Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава шестая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава шестая

– Я, знаете ли, недавно приобрел себе дом здесь, в Новом Орлеане, – небрежно объявил Шейн еще через минуту.
Так вот оно что! Вчера ее парижский знакомый свалился как снег на голову. Его появление ошеломило Блисс. Но, оказывается, в этом нет ничего особенного.
– И хотел бы, чтобы кто-то помог мне его обставить. Например, вы, – как ни в чем не бывало добавил он.
– Ну, знаете ли…
– А что такое?
– Неужели вы рассчитываете подобным образом купить себе пропуск в мою постель?
– Купить пропуск? – Он затормозил у перекрестка, пропуская туристский автобус, и высокомерно воззрился на нее. – По-вашему, человек вроде меня – красивый, богатый и с головой на плечах – для того, чтобы затащить женщину в постель, нуждается в таких дешевых уловках?
Нет, она так не думала. Блисс не сомневалась, что целая армия шикарных женщин, по меньшей мере с двух континентов, соперничают за право обладать им.
– В таком случае должна сообщить вам, что милостыни я не принимаю. Ни от кого.
– Да я, черт возьми, и не предлагаю вам милостыню! – выпалил он.
Ситуация явно выходила из-под контроля. Его-то воображение уже нарисовало наполненные горячим солнцем и ленивой истомой послеполуденные часы – с помощью обычных нехитрых приемов он непринужденно берет леди в оборот. Изысканная еда, немного вина, быть может, несколько поцелуев сделают свое дело, сметут возведенные добродетелью укрепления. А вот теперь вместо этого он лепечет какую-то чушь насчет своих планов, ведет себя как прыщавый юнец, умоляющий школьную красавицу пройтись с ним по главной улице.
– Речь идет всего-навсего о деловом соглашении, – с плохо скрытым раздражением продолжал Шейн. – Я хочу обставить недавно купленный дом. Поскольку архитектура относится к эпохе до Гражданской войны, то и внутреннее убранство хотелось бы иметь в том же стиле – подлинный антиквариат либо очень хорошую имитацию. Сам я в этом ничего не понимаю, мне требуется хороший эксперт. Вот навел справки и…
– Вы наводили обо мне справки?
– Разумеется. И каждый, с кем я разговаривал, пел вам дифирамбы. Так что вполне естественно, что я захотел поручить эту работу вам. – Наконец зажегся зеленый свет, пропуская их из Французского квартала в американскую часть города. – И уж поверьте, дорогая, если мне захочется переспать с вами, я так и скажу. Люблю играть в открытую.
А вот это уж была самая отъявленная ложь. Но было очень важно заставить ее поверить. Важно в первую очередь для него. Если же она замешана в дела преступной шайки, то и для нее тоже. Пусть она и воровка, но живая окажется куда полезнее, чем мертвая.
Блисс отметила, что голос Шейна, обычно теплый и пронизанный характерной иронией, что придавало ему особую привлекательность, вдруг сделался жестким и неприветливым – под стать внезапно изменившемуся выражению лица. Нет, решила она, пожалуй, этот человек – не тот легкомысленный плейбой, каким представлялся сначала.
– И когда же вы собираетесь показать мне ваш новый дом? – все еще недоверчиво спросила она.
– Да прямо сейчас. Думаю, мы вполне могли бы там пообедать.
– Одни?
– Вы боитесь остаться со мной наедине в пустом доме, Блисс?
– Нет, – соврала она.
– Я уверен, вы получите лучшее представление о доме, если мы проведем там пару часов. Легче будет оценить фронт будущих работ.
– Да, в этом есть здравый смысл, – согласилась она. – Но скажите, почему вы купили дом именно здесь?
– Поскольку моя фирма связана с нефтегазовым промыслом, я вознамерился разместить в Луизиане головной офис. Тут как раз я познакомился с вами, а еще через несколько дней агент по недвижимости прислал мне рекламный проспект этого дома, который только-только был выставлен на продажу. В подобном стечении обстоятельств и впрямь видится некое предопределение.
– А дом большой, вероятно? – Машина проезжала фешенебельный район Гарден-Дистрикт, и Блисс поняла, что владение ее нового знакомого мало напоминает их с Зельдой скромную передвижную обитель.
– Чудовищно. Из тех, что принадлежали некогда богачам южанам, сколотившим огромные состояния на хлопке. Полностью воссоздать интерьер – дело нешуточное, это будет долгий и, прямо скажем, адский труд. – Одна половина его существа испытывала смутное чувство вины за это безбожное вранье, другая – возражала, напоминая об украденных у него из-под носа бриллиантах.
От столь заманчивых перспектив сердце Блисс вспыхнуло радостным волнением. Ведь такое поручение – своего рода вызов. Проверка ее знаний и способностей. Не говоря уже о выгодах, которые оно сулило. Тогда она определенно смогла бы расплатиться по всем счетам и целый год без помех вести торговое дело.
– Почему вы решили обратиться именно ко мне?
– Я уже сказал, что получил самые лестные рекомендации. Кроме того, еще при нашей первой встрече в Париже я понял, что вы – женщина, обладающая редким и изысканным вкусом.
– А я-то думала, вы первым делом заметили мои до неприличия длинные, сексапильные ноги.
– Это верно. В списке ваших достоинств деловые качества шли вслед за восхитительным огненно-рыжим шелком ваших роскошных волос. Тем не менее я оценил все.
В последнее время так редко выдавался повод порадоваться. На секунду Блисс позволила себе понежиться в лучах этого комплимента, однако вскоре вернулась к действительности.
– Но обстановка такого дома должна вылиться в кругленькую сумму.
– Я планирую проводить в этой резиденции деловые приемы и потому рассматриваю будущие затраты как капиталовложения.
В отличие от типичных домов Французского квартала, которые скромными фасадами выходили прямо на тротуар, но зато гордились спрятанными в глубине уютными двориками, величественные здания района Гарден-Дистрикт были выстроены в ином, истинно американском стиле. Пышная зелень и роскошные клумбы были отделены от уличной суеты каменными оградами, изящными решетками и живой изгородью.
Шейн остановил машину возле чугунного кружева ворот на одной из улиц, густо обсаженной деревьями.
– Вот мы и дома, – объявил он и, высунув руку, набрал цифровой код на панели, встроенной в кирпичный столбик ограды. В тот же миг ворота открылись.
– Это ваш дом? – ахнула женщина, благоговейно взирая на поражающее пышностью здание – смесь пышных архитектурных стилей, некогда весьма популярная на процветающем американском Юге.
– А что?
Он остановился перед новой парой столбиков по сторонам мощенной булыжником подъездной дорожки – уже на участке. В ответ раздвинулись ворота гаража – такого огромного, что там могли бы разместиться три машины и еще осталось бы место.
– Все здесь такое… – Блисс ошарашенно подыскивала слово, – громадное.
– Я же говорил. – Двери гаража задвинулись за «ягуаром». – Хотите сказать, что задача вам не под силу?
Нежный подбородок сам собой упрямо вскинулся, решительно выпрямилась спина.
– Ничуть! Просто я никак не ожидала подобной грандиозности… Каково же должно быть там, внутри?
– А мы сейчас и увидим. Не пугайтесь, дом не в аварийном состоянии. Прежние хозяева провели восстановительные работы. А сейчас дому требуется хороший дизайнер, который знает, как вернуть ему былую славу.
Шейн вышел из машины, помог выбраться Блисс, потом забрал с заднего сиденья плетеную корзину и вновь с помощью кода отворил двери, ведущие из гаража в дом.
– Вижу, по части безопасности у вас тут полный порядок.
– Меры предосторожности здесь никогда не помешают. Никто не гарантирован от ограбления каким-нибудь бродягой. А то и более утонченным вором, например специалистом по ювелирным изделиям. – При этом Шейн внимательно посмотрел на свою гостью, и Блисс озадачило непонятное, не поддающееся расшифровке выражение, мелькнувшее в его прозрачных, как хрусталь, синих глазах. Точно он злится на нее за что-то.
– Я бы не могла спать по ночам, если бы постоянно думала, что кто-то вломится в мой дом. Хватит и того, что приходится беспокоиться, как бы воры не забрались в магазин.
– Да уж, мысли не из приятных, – сухо подтвердил он, подумав, что она ошиблась в выборе рода занятий. Если когда-нибудь эта женщина решит оставить ремесло воровки, она сможет пойти на сцену.
Перед ними открылся просторный зал, поражающий высокими потолками с изысканной лепниной; стены же украшали фрески, изображающие сцены из жизни старого Юга.
– О! – Блисс застыла в восхищении. – Просто сказка.
– Но здесь очень пусто. – Он, разумеется, умолчал, что Каннингем был отнюдь не в восторге, когда пришлось в спешном порядке освободить от мебели дом, находящийся в распоряжении их ведомства и предназначенный специально для подобных оказий. – Теперь дело за вами. Если, конечно, вы не откажетесь.
– Надо быть сумасшедшей, чтобы отказаться.
По сияющему паркету красного дерева ценительница старины прошла через арку дверного проема, декорированную гипсовой лепниной, и ступила на мраморный пол вестибюля. Главной достопримечательностью, архитектурной доминантой его была величественная парадная лестница в два параллельных марша с резными перилами.
Да, обустройство интерьера шикарного дома Бруссара в этой фешенебельной части города поможет разрешить все ее денежные затруднения. С другой стороны, эта работа заставит ее постоянно и тесно общаться с работодателем, и сейчас уже представлявшим немалую опасность для ее душевного спокойствия…
Но Блисс сказала себе, что досконально обдумает все это позже. Она решила отбросить до поры сомнения и позволить себе просто пожить немного настоящим моментом, насладиться обедом в приятной компании.
– А можно посмотреть остальные апартаменты?
– Только после обеда. Наверх ведет не менее тридцати ступенек. Я не могу допустить, чтобы, взбираясь по лестнице, вы упали в голодный обморок и сломали свою прелестную шею. – И он провел пальцем по нежному изгибу под ее затылком. Блисс не могла удержать пробежавшей легкой дрожи. Неожиданно ее спутник очутился слишком близко для того, чтобы она могла ощущать себя комфортно и в безопасности.
– Я же говорила, что никогда не падаю в обморок, – воспротивилась она, отступая на шаг.
– Вот и прекрасно. Не будем нарушать эту традицию. – В левой руке он держал корзинку с провизией, а пальцы правой сплелись с ее пальцами, и, не отпуская руки, он повел Блисс через другую арку. – Я подумал: будет больше похоже на пикник, если мы пообедаем на свежем воздухе.
Обнесенный стеной сад поражал буйством растительности, яркостью красок. В этом маленьком раю цвели всевозможные виды роз и лилий, а живокость и наперстянка служили достойным аккомпанементом. Легкий ветерок ласково гладил кожу, донося смесь бесподобных ароматов. Толстые пчелы деловито жужжали над медоносами, перепархивали с цветка на цветок разноцветные бабочки.
– Здесь действительно божественно. Я рада, что вы уговорили меня приехать.
Очарованная Блисс тут же принялась фантазировать, как перенести эту красоту внутрь апартаментов. Дом был такой большой, солидный и официальный. Пожалуй, тканевая обивка с цветочными мотивами, живые растения сделают его теплее, уютнее. Больше похожим на радостное, именно человеческое жилье.
И Шейн, начавший было распаковывать корзинку, невольно остановился, залюбовавшись ее отливающими на солнце, чуть разметавшимися на ветру вьющимися волосами и полным детской радости взглядом широко распахнутых зеленых глаз, слишком мягким и непосредственным, чтобы вписываться в какие бы то ни было представления о пороке. А пухлые розовые губы, тронутые непременной улыбкой, вызывали неудержимое желание поцеловать их.
Его так и подмывало дотронуться до нее – пробежаться пальцами по шелковистым и блестящим огненным локонам, провести по щеке тыльной стороной ладони, сжать пальцами решительный подбородок и недвусмысленно заявить свои права, запечатлев на нежных губах горячий поцелуй. Хотелось сорвать облегавшую тонкий стан блузку изумрудно-зеленого шелка и коротенькую плиссированную юбочку, увлечь ее на затканные цветами подушки белой садовой скамьи…
Брови Блисс изогнулись в легком изумлении при виде того, как он с немалой сноровкой откупоривает мутно-зеленую бутылку шампанского.
– А что мы такое празднуем?
Хозяин разлил вино по высоким бокалам, предусмотрительно уложенным в корзинку шеф-поваром, и протянул ей один из них.
– Выберите сами. Скажем, успешное начало сотрудничества…
– Я еще не дала согласия на вас работать, – возразила Блисс, правда, больше для порядка. Она чувствовала, что соблазн слишком велик. Соблазн обустроить, привести в должный порядок роскошный, грандиозный дом. Не говоря уже о соблазне крупного вознаграждения, которое сулит эта работа…
– Тогда выпьем за приятное знакомство. – Он легонько коснулся ее бокала своим. – Знаете, я думал о вас, Блисс. Больше, чем следовало бы. Больше, чем сам от себя ожидал.
Застигнутая врасплох подобным признанием, она непроизвольно отступила на шаг.
– Как-то невесело это у вас звучит.
– Не привык к тому, чтобы женщина так сильно овладевала моими мыслями и так путала планы.
Звук его голоса чуть окрашивали мягкие, певучие интонации Юга, против воли напоминая Блисс, что она, в сущности, ничего не знает об этом человеке.
– Скажите, откуда вы родом? Где живете?
Но тут словно какая-то завеса опустилась между ними. Блисс осязаемо почувствовала, как он отгородился от нее.
– Везде и нигде. То здесь, то там. Как вольный ветер. Когда я был ребенком, наша семья часто переезжала с места на место. У меня никогда не было подлинного ощущения родины. Верите ли, я нигде по-настоящему не ощущал себя дома. – Пора было менять тему. – Если вам не угодно пить ни за сотрудничество, ни за знакомство, тогда, быть может, просто выпьем за нас?
– Я ведь уже сказала…
– Да-да, я помню – никаких «нас». Но по крайней мере мы можем договориться быть хорошими друзьями. В конце концов, ведь за меня поручился сам Майкл О'Мэлли.
Что и говорить, Майкл О'Мэлли был не просто квартиросъемщиком. Майкл был ей хорошим, верным другом. Пожалуй, лучшим другом в ее жизни. И потому-то Блисс так тревожило его одиночество, отсутствие близкой женщины. И уже в который раз подумалось, что у такого хорошего человека, как Майкл О'Мэлли, смелого, честного, доброго, всепонимающего, должна быть любящая жена и полный дом ребятишек. И в который раз Блисс пожалела, что этот замечательный человек не возбуждает в ней ни малейшего любовного желания. Да, видимо, и сам к ней влечения не испытывает. Хотя после неудачного замужества она и зареклась от новых экспериментов, все же сама мысль о том, чтобы быть любимой порядочным и привлекательным мужчиной, вроде Майкла, льстила ее воображению.
Кстати, о мужской притягательности… Вот парадокс: стоило только взгляду Шейна, человека едва знакомого, задержаться на ее губах, как Блисс мгновенно чувствовала, что у нее пересыхает горло, а легким не хватает воздуха.
Он же тем временем легонько провел пальцами вверх по ее руке, с удовольствием убеждаясь: нежностью и гладкостью эта кожа может поспорить с лепестками розы.
– Вы хоть понимаете, что сводите меня с ума?
– В самом деле? – Ей бы хотелось, чтобы голос прозвучал холоднее, тверже, не столь прерывисто.
– В том-то и фокус. – Собственный голос тоже показался ему излишне напряженным и хриплым. Шейн медленно, со значением опустил бокал на стол. – Объявляю честно: если вы через минуту не прогоните меня прочь, я вас поцелую. – Он обнял ее за талию и привлек к себе так близко, что она почувствовала, как перетекает, переливается в нее тепло его тела.
Конечно же, именно так ей и следовало поступить – поставить бокал и бежать прочь, прочь от этого человека и от всей бездны безумных искушений, которые он таил в себе. Вместо этого Блисс размышляла, что такое открытое предупреждение, пожалуй, свидетельствует в пользу Шейна. Он мог бы сделать все, что ему заблагорассудится, вовсе не заботясь о ее чувствах. Тем более что и Блисс отнюдь не пыталась играть в наивность. Ведь ясно же, что нынешнее приглашение на ленч она приняла совсем не потому, что захотела отведать креветок в пряном соусе.
– Ваше время истекло.
В противоположность первому поцелую, прохладному и мимолетному, теперь ею завладели уже совсем другие губы – изголодавшиеся, полные горячей и жадной страсти. И этот натиск мгновенно вызвал у Блисс вспышку ответного жара.
Нет, его поцелуй не манил, не увлекал ее в неведомые романтические дали – он ввергал ее, ослабевшую, с дрожью в коленях, в пучину настоящего пламени. Губы Шейна больше не поддразнивали, не искушали – они уводили силой, пугали, повергали в трепет и заставляли желать чего-то еще большего.
Все тело Блисс было охвачено огнем, разум безмолвствовал, в голове образовалась странная пустота. Точно во сне, плохо понимая, что делает, она обвила его руками, услышала донесшийся откуда-то издали хрустальный звон выпавшего из пальцев и разбившегося о каменный пол бокала, но не думала об этом – руки начали сами обнимать и исступленно гладить его спину, наслаждаясь упругим ощущением крепких, плотных мускулов. Она ощущала себя такой мягкой и податливой, такой теплой и жаждущей. Шейн притянул ее ближе, крепче прижал тонкое и хрупкое тело к своему, вызвав в себе тем самым цепную реакцию неистовых желаний. Ее нежные, как шелк, губы искали новых поцелуев, рот охотно поддавался нескромным вторжениям его языка, отвечая на них чувственным танцем собственного.
Охваченный яростной, опустошительной и самозабвенной страстью, он наклонился и начал страстно целовать ее шею. Наградой было едва слышно вырвавшееся у Блисс его имя, а сама она крепче вцепилась в мужчину и запрокинула голову, безмолвно признавая за ним это право и призывая новые ласки.
Ее спина выгнулась, грудь приподнялась, побуждая Шейна желать ее еще острее. И он жаждал, он алкал ее! Ему пришлось призвать на помощь все свое самообладание, собрать в кулак всю волю, чтобы не сорвать с женщины зеленый шелк блузки. Вместо этого он прямо сквозь ткань провел ладонями по мягкой, податливой груди, удовлетворенно отмечая, как напряглись ее соски и твердостью сделались похожи на пару крупных алмазов.
– Шейн…
– Все хорошо, моя сладость. – Он вытянул из-под пояска края блузки. – Не бойся, я не причиню тебе ничего плохого.
Темное, яростное желание, не похожее ни на что изведанное ею прежде, прокатилось по всему телу Блисс, одновременно неся с собой нечто похожее на страх. Необыкновенное, волнующее чувство, жуткое и в то же время восхитительное. Никогда прежде не испытывала она такого, не догадывалась, что женщина может испытать столько всего сразу. И продолжать хотеть – все большего и большего.
– Шейн… – Слова не проговаривались, застревали в горле. Она судорожно сглотнула и попыталась еще раз: – Пожалуйста… Прошу вас… Это… Не думаю, что…
– Все хорошо, – успокаивающе бормотал он, языком лаская ей ухо и вместе с горячей влагой внося немыслимый, опустошительный хаос во все ощущения и мысли. (Блисс никогда не подозревала, что эта невинная часть тела имеет прямую связь с пылающей, мучительно ноющей точкой там, внутри…) – Не надо думать, милая. Просто отдайся на волю чувства. – Он еще крепче прижал ее к себе, давая женщине в полной мере почувствовать всю силу своего возбуждения.
Блисс услышала мучительный стон, голова шла кругом, и, захваченная вихрем первобытных инстинктов, она не сразу поняла, что этот хриплый, прерывистый звук исторгнут из ее собственной груди. Все тело как-то странно гудело и растекалось, и, точно ватные, подкашивались ноги.
– Шейн! – снова судорожно выдохнула она, почувствовав, как он сдавил пальцами и потянул ее сосок, вызывая сладчайшую боль. – Пожалуйста… не надо… я не хочу.
Он слышал, как громко кровь стучит у него в ушах. Ощущал, что тело вот-вот взорвется, а знаменитое стальное самообладание, предмет гордости Шейна, еще немного – и оставит его, испарится без следа, растопленное жаром обоих тел, повелительно и настойчиво требующих принадлежащего им по праву. И все же, услышав ее слабую мольбу, он нашел в себе силы остановиться, затормозить в последний момент, отшатнуться от края пропасти.
Он оторвался от нее и, глубоко втянув воздух, чтобы прийти в себя, тяжело и пристально поглядел сверху в ее смятенное прелестное лицо.
– Ты уверена?
– Да. – Щеки Блисс вспыхнули еще сильнее при мысли о том, до какого вопиющего безумия она только что едва не дошла. – Я не ожидала, что все может произойти вот так стремительно.
– Поверь, дорогая, если ты только дашь мне шанс, то не будешь разочарована, я сумею все сделать как надо.
И вновь прозвучали в его голосе обволакивающие, тягучие интонации, наводящие на мысль о горячей густой смоле. Эти волны накатывались на шаткие конструкции оборонительных сооружений, наспех возведенных ее помутившимся здравым смыслом и ненадежным самообладанием, угрожая снести их, как разлившаяся река – дамбу.
Блисс нервно провела рукой по волосам.
– Я не могу… мне не следует сближаться с вами, – упрямо проговорила она.
Он поймал эту дрожащую руку и поднес к губам.
– Не можешь? – переспросил он, по очереди целуя ей каждый палец. – Или не следует?
Почувствовав, что снова начинает погружаться в теплые, обволакивающие волны искушения, Блисс резко отдернула руку.
– Какая разница? Все равно ответ один: нет!
Он посмотрел на нее долгим, внимательным взглядом.
– Ваше слово – закон, – проговорил он наконец – именно в тот момент, когда она готова была сдаться. – Я воспитан на принципе: если дама говорит «нет» – неважно, по какой причине, – джентльмен должен удалиться.
Странно, но почему-то она испытала разочарование, когда он вот так легко, так быстро отступил.
– Помнится, я обещал угостить вас обедом. – Сейчас это прозвучало так нелепо, будто на другом языке.
– Неужели вам все еще хочется есть? – изумилась она.
– Смертельно. Уверен, что и вам тоже.
– Ну да, конечно… только… – Внезапно почувствовав неловкость, она отвернулась к фонтану и принялась с преувеличенным вниманием рассматривать золотящиеся на солнце струи.
– Может, вы подумали, что я теперь надуюсь и оставлю вас без обеда? Так имейте в виду: это не мой стиль.
Глухая голодная страсть в его голосе вновь уступила место непринужденной иронии, которая так импонировала ей с самого начала их знакомства. Приободренная и сконфуженная, Блисс подняла на него глаза и обнаружила на лице Шейна приветливое, но, увы, совершенно непроницаемое выражение.
– Я как-то… не совсем вас понимаю…
– Да тут и понимать особенно нечего. Я – нормальный мужчина, Блисс. Со всеми нормальными реакциями. Когда вижу красивую женщину, которая возбуждает во мне желание… – он умолк и тыльной стороной ладони провел по ее щеке, – я стараюсь ее добиться, вот и все. Но я против принуждения. Заниматься любовью несравненно приятнее, если знаешь, что женщина сама тебя хочет.
Это прозвучало у него так искушенно, так многоопытно, почти как у Алана! Слабый проблеск здравого смысла наконец проснулся где-то на задворках сознания Блисс.
– Вероятно, вас тоже старались добиться многие женщины?
Быстрая вежливо-обходительная улыбка была ей ответом. Но от заинтересованного взора женщины не укрылось, что в этой улыбке совсем не участвовали глаза собеседника.
– Истинный джентльмен никогда не хвастает такими вещами.
Кажется, давно пора было сменить тему. Блисс бросила взгляд под ноги, на тонкие осколки стекла.
– Я разбила бокал.
– Возьмите мой. Рекомендую вам отведать этого шампанского, оно должно вам понравиться. Оно той же марки, что мы с вами пили в Париже.
– Удивительно, что вы помните.
– Я помню все о том вечере, Блисс. Включая и то, что никогда еще мне так не хотелось уложить женщину в постель, как после нашего поцелуя на набережной. Не считая сегодняшнего дня, разумеется.
На сей раз его улыбка казалась искренней – она озарила и глаза, придав им цвет безоблачного летнего неба. Блисс была польщена, смущена и – проклятие! – снова ощутила, как ее тянет к нему.
Стараясь отвлечься и приободриться, женщина отпила искрящегося вина, потом подняла глаза, и ее встревоженный взор встретился с дружеским взглядом Шейна.
– Как вы думаете, теперь мы с вами… можем по-прежнему рассчитывать на сотрудничество?
– Ну, конечно. Если только вы заинтересованы в этой работе.
– Я-то – да. Но после того, что произошло между нами…
– Единственное, что произошло между нами, дорогая, – мы поцеловались. Согласен, это был не самый обычный поцелуй. Пожалуй, просто потрясающий! И, однако же, всего лишь поцелуй.
Всего лишь поцелуй… Блисс с горечью подумала, что и меньшие потрясения обращали целые галактики в звездную пыль. Но раз он склонен не моргнув глазом расценивать подобные происшествия как пустяк, а ей отчаянно нужна работа… Что ж, она постарается смотреть на дело точно так же.
– Вы правы, – неуверенно улыбнулась она, пытаясь скрыть мучившее ее беспокойство. И пока они пили за успешное сотрудничество, Блисс старалась убедить себя, что не совершает роковой ошибки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100