Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава десятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава десятая

Постель оказалась восхитительно упругой.
– Как на облаке, – счастливо промурлыкала Блисс. – Чудесном, благоухающем облаке.
– Матрас набит испанским мхом. И еще какими-то травами.
– Если я уже чувствую себя почти на небесах, что же за волшебные ощущения ждут меня впереди! – В уединенном, скрытом от посторонних глаз, живописном месте она окончательно раскрепостилась, прониклась каким-то удивительно легким и светлым состоянием души.
– И поверь, милая, я тебя хорошо понимаю, – отозвался он. Их губы слились в страстном поцелуе. Он начал медленно расстегивать на ней блузку, и Блисс невольно затрепетала.
Она не только была способна заливаться краской, но и дрожала от его прикосновений. Он привык заниматься любовью с женщинами светскими, опытными, искушенными в любовных играх и в наслаждениях. Такую женщину, как Блисс, он встретил впервые.
Под цветастым шелком оказалась пена кружев.
– Как ты прекрасна!
Блисс страстно желала услышать от мужчины, что она прекрасна. Нет, больше чем прекрасна, подумала она, вся задрожав от прикосновения его губ…
Ей хотелось ошеломлять, сводить с ума. Хотелось быть женщиной, перед которой невозможно устоять. Хотелось, чтобы он навсегда позабыл всех других, опытных и изощренных, всех женщин, что превосходно знали, как удержать мужчину своими цепкими, унизанными драгоценностями пальцами. Как та элегантная брюнетка, с которой она столкнулась в гардеробной в Париже…
– Ты меня боишься? – На губах ее любимого играла улыбка, глаза были полны искреннего участия.
– Нет, не тебя, – выговорила она с немалым трудом, потому что именно в этот момент он с беглой нежностью провел кончиком пальца по кружевному контуру, обрамлявшему ее вздымающуюся грудь. – Только не тебя. – Ах, ну почему, так беспомощно, так предательски дрожит ее голос? – Просто дело в том, что я никогда не умела… не была сильна… я по натуре не очень-то… страстная… Я боюсь, что не смогу дать тебе то, что ты хочешь.
Все ее существо буквально источало непритворную, болезненную ранимость, будто некую мерцающую ауру, подобную тем загадочным огням святого Эльма, что нередки на речных лиманах. Никогда еще не ощущал себя Шейн таким смиренным, таким робким и безыскусным, быть может, только очень давно, в первый раз.
– Ты не должна беспокоиться об этом, Блисс. – Он подавил в себе желание сорвать с нее остатки одежды и изо всех сил постарался выразить ей необычную для него нежность. – Просто доверься мне.
– Я доверяюсь, – прошептала она с поспешной старательностью, под стать ее напряженному взгляду. – Полностью.
Это прилежное доверие, выраженное так наивно и неумело, породило у Шейна новый острый приступ вины, который он мужественно подавил.
– Никогда не заботься о том, что даешь, – тихо пробормотал он, почти касаясь ее губ, таких сладких и манящих. – Сосредоточься на том, что получаешь.
От долгого, томительно долгого поцелуя голова у нее пошла кругом, и Блисс не сумела ничего возразить. Впрочем, она и не хотела.
Успокоиться и расслабиться ей помогла длительная процедура разувания. Утром у Блисс было искушение надеть туфли на высоких каблуках, ведь они подчеркивали бы стройность ног. Но практичность одержала верх, и она выбрала пастельные, точно лепестки розы, матерчатые тапочки на высокой шнуровке.
Теперь, сама того не замечая, она, затаив дыхание, следила, как он неторопливо распутывает атласные ленты, крест-накрест перетягивающие икры. Но вот он неожиданно прикоснулся губами к какой-то невообразимо чувствительной точке у нее под коленом. Горячий, шумный вздох невольно вырвался из груди, и она замерла на миг.
– Расслабься, – точно баюкая, тихо уговаривал он, осторожно поглаживая освобожденную от обуви ногу – не возбуждая, а скорее успокаивая. – Все будет хорошо. Я не причиню тебе зла.
И это, разумеется, была еще одна ложь, очередная ложь из тысячи. Разумеется, он причинит ей зло, это неизбежно. Это было ясно с самого начала. Но теперь Шейн все больше понимал, что и ему не выйти из нынешнего оперативного задания без потерь.
Он нежно и уверенно начал гладить ее плечи, затем руки, безмолвной лаской как бы помогая ее телу расслабиться. Он переплел ее пальцы со своими и одновременно прильнул губами к ее губам. Поцелуй, поначалу легкий как пушинка, постепенно делался все жарче и проникновеннее, увлекая Блисс в упоительные туманные дали и, точно злых духов, отгоняя прочь страх и беспокойство. Поцелуй погружал ее в теплую, обволакивающую пучину наслаждения, где начинала растворяться и плавиться каждая частичка ее существа.
– Так вот она какая, моя Блисс, – улыбаясь, прошептал он. Она почувствовала эти слова и улыбку на своих устах. Но вот уже его умелые, дразнящие губы двинулись ниже, лаская шею, доводя ее и без того распаленную кровь едва ли не до точки кипения – под стать послеполуденному жару летней Луизианы. – До чего же ты сладкая. – Кончиком языка он дотронулся до нежной ямки между ключицами, и сердце Блисс бешено отозвалось стократно учащенными ударами пульса. – Такая мягкая и нежная. – А язык между тем неумолимо продолжал свое безжалостное исследование, увлажняя теперь едва прикрывавшие ее грудь кружева.
Блисс замерла. Страстно, сильнее прежнего желая его, она вдруг стала ощущать какую-то непонятную томную вялость – оттого что он все продолжал и продолжал это странное действо, словно бы поставил цель довести ее до экстаза с помощью одного лишь языка.
И вдруг неприметно, точно по волшебству, он высвободил ее из лифа. А потом, совершенно расслабленная и парящая где-то в небесах, Блисс не заметила, как он легчайшим движением расстегнул и снял ее нарядную тонкую юбку, ощутив лишь медленное движение прохладного шелка по голым ногам.
Он был так терпелив. Так нежен. В каждом слове и в каждом движении. Он до мельчайших черточек оказался тем самым прекрасным принцем, о котором она грезила еще маленькой девочкой. Он был тем мужчиной, о котором она уже перестала мечтать.
Но он существовал. Шейн Бруссар был до неправдоподобия, до сердечной боли живым и настоящим. И именно сейчас, именно с ним Блисс впервые до конца почувствовала, что означают слова «хороший любовник».
Разгоравшийся внутри огонь все сильнее распалял плоть молодой женщины. Ее инстинктивные, полные наивного очарования ответные ласки показались Шейну необычайно возбуждающими. Но он и тут не стал спешить, не стремился взять ее стремительным натиском. Он терпеливо, умело и настойчиво дожидался своего часа. И с чего это он взял, что ему нравятся опытные женщины? – думал он, нежно касаясь ртом шелковистой кожи в ложбинке между грудями возлюбленной и улавливая в ответ тихие хрипловатые вздохи, непроизвольно исторгаемые из глубины ее гортани.
Когда, зажав губами, он легонько потянул кожу на внутренней поверхности ее бедра, резкий болезненный вздох Блисс внезапно обратился в горячий и страстный смех восторга – оттого что она впервые ощутила тонкую грань между болью и наслаждением. Все сексуальные приемы и навыки из прошлого опыта Шейна вдруг померкли в сравнении с этим новым опытом. Тем самым, промелькнуло где-то на задворках сознания, который должен стать поворотным в его жизни.
– Я хочу… – внезапно, точно под гипнозом, взметнулись руки Блисс. – Мне тоже… – Сладостно и мучительно исцелованные, распухшие губы ее с трудом выговаривали слова, и сознание безучастно плыло по золотым, ослепляющим волнам наслаждения, о существовании которого она даже не подозревала.
– Чего ты хочешь, милая? – Поймав ее руку, он прильнул открытым ртом к запястью, почти на вкус ощущая быстрое, горячее биение пульса. – Скажи, чего ты хочешь.
Но слова не шли с уст. Как будто вместе с ее сердцем он похитил и способность разговаривать. Вдохнув поглубже, Блисс усилием воли заставила разбегающиеся мысли сосредоточиться.
– Я тоже хочу тебя видеть. – Она потянулась к нему как будто во сне. – Хочу до тебя дотронуться.
– А я уж подумал, ты так и не попросишь…
Он поднес ее руку к своей груди; пришлось призвать на помощь всю выдержку, покуда ее пальцы неловко возились с пуговицами на рубашке. Когда наконец она прижалась к его обнаженной груди, сперва руками, а вслед за тем и губами, Шейн почувствовал резкий толчок, сотрясший всю нижнюю часть тела, давно терзаемую мучительной жаждой.
– Бог свидетель, я старался быть терпеливым, сколько мог! – хрипло пробормотал он, приподнимаясь, но лишь затем, чтобы содрать с себя остатки одежды. – Больше ждать я не в силах!
Блисс подняла взор на возвышающегося над ней обнаженного мужчину, сильного и великолепно сложенного, желанного и трепещущего от желания. Сила его страсти была очевидна, и сознание, что это она, Блисс, тому причиной, было поистине головокружительным. Как будто жар его тела с головой захлестнул и ее. Она почувствовала себя до безумия сексуальной. Нет, невообразимо, небывало, на редкость распутной!
– Я не хочу больше ждать! – вскричала она, поднимаясь на колени и обхватывая этот восхитительный торс, прижимаясь ртом к горячему, влажному животу. – Мне кажется, я ждала этой минуты от самого Парижа!
– Я тоже! – Со сдавленным звуком, чем-то средним между божбой и проклятием, он потянул ее на постель, накрывая ее мягкое и податливое тело своим.
Боль пронзила его насквозь, когда он вошел в нее. Сперва острая, затем исполненная невыносимой сладости боль. Еще ни одна женщина не позволяла ему ощутить себя таким подлинным, почувствовать в себе такую силу и свободу. Но прежде чем он успел прошептать своей возлюбленной, что она особенная, ничуть не похожая на других, Блисс уже обвила своими длинными ногами его бедра, и он начал свое движение, поначалу медленно, потом все быстрее, все сильнее и энергичнее, вдавливая ее все глубже в душистое травяное ложе, подталкивая их обоих туда, ближе и ближе к вершине блаженства, к некоему восхитительному пределу. И дальше, за предел.
А потом, лежа в его объятиях и умиротворенно, блаженно слушая стук дождевых капель над головой, Блисс думала, что теперь всякий раз под шум дождя она будет вспоминать о Шейне. Еще никогда не чувствовала она себя более счастливой, более любимой, более состоявшейся. Опять ей захотелось сказать, что она любит его, но, боясь спугнуть, она удовлетворилась тем, что, прижавшись щекой к его груди, нежно водила пальцем по темной стрелке волос, надвое разделяющей грудь, и слушала тяжелые удары сердца под самым своим ухом.
Шейн тоже думал о том, что отныне шум дождя будет вечно напоминать ему о Блисс. Но то не были счастливые думы. Напротив, он никогда прежде не чувствовал себя столь несчастным, ничтожным и жалким, столь виноватым, столь злым на самого себя. О чем он думал, позволив себе так забыться? Что будет с ней, когда она узнает правду? Нет, лучше уже сейчас постепенно отдаляться, покуда дело не зашло слишком далеко, не запуталось окончательно.
– Прости, – тихо сказала Блисс, уловив его едва заметное движение прочь.
– За что, ради всего святого? – изумился он.
– Я ведь говорила, что не очень опытна. – Приподняв голову, она встретилась с его странно раздосадованным взглядом. – Но я всегда была способной ученицей, так что…
Не в силах устоять перед неизбежным, он снова притянул ее к себе и поцеловал. Долгий, чувственный поцелуй был призван растворить, сжечь в своем пламени все остатки ее неуверенности, опасений, болезненной ранимости.
– Это было замечательно, – прошептал он, когда они наконец оторвались друг от друга. – Ты необыкновенная женщина!
– Но ты ведь привык к этим эффектным дамам из общества, которых… – Она не произнесла «которых предпочел мне мой муж», но Шейн отчетливо уловил ее мысль.
– Требуешь от меня сравнительного анализа? Будто я ношу при себе какую-нибудь цифровую таблицу. Или веду в записной книжке специальный рейтинг – от одного до десяти.
Блисс почувствовала себя очень глупо и пожалела, что затронула эту тему.
– Да нет, я просто так… Не имеет значения. – Она начала с преувеличенным вниманием разыскивать среди смятых простынь свою одежду. Черт, где же это треклятое белье? В одетом виде будет гораздо труднее вот так запросто болтать о сексе.
– Разумеется, имеет, – возразил он, отбирая у нее и отшвыривая найденную наконец блузку. – Все связанное с тобой имеет значение, потому что ты сама, Блисс, имеешь огромное значение.
– Я вовсе не набивалась на комплименты, – сказала она и отвернулась.
Он ухватил ее за подбородок и повернул лицом к себе.
– Если бы у меня была такая книжка, клянусь, ты бы заняла в списке самое первое место. Но такой книжки у меня нет. – Он помолчал. – В сущности, секс – вещь простая и легкая. Порой слишком легкая. – Воспоминание о доступных женщинах, с которыми он на протяжении многих лет своей непредсказуемой и суматошной жизни запросто делил ложе, сейчас неприятно царапнуло Шейна. – Но если чувства находятся в стороне, через некоторое время дело начинает сводиться просто к техническим вопросам… вроде точной подгонки водопроводного оборудования. И секс начинает терять свою привлекательность. Я больше не хочу, – продолжал он, – находясь в постели с тобой, забивать голову проблемами Алана Форчена, поэтому сразу скажу все, что думаю об этом ублюдке. Если он оказался настолько глуп, что не сумел оценить, какую драгоценность нашел в твоем лице, что ж, это его беда. Если он был настолько занят самим собой, что не удосужился показать тебе, какое наслаждение могут дарить друг другу двое, значит, он круглый дурак. И коль скоро не все у вас ладилось в постели, с чего ты взяла, что в этом непременно была виновата ты?
– Но как же те шикарные женщины…
– Ах ты, Боже мой! – Он нервно запустил пальцы в волосы, недоумевая, с чего их угораздило соскользнуть на эту тему. Но по крайней мере его больше не мучило сознание вины. Сейчас он чувствовал себя просто сердитым и расстроенным. – Говорю тебе, найти с кем переспать вовсе не трудно. Трудно найти ту, одну из миллиона, которая способна придать этому нечто особенное.
Да-да, и это замечательно, что я оказалась именно такой, успокаивающе напомнила себе Блисс. Ведь Шейн доказал ей это каждым своим прикосновением, каждым поцелуем. Привычные страхи, тревожное чувство незащищенности помешали ей до конца понять, что он стремился поведать ей на языке любви.
– Ты прав.
– Ну конечно, прав. – Вся его злость моментально испарилась, сменившись куда более опасным чувством – нежностью.
– Только знаешь что?.. – Она обвила руками его шею и посмотрела в глаза.
– Что? – отозвался он, ласково и любовно целуя ее в губы.
– Если я правда такая особенная…
– Правда. – Пусть это признание еще больше затрудняло дело, но оно было одной из немногих правд, которые он мог ей открыть.
– Спасибо. – Лицо ее осветилось улыбкой, на щеках обнаружились прелестные ямочки. – Ты же видишь, хотя я и побывала замужем, но все равно ужасно неопытна во всем этом. Поэтому я подумала…
Прелестным и обольстительным движением она провела по его груди, затем ниже – по животу, потом еще ниже… Возбужденный вновь, он невольно затрепетал от этих легких, обольстительных прикосновений.
– Подумала… что? – едва сумел прошептать он, чувствуя, как кровь опять отливает от головы и устремляется вниз.
– Ну… ты же знаешь: как говорят, повторение – мать учения.
В ответ он громко и неудержимо расхохотался, уничтожая остатки возникшей между ними напряженности.
– Милая, я весь твой!
И восхитительнее всего, думала Блисс, подвергая возлюбленного тем же сладостным мукам, которым недавно подвергалась сама, что так оно и есть.
– Нам надо поговорить.
За окном спустилась ночь. На плите грелся суп. Парочка сидела за столом: Блисс – угнездившись на коленях Шейна, который тихонько поглаживал ее спину, с наслаждением осязая тепло тела сквозь мягкий шелк.
– Угу, – промурлыкала она, полушутливо касаясь ртом его рта. – Обожаю говорить с тобой. Обожаю слушать о том, какая я красивая. – Кончик ее языка коснулся тонкой впадины, разделяющей его бесподобно вылепленные губы – истинный шедевр ваяния, по мнению Блисс. – Какая горячая. – Слова перемежались короткими, быстрыми поцелуями. – Как сильно ты меня хочешь.
– Блисс… – Удивительно, но после всего недавно пережитого, после стольких ласк щедрый на поцелуи рот, задыхающийся от страсти голос, тесная близость ее самой рождали в нем желание начать все сызнова. И все же Шейн пытался совершить единственно честный поступок – рассказать возлюбленной, какие в действительности обстоятельства свели их вместе, заставили его вторгнуться в ее жизнь. – Послушай, это очень серьезно.
Чуть отпрянув, она пристально посмотрела на него.
– И, кажется, малоприятно.
– Смотря как взглянуть. Это… по поводу Алана и…
– Ты сам не хотел отравлять наше пребывание в этом райском уголке. Давай позже.
– Да, но это очень важно.
– Я знаю. – Она положила руки ему на плечи. – Я ведь прекрасно понимаю: мы живем не в стерильной пустоте. Оба несем груз былого опыта и всего такого прочего. Ну и пусть!.. Знаешь, я ведь никогда не была так счастлива. И мне ничем не хочется омрачать такой необыкновенный, такой прекрасный день.
И, внимая ей, Шейн, которому очень хотелось снять груз с души, подумал малодушно: в самом деле, уж коли он лгал ей целыми неделями, то что может изменить еще один день?
– О нет, я не враг прекрасному! – улыбнулся он.
– Вот так-то лучше. – Она наградила его долгим, многообещающим поцелуем. Посерьезневшее было выражение лица сменилось тонкой, обольстительной улыбкой, перед которой он не мог устоять. – А теперь, когда этот вопрос улажен, у меня остается еще одна просьба.
– Все, что пожелаешь! – от души пообещал он.
– Видишь ли, с той самой минуты, как я увидела на полу этот роскошный меховой ковер, не могу отделаться от мысли заняться на нем любовью.
– Звучит чертовски заманчиво! – Шейн поднялся и, неся подругу на руках, шагнул к ковру. – Хотя с тобой было бы бесподобно даже на ложе из камней.
Укладывая возлюбленную на черный мех, густой и мягкий, он услышал тихий восторженный смех, напоминавший перезвон тех ветряных органчиков, которые кто-то повесил за окном спальни.
– О, у нас еще все впереди.
Колдовские часы их нечаянного, будто украдкой ухваченного свидания пролетели быстро, как сон. Блисс лишь вздохнула, когда на следующий день Шейн принялся подтягивать лодку к мосткам.
– Как не хочется покидать рай и возвращаться на грешную землю, – с грустью промолвила она.
– Мы еще вернемся, – пообещал Шейн. Он старался не задумываться над тем, что придется отправиться в другое место. В другой город, к другим задачам и интригам, к другой женщине…
Когда до него дошло, что эта перспектива не вызывает в нем ни малейшего энтузиазма, ему ничего не оставалось, как признать: Блисс Форчен не просто здорово зацепила его, она, можно сказать, ухватила его за глотку. Причем мертвой хваткой.
Об этой своей власти над ним Блисс едва ли догадывалась. Но, как бы то ни было, ничто не сможет уберечь ее от боли, которую нежданная любовь неизбежно причинит ей. Я все равно уеду, должен уехать, мрачно думал Шейн. И чем скорее, тем лучше. Надо немедленно передать это проклятое дело Каннингему, а самому бежать прочь, исчезнуть – прямо сейчас, пока я еще в состоянии это сделать.
Так поступил бы его отец. Таков был и Рорк – в прежние времена, еще до того, как угодил в любовные сети красивой, умной и, судя по всему, волевой женщины, которая шьет занавески и обожает заниматься любовью под звуки ветряного органчика.
В лодке по пути обратно Блисс без умолку болтала о проведенных вместе часах, о кратком времени, которому теперь было суждено уйти в область воспоминаний.
Однако потом, видимо почувствовав его взбудораженное, даже сердитое настроение, красавица вдруг притихла, что было совсем на нее не похоже. И от этого Шейну сделалось еще больше не по себе.
– У меня есть для тебя кое-что, – сказал он, подходя с ней к машине. – Что-то вроде подарка.
– Обожаю подарки.
– Ну, в общем-то, ничего особенного… – смутился рыцарь на час. Блисс любит не только антикварную старину, она отличается и несколько старомодными взглядами. Что, если после нынешней ночи его возлюбленная рассчитывает на кольцо? – Я хочу сказать, это не какая-то дорогая вещь, я купил ее, скорее, из прихоти… показалось, что ты ей обрадуешься… Но в общем-то…
– Шейн… – Она прижала пальцы к его губам. – Для меня станет сокровищем любой подарок от тебя. Правда.
Правда! Это проклятое слово то и дело всплывало – вновь и вновь, явственно высвечивая, почему их связь попросту не имеет шансов на существование. И пусть Шейн ухитрился наполовину убедить себя, что его побуждения чисты, правда состояла в том, что он оказался ничем не лучше того мерзкого и лживого слизняка, ее мужа.
Открывая багажник, вынужденный притворщик мысленно наградил себя всеми нелестными эпитетами, которые она, конечно, бросит ему в лицо, когда эта ненавистная правда всплывет наружу. Вытащил приготовленную коробку и неловко сунул ей в руки, мучимый скрытой досадой.
Блисс недоуменно взглянула на знакомую упаковку.
– Это ведь из моего магазина.
– Ну да. – Натянутые до предела нервы скрежетали, как ржавые пружины. Когда он чувствовал себя так неловко, вручая женщине простенький сувенир? Только вот ни в самой Блисс, ни в его сумбурных, запутанных чувствах к ней как раз и не было ничего простенького. В этом-то все и дело. – Может, ты все же откроешь?
Она удивилась ворчливому тону, но сделала, как он просил.
– О, Шейн! – восторженно прошептала она и словно осветилась изнутри. Шейну вспомнилась розовая предрассветная дымка, озарявшая хижину. На глазах женщины блеснули слезы. – Это же моя кукла!
– Может, это глупо, но просто…
– Вовсе нет! Это…
Настал черед Шейна прикрыть рукой ее рот и помешать потоку слов излиться.
– Я видел, как ты упаковывала ее. Тогда я еще не слышал твоей истории, но мне показалось, тебе не хочется с ней расставаться. Теперь, зная о твоих детских годах… и обо всех неприятностях, я думаю, что эта кукла значила для тебя гораздо больше, чем просто кукла, и рад, что мне удалось вернуть ее.
– Да, она была терпеливой слушательницей, – проговорила Блисс, любовно гладя рыжие нитяные кудряшки, впитавшие столько соленых слез. – Но теперь я взрослая и умею сама справляться с неприятностями. Просто месяц выдался очень тяжелым… – Ее пронзительно трогательная улыбка сквозь слезы затронула какие-то чувствительные струны в душе Шейна. – Знаешь, я начала тосковать по ней, как только увидела, что ее уносят.
– Знаю. – Он выдавил улыбку, которая не имела ничего общего с его настроением. – И послушай моего совета, дорогая: если тебе вдруг придет фантазия сходить в казино, не играй в покер. Каждая мысль написана у тебя на лбу огромными, яркими буквами.
Блисс тоже издала нервный смешок.
– То же самое говорила и Зельда, когда я девчонкой пыталась избежать наказания за какой-нибудь проступок. Но я рада, что в этом смысле мне не удалось повзрослеть и сделаться мастером по надувательству. Или профессиональной шпионкой.
– Я тоже рад, – холодно кивнул он.
Положив куклу на закрытый багажник, она обхватила его обеими руками и прижалась щекой к его груди.
– Спасибо, Шейн, – пробормотала она, уткнувшись в его рубашку. – Ты не мог придумать подарка щедрее. Целый ювелирный магазин не сравнится для меня с этой куклой. Я никогда не забуду.
Да, именно так. И когда отвратительная правда выйдет наружу, этого она тоже никогда не забудет. И никогда не простит.
Не привыкший к сложным и болезненным переживаниям, не знающий, как выпутаться из собственной липкой паутины лжи и хитрости, Шейн почувствовал, что его захлестывает гигантская волна страха, огорчения и ярости.
Повинуясь внезапному порыву, он запустил пальцы обеих рук в огненно-рыжий шелк волос, приподнял голову Блисс и с силой прижался ртом к ее рту, будто желая расплющить.
В машине по дороге обратно он едва перекинулся с ней парой слов, а Блисс, в свою очередь, старалась ничем не показать своего разочарования. Все будет хорошо, говорила она себе. Шейн Бруссар, быть может, сам еще этого не понимает, но она-то чувствует, что нравится ему не на шутку, и все больше с каждым часом. Так же, как и он ей.
Эта уверенность согревала и успокаивала ей сердце.
– Ты не подкинешь меня к магазину? – попросила Блисс, когда они миновали мост перед въездом в город. – Хочу заскочить туда на минутку, прежде чем поедем к нам обедать.
– Разумеется. – Голос звучал отрывисто и грубовато, почти раздраженно. Ах, если бы он не воспринимал все это так болезненно! Если бы мог испытывать хотя бы часть той счастливой приподнятости, что испытывала она!
Шейн забыл, что испытал все это там, в доме над озером. И тогда Блисс радостно наблюдала, как его отпускает странная настороженность, озадачившая ее с первых минут их встречи, как он открывается навстречу живым и подлинным чувствам. Открывается любви.
– Послушай, – промолвила она, – если ты не хочешь приходить к нам на обед, Зельда не обидится.
– Я же сказал, что приду.
Она пожала плечами:
– Ну и отлично.
Черт возьми! Он все-таки обидел ее, перед тем как навеки исчезнуть из ее жизни. Поворачивая на знакомую улицу, Шейн уже откровенно презирал себя.
– Боже мой, что это?!
Блисс в изумлении уставилась на вереницу полицейских машин, выстроившихся перед антикварной лавкой. Мигалки на крышах все еще вспыхивали красным и синим цветом. На тротуаре, вдоль огораживающей вход ярко-желтой ленты, собралась толпа зевак.
Шейн сквозь зубы выругался. Вероятно, Каннингему надоело ждать, пока его подчиненный разыщет эти бриллианты, и он решил взять дело в собственные грубые руки.
– Должно быть, магазин ограбили, – предположил он вслух. Ах, если бы дело ограничилось только этим! Похоже, все куда серьезнее.
– Средь бела дня? – недоверчиво спросила Блисс. – О Господи! – вдруг с округлившимися глазами воскликнула она, в ужасе поднося руку ко рту. – Ради ограбления не прислали бы столько полиции. Если что-то с Лайлой, я никогда себе не прощу!..
– Не будем делать поспешных выводов, – попытался успокоить ее Шейн.
Но прежде чем он успел договорить, Блисс уже выскочила из машины и бросилась через дорогу. Изрыгнув очередное яростное проклятие, он припарковал машину и поспешил вслед за ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100