Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава первая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Следующая страница

Глава первая

Париж
Женщина по имени Блисс Форчен была ничуть не похожа на воровку. Однако, возразил себе Шейн О'Мэлли, если бы профессиональные воры, в данном случае – похитители бриллиантов, походили на таковых, все бы они давно уже сидели в тюрьме, а сам бы он остался без работы.
Вот уже час, как Шейн неотрывно следил за хорошенькой рыжей головкой, но все не находил предлога завести разговор, познакомиться с молодой леди поближе. Непринужденная легкость, с которой она держалась среди изысканной толпы богачей, в гуще званого вечера, напоминала ему ловкость таиландских хилеров, которые на глазах у многочисленной аудитории выполняют операции голыми руками. Неприязнь французов, особенно парижан, к чужакам – а уж тем более американцам – дело общеизвестное, но, судя по всему, ее широко распахнутые, бесхитростные глаза цвета мха и ослепительная улыбка действовали одинаково обворожительно и на мужчин, и на женщин.
В Париже стояла весна. Вечер проходил в роскошных апартаментах XVII века на Иль-Сен-Луи – крохотном островке в самом сердце Парижа, меж берегов Сены. По преданию, в былые времена аристократические особняки острова служили многим богачам – от мадам Помпадур до Ротшильда. Да и теперь квартал возрастом в четыре века по-прежнему оставался одним из самых дорогих и престижных районов Парижа.
Шейн прикинул: тех драгоценностей, что озаряют своим сиянием скромную вечеринку, с успехом хватило бы на еще одну Великую революцию. Со светом дорогих хрустальных люстр соперничают ослепительное сверкание бриллиантов, тусклое мерцание жемчугов и завораживающий блеск золота. Леди Удача – а именно таково значение громкой фамилии «Форчен» – едва ли сможет устоять перед подобным искушением.
Забавно, но сама Блисс Форчен, казалось, ничуть не стремилась участвовать в состязании нарядов и украшений. На ней было белое шелковое платье без рукавов, узкое и облегающее. Перехваченное на бедрах ремешком, оно, чуть скользя, легко касалось тела, выгодно подчеркивая соблазнительные изгибы фигуры и красивые стройные ноги. С простотой платья контрастировала лишь пара великолепных бриллиантов, которые, словно крупные льдинки, переливались в мочках изящных ушей. Любопытно, от какого украденного ожерелья или диадемы ведут они происхождение? – подумал Шейн.
Он пас эту дамочку уже десять дней – все то время, пока она пребывала в Париже. Внешне она вполне соответствовала той роли, что была указана в таможенной декларации, – американка, дилер по антиквариату, совершающая регулярные деловые поездки с целью закупки товара. Шейн заметил, что она не пропустила в Париже ни одного магазина, торгующего предметами старины. Он сам удивлялся, как у нее хватает сил ежедневно выдерживать конкурентную борьбу на аукционах, а по вечерам буквально лучиться энергией на подобных вечеринках. Похоже, она просто не знает, что такое усталость.
Рассудив, что теперь как раз подходящий момент познакомиться, он подхватил с подноса проходящего официанта пару бокалов шампанского и начал пробираться к ней сквозь толпу.
Проклятие! Блисс просто отказывалась верить глазам! Алан, ее бывший муж, тоже здесь! Ну почему, черт побери, из всех вечеринок в Париже этому шакалу в образе человеческом понадобилось оказаться именно здесь, именно на этой?
Он тоже ее заметил, и, увидев, как он внезапно оборвал разговор с красивой брюнеткой лет тридцати и двинулся к ней, Блисс инстинктивно внутренне насторожилась, ожидая неприятностей.
– Хелло, Блисс! – Алан с непринужденной сердечностью прижал ее к себе, словно имел на это хоть малейшее право, и Блисс, не желая афишировать их отношения, стойко выдержала этот натиск. – Шикарно выглядишь, дорогая.
Он наклонился к ней, явно желая поцеловать, но Блисс попятилась.
– Стоит ли так удивляться, Алан? Я, знаешь ли, время от времени способна приводить себя в порядок. – Она с удовольствием отметила, что сумела за светской улыбкой скрыть вспыхнувшие угольки былой ненависти.
Тот, впрочем, оставил ее язвительность без внимания – так же как сумел в свое время проигнорировать ее ярость, когда она застала его в постели с женщиной, которую считала своей близкой подругой. Уже позже Блисс узнала, что то был не первый случай супружеской неверности, он обманывал ее даже во время медового месяца, и это открытие стало тяжелым ударом по ее самолюбию.
– Всегда говорил, что у тебя прирожденный талант – носить дешевые вещи как самые изысканные. – Экс-супруг улыбался ей самым любезным и беззастенчивым образом. Похоже, на него никак не подействовала их последняя встреча – когда ему пришлось увертываться от тяжелой вазы, которую она в гневе швырнула ему в голову.
Блисс лихорадочно соображала, как с достоинством, избежав, упаси Боже, новой сцены, завершить этот пустой разговор. Но тут, на ее счастье, в беседу вмешалась высокая дама в сильно декольтированном платье, стоившем, по всей вероятности, никак не меньше автомобиля Блисс.
– Алан, дорогой мой, – игриво посетовала она тоном, который почему-то навел Блисс на мысль о молочном коктейле, – я совсем одна и ужасно скучаю.
– Ни разу не видел тебя в одиночестве, Моника, – в ответ рассмеялся тот.
Моника. Это имя прозвучало узнаваемой, хорошо знакомой музыкой. Оно не нуждалось в фамилии, так же как Шер или Мадонна. Шутка ли – супермодель мирового класса! Неужели очередная пассия Алана?
– Ну что ж, – беззаботным тоном вставила Блисс, – пожалуй, мне пора. Приятно было увидеться с тобой, Алан.
– Узнаю мою Блисс, дело для нее превыше всего.
– Не каждому удается родиться в рубашке, с пачкой платиновых кредитных карт в кармане, – в тон ответила она, одарив его на прощание сладкой, насквозь фальшивой улыбкой.
– О, во всем есть свои минусы! – со смехом вернул Алан, делая вид, что не понял иронии.
Блисс решила поскорее уйти. Она побоялась свести на нет все достигнутое за этот вечер, запустив в бывшего мужа бутылкой шампанского – они повсюду поблескивали в серебряных ведерках. Гордо вскинув голову, она удалилась, постаравшись придать осанке как можно больше достоинства.
После неприятной встречи хотелось глотнуть свежего воздуха. Стараясь успокоиться, Блисс встала у раскрытой стеклянной двери на балкон, когда услышала позади себя шаги. Резко обернувшись, она собралась уж было послать это ничтожество ко всем чертям, но неожиданно оказалась лицом к лицу с незнакомцем.
– Полагаю, после такого обилия разговоров вы бы не отказались от чего-нибудь прохладительного. Не хотите ли шампанского?
Что и говорить, не самый оригинальный способ знакомства, но, увидев в ответ легкую приветливую улыбку, Шейн решил, что метод сработал.
– Благодарю вас. – Блисс приняла у него из рук изящный бокал и отпила глоток. Ощущение сверкающего солнечного света помогло рассеять мерзкий осадок от недавнего разговора. – Наверное, я произвожу странное впечатление?
– Вы? – удивился он.
– Понимаю, что вести деловые переговоры на званом вечере – никуда не годится. Даже в Америке. А уж в Париже… – Она передернула плечами. – Дурной тон, да и только.
– Возможно. – Он не стал спорить. – Но, по-моему, на вас здесь никто не в обиде.
– Да, хозяева были со мной на редкость обходительны, несмотря на столь многочисленные нарушения этикета с моей стороны. Впрочем, – она усмехнулась, – обходительность в кошелек не положишь.
Тогда он протянул руку и дотронулся кончиками пальцев до мочки ее уха. Поблескивавший там бриллиант был поистине превосходен – размером не меньше карата, чистейшей воды и отливал голубизной.
– Не похоже, что вам приходится ежедневно заботиться о хлебе насущном.
Блисс с усилием подавила дрожь, невольно пробежавшую от этого легчайшего прикосновения, по спине точно искра проскочила.
– Кому же из нас не приходится? Моя специальность – антиквариат, я держу магазинчик в Новом Орлеане, он называется «Обретенный клад», и в моем бизнесе, чтобы заработать, надо сначала хорошенькопотратиться. При нынешней высокой конкуренции очень важно уметь добывать уникальные вещи, к тому же высокого качества. Потому-то я так довольна нынешним уловом. Да-да, эта поездка выдалась на редкость удачной. – Вернее, была таковой, покуда я, как на грех, не наткнулась на Алана, подумала она. – Хотя, пожалуй, мой бухгалтер будет не в восторге, когда увидит, насколько я превысила кредит. Я очень старалась свести расходы к минимуму, но здесь все так невообразимо дорого, а я, увы, в этом смысле начисто лишена самодисциплины.
Тебе ее не хватает даже на то, чтобы держать язык за зубами, мысленно одернула она себя. Всю жизнь была болтушкой, особенно когда нервничала. А сейчас, под странным взглядом этих синих глаз, точно проникающих в самые глубины ее души, Блисс чувствовала себя не в своей тарелке.
– А знаете, когда-то Хемингуэй, живя в Париже, писал о превосходных обедах на двоих, с вином, и всего за двадцать франков. Конечно, с тех пор многое изменилось. Теперь простой бутерброд с сыром стоит чуть ли не втрое дороже. – Шейн перехватил ее жадный взгляд в сторону застеленного белоснежной камчатной скатертью стола, украшенного величественными канделябрами. Выставленных на нем изысканных кушаний хватило бы, чтобы накормить наполеоновскую армию. – Но, кажется, тут гостям предлагается неплохая закуска, – заметил он.
– О да! Боюсь только, что, стоит мне начать есть, я уже не смогу остановиться и наемся, как грузчик, – шумно вздохнула она, тряхнув червонно-золотыми кольцами волос. – Вот француженки – те никогда не едят. Все время видишь, как они сидят за столиками в уличных кафе, такие стройные и элегантные, перед ними стоит тарелочка, но ни разу – ни разу! – они не откусят и кусочка. Подозреваю, что здесь это преследуется по закону. – Американка бегло обвела взглядом зал и вновь остановилась на столе, ломящемся от яств. – А вот я сейчас, кажется, способна кого-нибудь убить за кусок бифштекса.
– А что, если мы нагрузим закусками мою тарелку, выйдем на террасу и вы сможете без помех съесть все, что вам захочется?
Она благодарно улыбнулась, по-детски озорно сверкнув на него глазами, и Шейну вновь подумалось: не знай он наверняка, в жизни бы не поверил, что за этой веселой и простодушной повадкой может скрываться хоть грамм коварства.
– Это так любезно с вашей стороны! Вообще-то я не люблю одалживаться, но так получилось, что со вчерашнего дня у меня маковой росинки во рту не было, и я просто умираю с голоду, точно узница Бастилии. – Она перевела дух. – Не пойму, зачем я все это вам рассказываю. Я ведь даже не знаю, кто вы…
– Мое имя – Шейн Бруссар. – На самом деле то была девичья фамилия его матери, пускай и не совсем французская, но их семья вела происхождение от французских креолов штата Луизиана. Однако здесь, на парижском рауте, это звучало вполне подходяще.
– А меня зовут Блисс, Блисс Форчен. – Она протянула руку, и, взяв ее, Шейн ощутил внезапный удар током. Вздрогнув, он едва не выронил бокал.
Глаза женщины расширились, и, обхватив ее запястье, Шейн уловил участившееся биение ее пульса.
– Это ковер… статическое электричество… – пробормотала она, явно не желая признавать очевидный факт, что сексуальная энергия тоже может выражаться в киловаттах.
– Разумеется, – кивнул он, медленно скользя взглядом по ее лицу и останавливаясь на губах.
Так они стояли, глядя друг на друга, и Шейну пришлось напомнить самому себе, что Блисс Форчен – всего лишь его очередное оперативное задание, ни больше ни меньше. Задание, которое он намерен выполнить так же успешно, как и все предыдущие. Задание, в результате которого молодой леди суждено оказаться пусть не в Бастилии, но уж точно в какой-нибудь симпатичной федеральной тюрьме Соединенных Штатов.
– Ну так что? Приступим? – Доверительное выражение его глаз побуждало услышать в этом предложении нечто большее, чем приглашение к ужину. Но, постаравшись убедить себя, что флирт для парижан – дело обычное, ни к чему не обязывающее и что именно французы придумали выражение «любовь с первого взгляда», Блисс решила, отбросив страхи, просто наслаждаться нынешним вечером и впечатлением, которое она, видимо, произвела на столь шикарного мужчину.
– И немедленно!
– Да, а как же ваш друг? – как бы спохватившись, спросил Шейн, окидывая взглядом зал.
– Какой друг? – не поняла она. – Ах, Алан? Вот уж нет! Всего-навсего призрак из прежней, замужней жизни.
– Вот как… Понимаю.
– Приятно иметь дело с понимающим собеседником, – сухо отреагировала она.
Много раз стараясь понять, что же замечательного могла найти она в Алане Форчене, Блисс пришла к неутешительному выводу: она была совершенно слепа. Вместо того чтобы трезво взглянуть на вещи, она позволила ослепить себя мишурным блеском, прельститься тем фальшивым ореолом, которым окружил себя этот человек. Впрочем, к чему отравлять нынешнюю столь удачную поездку воспоминаниями о незадавшейся семейной жизни? Блисс решительно направилась к столу. Шейн двинулся за ней.
Он с удовольствием обвел глазами плавный изгиб ее бедер, подчеркнутый коротким белым платьем, и не испытал при этом ни малейших угрызений совести. Работа есть работа. Каннингем поручил ему следить за Блисс Форчен – именно этим он сейчас и занимается. Женщина потянулась за тонкой, с золоченой каймой тарелкой – край белого платья приподнялся еще выше. Данное поручение, отметил про себя Шейн, безусловно, приятнее остальных.
Они вышли на террасу. Вечер был прохладный, воздух напоен запахом отдаленной грозы. Женщина зябко поежилась.
– Прошу вас. – Шейн снял пиджак и накинул ей на плечи. – Не хочу, чтобы вы подхватили воспаление легких. Представляете, во что обойдется вызов доктора в отель?
– Даже подумать страшно. – Она опустилась в ажурное, украшенное чугунным кружевом кресло. Подцепив с тарелки мидию, положила ее в рот и, блаженно прикрыв глаза, начала медленно пережевывать, почти замирая от восторга. – Право, мне кажется, что я в раю.
– Здесь об этих мидиях говорят: пальчики оближешь. Их выдерживают в соленой воде, затем тушат на раскаленном противне, где они набирают сладость.
– Я знаю только одно: они божественны! – простонала Блисс, смакуя уже следующую.
Если эта женщина способна испытывать такое наслаждение всего лишь от вкуса мидий, невольно подумал Шейн, какой же она окажется в пылу любовного экстаза? Должно быть, восхитительной.
– Откуда вы знаете?
Он с трудом оторвался от сладостной картины соскальзывающего на пол белого платья и вернулся к реальности.
– Что именно?
– Насчет мидий. Будете есть сыр?
– Сделайте одолжение, угощайтесь. – Он придвинул тарелку поближе к ней. – Просто люблю готовить. Это успокаивает. В свое время окончил курс в школе Кордон-Блю.
– Вы это серьезно? – На секунду Блисс отвлеклась от камамбера и взглянула на него в изумлении.
– Ну да. Я же сказал, это расслабляет. Ну а уж коли хочешь покорить желудки французов, учиться надо у лучших.
– Не спорю. – Блисс дегустировала сыр с не меньшим наслаждением, чем мидий. – Французскую кухню вы, наверное, выбрали из-за своих предков? Вы ведь сами американец, не правда ли?
– Правда. А французскую кухню я выбрал, потому что почувствовал в этом вызов для себя.
– Вы, очевидно, любите принимать вызовы.
– Больше того, в этом смысл моей жизни. Ради этого я живу.
– Мне тоже это нравится. Правда, в последнее время получаешь вызовов больше, чем хотелось бы, но, если постоянно не испытывать себя, жизнь покажется очень скучной, верно?
– Есть такое мнение. – Шейн подумал, что ее родители не ошиблись с выбором имени для дочери. «Блисс» – блаженство. Поистине, эта женщина умеет находить в жизни радость и испытывать восторг от самых простых вещей. Снова он подумал, что перед ним самая нетипичная преступница из всех, с кем ему довелось сталкиваться. Потом напомнил себе, как ловко, с каким обаянием обхаживала она нужных людей в этом зале, и решил, что красотка куда хитрее, чем хочет казаться.
– Вы богаты? – последовал неожиданный вопрос. Прямота вопроса застала охотника врасплох.
– А это имеет значение? – не сразу нашелся он, не спеша взяв новый бокал шампанского. Жаль, что не пиво, подумал он, представив себе запотевшую бутылку имбирного напитка с горлышком, усеянным бусинками влаги. Да, плейбой не может позволить себе простых житейских радостей: выпить холодного пива в жаркий день, перехватить хот-дог в городском парке или половить в речке раков. Странное и не очень приятное чувство, вроде ностальгии, на миг задело в нем что-то глубоко потаенное. Но Шейн просто проигнорировал это.
– Вы кажетесь мне приятным человеком и начинаете вызывать симпатию, – пояснила Блисс. – В конце концов не каждый станет кормить первую встречную потрясающими мидиями, да еще из своей тарелки. Но у меня правило: я не вожу близкое знакомство с богачами.
– Я-то, напротив, полагал, что в вашем бизнесе просто необходимо поддерживать связи с состоятельными людьми. – Ведь не могла же ты, черт побери, сколотить состояние, таская бриллианты у бедных, подумал он. – А кстати, разве у нас завязывается близкое знакомство?
– Видите ли, я всегда стремилась разделять бизнес и удовольствие. Что же касается нашего знакомства… – смутилась она, – как знать, все может случиться. – Она поднялась и протянула ему руку. – Спасибо и до свидания, мистер Бруссар. Приятно было с вами познакомиться.
Он обхватил ее тонкую кисть обеими руками.
– Вы хотите уйти, не дождавшись десерта?
– Прошу меня извинить. – Она решительно тряхнула головой, и шапка темно-золотых кудрей упруго подскочила в такт. – Я ведь уже сказала: у меня правило.
– Но вовсе не обязательно завязывать близкие отношения.
– Да, но, понимаете ли, в этом вся и проблема… – Зеленые глаза смотрели на него с обезоруживающим простодушием. – Я ведь говорила, что напрочь лишена внутренней дисциплины. То есть, разумеется, я бываю собранной, аккуратной, когда дело касается серьезных вещей – ну, скажем, моего бизнеса, голосования на выборах или уплаты налогов, – но, к несчастью, склонна проявлять ужасающее безрассудство в личной жизни. А поскольку в данном случае, должна признаться, я обратила на вас внимание, лишь только вы появились в дверях…
– Я и не знал, что вы меня заметили.
– Очень трудно не заметить ослепительно красивого мужчину, – засмеялась она, – который вдобавок не сводит с тебя глаз.
– Это было лучшее зрелище в зале, – галантно поклонился он и бросил взгляд на Сену и речной трамвайчик, расцвеченный огнями, точно улица Бурбон-стрит в его родном Новом Орлеане. – А знаете, если вы не любовались «городом влюбленных» с реки, это значит, вы его не видели. Не устроить ли нам с вами пароходную прогулку, Блисс? – внезапно предложил он. – Толпа туристов будет выполнять роль ваших телохранителей, а я, со своей стороны, даю обещание не вынимать рук из карманов, если это поможет вам почувствовать себя в безопасности.
Ах, искуситель! Он сумел отыскать ее уязвимое место. Прогулка по реке была одним из самых больших соблазнов, какие мог предложить Париж. Блисс вспомнила, как некогда Алан, когда они были в Париже, с ходу отверг ее просьбу совершить экскурсию по Сене, назвав это туристской пошлятиной. Возможно, так оно и было, но, несмотря на обидный отказ, ей все равно очень хотелось полюбоваться городом с реки.
Блисс посмотрела на собеседника долгим, задумчивым взглядом. Действительно, она сразу почувствовала к нему интерес, с той самой минуты, как заметила его у обитой шелком стены, с той минуты, как ощутила на себе его пристальный взгляд. Но что из того? Ведь за последние несколько минут ничего не изменилось. Шейн Бруссар по-прежнему оставался таким же слишком привлекательным, слишком самоуверенным, небрежно-галантным плейбоем, каким показался ей в первый момент. А главное, чересчур богатым. И Блисс Форчен решила не искушать судьбу.
– Мне очень жаль, – сказала она. – Я ценю ваши благие намерения, но, право, разумнее расстаться сейчас. Пока все так мило и просто и наши отношения еще не успели запутаться. – С этими словами она мягко высвободила ладонь из его рук, сбросила пиджак и, повесив его на спинку кресла, вернулась в зал.
Поднявшись, Шейн наблюдал через стекло, как, пройдя мимо группок гостей, она скрылась за дверями комнаты, где все оставили верхнюю одежду.
Бруссар нахмурился. Потом рассмеялся.
Отправляясь на нынешний прием, он укрепил микрофон под одеждой и теперь представил себе, что где-то там, в городе, его шеф, слушая их разговор, наверно, помирал со смеху.
Проходя мимо ничем не примечательной женщины возле накрытого стола, Шейн едва заметно кивнул головой. Та в ответ тоже слегка кивнула и двинулась следом за Блисс – перехватить объект слежки.
– Какая милая у вас накидка!
– Благодарю вас. – Блисс улыбнулась нарядной черноволосой женщине средних лет и немного удивленно оглядела свой алый жакет спортивного покроя. – Пожалуй, не совсем подходящая одежда для такого случая, но я предпочитаю путешествовать налегке.
– Очень разумно с вашей стороны, – похвалила дама. В дорогом норковом манто она представляла собой воплощенную элегантность.
Блисс почувствовала, что обязана что-то сказать.
– Вы американка?
– Из Сиэтла, – с готовностью произнесла та. – Но последние десять лет живу в Париже. А вы, насколько я поняла, торгуете антиквариатом?
– Да. – Привычным жестом Блисс вынула из сумочки визитную карточку. – Если вам случится быть в Новом Орлеане, добро пожаловать.
– Вполне возможно. – Собеседница, не глядя, небрежно опустила карточку в дорогой атласный ридикюль цвета слоновой кости. – Вы надолго к нам в Париж?
– О, к сожалению, завтра утром я уже улетаю.
– Вот как? – Тщательно подрисованные брови взлетели вверх. – Стало быть, вы успешно завершили все свои дела?
– Не совсем, – легонько пожала плечами Блисс, подавляя вздох сожаления. – Но не могу так надолго оставлять магазин.
– В таком случае желаю вам счастливого перелета. А если мне доведется быть в вашем городе, обязательно загляну к вам.
– Буду счастлива.
Дамы вновь обменялись любезными улыбками, и Блисс выскользнула из комнаты.
Знакомство с Шейном Бруссаром почему-то расстроило ее. Конечно, он человек обаятельный, но, с другой стороны, почему не быть обаятельным, если владеешь состоянием? Когда нет нужды беспокоиться о выплатах по закладной, о счетах за электричество, когда не надо изобретать новые способы заработать деньги, тогда, конечно, у тебя меньше причин переживать и раздражаться.
Алан тоже умел быть обаятельным – поначалу. А Шейн Бруссар производит не менее благоприятное впечатление, чем ее бывший муж. И выглядит еще шикарнее. Пожалуй даже, подумала Блисс, ступив в клетку старомодного лифта, ей за всю жизнь еще не приходилось встречать столь привлекательного мужчину.
Волосы черные, как ночь, глаза синие, как полуденное небо. Уже один этот контраст приковывает к себе внимание. А еще идеально прямая линия носа, превосходно вылепленные, словно выточенные, губы, а зубы – будто с рекламного плаката. Внешность его невольно наводит на мысль о несправедливости распределения земных благ.
Вдобавок он высок. Блисс, и сама отнюдь не малорослая, разговаривая с ним, закидывала голову вверх. Сильный и ровный загар говорит о том, что этот человек много времени проводит на открытом воздухе – наверняка на каком-нибудь роскошном пляже, скорее всего на юге Франции, бок о бок с полуобнаженными красотками. Под отлично сшитым костюмом от итальянского модельера и шелковой рубашкой явно скрывается стройное и крепкое тело. Уж не занимается ли он культуризмом?
Но нет, никак невозможно представить его потеющим со снарядами в гимнастическом зале. Скорее, играющим в поло, перемахивающим на лошади через препятствия или спускающимся на горных лыжах по альпийскому склону на фешенебельном курорте.
Лифт мягко остановился на нижнем этаже, одновременно вернув мысли Блисс с небес на грешную землю.
Не увлекайся, он не для тебя. Ты уже однажды увлеклась одним таким плейбоем, богатым и светским. И заплатила за это полной мерой.
Первые три месяца ее замужества – включая и короткий, сумбурный период ухаживания – показались Блисс самыми оживленными в ее жизни. В медовый месяц они с Аланом путешествовали по островам Эгейского моря, любили друг друга на высоченной, выстланной пуховыми перинами кровати в Провансе, околачивались среди кинозвезд на Каннском фестивале, а незадолго перед тем, как все покатилось в тартарары, даже присутствовали на званом обеде в Сохо, в том самом заведении, которое удостаивали своим посещением Джон Кеннеди и Мадонна – правда, в разное время.
Жизнь была тогда бесконечным балом удачи, и она казалась себе счастливой Золушкой. Блисс и в голову не приходило, что пробьет полночь – и ее прекрасный принц превратится в безобразную крысу.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100