Читать онлайн Тайные грехи, автора - Росс Джоанна, Раздел - Глава 40 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайные грехи - Росс Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайные грехи - Росс Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайные грехи - Росс Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Джоанна

Тайные грехи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 40

– Как ты можешь так поступать со мной?
Стоя в дверях, Ли обожгла Мариссу гневным взглядом. Та завтракала в постели – в белой атласной ночной сорочке и таком же пеньюаре, отороченном страусиными перьями. Этот наряд, подумала Ли, легко представить на Джин Харлоу, но, как ни странно, Мариссе он тоже к лицу.
– Побойся Бога, Марисса, мы же сестры! Компания «Бэрон» всегда была семейным предприятием. Я ни за что не подарила бы тебе акции, если б знала, что ты заодно с Фарадеем!
Марисса вскинула голову.
– Если быть точными, ты мне – сводная сестра, не забыла? По правде говоря, я рада, что Джошуа не был мне родным отцом – учитывая его склонность к извращениям.
На Ли снизошло озарение – гром среди ясного неба!
– Ты знала? Все эти годы?
– Естественно. – Марисса упивалась душевной мукой Ли. Вот бы еще открыть ей тайну ее, Мариссиного, происхождения! Но Брендан сказал, это может повредить его карьере политика. Хотя Марисса была абсолютно аполитична, его посулы – деньги, власть, пятьдесят процентов прибыли строящегося в Палм-Спрингсе казино – запечатали ей уста.
– Это ты сказала Мэтью, – пробормотала Ли – больше себе, чем Мариссе.
– Надо же! Ты бываешь на редкость сообразительной, когда даешь себе труд пошевелить мозгами. – Марисса намазала поджаристую, на английский манер, оладушку апельсиновым мармеладом. – Ты точно не хочешь есть?
– Я сыта. – Ли тошнило; она чувствовала спазмы в желудке.
Марисса пожала плечами.
– Как хочешь.
– Но почему? – почти шепотом спросила Ли.
– Что почему? – Марисса уставила на нее немигающий взгляд поверх чашки с кофе. – Почему я сказала Мэтью, что ты спала с отцом, или почему я намерена отобрать у тебя студию?
– И то и другое.
– Нет, ты бесподобна! – Марисса резко поставила чашку на блюдце. Кофе брызнул на стеганое одеяло, но она не обратила внимания. – Я тебя ненавижу! Только и всего. И всегда ненавидела. Много лет подряд я барахталась в твоей тени, тщетно дожидаясь одного-единственного ласкового взгляда или слова от человека, которого считала своим отцом. Но ему была нужна только ты. Ли – то, Ли – это…
Марисса залилась резким, дребезжащим смехом, который больно резанул Ли по сердцу. В глазах полыхала неукротимая злость.
– Все годы я лезла вон из кожи, чтобы заслужить его внимание, тогда как только-то и требовалось – раскинуть ноги! Как его драгоценная принцесса!
– Ты отвратительна!
– Я в своей жизни много чего делала. Но, по крайней мере, не лезла наверх, трахаясь с отцом!
Перед лицом такой оголтелой ненависти у Ли словно повязка слетела с глаз. Наконец-то она осознала всю меру злобы и жестокости сестры.
– У вас ничего не выйдет. Я слишком многим пожертвовала студии «Бэрон», чтобы задрать лапки и позволить вам с Фарадеем погубить ее.
– Значит, война. – Марисса подняла рифленую рюмку с бледно-золотой, цвета мимозы, жидкостью – Пусть победит достойнейшая из женщин!
Сестры скрестили взгляды. На лице Ли была написала холодная, стальная решимость. В глазах Мариссы горел вызов. Их соперничество наконец-то приняло открытый характер. Ли поняла: ни одна не выйдет из этого поединка без потерь.
Сан-Франциско утонул в привычном тумане. Самолет авиакомпании «Американ эрлайнз» вот уже несколько часов кружил в воздухе. Раздражение сидевшей в салоне первого класса Ли достигло предела.
Она прилетела встретиться с адвокатами Кейт Фаррел. По телефону они сыпали отговорками, ссылаясь на право их клиентки на уединение, но Ли лелеяла надежду, что поговорив с ними лично, она убедит их устроить ей встречу с бывшей киноактрисой. Если только она не уговорит Кейт Фаррел голосовать в ее пользу, кинокомпания «Бэрон» перейдет в руки Рокко Минетти, а управлять ею будут Марисса и Брендан Фарадей.
Она в третий раз за последние пять минут взглянула на часы – словно от этого они пойдут быстрее. Естественно, этого не случилось.
Мэтью сидел на террасе, наблюдая за тем, как плещутся волны. Ему не давало покоя одно место из статьи в «Лос-Анджелес таймс», посвященной кандидатам в губернаторы. Хотя до выборов оставалось несколько месяцев, фаворитом считался Брендан Фарадей. Налоговая реформа больно ударила по бюджету, что, в свою очередь, отразилось на объеме и стоимости услуг, которые налогоплательщики привыкли принимать как нечто само собой разумеющееся. Немудрено, что все большее число избирателей склонялось к тому, что легализованный игорный бизнес станет желанным ответом на фискальные упования.
Мэтью знал, что перед тем как стать киноактером, Брендан Фарадей работал водителем грузовика. Эта легенда была в одном ряду с Ланой Тернер за стойкой у Шваба – и даже с историей о том, как он сам смешивал коктейли на приеме у Джошуа Бэрона. Но он только сейчас узнал, что Фарадей родом из Невады – игорной столицы Америки.
Интересно!
В последний раз он бывал в Лас-Вегасе, когда венчался с Ли. Может, пора повторить визит?
– Ты утверждаешь, будто я получала удовольствие от кровосмесительной связи с отцом?
Гарриэт Сингер, элегантная женщина-психолог лет пятидесяти, откинулась на спинку кресла и посмотрела на Ли поверх сцепленных пальцев рук.
– Я просто полагаю, что когда отношения, возникшие благодаря неведению и безграничному доверию, развиваются в обстановке секретности, чувство опасности способно придать им притягательный характер. Все равно что играть с огнем.
Вот уже два месяца Ли тратила по три часа в неделю, проходя курс психотерапии у доктора Сингер и пытаясь распутать фрейдистский клубок ее отношений с отцом. Каждая минута стоила ей громадного нравственного напряжения.
– Но почему я столько лет ничего не помнила? И даже теперь вспомнила только самый первый случай?
«Случаев» было достаточно – это выяснилось под гипнозом. Начиная с пяти лет и до тринадцати, когда у нее начались месячные.
– Как я могла заблокировать такой кусок жизни?
– Это было нетрудно. Ты сотворила свое второе «я» – маленькую девочку с воспоминаниями и впечатлениями, не имевшими к тебе никакого отношения. При приближении отца ты моментально превращалась в эту маленькую девочку.
– Она пыталась ко мне прорваться? Через сны?
– Да.
Ли провела ладонями по лицу.
– Чудовище не было только моим отцом, правда? Наполовину это было мое второе «я». Ревнивая соперница матери. Преждевременно развившаяся маленькая женщина, которая хотела, чтобы папа целиком принадлежал ей одной. – Ли перевела дыхание. – Неудивительно, что мама никогда меня особенно не любила. Может быть, даже ненавидела.
– Ты не отвечаешь за проблемы в отношениях родителей, – безапелляционно заявила Гарриэт. – Какую бы сделку они ни заключили между собой, они были взрослыми людьми. А ты – ребенком. Уцелевшим только благодаря способности забывать.
Не совсем… Тени прошлого, незримо сопровождавшие Ли всю жизнь, исчезли, когда она подобралась достаточно близко, чтобы разглядеть их очертания.
На протяжении восьми недель говорила почти одна только Ли. Но теперь Гарриэт почувствовала: настал момент протянуть ей руку помощи.
– Тебе необходимо четко уяснить, что пока ты училась в школе, дружила, набиралась опыта, твой двойник оставался ребенком, не способным справиться с архисложными эмоциями, труднейшими моральными проблемами.
– Поэтому я и боялась полюбить?
– Возможно. Любовь – непростая штука. Даже для рассудительного взрослого. – Гарриэт усмехнулась. – Представляешь, бывает, за завтраком я смотрю на мужа – человека, которого люблю уже почти тридцать лет, – и спрашиваю себя: кто этот незнакомец? Что он делает у меня на кухне? – Ли поняла, что от нее ждут улыбки, и улыбнулась. Тогда Гарриэт добавила: – Есть еще одно, над чем тебе следует поразмыслить.
– Боюсь, что на это меня уже не хватит.
– Ты – сильная женщина, Ли Бэрон. Об этом свидетельствуют твои достижения. Отсюда – мой следующий вывод. Ты выросла в ненормальной семье и подсознательно считаешь семью опасным, коварным местом – зато внешний мир тебе не знаком и поэтому внушает надежду.
– Выходит, я обязана своими успехами тому факту, что была обесчещена отцом?
– Ну, это несколько упрощенно… Да, не исключено, что доставив тебе душевную боль и породив целый комплекс проблем, отец воспитал в тебе готовность к риску.
Ли обдумала ее слова.
– Я все-таки не могу понять, как он мог…
– Возможно, тебе и не нужно понимать. Главное, что от тебя требуется, это простить отца – только тогда ты сумеешь простить себя.
Что-то витало в воздухе. Солнце висело довольно низко, хотя до его захода оставалось не менее часа. Холодный ветер с Тихого океана доносил привкус соли; весь день собирался шторм. Море сердито урчало; белые гребешки вздымались все выше; над головой проносились тучи.
Погода гармонировала с сумбуром в голове и сердце Ли. Она шла вдоль берега по утрамбованному песку; мысли с бешеной скоростью сменяли одна другую; воспоминания сталкивались с обрывками снов; над надеждами довлел страх.
Ли всегда думала о себе как о победительнице. Если бы ее спросили, она бы ответила, что считает своими главными достоинствами гибкость психики и упорство в достижении цели – перед лицом якобы непреодолимых препятствий. Решение любой ценой спасти компанию «Бэрон» явилось ярким примером ее стойкости. К сожалению, с личной жизнью получилось иначе.
В своих отношениях с Мэтью она с самого начала повела себя как трусиха: бежала от собственных чувств и даже после близости боялась открыто принять все то, что несли с собой эти отношения. Вместо того чтобы разыскать и бросить ему в лицо упрек в несуществующей женитьбе, сбежала в Абу-Даби как какая-нибудь капризная героиня романа девятнадцатого столетия. А когда недоразумение объяснилось и они стали мужем и женой, продолжала быть себе на уме и что-то утаивать.
Мэтью правильно укорял ее в том, что она мечется по земному шару ради решения ничтожных проблем, которые вполне мог уладить любой чиновник. Неприглядная правда заключалась в том, что таким образом она не давала их браку – и Мэтью – занять главенствующее место в ее жизни. Стояла точно статуя, когда он с горькой обидой в сердце покидал клинику на другой день после инсульта у Джошуа. Палец о палец не ударила, чтобы воспротивиться разводу или его женитьбе на Мариссе – хотя мысль о том, что он занимается любовью с ее сестрой, была словно нож в сердце.
Благодаря сеансам Гарриэт Сингер к Ли пришло понимание того, что ее почти маниакальное стремление к совершенству берет начало в наивной вере ребенка, будто он несет ответственность за то, что выходит за пределы его возможностей. Наконец-то она поняла, что была не преступницей, а жертвой. Ей нечего стыдиться.
И, что много важнее, она осознала, что была заложницей своей оборонительной позиции; раковина, спасавшая от обид, оказалась клеткой.
Из которой она страстно желала выбраться.
Человек лежал в тени деревьев и наблюдал за домом. Выжидал. На нем была черная непромокаемая куртка с капюшоном; лицо закрыто маской, как перед боем в джунглях. В непромокаемой сумке лежали мотки двужильной проволоки, четыре маленьких взрывных капсюля, радиоуправляющее устройство и такое количество взрывчатого вещества, которого хватило бы разнести Колизей. На город опускался туман, кутая дома в толстое серое одеяло, заволакивая тонкий серпик луны, заглушая ночные звуки. Во тьме стрекотали кузнечики; лаяла собака. Проходили часы; туман густел; ночь становилась все непрогляднее и глуше. А человек все ждал.
Старший сержант Джон Хилл входил в группу «Дельта-Форс», набранную еще во Вьетнаме. Однажды, когда их часть стояла в Нга-Транге, их посетил вербовщик. Требовались отличные бойцы; им была гарантирована медаль, или кругленькая сумма, или и то и другое вместе. Эти солдаты должны были не иметь семьи, уметь действовать поодиночке и быть немного параноиками.
Хотя Джон Хилл отвечал всем вышеперечисленным требованиям, ему пришлось выдержать солидный конкурс. Но он был зачислен в «Дельту-Форс» за слабость к взрывному делу и шумовым эффектам.
Он заранее вывел из строя хитроумную систему защиты и теперь, пробираясь к дому под покровом ночи, удовлетворенно улыбался. Приятно снова заняться любимым делом!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайные грехи - Росс Джоанна



Да, книжка хорошая, "остросюжетность" не перебивает любовной линии, что особенно приятно! Долина Грез, секс, наркотики, рок-н-ролл, благословенные 70-е, и каждый, в результате,получает по заслугам.
Тайные грехи - Росс ДжоаннаТатьяна
27.01.2014, 2.10





Очень понравилась.Не перегружена ничем. Приятное чтиво.
Тайные грехи - Росс ДжоаннаЁлка
2.12.2015, 17.38





Хорошая книга, лучше многих из Топ-100.
Тайные грехи - Росс ДжоаннаЮрьевна
20.12.2015, 0.01





Супер! Прямо сценарий для фильма. Очень ярко!!! 10/10
Тайные грехи - Росс Джоаннамэри
22.12.2015, 10.33





Наткнулась на этот роман чисто случайно,увидев высокую оценку.И О БОЖЕ!!!Какой потрясающий роман!Это же,как "Рай"у МАКНОТ,тот же восторг чувств.Роман очень насыщенный событиями,гг-и просто супер,естественно присутствует интрига.И еще очень хороший слог,остроумные диалоги,в общем читайте не пожалеете.Роман достаточно серьезный без розовых соплей,но какой любовью пропитан,просто АХ!!!
Тайные грехи - Росс ДжоаннаТатьяна К*
15.04.2016, 19.19





Хорошая книга. О том, что скрыто от глаз за золотой клеткой богатства, о силе духа. Очень советую!
Тайные грехи - Росс ДжоаннаЧупакабра
8.06.2016, 12.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100