо.
– Ты ведь изменила не только имя?
– Что ты имеешь в виду? – спросила она, думая, что сейчас он скажет, какой изысканной она стала.
Но Рорк, как всегда, удивил ее.
– Ты возвела вокруг себя мощные стены.
Прежде этого не было.
– Не понимаю, о чем ты, – солгала Джейд.
Сколько сил она потратила, чтобы выстроить эти стены, и ей неплохо это удалось. Это позволяло ей жить, работать, держать на расстоянии всех мужчин, чтобы никто больше не нанес ей душевных ран.
– А я думаю, ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, – возразил Рорк. – Вообще-то, я только одно хотел у тебя узнать.
Тысячи мыслей роем пронеслись у нее в голове. И каждая – об Эми. Значит, он наконец решил спросить о ребенке.
– Если тебе тогда так уж нужны были деньги, почему ты не обратилась ко мне? Я ведь знал о Белл, знал, как тебе достается в жизни. И я пошел бы навстречу. Почему непременно надо было тащить безделушки у тетки Лилиан?
– Что?! – сжав кулаки, Джейд вскочила на ноги. – После того, что тем летом было между нами, как ты вообще мог поверить в эту гнусную ложь, Рорк? Если я действительно значила для тебя хоть что-то, ты бы никогда не поверил всем им. Никогда! Ты хоть на минуточку представляешь, что значит оказаться в тюрьме? Ты сознаешь, какой ужас, унижение я пережила? И если еще само по себе заключение в той вонючей камере, все эти похабные ухмылки и комментарии я кое-как перенесла, каково мне было обнаружить, что для тебя я была лишь очередной сексуальной мужской победой?
– Какой еще победой? Что за ерунду ты несешь?
– Единственным объяснением того, что ты бросил меня, было твое пресыщение, мол, потрахались – и ладно.
– Я тебя не бросал. – Теперь уже и Рорк вскочил из кресла. – Ты с самого начала прекрасно знала, что я должен был возвращаться в Париж, черт побери!
Ураган гнева бушевал в душе Джейд. Ее буквально сотрясало от эмоций.
– Конечно, знала. Я только не ожидала, что ты исчезнешь посреди бела дня, не сказав «до свидания».
– «До свидания» я сказал, – выговорил раздельно Рорк. – А что касается отъезда, как, по-твоему, мне надлежало себя вести? Сидеть сиднем и ждать, пока папаша окончательно лишит меня работы у Гимара? Господи Боже, да мне надо было срочно спасать то, что оставалось тогда от моей карьеры. – Он ошпарил Джейд взглядом. – Значит, ты стащила те безделушки просто так, назло?
Джейд в ярости подняла подбородок кверху.
Их лица были в нескольких дюймах друг от друга. Глаза сцепились.
– Черт возьми, я ничего не брала вообще!! – выкрикнула она. – А если ты, Рорк Гэллахер, действительно веришь в то, что это было, значит, ты еще более подлый тип, нежели твой распроклятый отец.
Сработало. Сравнение со своим деспотичным, жестоким отцом вывело эмоции и чувства Рорка из-под контроля.
– Будь ты проклята.
Он резким движением притянул Джейд к себе, запрокинул ее голову назад, впился в губы, как бы воздавая ей кару и требуя капитуляции.
Этот поцелуй скорее напоминал поединок.
Состязание. Войну. Хотя в глубине души обе стороны знали, что этот бой будет проигран.
Дыхание Джейд перехватило, когда они, в этом объятии-схватке, рухнули на диван Руками она уперлась ему в грудь, но он схватил ее запястья и с силой отвел руки в стороны Мгновенно вспомнила она, как надругался над нею Трейс. Почти наяву она ощутила его проспиртованное дыхание, его грубый, удушающий рот. Отбиваясь одновременно от этого мужчины и от мучительных, страшных воспоминаний, Джейд сжала обнаженные ноги, Рорку удалось почти намертво придавить ее к мягким диванным подушкам.
Как Джейд хотелось ненавидеть его! Как ей хотелось любишь его! Этот двоякий голод страстей разрывал ее, как подземная стихия разрывает камни. Ярость уступила место страху, страх – возбуждению, возбуждение – чувственной страсти.
Мышцы бугрились под его рубашкой, когда он силой противодействовал каждому движению Джейд Губами он скользнул по ее лицу, свободную руку держал на ее горле, чувствуя бешеное биение пульса, которое усиливалось до немыслимого, он покусывал кожу на ее шее.
Джейд понимала, что пульсация крови выдает ее чувства.
– Ты же не станешь насиловать меня.
– Не стану?..
Он медленно провел пальцами по ее шее, по ключицам. И, вопреки голосу разума, кровь забурлила еще сильнее.
– Нет... – это был еле слышный шепот.
Тело Джейд больше ей не повиновалось. Как завороженная она смотрела в его глаза.
– Мы с тобой оба знаем, что никакого насилия не будет.
Рорк развязал концы пояса ее запахнутого халата, раздвинул в стороны мягкую материю.
Когда он горячими губами прикоснулся к нежной золотисто-загорелой коже ее груди, Джейд только успела подумать, почему вообще ей надо сопротивляться...
Она силилась вспомнить, что же здесь не так... но тут его язык скользнул по ее твердому заострившемуся соску, и так долго подавляемая потребность в мужчине мгновенно переросла в мучительно-сладостное вожделение. И, почувствовав, что она сдалась, Рорк отпустил ее руки.
Какие-то остатки здравого смысла еще теплились в ней.
– Рорк... Я не могу...
– Что ты? Что ты говоришь?..
Его руки ласкали ей грудь, живот, она испустила слабый полувздох-полустон. По следам пальцев пустились его губы, она содрогнулась, сгорая от желания.
– О небо, какая ты вкусненькая, – пробормотал Рорк, обжигая горячим дыханием кожу. – Как кокосовый орешек. Как солнечный свет. – Теперь он покусывал внутреннюю поверхность сначала одного ее бедра, потом другого. – Какая в тебе чувственная сладость.
Пальцами Джейд перебирала волосы Рорка.
Тело ее изгибалось от страсти. Она таяла, таяла на глазах, как кусочек воска, оставленный под жаркими лучами средиземноморского солнца. В голове все кружилось, однако Джейд с трудом, но вспомнила, что однажды в отношениях с этим человеком она пошла на поводу у своих чувств, забыв про здравый смысл. И это повлекло за собой ужасные последствия. Она не может – не должна! – совершать снова такие ошибки.
– Рорк, – набрав воздуха, молвила она. – Правда, Рорк, не надо. Я не хочу.
Джейд снова уперлась руками в его плечи.
Рорк провел ладонью по изгибам ее тела, мрачновато улыбнувшись, когда тихий, дрожащий звук сорвался с губ Джейд. Затем, вздохнув расстроенно и печально, освободил ее из своих объятий.
– Я никогда не принуждал женщин. И, черт меня побери, с тебя этот счет я открывать не буду.
Джейд запахнула полы халатика, встала.
– Тебе, наверное, лучше уйти.
– Давай пообедаем вместе.
– Не думаю, что это очень хорошая идея.
Судя по всему, Рорк не собирался легко сдаваться.
– Даже если я пообещаю вести себя идеально?
– Где-то я уже это слышала, а? – холодно спросила Джейд. – Ей-Богу, Рорк, мог бы что-нибудь пооригинальнее придумать.
Огорчение, граничащее с обидой, отразилось на его лице.
– Да ничего я не придумывал.
– Скажи тогда, на каком основании я должна доверять тебе.
– Ты будто шутишь. – Он выразительно посмотрел на диван, напоминая Джейд, как близко она была к полной капитуляции. – Прежде чем стать любовниками, мы ведь были друзьями.
Неужели мы не можем закрыть глаза на прошлое и устроить себе приличный обед?
Сказалось затянувшееся одиночество, и Джейд быстро ответила:
– Только засиживаться я не могу. С рассветом мне на съемки.
– Я зайду за тобой в шесть. В этом случае, даже учитывая медлительность местного сервиса, к девяти ты будешь уже дома. У тебя будет куча времени, чтобы выспалась твоя красота. – Он провел костяшками пальцев по ее щеке. – Ты сама в этом не так нуждаешься.
Он улыбнулся так, что напомнил Джейд того, прежнего Рорка, которого она знала когда-то.
Рорка, в которого так безоглядно влюбилась. Провожая его у двери, она увидела в коридоре официанта, который нес Джейд кофе и бесплатный кекс.
Рорк ушел. Джейд сидела в плетеном кресле, глотала душистый крепкий кофе. Тут ее взгляд упал на растерзанный диван. Что же, она не далась Рорку в этот раз. Первый раунд она выиграла. Почему же ей так скверно на душе?


Оказалось, что на Серифосе любая трапеза становится романтической. Мэтр в ресторане, почувствовав особое настроение этой пары, поставил на столик горящую свечу. И сразу бликами заиграли в ее мерцании волосы Джейд, напоминающие струящийся шелк. Хозяин кафе послал от своего имени бутылку вина, скрипач наигрывал томные мелодии, солист сочным, красивым басом пел серенады.
– Я помню, что обещал устроить тебе приличный ужин, – сказал Рорк, когда их наконец оставили в покое. – Однако выдержать больше не могу ни минуты и должен сообщить тебе, что ты сегодня подобна видению из полуночных грез.
Великолепное платье!
Платье это Джейд купила буквально несколько часов назад здесь же, в поселке специально к этому свиданию, хотя она всячески уговаривала себя, что наряжается вовсе не для Рорка, а для себя. Легкое воздушное платье с россыпями экзотических цветов щедро открывало обласканные солнышком плечи Джейд.
Пальцами Джейд поглаживала ножку хрустального бокала.
– Спасибо тебе.
– Наверное, мужчины постоянно говорят тебе что-нибудь подобное.
Она не собиралась посвящать Рорка в то, что ее жесткий график работы плюс нежелание пускать в свою жизнь мужчин, вынуждали ее обходиться без личной, точнее сексуальной жизни.
Потом, даже если светская хроника хотя бы наполовину соответствовала действительности, сам Рорк отнюдь не жил монахом-отшельником все эти годы. Джейд скорее провалилась бы сквозь землю, чем позволила бы ему думать, что она сохраняла себя для него.
– Мне платят за то, что мой облик вызывает романтические фантазии, – вместо этого сказала Джейд.
– И, как я слышал, платят неплохо.
Значит, и он о ней читал. Это понравилось Джейд.
– Да, жаловаться не приходится, – согласилась она.
Трапеза проходила в довольно натянутой обстановке, несмотря на то, что оба пытались поддерживать непринужденный разговор. Но чем Јдальше затягивались паузы, тем выразительнее становились взгляды. И когда Рорк провожал Джейд в отель, оба уже знали, как закончится этот вечер.
– Нам надо о многом поговорить, – сказал Рорк, явно ненастроенный на это. – Но не сейчас.
Глаза его – синие и глубокие – были сейчас подобны морской стихии, которая глухо рокотала за окнами. Понимая, к чему может привести такое безрассудство, Джейд все же погрузилась в синюю бездну этих глаз.
– Да, – прошептала она, – не сейчас.
Рорк ждал этого тихого приглашения. Ощущение реальности притупилось; Джейд лишь наслаждалась мягко скользившей по ее коже одежде, которая спадала на пол. Все причины, по которым ей не следовало оставаться с Рорком, куда-то улетучились из сознания, оставив за собой только одно желание – ласкать. Любить. Быть любимой. Быть желанной. И если это – само безумие, то Джейд встречала его с распростертыми объятиями.
Она обвила руками шею Рорка и крепко-крепко прижалась к нему. Луна сквозь жалюзи наполняла комнату полосами серебристого сияния, за окном слышались приглушенные ночные звуки, будто эхом которых были вздохи любящей женщины и любящего мужчины. Влажный, густой воздух был напоен ароматами прокаленных солнцем цветов. Слова были не нужны. Все говорили руки, губы, вздохи, стоны. Он дотрагивался до нее – и ее плоть пылала. Она целовала его « – и разгоралась его страсть.
Наклонившись над женщиной, мужчина посмотрел в горящее вожделением ее лицо. Глаза ее были широко открыты, блестели, она прерывисто, жарко дышала. Тело мужчины сверкало влажным блеском любви и желания. Комната просто наполнилась дурманящим запахом сладострастия.
Любовники смотрели друг другу в глаза.
И тут она раскрылась перед ним. Раскрылась вся, отдавая ему разум, сердце, плоть. И когда он принял этот дар, заполнил ее собою, она разрыдалась.


Предрассветные лучи раскрасили небосвод розовыми и золотистыми пятнами, когда Джейд проснулась и увидела, что Рорк, опершись на локоть, пристально смотрит ей в лицо.
– До вчерашнего дня я и не подозревал, как же мне тебя не хватало, – сказал он и убрал с ее лба шелковистую прядь волос, убрал движением таким нежным, что у Джейд сердце защемило. Ей тоже следовало признаться, как она тосковала без него. Но гордость и глубоко сидящее чувство самосохранения заставили ее держать свои секреты.
– Выбор был твой, – пробормотала она.
– Мой выбор? – в голосе Рорка послышались грозные нотки, напоминающие его отца. – Как это – мой выбор? – Он рывком надел джинсы. – Это что, я выбрал, чтобы ты исчезла из Гэллахер-сити – и ни слуху, ни духу?
Рорк, стоя у кровати, не сводил с Джейд взгляда.
– – Это что, я выбрал, что ты ни на одно мое письмо не ответила? Я выбрал? Ты так упорно молчала, что мне оставалось только и думать, что все наше с тобой лето было для тебя не чем иным, как обычной интрижкой?
В досаде и ярости теперь уже Джейд вскочила с кровати, кое-как завернувшись в простыни.
– Я не исчезла. Я каждый день писала тебе из тюрьмы, куда меня засадили твой папаша и братец! Что же ты мне не отвечал?!
– Писала мне? – Рорк взъерошил руками свои темные волосы, которые унаследовала его дочка. – Я не получил от тебя ни одного письма!
Либо он был самым совершенным на свете лжецом, либо говорил правду.
– Однако я их отправляла, – настаивала Джейд. – И все ждала, ждала, что ты вернешься, что ты скажешь всем, что никакая я не воровка. Но этого не произошло.
– О Боже, – Рорк привлек ее к себе. – Ни одного письма я не получил, – повторил он, зарывшись лицом в густые волосы Джейд. – Наверняка шериф изымал их еще из тюремной почты.
– По приказу твоего отца.
Почему раньше это не приходило ей в голову, подумала Джейд.
– Да, ловко все было задумано.
– Но ведь я еще один раз писала тебе, – совсем не так напористо, как хотела, сказала Джейд. – Уже из Нью-Йорка.
– Все те полгода я мотался туда-сюда. Гимар, конечно, нашел мне замену в работе над проектом, вот и пришлось искать другую работу. – Он крепче обнял ее, заговорил жестко и отрывисто. – Но клянусь тебе, если бы я узнал, что приключилось с тобой, если бы я узнал, что папаша мой, в сущности, своими руками сунул тебя в тюрьму, клянусь, я бы все послал к черту и вернулся бы в Штаты.
Как хотелось Джейд веришь ему.
– Я не брала те фигурки, – тихо выговорила она.
Рорк вздохнул.
– В глубине души я всегда знал, что это так, – признался он. – Но когда Шелби рассказала мне, как скоропалительно ты уехала, и она была совершенно твердо убеждена...
– Шелби сообщила тебе, что произошло? – перебила его Джейд. – Когда?
Рорк задумался.
– Пожалуй, в конце августа. Помню, она тогда навещала меня в Париже и все злилась, что все в городе закрыто из-за сезона отпусков.
Значит, Шелби была в Париже, когда туда должно было прийти письмо из Нью-Йорка.
– А... а она останавливалась у тебя?
Рорк взглянул на нее со странным выражением.
– Почему ты... – начал он и вдруг понял. – Неужели ты думаешь, что это она взяла то письмо?
Именно так и думала Джейд. Но, не желая разрушать так чудесно восстановившиеся их отношения, она лишь молча пожала обнаженными плечами.
– Что бы там ни было, теперь это уже не имеет никакого значения.
– Не имеет, – согласился Рорк. Он приподнял ее лицо за подбородок и поцеловал. От прикосновения его горячих губ Джейд тихо застонала. – Потому что мы вместе, – почти не отрываясь от ее уст, сказал Рорк. – Только это имеет значение.
Но Джейд-то знала, что еще очень многое имеет значение, что не все так просто. Между ними еще столько недосказанного, недопонятого.
Столько трудностей еще предстоит им решить. А потом, самое главное – Эми.
– Когда тебе надо сегодня приступить к работе? – поинтересовался Рорк.
– Гример придет сюда к семи часам.
Рорк посмотрел на часы.
– Не так уж много у нас времени. – Он поцеловал ее горячую ладонь. – Тем более, нет смысла терять его на разговоры о том, что мы уже не в силах изменить.
Неужели она успела стать трусихой и недотрогой, подумала Джейд. Как вообще она могла бояться нежных прикосновений его губ, его рук?
Тысячи и тысячи предостережений пронеслись в голове, но она отмела их, проигнорировала. Подняв лицо для поцелуя, она просто шагнула в бездну.
Спустя пару часов, все еще ощущая во всем теле сладость от близости с Рорком, Джейд нежилась в кружевной пене прибоя; И хотя гример бурчал по поводу чуть запавших, чуть голубоватых подглазий на лице Джейд, Брайан – фотограф – был буквально на седьмом небе. Он бойко щелкал камерой, запечатлевая на пленке сверкающий, чувственный взгляд женщины.
– Меня поражает, как это водица вокруг тебя еще не кипит, – приговаривал он. – О чем бы ты сейчас ни думала, дорогуша, ради всего святого, продолжай, пока я не закончу эту пленочку.


Съемочная группа уже вернулась в Нью-Йорк, а Джейд осталась на Серифосе. Осталась, чтобы побыть с Рорком. Вместе они лазили по всем уголкам острова, как всякие туристы, наслаждались роскошными, на открытку рвущимися пейзажами. По утрам Джейд и Рорк завтракали в таверне на склоне холма, где собирались местные старики поболтать-посудачить, потом шли вдоль по чистой улочке, мимо белоснежных домиков, спускались на пляж и купались в ласковой теплой морской воде. После этого... после этого они поднимались в отель, опускали ярко-голубые жалюзи на окна и весь долгий полдень проводили в объятиях друг друга.
Вечерами они сидели в тавернах, хохотали, танцевали, распевали песни под музыку неистовых скрипачей, которые буквально заполонили остров, радуя жителей своим вдохновенным искусством. Когда лунный свет серебристыми бликами покрывал море и пляж, Джейд и Рорк возвращались в гостиницу и снова и снова предавались любви.
С каждым часом, как приближался срок возвращения Джейд в свою жизнь, а Рорка – в свою, все тягостнее, все ненавистнее становилась для Джейд мысль о разлуке. Всю свою сознательную жизнь она работала, глядя в будущее.
Но эту безмятежно-счастливую неделю она провела, наслаждаясь каждым отдельным часом, каждой отдельной минутой.
Они с Рорком, если не бродили по окрестностям, если не занимались любовью, много и подолгу говорили, рассказывая друг другу подробности их больше чем пятилетней разлуки. К радостному удивлению Джейд, Рорк, увидев ее учебники и узнав, что ей скоро предстоит экзамен по истории искусства, целый солнечный день потратил на проверку ее знаний.
– Диск пай, – выбрал он тему из лекций по искусству Древнего Китая.
– Один из шести ритуальных дисков из жадейта, которые использовались в обряде погребения у китайцев. Они рассматривали этот камень как связующее звено между землей и небом, как мостик между жизнью и бессмертием. Считалось, что император общается с царством небесным посредством диска пай, – отчеканила Джейд.
– Так, юная леди заслужила пупсика в награду, – усмехнулся Рорк. – Теперь вопросы в разбивку. Назови годы существования династии чу.
– Семьсот семидесятый – двести двадцать первый год до нашей эры.
– Династии Сунь?
– Девятьсот шестидесятый – тысяча сто семьдесят девятый.
– В чем значение Юруньгакс-реки?
– Это очень просто. Переводится дословно как Река Белого Жада
type="note" l:href="#n_12">[12]
. Главный источник дальневосточного китайского жадеита, известного под названием нефрит. У берегов этой реки более пяти тысяч лет концентрировались китайские цивилизации, все культурные традиции брали там свое начало. Сам нефрит в потоках воды шел с Куньлунского хребта. Древние сборщики камня собирали после весеннего паводка невиданные урожаи. Караваны, шедшие по Великому Шелковому пути, всегда останавливались у берегов этой реки, нефритом загружались тюки и короба; ценный груз многие тысячи миль везли или на Ближний Восток, или своему же китайскому императору в Пекин. – Джейд перевела дух. – Именно у реки Юруньгакс великий Марко Поло в тысяча двести семьдесят первом году увидел нефрит.
– Ничего себе «простое, « – хмыкнул Рорк, полистав толстенный том, он нашел другие выделенные Джейд на занятиях абзацы. – О'кей.
Чем знаменателен в искусстве Китая тысяча семьсот восемьдесят четвертый год?
– Это дата известного Бирманского торгового соглашения, после которого первые образцы жадеита из Бирмы стали появляться в Пекине. Ярко-зеленый минерал внешне явно выигрывал в сравнении с китайским нефритом и молниеносно вытеснил «отечественные» образцы с ювелирного рынка. Бирма до сих пор утверждает, что именно у них залежи истинного жадеита, который пользовался успехом во всех императорских фамилиях; бирманцы предпочитают игнорировать факт, что в Китае пять тысяч лет существует тонкое искусство нефритовой резьбы.
– Сдаюсь, – восхищенно покачал головой Рорк и закрыл книгу. – Я всегда знал, что ты на редкость хороша собой. – Он как бы в награду поцеловал Джейд. – Однако недооценивал твоих блистательных способностей.
Рорк взял следующую из кипы книжку. Внезапно увидев до боли знакомую обложку, Джейд оцепенела.
– А это что? – в недоумении Рорк листал тоненькое пособие по знаково-пальцевой системе общения. Беглость такой коммуникации давалась не просто, а так как словарный и знаковый запас слов Эми с каждым днем увеличивался, Джейд приходилось самой заниматься, чтобы быть в состоянии помогать дочке.
– Это пособие по знаковой азбуке.
– Я вижу. А для чего она тебе?
– Я взяла на себя добровольные обязанности заниматься в школе для детей с физическими отклонениями, – срочно выдумала объяснение Джейд. – Там есть несколько глухих ребятишек.
Вот я и решила, что надо научиться общаться с ними.
– Это впечатляет.
Джейд пожала плечами, дико ненавидя себя в этот момент, потому что он смотрел на нее с восхищением и уважением, а она, не моргнув глазом, лгала ему. Лгала, чтобы он не узнал о том, что у него есть дочь.
– Да ничего особенного, – пробормотала она. – Может, вернемся к занятиям? Там еще осталось четыре большие темы.
С невероятным облегчением Джейд увидела, как он отложил азбуку для глухих и взял нужную книгу по искусству. «Экзамен» продолжался. В конце дня они отправились ужинать в ресторан, где были в первый день их встречи.
Вечером Рорк неожиданно рассказал, как погиб в автокатастрофе Трейс. Его «феррари» перевернулась и сгорела. За рулем сидел вдребезги пьяный Трейс, рядом с ним – какая-то официантка из придорожной забегаловки. Ее выбросило из машины еще при первом ударе, она получила тяжелейшие травмы черепа и позвоночника. Кинлэну пришлось заплатить ее семейству сто тысяч долларов, чтобы те не поднимали шума.
А Трейс еще тринадцать мучительных дней провел в ожоговом центре госпиталя Оклахома-сити и все же скончался от вторично присоединившейся инфекции. Так и не забыв Трейсу Гэллахеру гнусное надругательство над собой и ловко обставленную «кражу» безделушек мисс Лилиан, Джейд с большим трудом, слушая рассказ Рорка, сохраняла печальное выражение лица.
– А как поживает Шелби? – спросила она.
– Она живет в Денвере, замужем за сынком какого-то нефтяного магната.
– А дети есть?
– Ты смеешься? Моя сестричка слишком увлечена процессом превращения нефти в золото, чтобы успокоиться и стать матерью.
Джейд в глубине души очень тронуло, что Рорк открыто высказал желание иметь детей в семье. Но об Эми Джейд продолжала молчать.
Если Рорк так и не получил ни одного ее письма, ему неоткуда было узнать, что у нее вообще есть ребенок. Грудь ее осталась высокой и крепкой, тело гибким и юным. Ни растяжек на коже, ни других многозначительных отметин, которые выдавали бы ее, не было.
– Расскажи, как ты познакомился с Ричардом Хэмилтоном, – обратилась к Рорку Джейд.
На самом деле ее интересовала лишь дочь Хэмилтона, но, не желая впрямую спрашивать об их отношениях, она начала издалека. – Не тот ли это Хэмилтон, который в «Форбсе» внесен в список самых богатых людей мира?
– Тот самый. Когда я не смог получить работу у Гимара, я начал обращаться почти во все архитектурно-проектные фирмы в Европе. Но одни, пусть и оценившие дипломы и грамоты, предлагали мне работу чуть ли не чертежника-конструктора, что меня не устраивало, другие готовы были предоставить и самостоятельность, и средства, но сами были, увы, никому не известны.
– А я помню, как ты хотел строить необычные, удивительные здания, – тихо сказала Джейд.
Рорк взял ее ладонь и мягким движением прижал к своей обнаженной груди.
– Я тоже помню ту ночь, – откликнулся он. – И ты права, проектировать и строить обычные дома я не хотел. К сожалению, в Европе все места гениев от архитектуры оказались заняты.
– Ты мог бы тогда вернуться в Нью-Йорк.
– Мог бы, – согласился Рорк, – но это стало бы шагом назад. А возвращаясь к твоему вопросу, скажу, что приехал тогда в Лондон, специально для встречи с представителем солидной британской фирмы. Разговор был для меня явно неблагоприятным. Уже с первых слов стало ясно, что эта немыслимо унылая контора и мы никакого отношения друг к другу не имеем.
После этой очередной неудачи я почти выдохся, уже опустил руки, как вдруг услышал, что в Лондоне находится Ричард Хэмилтон. В общем, всеми правдами и не правдами мне удалось попасть к нему на прием. Этот день стал для меня счастливым. Оказалось, что в тот день настроение Хэмилтона было точь-в-точь как мое – чернее черного. Он мучился над проектом гостиницы, которую их фирма должна была строить в Цюрихе. Он понимал, что что-то неладно в самой архитектурной идее, но что – уловить не мог.
– А ты смог?
– Я едва взглянул на чертежи и понял, что Хэмилтон хочет возвести некое подобие знаменитых старых европейских гранд-отелей. К сожалению, на его чертежах получилось громоздкое приземистое сооружение, которое могло стать хорошей пародией на стиль греческого Возрождения.
– Насколько я помню, ты никогда не был поклонником постмодернизма.
– Не то слово, – кивнул Рорк. – В общем, я имел нахальство предложить ему внести в проект некоторые черты современной архитектуры. Он тогда выставил вперед свою челюсть, совсем как бульдог, и сообщил мне, что это здание должно выглядеть ровесником всему городу. – Рорк улыбнулся своим воспоминаниям – Он во многом напоминал мне отца, особенно когда у того что-нибудь засядет в голове Джейд совершенно не хотелось говорить о Кинлэне Гзллахере.
– И что же ты сделал? – поторопила она Рорка.
Он пожал плечами.
– Да почти ничего. Несколькими штрихами уменьшил наполовину колонны, убрал неуклюжую крупную коллонаду и каменный бордюр-фриз, который зрительно давил на все здание Джейд читала о проекте этой гостиницы в «Архитектурном дайджесте». Журнал счел будущее сооружение достойным для земного жилища богини Афродиты.
– И Хэмилтон сходу принял тебя на работу?
– Сначала в качестве консультанта, но пообещал полную поддержку в учреждении моего собственного дела Подвох, правда, заключался в том, что мне пришлось возвращаться в Штаты и устраиваться уже в Сан-Франциско Но поскольку европейские фирмы отнюдь не выстраивались в очередь, чтобы пригласить меня на работу, терять было нечего. Главное, я был уверен, что у меня будет возможность заняться своими проектами. Я уже говорил, что Хэмилтон во многом похож на моего старого папашу. Все эти годы под его «лапой» научили меня избегать ошибок.
– Я видела фотографии дочери Хэмилтона, – осторожно произнесла Джейд. – Она очень красивая.
Филиппа Хэмилтон напоминала ей дам, которые работали у Реджинальда Бентли. В сравнении с женщинами именно такого типа тогда, только приехав в Нью-Йорк, Джейд чувствовала себя неотесанной деревенщиной. Филиппа Хэмилтон – немыслимо стройная, невозможно белокурая – была невероятно шикарной особой.
– Красивая, – легко согласился Рорк. – Но не такая красивая, как ты Он не мог сказать ничего более прекрасного, призналась себе Джейд, отдаваясь в его объятия, наслаждаясь прикосновениями его сильных и одновременно таких нежных рук. Горячая волна желания ринулась наружу. И поддавшись соблазнам его рта-искусителя, Джейд с тихим стоном обвила руками его торс. Мысли исчезли.
Но какими бы чудесными ни казались дни близости с Рорком, Джейд понимала, что прошлое так просто не отступит. Сама Джейд уже далеко не та, что была раньше, да и Рорк тоже.
Им обоим нужно время. Время, чтобы выяснить, а не были ли их чувства спровоцированы романтической атмосферой острова.
Несмотря на всю свою мечтательность, Джейд всегда била прагматиком. Жизнь бок о бок с Белл едва ли не с детства научила ее, что чем больше мечтаешь о счастье, тем меньше его получаешь. Но сейчас... сейчас, когда волшебные силы свели ее с Рорком вновь, она узнала, как же соблазнительны мечты о счастье и вечной любви. И это испугало ее.
– Видит Бог, не хочу я никуда ехать, – сказал Рорк. Они лежали в постели – сплетенье рук, сплетенье ног...
Джейд в душе была даже рада, когда Рорк впервые упомянул о необходимости его скорого отъезда в Сан-Франциско. Ей самой пора было домой, хоть и мучительно было расставаться с Горком Но спектакль с участием Эми будет буквально через несколько дней, а пропустить «театральный дебют» дочки она просто не имеет права.
– Ты же не можешь пренебречь своей работой.
– Я должен закончить все за неделю. В крайнем случае дней за десять, – сказал Рорк. – Потом я прилечу в Нью-Йорк – уладить одно личное дело Как солнечным светом наслаждаясь теплотой его улыбки, Джейд не могла отделаться от предчувствия, что нечто ужасное подстерегает ее в глубинах этого океана любви. С трудом отогнав тревожные думы, она обратила свое лицо к Рорку и погрузилась в бездну мечтаний.
На следующее утро он улетел. Глядя как растворяется в яркой голубизне неба маленькая точка самолета, Джейд неожиданно приняла важное решение: когда Рорк появится в Нью-Йорке, она скажет ему об Эми. Потому что какое бы будущее ни ждало их, Рорк имеет право знать о дочери.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу



потрясающая книга
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуОльга
16.01.2012, 19.48





Очень понравилась!
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу...
16.01.2012, 19.49





Роман хороший ,но очень тяжелый .
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуНаташа
17.01.2012, 1.35





я зідна роман дуже тяжкий,але і цікавий
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоулюда
20.01.2012, 23.27





Sovsem ne ponravilsya. Geroinya lubit to odnogo, to vtorogo, to opyat pervogo. Emocii ne dostato4no xoro6o opisani. I roman bil bi namnogo koro4e, esli bi avtor ne zapolnila ego ogrom koli4estvom informacii ob iskustve i istorii.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоуmilli
8.03.2012, 14.25





"Начало очень интригующее,но в середине вся романтика исчезла,концовка вообще затянута..."
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуНИКА*
11.05.2012, 7.50





моя любимая книга.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу..
11.05.2012, 23.33





Роман супер обажаю такие, но осадок после прочитанного горький из-за тяжёлой судьбы героев.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуЛика
1.07.2012, 20.06





Очень хороший роман. Жизненный и глубокий. Люблю такие
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуJuli
16.06.2013, 10.14





Из серии "богатые тоже плачут". Клюква развесистая и вот уж не жизненно ни разу!rnСовсем не понравилось.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуИрина
16.06.2013, 15.26





Прекрасная книга!
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуВи
31.05.2015, 0.16





Очень интересно.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуЕлена
14.06.2016, 20.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100