Читать онлайн Никогда не выйду замуж, автора - Росс Энн Джоу, Раздел - Глава одиннадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никогда не выйду замуж - Росс Энн Джоу бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никогда не выйду замуж - Росс Энн Джоу - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никогда не выйду замуж - Росс Энн Джоу - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Энн Джоу

Никогда не выйду замуж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава одиннадцатая

Тупица, тупица, тупица! Кляня себя за нелепую ошибку, простительную только новобранцу, Кейт с неистовой яростью повернулась к нападавшему, ударила по сильным рукам, пытавшимся стащить с нее рейтузы, и ткнула пальцами в глаза, но только расцарапала ногтями лицо.
Длинные царапины сочились кровью. Злобно выругавшись, он сжал правую руку в кулак и ударил ее в скулу. Кейт не знала, что это так больно. Потемнело в глазах, из них посыпались искры. Молотя руками вслепую, она сбила с него седой парик, он упал в бурлящую воду и исчез из виду.
Продолжая сражаться с намокшими рейтузами, насильник тащил ее глубже под пирс. Кейт сопротивлялась как могла. У нее мелькнула мысль, нет ли у него оружия – ножа или даже пистолета, но она вспомнила рассказ Чэрити о том, что он наслаждается хрустом костей под его кулаками.
Напомнив себе, что в ее распоряжении только одно средство, она продолжала царапаться, где только могла оставить след – на лице, плечах, груди.
– Я полицейский, черт тебя возьми! – прокричала она, перекрывая рев прибоя.
Он посмел еще засмеяться.
– Думаешь, я не догадался?
Он со всего размаху ударил ее в челюсть, и Кейт рухнула на мокрый песок..
– Второй раз не удастся меня провести.
Еще удар – под ребра, чтобы вышибить дух из легких.
– Ну что ж ты, арестуй меня, – злобно предложил он. Несмотря на ее отчаянное сопротивление, ему удалось спустить ей рейтузы до колен. Удары кулаков сыпались на Кейт, от боли мутился разум, она поняла, что он пытается перевернуть ее и ткнуть лицом в песок и прибой, чтобы она задохнулась.
Вспомнив уроки боевой подготовки, Кейт изо всех сил ударила его ребром ладони по горлу и одновременно ухитрилась попасть каблуком в пах. Он издал гортанный рев – наверно, так рычит раненый лев, – выпустил ее, скорчился, глотая воздух.
Кейт вскочила, подтянула рейтузы и на неверных ногах кинулась к сумке. Она успела достать пистолет до того, как он распрямился.
В другое время она бы подумала, что он очень глупо выглядит в старушечьем платье, но в эту минуту в напавшем на нее убийце не было ничего смешного.
– Не подходи, – предупредила Кейт. Она стояла так, как ее учили: расставив ноги, держа пистолет обеими руками. В груди жгло, дыхание прерывалось, но путем предельной сосредоточенности ей удалось твердо держать оружие. – Все кончено. Ты арестован.
Он взревел и кинулся на нее.
Кейт нажала курок.
Ужасающий грохот, вспышка – и дальше только мягкий шорох волн, набегающих на холодный светлый песок, да скрип деревянного настила над головой.


На кухне у Кейт Слоун готовил ужин, когда патрульная машина привезла ее домой. При виде разбитого лица Кейт он вскипел и впервые в жизни понял значение термина «преступление в состоянии аффекта». А также – как нормальный, разумный человек может совершить убийство.
– Убью сукина сына, – сказал он, заключив ее в бережные объятия.
– Она уже сама об этом позаботилась, – сообщил офицер, с уважением глядя на Кейт. – Больше проклятый извращенец никого не тронет.
Новость не укладывалась в голове. Слоун уставился на Кейт.
– Кейт?
– Я не хочу сейчас об этом говорить.
Черт возьми, она ему расскажет! Видя, что Слоун поражен, Кейт испугалась. А вдруг он, столкнувшись с жестокой и темной стороной ее работы, откажется иметь дело с женщиной, способной лишить человека жизни? Хотя бы из чувства самозащиты.
– Не надо, – согласился он. Он прикоснулся губами к синяку на виске. Ему хотелось рвать и метать, проклинать, кричать. Пойти туда, где лежит сейчас тело этого гада, и плюнуть в мертвое лицо.
С некоторым усилием Слоун напомнил себе, что ей не нужно, чтобы он носился, как взбудораженный самец. Сейчас ей необходимы ласка и любовь.
– Спасибо, что привезли ее, – сказал он офицеру.
– Ну что вы. – Поняв, что он здесь третий лишний, молодой офицер патруля вышел и закрыл за собой дверь.
– Я приготовил ужин, – сказал Слоун. Волосы Кейт были в песке и водорослях. Он нежно убрал их с избитого лица. – Но это подождет. Как насчет того, чтобы помыться?
Кейт обвила его руками и прижалась щекой к его щеке.
– Да, да.
Он включил душ и стал раздевать Кейт. Ее серые рейтузы он сунул в мусорное ведро. Кейт хотела сказать, что их достаточно постирать, но закрыла рот: она поняла, что никогда их больше не наденет.
Слоун разделся сам и за руку отвел ее под струю воды, отрегулировав давление. В ванной было тепло, и вода была теплая, но Кейт трясло.
Там, на пляже, она вызвала патруль и, пока не подъехали машины, с трудом удерживалась, чтобы не заорать. Ей удалось сохранить самообладание при ответе на неизбежные вопросы, но она с огромным облегчением услыхала, что с отчетом можно подождать до завтра.
Теперь она стояла и дрожала, а Слоун намыливал ей голову шампунем.
– Бедная крошка, – пробормотал он, когда песок и водоросли были смыты.
Хотя Кейт давно уже поклялась, что не будет зависеть ни от одного мужчины, сейчас она была благодарна Слоуну за то, что он ждал ее дома.
– Он мне ничего не сделал, – сказала она слабым, надтреснутым голосом. – То есть… он меня не изнасиловал.
– Слава Богу. – Опустившись на колени, он намыливал ей ноги. – Мне даже представить страшно, как это могло бы отразиться на тебе.
Когда он раньше так ее целовал, она волновалась; теперь, ероша его мокрые волосы, чувствовала странное успокоение.
– Большинство мужчин эта мысль угнетает, – выговорила она. – Что кто-то другой…
Отвлеченно Кейт понимала, что пережитый опыт поможет ей в работе в Отделе сексуальных преступлений, но сейчас она думала только о том, что чуть не стала жертвой. Никогда еще за свои 25 лет Кейт не чувствовала себя такой уязвимой, как в те ужасные минуты под пирсом.
Слоун поднял к ней любящий взгляд.
– Милая Кейт, я уже говорил тебе. Я тебя люблю.
Она заплакала.
Горячие слезы лились не переставая, пока он нес ее на кровать.
– Он убил собаку. – Тело коккер-спаниеля нашли в воде возле самого берега. – Он ее задушил. – Слова застревали в горле. Это преступление казалось ей чудовищным. – Она сослужила свою службу, и он, наверно, боялся, что она станет меня защищать.
Не понимая, о чем речь, Слоун гладил ее по голове и говорил что-то невнятное, успокаивающее.
Выплакавшись в кольце сильных рук Слоуна, Кейт заснула.


Об этом происшествии Блайт узнала из специального выпуска телевизионных новостей. Она сразу же позвонила, но Слоун ответил ей, что Кейт спит, после перенесенного эмоционального напряжения она отключилась, как выключают на ночь свет, так что Блайт лучше позвонить завтра утром.
Положив трубку, Блайт подумала: как странно, что Слоун взял все на себя. Странно, но мило. Независимость – вещь хорошая, необходимая, но она всегда считала, что Кейт с этим перебарщивает. Решив, что Слоун прав и потому она может не менять свои планы, Блайт стала одеваться к банкету, которого Алан так долго ждал.
Пять часов спустя она стояла у окна в комнате своего жениха в доме на Пасифик-Палисадз.
Гостиная была выдержана в серых тонах, от цвета расплавленного серебра на стенах до темно-оловянных теней на ковровом покрытии.
Туман над океаном причудливо клубился в лунном свете. Блайт подумала о том, как близко к смерти сегодня подступила Кейт, и от этой мысли вздрогнула.
– Ты сегодня ужасно тихая, – раздался сзади низкий голос.
Она повернула голову и улыбнулась.
– Извини. Я задумалась.
– О работе?
– Нет. То есть да. В некотором роде. – Зная, что Алан не одобряет деятельность Кейт, Блайт не сказала ему о сегодняшних драматических событиях.
– Ты слишком много работаешь, – в который раз уже упрекнул он, протянув ей круглый бокал с прозрачной жидкостью.
– Наверное, ты прав. – Мысль об отдыхе на Гавайях становилась все привлекательнее. Она будет лежать на пляже, впитывая солнечные лучи, и читать припасенные заранее романы.
Пока ее не будет, Кейдж Ремингтон откопает какие-нибудь сведения об Александре и Патрике. Она вернется в Лос-Анджелес отдохнувшей, готовой приступить к работе над историей любви двух звезд. Блайт попробовала бренди.
– Замечательно.
Она прикрыла глаза, чтобы лучше ощутить вкус и букет.
– От одной моей благодарной пациентки. Она ездила во Францию отпраздновать свое новое лицо. Вернулась с новым мужем, французским писателем на двадцать пять лет моложе ее, и привезла мне этот фруктовый бренди из Эльзаса. Я держал его для особого случая.
Блайт открыла глаза.
– О, Алан, извини, я еще не поздравила тебя с награждением. Врач года – это очень впечатляющая награда.
– Да, но я с готовностью променял бы ее на должность главного хирурга.
– Ты получишь эту должность. В конце концов, в больнице ты популярен, ты один из самых талантливых хирургов…
– Один из? – с кривой улыбкой переспросил он.
– Самый талантливый, – поправилась она. – На всех произвело огромное впечатление, что журнал «Таун энд кантри» собирается написать о тебе как о лучшем хирурге-косметологе страны.
– Это неплохая реклама, – согласился он, – но не уверен, что она произведет впечатление на Менингера.
– Доктор Менингер знает, что ты самый лучший, – возразила Блайт. – Потому он и направил свою жену к тебе. Кстати, она выглядит великолепно. А Сандра Лонгстрит? – Блайт назвала обладательницу академической премии, артистку в возрасте далеко за шестьдесят. – Она помолодела на пятнадцать лет.
Алан зарделся от комплимента. Он взял у нее из рук бокал и поставил на стеклянный столик. Блайт поняла, что вечер переходит от официальной части к личной.
– Я не упоминал, что мне нравится это платье? – спросил он и медленно провел пальцем по ее ключице. Выходное платье было похоже на длинный, до полу, тюбик из серого шелка, с одним обнаженным плечом – на греческий манер.
– Как же иначе? Ведь ты сам его покупал.
– Я хотел, чтобы сегодняшний вечер был безупречен. Все врачи мне завидовали, когда я вошел с тобой под руку.
Будто она – еще одна награда, которую он получил. Слегка подавленная, Блайт выскользнула из его осторожного объятия и подошла к статуэтке из черного дерева на черном пьедестале.
– Это что-то новенькое?
– Я купил ее на прошлой неделе. – Его тон никак не выдавал расстройство и замешательство, промелькнувшие в глазах. – Как только я увидал ее в галерее, то тут же осознал, что именно такую женскую фигуру всегда считал совершенством.
Блайт сравнила объемистые формы статуэтки с собственными гибкими линиями.
– Ты представить себе не можешь, как это меня удручает.
Алан засмеялся, и звучание его смеха так же хорошо контролировалось, как все в этом человеке.
– Тебе не о чем беспокоиться, дорогая. – Он пересек комнату и взял ее за руки. – Особенно когда ты станешь моей женой.
Привыкший контролировать личную жизнь, как и профессиональную, Алан завершил дискуссию тем, что за руку отвел Блайт в спальню. Как и во всей роскошной квартире, здесь доминировали серебро и стекло, придавая комнате оттенок операционной.
Он без предисловий стал раздеваться. Первым делом повесил смокинг на стоячую кедровую вешалку. Блайт смотрела, как его талантливые пальцы управляются с запонками из черного дерева – с тем же мастерством, с каким они возвращают молодость стареющим матронам из высшего общества.
Вместо того чтобы положить запонки на ближайшую плоскую поверхность, как сделала бы она, Алан отнес их на комод и бережно положил в шкатулку из розового дерева.
Затем в ту же шкатулку был уложен галстук. Рубашку он сначала сложил, а потом поместил в плетеную корзину с крышкой, стоящую в шкафу. Когда Блайт увидела все это в первый раз, она расхохоталась. Но, поняв, что Алан не шутит, научилась помалкивать.
Он продолжал вести себя так, как будто был один в комнате: сел на кровать, снял лакированные черные туфли, обернул мягкой тканью, затем положил их в соответствующую коробку и поставил на верхнюю полку в шкаф.
Лишь после этого он посмотрел на Блайт.
– Что-нибудь не так?
Она сняла только серьги.
– Нет. – Она говорила неправду: что-то было не так. Ей показалось, что она собирается лечь в постель с незнакомцем. Она заставила себя улыбнуться. – Я подумала, как великолепно быть раздетой самим Врачом года.
От непривычной нервозности голос ее звучал сдавленно – Алан никогда еще такого не слышал. На его лице удивление сменилось удовольствием, и Блайт догадалась, что он принял это за признак желания.
– Да, – задумчиво проговорил Алан и оглядел ее сверху донизу, – это будет неплохо. – Он встал с кровати и подошел к ней.
Пробежавшись пальцами по ее голому плечу, Алан расстегнул молнию на спине с ловкостью, какой и следовало ожидать от одного из десяти лучших хирургов-косметологов. Платье соскользнуло на пол, и серый шелк лег под ноги как лужа.
Она перешагнула через него, сбросив туфли, и предоставила ему снять с нее серебристо-серые чулки, отороченные кружевом.
– Боже, как ты сексуальна. – Он погладил полоску тела поверх кружева длинных чулок. – Видели бы тебя эти древние ископаемые из отделения хирургии. После этого кардиологический центр был бы переполнен.
Снова Блайт стало неуютно от ощущения, что она – вещь Алана. Снова она упрекнула себя за излишнюю впечатлительность. Просто у него такая манера.
– Чтобы стать главным хирургом, тебе не обязательно доводить оппонентов до инфаркта.
Он засмеялся.
– Наверно, нет. Но будем это иметь в виду на крайний случай.
Раздевшись, он уложил невесту на бело-серую полосатую простыню и лег рядом.
Блайт стала ждать прилива тепла к телу, но его не последовало. Она уверяла себя, что оно еще придет, надо всего лишь расслабиться.
В комнате слышался только хруст простыней из египетского хлопка да их дыхание, его – грубое и прерывистое, ее – огорченное. Она безуспешно старалась отдаться моменту – и этому мужчине.
Он посмотрел озадаченно и разочарованно.
– Скажи, чего ты хочешь.
Она обняла его за шею и прижалась открытым ртом.
– Тебя. Я хочу тебя.
Он взял ее руками за бедра и вошел в нее, заявив права на ее тело; но мятежные мысли Блайт остались ему неведомы.
Она была превосходная актриса: она изгибалась, надтреснутым голосом повторяла его имя. Алан закончил со стоном удовлетворения.
– Алан? – чуть позже прошептала Блайт. Жаловаться она не любила, но он был слишком тяжел.
В ответ ей раздалось только тихое сопение: он спал.
Она собиралась провести здесь ночь. Но, пролежав час без сна, слыша только глубокое дыхание своего жениха да шум прибоя под отвесной скалой, она вылезла из кровати и подобрала разбросанную одежду.
Она оставила ему короткую записку и уехала домой. Одна.


В Теллуриде, штат Колорадо, шел снег. Белые хлопья густо сыпались с ночного неба. Полная луна бросала мерцающий серебряный свет на безмолвную равнину. Слышались только скрип снега под полозьями саней, фырканье лошади да звон колокольчика.
Закутавшись получше в теплый плед, Александра прильнула к мужу, гадая, чем же она заслужила такое благословение судьбы.
– Я так счастлива! – Она улыбалась. Ее лицо, окруженное пушистым мехом горностая, светилось нежной радостью, ее улыбка была сама красота, на густых ресницах алмазами сверкали снежинки.
Патрик улыбнулся.
– А я думал, ты жалеешь, что в Голливуде не было свадьбы.
Это была блестящая идея – сбежать в Аризону. После короткой церемонии они укатили на ее «роллс-ройсе» в Колорадо, чтобы отсрочить натиск журналистов, которого все равно не избежать.
Сейчас, пять дней спустя, Александра радовалась, что они приняли правильное решение. Они слишком любили друг друга, чтобы с кем-то делиться.
– Я жалею только о том, что придется возвращаться, – сказала она. Повлажневшие темные глаза подтвердили эти слова.
– Можем не возвращаться. – Он был совершенно серьезен. – Если ты действительно не хочешь.– Готовность отвернуться от славы и фортуны была одной из причин, почему Александра влюбилась в Патрика. Она никогда еще не встречала мужчину, который любил бы ее, а не ее внешность, ее сексуальную привлекательность или то, что она могла ему дать для карьеры.
– Я знаю, что ты готов к этому. – Александра также знала, что, если он порвет со студией «Ксанаду», Уолтер Стерн заставит Патрика выплатить невообразимую сумму. Этот человек безжалостен. Она ни секунды не сомневалась, что, если когда-нибудь станет ему поперек пути, он не задумываясь раздавит ее, как насекомое.
Плохо уже то, что он знает об их побеге.
Она уже заставила Патрика расплачиваться за свой бунт, поддавшись велению сердца. Нельзя ухудшать положение, срывая «Ксанаду» величайший проект года.
Мужественно улыбнувшись, она погладила Патрика по щеке рукой, затянутой в перчатку.
– Патрик, ты написал замечательную книгу. И у нас получится великолепная картина.
– Если ты будешь в главной роли, как может быть иначе?
– Мы соберем хорошую команду.
– Самую лучшую. – Он прижал ее к себе. – А когда съемки закончатся, я увезу тебя в настоящее свадебное путешествие, – пообещал он. – Что ты скажешь о большом туре по Европе?
Зная, как ее суровый ковбой относится ко всему искусственному, Александра не могла себе представить, чтобы он получал удовольствие от распивания коктейлей в каком-нибудь парижском придорожном кафе. Но ради нее он на это пойдет.
– Хочешь правду?
– Безусловно.
– Я бы лучше поехала к тебе на ранчо. Я хочу, чтобы ты показал мне Вайоминг.
Пар их дыхания смешался и поднялся в морозном воздухе, как маленькое белое привидение.
– Я хочу научиться ловить форель, хочу ходить далеко в горы и хочу скакать на лошадях.
– А как же я? – спросил он изменившимся голосом.
Прикосновение его рук заставило ее забыть о холоде; ее смех был полон обещания.
– А тебя хочу больше всего!
Покоряясь власти поцелуев мужа, Александра закрыла глаза; ей казалось, она слышит, как звонят колокола.


И звонят, и звонят. Телефонные звонки пробились к сознанию Блайт и вырвали ее из глубокого сна.
Простыни были безнадежно смяты, руки сжимали подушку, как будто это был любовник. Затуманенное сознание не сразу расставалось со сном.
– О, Кейдж, доброе утро… Нет, – соврала она и попыталась сесть. Подушка упала на пол. – Нет, ты не разбудил меня, я давно встала.
Она взъерошила волосы и постаралась сосредоточиться, что было нелегко, потому что хрипловатый голос Кейджа дергал в ней какие-то чувствительные струны; она приписала это последствиям ее сновидения.
– Вы ее нашли? В самом деле? Где?
Услыхав, где живет бывшая гримерша, Блайт оторопела.
– «Бэчелор Армз»? Да это же дом Кейт!
Она недоверчиво покачала головой. Сколько раз она бывала в «Бэчелор Армз»! Подумать только, Наташа Курьян – это та эксцентричная старая дама, о которой в первый же день ей рассказала Кейт!
– Конечно, я хочу с ней встретиться. Она посмотрела на часы. – Через час устроит?
Блайт положила трубку. И пока она принимала душ, пока одевалась, короткий разговор с Кейджем не выходил у нее из головы. Только подъехав к «Бэчелор Армз», она поняла, что голос Кейджа Ремингтона имеет замечательное сходство с голосом Патрика Рирдона, который она слышала во сне.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Никогда не выйду замуж - Росс Энн Джоу

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Никогда не выйду замуж - Росс Энн Джоу



Очень понравился роман,хороший литературный язык,хороший перевод. Ну и,конечно, главные герои,неординарные личности, нашедшие друг друга.
Никогда не выйду замуж - Росс Энн ДжоуТесса
12.10.2015, 10.47





Интересно, но не доработано. 9/10
Никогда не выйду замуж - Росс Энн Джоунадя
12.10.2015, 18.32





Очень неплохо. Мне понравилось,рекомендую. Пожалуй,твёрдая восьмёрка.
Никогда не выйду замуж - Росс Энн ДжоуМарина*
13.10.2015, 14.11





Миленько, не скучно. Но роман написан так, что просится продолжение.Не все линии доведены до конца
Никогда не выйду замуж - Росс Энн ДжоуНастёна
13.10.2015, 18.46





Ну ... вот не закончен роман.
Никогда не выйду замуж - Росс Энн Джоуинна
14.06.2016, 14.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100