Читать онлайн Радости и тяготы личной жизни, автора - Росс Энн Джоу, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Энн Джоу

Радости и тяготы личной жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Январь
1986
Джейд сидела в библиотеке Азиатского общества на Парк-авеню, пытаясь сосредоточиться на книге о даосизме, которую она использовала для разработки своей темы на отделении дальневосточной культуры Она нервничала, как кошка в тесной комнате, полной кресел-качалок. И хоть сравнение это скорее относилось к женщине по имени Кэсси Макбрайд, а не к шикарной Джейд, тем не менее оно казалось ей самой очень точным Собраться с мыслями и успокоиться она не могла. Сегодня не могла. Сегодня, когда она наконец-то договорилась о встрече с Реджинальдом Бентли.
До назначенного времени оставалось еще больше часа, но тоненькие золотые стрелочки на циферблате, похоже, почти не двигались. Сообразив, что уже десять минут читает один абзац, так ничего и не поняв в даосизме периода Империи Янь, Джейд сдалась. Она поставила книгу обратно на полку и отправилась к Бентли.
Подойдя к обитой медными пластинками двери знаменитого аукциона, Джейд ощутила, что сердце ее колотится с такой силой, что, должно быть, это слышит и швейцар. Во рту пересохло. Она провела языком по губам, что было ошибкой, в следующую минуту сообразила она, потому что привратник тут же взглядом приклеился к ней.
По маслянистому блеску в глазах этого мужчины Джейд сразу поняла, что ее узнали.
Она тщательно продумала свой наряд, собираясь на эту встречу, выбрав эффектный черный с розовой вышивкой костюм от Джеффри Бина, который на первый взгляд вроде бы не подходил к ее медно-рыжим волосам, но это только на первый взгляд В ушах матовым светом поблескивали длинные, чуть ли не до плеч, серьги Поверх костюма было накинуто манто из русского соболя, на голове красовалась шляпа от Фенди.
Замшевые тонкие будто шелковые, перчатки ей на Рождество поварила Нина.
Джейд была далека от мысли тягаться с дочками Старой Денежной Аристократии Нью-Йорка, но все же постаралась придать себе облик наиболее выигрышный. Она прекрасно помнила, что Реджинальд Бентли неравно душен к знаменитостям.
Швейцар широко распахнул перед нею двери.
Джейд вошла в приемную, где пять лет назад пережита жестокое унижение. Теперь здесь стоял стол работы французских мастеров середины XIX века, стоимостью около четырех тысяч долларов, почту машинально отметила про себя Джейд. И хотя стол в приемной и секретарша за ним сменились, здесь по-прежнему витал дух Старой Денежной Аристократии.
– Доброе утро, – поздоровалась Джейд несомненно увереннее, чем в свой последний визит сюда. – У меня назначена встреча с мистером Бентли Мое имя...
– О, что вы, я вас узнала, – воскликнула женщина. Она во все глаза смотрела на Джейд, . совсем как Эми на новую коробку шоколадных конфет. – Вам не трудно будет оставить мне автограф на память?
Из ящика стола она вытащила последний «Космополитен». Уже в третий раз Джейд попадала на обложку популярных журналов, а уж в этот раз фотохудожник пошел ва-банк, «нарядив» ее в облегающий черный кружевной боди, расшитый бисерными цветочками. Взгляд с обложки откровенно призывал мужчин сорвать эти цветы... мысленно.
– Да, конечно.
Джейд была немного удивлена, что и здесь соблазнились на фривольный «Космо».
Она взяла ручку «Уотермен» с золотым пером, которую протянула ей секретарша, и размашисто написала свое имя. В этот момент открылись внутренние двери, и в приемную буквально ворвался Реджинальд Бентли – Что это вы выдумали, Кимберли? – набросился на нее он почти в ужасе. – Разве можно так беспокоить мисс Джейд?!
Его озабоченность была презабавна, учитывая обстоятельства их последней встречи. Джейд подумала, узнал ли он вообще в ней ту жалкую беременную просительницу, с которой он не пожелал говорить. Метаморфоза, произошедшая с ней, была удивительной.
– Да какое тут беспокойство, мистер Бентли, – одарив его улыбкой, ставшей знаменитой на весь мир, сказала Джейд. Но, несмотря на улыбку, между ними сохранялась холодная дистанция. Джейд ничего не могла забыть. – Мне льстит, когда меня узнают.
Это не совсем соответствовало действительности, но раз уж она переступила через собственную гордость и решилась вновь просить Бентли о работе, не стоило портить начало их встречи.
Джейд достала из сумочки крокодиловой кожи кремовый конверт. Изящная сумочка фирмы Фреда. Джоане досталась ей с солидной скидкой после того, как она демонстрировала их продукцию на Рождественских показах.
– Я принесла рекомендательное письмо от Денниса Лайонса.
Деннис Лайонс был профессором Ныо-Йоркского университета; Джейд слушала его курс экспертизы антиквариата, кроме того, он руководил практикой студентов.
– Мистер Лайонс полагает, что я отлично разбираюсь в датировках, прекрасно оцениваю подлинники.
Начиная с первого занятия в сентябре, Джейд почти не вылезала из университетской библиотеки, сидела там, зарывшись в горы книг, определяя происхождение, время создания, ценность тех или иных раритетов, которые Лайонс приносил на практические занятия. Усердие Джейд было вознаграждено, она лучше всех успевала в студенческой группе, профессор Лайонс тоже оценил ее способности, кстати, именно он поддержал ее намерение пройти интернатуру на аукционе Бентли.
– О Боже праведный, рекомендательное письмо! Это лишние формальности, – принялся уверять владелец знаменитого аукциона, выхватив тем не менее конверт из руки Джейд. – Деннис поведал о ваших профессиональных способностях вчера за обедом в Никероокер-клубе... преотличную жареную куропатку там подавали – Бентли почти захлебнулся от возбуждения. – Я пообещал ему, что мы, безусловно, найдем достойное занятие для молодой дамы с такими редкими данными.
Джейд прекрасно понимала, что единственная причина, по которой Бентли согласился взять ее, это общепризнанная известность «звезды». Но, как говаривала Белл, нищим выбирать не приходится.
– Благодарю вас, мистер Бентли, – нежнейшим шелковым голоском проворковала сна, послав ему улыбку, от которое мужчины падали на колени. – Мне не терпится узнать ваши планы.
– Полагаю, мы отдадим вас в распоряжение отдела комплектования, – сказал он и принялся объяснять дальше. А у Джейд сразу испортилось настроение.
– Вам предстоит внимательно изучать колонки похоронных объявлений потом созвониться с наследницами к предлагать наши услуги. – Тут Бентли бодро улыбнулся. – В случае, если вам удастся лично встретиться с наследниками, я абсолютно уверен, что ваш шарм и ваша известность сыграет свою положительную роль в заключении сделки.
– Надеюсь, что не олкку вас, – осторожно сказала Джейд, – и надеюсь, нет, уверена, что ошибаюсь, но это звучит так, будто вы хотите принять меня на работу в качестве «агента-кьюти»...
Джейд хорошо было известно, что большинство достойных предметов антиквариата в Америке попадает на аукционные торги через частников-спикеров», своего рода старьевщиков. И часто эти спикеры» набирают себе в подмогу «агентов-кьюти» – привлекательных девушек – с тем, чтобы те заговаривали владельца того или иного раритета, сводили бы его с «ликером»
Это высказывание Джейд заставило уважаемого держателя аукциона залиться краской.
– Что вы, это никак не входило в мои намерения, – деревянным голосом произнес он – Однако вы – очаровательная женщина, Джейд, и было бы противно природе, если бы вы не воспользовались вашим Божьим даром, красотой, иначе говоря. А позднее, когда вы познакомитесь с тонкостями нашего бизнеса, мы могли бы пересмотреть ваше положение.
Джейд прикидывала, что же делать теперь, чтобы доказать, что она заслуживает более достойной деятельности, чем очаровывать скорбящих наследников коллекционеров, когда заметила, что в другом углу просторной комнаты заключается какая-то сделка. Молодой человек в костюме от «Брук Бразерс» вел переговоры с дамой неопределенного возраста. Предметом их беседы был резной кусочек нефрита центрально-американского происхождения, который она принесла для консигнации.
Джейд смекнула, что если она хочет заставить Реджинальда Бентли отвлечься от привычного восприятия женской красоты, она должна обратить на себя его профессиональное внимание. Ей было известно, что в большинстве своем центрально-американская жадеитовая резьба, появляющаяся на рынке, была современной подделкой. А уж если попадались действительно старые экземпляры, то это – в восьмидесяти процентах случаев – не было настоящим жадеитом. И Джейд поняла, что настал ее час.
– Извините, мистер Бентли, я вернусь через секунду, – пропела она и подошла к беседующим. – Прошу прощения, что прерываю ваш разговор, но я не могла не обратить внимание на этот удивительный камень – И она одарила посетительницу ослепительной улыбкой.
По тому, как с лица дамы быстро исчезла недовольно-раздраженная мина, Джейд поняла, что ее узнали.
– Когда-то моей матери оценщик сказал, что это работа стиля копэн, – сообщила женщина. – Дед наш коллекционировал украшения, относящиеся к древней Америке, то есть до эпохи Великих географических открытий. Коллекционировал много лет, но только недавно это вошло в моду.
Лично я не вижу в этих древностях ничего привлекательного – примитивные, даже уродливые формы. – Она пригладила свои высветленные волосы. – Хотя жадеит мне всегда нравился.
– Как и мне, – подхватила Джейд. – Впервые я увидела этот камень еще девочкой – и влюбилась в него. Все эти годы я стремилась как можно больше узнать о нем. – Джейд провела пальцами по резной поверхности броши, изображающей двух сплетенных змеек. – Надеюсь, вы не очень огорчитесь, если я скажу, что вряд ли это натуральный жадеит.
Дама сразу ощетинилась – Да как же – не натуральный! Мой дед приобрел его у очень уважаемого и степенного продавца. – Она назвала имя столетнего старца из галереи на Мэдисон-авеню. – И с тех пор его дважды оценивали.
Реджинальд Бентли, заметивший недовольство клиентки, подбежал к ним.
– Что-то не так, миссис Ван Пелт?
– Все объясняется очень просто, – сказала Джейд, не дав ответить надменной особе, – археологи, работавшие в Центральной Америке, часто принимали за истинный, природный, жадеит любой минерал зеленых или бежевых оттенков.
Эта ошибка усугубилась тем, что большинство владельцев музеев и салонов не сочли возможным усомниться в подлинности таких находок, так как они действительно были древними, соответствовали стилю той культуры, а потом – они были зеленых оттенков... Удивительно еще, как любой желтый металл не зовется у них золотом.
Она посмотрела резной камешек на свет.
– А эта брошка скорее всего из альбита.
– Вы что – эксперт? – вскинулась владелица камня, совершенно изумленная, но решительно настроенная не показывать этого.
– Нет, не эксперт. По крайней мере, пока, – ответила Джейд и повернулась к Реджинальду Бентли. – Есть только один тест, который покажет, что это за камень. Если угодно, можно проверить.
– Я никогда не слышал, чтобы существовал какой бы то ни было тест для жадеита, – возразил он, при этом все его былое недоверие к компетентности Джейд исчезло. Совершенно очевидно, что он сейчас был меж двух огней: с одной стороны, надо сохранить клиента, с другой – нельзя попадаться на подделку.
– Этот тест не очень широко известен, – согласилась Джейд. – Принцип – в разнице удельного веса жадеита и других минералов, сходных с ним. Удельный вес жадеита от 3, 2 до 3, 4.
Если вы опустите его в раствор иодида метилена, рассчитанный на удельный вес 3, 0, то камень опустится на дно. Нефрит, альбит, серпентин, хризопраз, напротив, останутся на поверхности, так как они легче.
– Если даже это и так, разве химический раствор не испортит камень? – спросил франтоватый служащий, который до сих пор хранил молчание.
– Раствор абсолютно безвреден для минералов, – сказала Джейд, – а сам тест – на редкость точен. Во всяком случае, так утверждают специалисты, работы которых я изучала.
Кстати, это было изобретено в лабораториях Смитсоновского института. Уверена, что его сотрудники подробно все расскажут, если мы свяжемся с ними по Телефону.
Реджинальд Бентли потирал подбородок, обдумывая ситуацию.
– Миссис Ван Пелт... – осторожно произнес он.
– Догадываюсь, что вы собираетесь мне предложить, – перебила она его, бросив взгляд на Джейд. – И хотя я в принципе против, так как абсолютно уверена, что оценщики – очень уважаемые в своем деле люди, кстати, они уже дали правильный ответ, все же разрешаю провести этот тест. Чтобы доказать подлинность этой жадеитовой брошки, – подчеркнула она и продолжила:
– Но предупреждаю, тем не менее, что если что-нибудь случится с этим раритетом из коллекции моего деда, я обращусь к адвокату.
Она в последний раз испепелила глазами Джейд и удалилась.
– Итак... – после довольно продолжительной паузы сказала Джейд, – ..на чем мыс вами остановились?
Ей удалось – не без усилий – справиться с внутренней тревогой. Ведь эта женщина могла оказаться и права в своих утверждениях, что, конечно, не способствовало бы карьере Джейд на аукционе Бентли.
По дороге домой Нина заглянула к Джейд.
– Ну, – с порога сказала Нина, – говори, не тяня.
– Приняли, – растянулась в улыбке Джейд.
– Поздравляю! Хотя не совсем понимаю, как ты будешь совмещать эту работу с фотосъемкой, занятиями в университете и заботами об Эми. Она стянула отделанные перышками замшевые перчатки. – Ты и так гонишь на всех парах. Удивляюсь, как ты еще успеваешь дышать.
– Управлюсь, – молвила Джейд, а про себя добавила: «Как-нибудь..'.»
Да, она действительно неслась по жизни-с немыслимой скоростью, не давая себе толком отдохнуть. Она понимала, что превращается в женщину, которой все восхищаются, но на месте которой никто не захочет оказаться.
– Что же, раз довольна ты, довольна и я, – сказала Нина. – Ты будешь проводить аукционные торги?
– Ив мыслях не было. Бентли включил меня в отдел по обслуживанию клиентов, и хоть это не совсем то, о чем я мечтала, но все же лучше, чем работа в аукционной «бригаде скорой».
Джейд объяснила, как «обрабатывают» скорбящих наследников коллекционеров. Нина не могла скрыть эмоций.
– Но ведь это!..
– Отвратительно? – подхватила Джейд, – Жутко? Цинично? А если быть выше этого? Ведь если честно, возможно, и я согласилась бы на это, если бы только так можно попасть в дело Бентли. Но произошел инцидент с резной брошкой из мнимого жадеита, это и убедило всех, что я кое-что смыслю в антиквариате.
Джейд подробно рассказала, что случилось с миссис Ван Пелт и ее брошкой в офисе у Бентли.
– Бентли позвонил буквально десять минут назад и сообщил, что камушек-то не утонул в растворе, что подтверждает мое предположение – это альбит. Вот тут он и предложил мне работу с клиентами.» А также намекнул, что по окончании университета он, возможно, переведет меня в эксперты-оценщики.
– Да, вот это новости! – воскликнула Нина. – Ну, раз ты скоро будешь загружена как никогда, позволь уж мне найти дизайнера по интерьеру, который в конце концов сделает что-нибудь с твоей квартирой.
Нина и Джейд сидели в креслах казенного стиля. В гостиной, да и в других комнатах новой большой квартиры Джейд, мебели явно не хватало.
Джейд, правда, обставила комнатку Эми, превратив ее в уютный будуар, достойный сказочной принцессы. Да и комната Эдит была сверху донизу набита мебелью, пуфиками, статуэтками, сувенирами, словом, всем нажитым за тридцать пять лет супружеский жизни добром. Все остальные помещения шестикомнатных апартаментов оставались такими же, как в день переезда. Разве что несколько безделушек добавилось, которые Джейд привозила из поездок но свету.
– Когда-нибудь я приготовлю для тебя сюрприз, Нина, – рассмеялась хозяйка, – ты придешь и увидишь, что все стены и мебель обиты штофом.
– О, это будет после второго пришествия Серьезно, Джейд, боюсь тебя могут принять за неимущую.
– Вот уж не думала, что бережливость – это грех.
– Мы живем в восьмидесятые годы двадцатого столетия – времена излишеств и неумеренности Можно подумать, что ты вся в долгах – с ног до твоей красивой головки. У тебя на редкость унылое жилье. Напоминает монашескую келью Точное определение, подумала Джейд И отражает состояние ее сексуальной жизни – Я показывала тебе афишки, которые приобрела на прошлой неделе?
– Старинные цирковые афишки для комнаты Эми не в счет. Тут всякого добра хватит и для тройни.
– Большая часть этого «добра» появилась здесь стараниями тети Нины.
– Я покупаю игрушки и ребячьи вещички, потому что у меня слабость к детским магазинам.
Ты же этим стараешься избавиться от неуместного чувства вины.
– Не такого уж неуместного, – пробормотала Джейд.
– Только не говори мне, что все еще винишь себя за недуг Эми.
– Нет, – не совсем искренне ответила Джейд. – Но я виню себя за то, что так подолгу оставляю ее без матери. Знаю, все специалисты говорят, что главное не количество времени, а интенсивность занятий. Это я понимаю разумом, но не сердцем. Я боюсь, что когда Эми вырастет, она будет помнить, что мама – это постоянные расставания и «до свидания».
– Что за вздор. Когда это ты пропустила хоть один уик-энд дома? О, да, месяц назад, когда ты уезжала на демонстрацию купальных костюмов «Таун и Кантри» в Марокко.
– Дети нуждаются в матери, особенно когда нездоровы, – твердо сказала Джейд, пытаясь вспомнить, когда ее мать ухаживала за ней во время болезни.
– У Эми была ветрянка, – заметила Нина, – и уж, конечно, Эдит справилась бы с сыпью.
– Это – мои обязанности.
– Есть еще идеальные матери, – вздохнула Нина.
– Едва ли.
С помощью удивительной методики супругов Кинг и ежедневных занятий с Эдит Эми уверенно шла вперед. Ее запас слов был таким же, как у большинства четырехлетних детей, она начала постигать такие отвлеченные понятия, как время, прогрессировали ее способности узнавать и улавливать звуки. Она была умиротворена и счастлива. Хотя Джейд частенько приходилось испытывать уколы ревности, когда она в отношениях Эми и Эдит видела теплоту и доверие, свойственные разве что матери и дочери.
– Как занятия? – спросила Нина, явно желая сменить тему.
– Курс истории древнего искусства – настоящая пытка. Преподаватель наш – под стать своему предмету. Впрочем, раз уж эти занятия помогли мне устроиться сегодня на работу, жаловаться грех. К счастью, не все в нашей программе так тоскливо. Например, профессор по истории искусства Ренессанса каждую лекцию превращает просто в праздник.
– Этот профессор – мужчина или женщина?
– Женщина. Такая артистичная, тонкая натура. Ты должна побывать на ее лекциях.
– Черт.
– Что?
– Я уж обрадовалась, что привлекательный, мужественный, артистичный мужчина вскружил тебе голову.
– Ты опять насмотрелась «мыльных опер», Нина. Снова «Санта-Барбара»?
– Грешна. Но с моим жутким расписанием, со всеми ужасами, что творятся кругом, только и остается, что смотреть телесериалы о красивой любви. Опять же, можно тешить себя, что и в моей личной жизни столько же роскошных красавчиков, сколько в кино. – Нина вздохнула. – Нет, пожалуй, надо продать агентство и учредить английский монашеский орден. – Она оглядела комнату. – А ты сможешь заняться оформлением монастыря...
– Между прочим, – продолжала Нина, когда они с Джейд вдоволь нахохотались, – ты случайно не видела вчерашнюю «Пост»?
– Это там, где расписан мой бурный роман с Миком Джаггером? – почти с отвращением спросила Джейд. – А я всего лишь пришла на день рождения к Джерри Холл, и почему-то все решили, что я собираюсь соблазнять ее кавалера.
– Если ты действительно была столь решительно настроена, то, судя по фотографии в газете, выбрала лучший наряд, – сказала Нина. – Где ты откопала это еле видное на тебе платье-рубашку из золотого ламе?
– Новая любовь Стефана Рибу – молодой модельер. Он открыл недавно бутик в Милане, и я согласилась способствовать его дебюту – надела одно из его платьев на последний прием у Джерри Холл.
– Все вымыслы о том, с кем и как ты спишь, – результат твоего поведения, – сказала Нина. – Затворничество в собственной квартире наедине с Эми и Эдит, работа на съемках или занятия в университете – вот и вся твоя жизнь. Конечно, это порождает слухи, что ты, таинственно скрываясь от людей, проводишь время с каким-то богатым, именитым и женатым любовником. Ты неуловима.
Джейд встала, подошла к окну. Через мост на Ист-Ривер протянулся яркий рекламный знак «Пепси-Колы».
– Я не хочу, чтобы газеты знали об Эми.
– Понятно. Однако причина не только в этом, не так ли?
Джейд быстро обернулась, лицо ее дрогнуло.
– Да, это так, – жестко сказала она. – Я не хочу, чтобы о ее существовании узнал Рорк.
Отец Эми отказался от нее. Значит, ребенок мой.
– До сих пор удивляюсь, как это никто из твоих земляков еще не узнал тебя.
– Уж больно сильно я изменилась. Кроме того, никто в Гэллахер-сити не предположил бы, что Кэсси Макбрайд в результате будет появляться на обложках журнала «Вог».
Скрытность, которая стала теперь частью ее жизни, научила Джейд многому. Например, с дочкой она всегда выходила из дома только в парике – белокурая пышная шапка волос полностью меняла внешность. В самом начале своей карьеры Джейд поняла, что слава не дается даром, что она сказывается на частной жизни. К счастью, ее собственная медно-рыжая грива была своеобразной визитной карточкой знаменитой Джейд. Так что никто не предполагал, что молодая привлекательная женщина с дочкой – это именно Джейд.
– И все же, учитывая наклонности твоей матери...
– Моя мать, хоть и алкоголичка, но далеко не глупа. Я уже предупреждала ее, что если она будет излишне распространяться о моей жизни, то денежный ручеек иссякнет очень быстро. – Джейд говорила очень жестко. – Потом, как для большинства выпивох, моя мать видит себя центром вселенной. Она скорее умрет, чем признает, что ее дочь преуспела в жизни, тогда как сама она – нет.
Нина не успела ничего ответить, потому что в комнату ворвался маленький ураган.
– Тетя Нина! – Завопила вбежавшая Эми, которая размахивала листом бумаги. – Я тебе калтинку ласкласила.
В возбуждении ее детские пальчики не поспевали за мыслями, пальцевые знаки набегали один на другой. А уж теперь, когда она почувствовала силу речи, болтала вперемежку с сурдознаками она постоянно. Что показывало Джейд, насколько беспочвенны были ее первые страхи.
Какие-то звуки оставались еще невнятными, но очаровательное «лас, два, тли» в устах дочки было для Джейд самой сладкой музыкой.
Нина взяла рисунок, изображавший пронзительно-желтого слона в ярко-розовом костюме Санта Клауса, с голубым мешком, щедро забитым подарками. Небо над ним было изумрудно-зеленым, вечные льды севера – сочно-вишневыми.
– Красота, – Нина знаками выделила это слово.
– Он идет на Лождество!
– Я вижу. Спасибо тебе, – знаковой азбукой Нина дублировала сказанное. – Этот рисунок я повешу у себя на работе.
Нина, может, и не в совершенстве владела знаковой системой, но они с девочкой прекрасно понимали друг друга, так как главное Нина всегда умела выразить.
– Я буду иглать в тятле. В нафей фколе, – похвасталась Эми.
По предложению Джин Кинг, которая обратила внимание на артистичность девочки, на ее склонность к перевоплощениям, Джейд записала дочку в только что открывшуюся театральную студию для глухих детей.
– Я знаю, – сказала Нина, – твоя мама говорила, что ты будешь в новой пьесе деревцем.
– Больфым делевом. В лесу. У меня будет наляд. Из веток. Мифыс Кэмпбелл сделала дазе гнездыфко на ветке.
Эми подняла ручонки и начала раскачиваться, как дерево на ветру.
– Мне не терпится увидеть тебя в театре, – улыбнулась Нина.
– Эми, – похлопала ее по плечу мать, привлекая внимание девочки. Потом Джейд наклонилась к ней, чтобы та хорошо видела ее лицо. – Может, ты сядешь, еще порисуешь? Раскрасишь картинку для мамы?
Джейд давно научилась говорить короткими фразами, выделять ключевые слова, выбирала простые для губного чтения выражения, чтобы помочь восприятию девочкой речи.
– Ставную картинку, которую мама возьмет с собой в Грецию, – продолжала она.
– Холофо.
Эми была очаровательным ребенком, с копной темных кудряшек, которые почти полностью скрывали слуховые аппараты, с ярко-синими глазами, напоминающими Средиземное море. И такая она была славная, покладистая, ласковая, такая чуткая к окружающим!
– Я буду лисовать Глецыю.
– Вот это здорово! – улыбнулась ей Джейд.
Они с Ниной обменялись взглядами.
– Счастливая ты женщина, – тихо сказала Нина.
– Счастливая, – откликнулась Джейд, глядя на свою дочку, которая по-турецки уселась на ковре в гостиной и принялась старательно рисовать в альбомчике, зажав в пухлой ручке карандаш. Ее личико было закрыто волосами, но то, как она сосредоточилась на своем занятии, заставило сердце Джейд сжаться. Вот и Рорк всегда точно так же наклонял голову набок, когда задумывался над чем-то.
Джейд отогнала воспоминания. Ее любовь к Рорку умерла. Любая смерть – это боль. А Джейд жива.
– Итак, – окликнула ее Нина, отвлекая от тяжелых дум, – через пару дней ты будешь разгуливать по теплому Серифосу, в то время как мы здесь будем топать по снегу и слякоти.
– Ты же сама расписываешь поездки. Нечего и пенять мне теперь, – пошутила Джейд. – Да и нелегко было бы сейчас устроить в нашем городе демонстрацию купальных костюмов.
– О, да, – притворно вздохнула Нина, – ты берешь на себя поистине грязную работу.
– Которую, однако, кому-то приходится делать.
Обе рассмеялись. Будто почувствовав теплоту и дружелюбие, Эми подняла голову от альбома, увидела их лица и тоже засмеялась. Вот оно, счастье, подумала Джейд. Остановить бы время...
Спустя два дня Джейд запихивала в чемодан последние мелочи для поездки в Грецию. Зазвонил телефон.
– Наконец-то я тебя застала, – услышала она на том конце провода знакомый голос. – И что же ты поделывала? Небось, плясала в роскошном клубе со своими дружками-богатеями?
Джейд привалилась к стене, закрыла глаза.
– Нет, мама, мне пришлось срочно кое-что купить в дорогу.
– В дорогу? Что-то не припоминаю, чтобы ты собиралась куда-то.
– Я сегодня вылетаю в Грецию.
– Ну кто бы мог подумать, что наша маленькая Кэсси сделается заядлой путешественницей?
Речь Белл была невнятной, алкоголь делал свое дело. Слышались на заднем плане обычные для кабачка звуки.
– У тебя что-нибудь случилось, мама? – впрямую спросила Джейд.
– Этот негодяй в банке говорит, что придержит твой чек, пока что-то там не выяснится.
Все про другой штат что-то мелет. – Белл приходилось надрываться, чтобы перекричать игравший оркестр-кантри. – И ни шиша мне не выдал, даже когда я ему сказала, что деньги нужны прямо сейчас, а то меня из квартиры выкинут.
С первой своей зарплаты Джейд обязательно откладывала деньги, чтобы регулярно отсылать матери чек. Чек, на сумму, кстати, гораздо большую, чем того требовали квартплата и ежедневные расходы. Ясно, значит, матушка опять в загуле.
– Я отправлю денежный перевод.
– Сегодня?
Единственное, что сейчас напоминало в квартире Джейд наличные деньги, были дорожные чеки «Америкой Экспресс», которые она специально приобрела для поездки.
– Не знаю даже, смогу ли я...
– Я не шучу, Кэсси. Этот склочный квартировладелец уже на рассвете выставит меня за дверь.
Джейд взглянула на часы и вздохнула. Уже совсем поздно. Самолет в полночь. А ей еще собирать вещи.
– Пожалуй, не раньше, чем через два часа.
Я заскочу в банк по дороге в аэропорт.
– Ты моя девочка...
«Девочка». Сколько же лет надо прожить, чтобы перестать быть чьей-то дочерью? Джейд сознавала, что была совершенно права, позволив Белл думать, что она сделала тогда аборт. Ибо несмотря на все, что она говорила недавно Нине об обещаниях, которые давала мать, Джейд понимала, что рано или поздно Белл непременно напьется и посвятит всех и каждого в подробности жизни ее дочери в Нью-Йорке, а также доложит всем, что ее Кэсси разродилась там ребенком от Рорка Гэллахера.
Джейд не верилось, что Гэллахеры предпримут попытки отнять у нее Эми, раз уж Кинлэн от всего открестился. Но ни в коем случае она не желала оповещать Рорка о рождении дочери. Он ее предал – он не достоин такой радости. А вдруг у него еще и отцовские чувства проснутся?
Деньги Гэллахеров Джейд не нужны. Они с дочкой и сами прекрасно управляются. И хотя подчас было почти невыносимо совмещать имидж секс-символа, студентки университета, матери, кормильца семьи, никуда, ни на мгновение Джейд не жалела ни о чем. Эми – ее радость и ее гордость. В ней – все прелести ее личной жизни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу



потрясающая книга
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуОльга
16.01.2012, 19.48





Очень понравилась!
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу...
16.01.2012, 19.49





Роман хороший ,но очень тяжелый .
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуНаташа
17.01.2012, 1.35





я зідна роман дуже тяжкий,але і цікавий
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоулюда
20.01.2012, 23.27





Sovsem ne ponravilsya. Geroinya lubit to odnogo, to vtorogo, to opyat pervogo. Emocii ne dostato4no xoro6o opisani. I roman bil bi namnogo koro4e, esli bi avtor ne zapolnila ego ogrom koli4estvom informacii ob iskustve i istorii.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоуmilli
8.03.2012, 14.25





"Начало очень интригующее,но в середине вся романтика исчезла,концовка вообще затянута..."
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуНИКА*
11.05.2012, 7.50





моя любимая книга.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн Джоу..
11.05.2012, 23.33





Роман супер обажаю такие, но осадок после прочитанного горький из-за тяжёлой судьбы героев.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуЛика
1.07.2012, 20.06





Очень хороший роман. Жизненный и глубокий. Люблю такие
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуJuli
16.06.2013, 10.14





Из серии "богатые тоже плачут". Клюква развесистая и вот уж не жизненно ни разу!rnСовсем не понравилось.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуИрина
16.06.2013, 15.26





Прекрасная книга!
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуВи
31.05.2015, 0.16





Очень интересно.
Радости и тяготы личной жизни - Росс Энн ДжоуЕлена
14.06.2016, 20.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100