Читать онлайн Тайные грехи, автора - Росс Джоанна, Раздел - Глава 39 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайные грехи - Росс Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайные грехи - Росс Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайные грехи - Росс Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Джоанна

Тайные грехи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 39

Сердце Мариссы наполнялось злобой, когда она изучала список претендентов на высшие награды Академии киноискусств, опубликованный в утреннем выпуске «Верайэти». Как обычно, его возглавляли Ли и Мэтью. Опять им везет – в то время как ее собственная жизнь катится по наклонной плоскости!
Она по-прежнему пестовала в душе ненависть к Ли, регулярно подпитывая ее очередной порцией зависти. В свое время ей казалось, что она добила старшую сестру, отняв у нее Мэтью, – но та продолжала как ни в чем не бывало управлять империей Бэронов, что должно было показать всем, какая она бессердечная стерва. Не далее как на прошлой неделе сняла Мариссу с картины «за безответственность и недобросовестное отношение к своим обязанностям». Мало ей, что владеет компанией «Бэрон», – нужно еще, чтобы сестры там и духу не было!
Но Ли пошла еще дальше: ей хватило наглости предложить Мариссе пройти курс лечения от наркомании. Естественно, Мариссу не обманула эта забота в кавычках: ясно как день – Ли пытается упечь ее под замок, чтобы через какое-то время все забыли о ее существовании.
Марисса вспомнила ту ледяную сдержанность, с которой Ли сообщила ей о замене. В ней бурлила ярость, угрожая вот-вот взорваться.
– Ты совершаешь большую ошибку, дорогая сестричка! – И Марисса потянулась за замечательным белым порошком, неизменно приносившим ей облегчение. – Роковую ошибку – из-за которой всю жизнь будешь раскаиваться!
Ли не собиралась присутствовать на приеме у Кристофера Бирка по случаю присуждения «Опасным страстям» сразу пяти «Оскаров» (за лучшие режиссуру, операторское мастерство, оригинальный сценарий, мужскую роль и работу художника), но, будучи главой кинокомпании «Бэрон», не могла хотя бы не показаться.
К счастью, позвонил Халил: он приезжает в Лос-Анджелес по делам и хотел бы встретиться. Она пригласила его на торжество – он с удовольствием дал согласие.
Коттедж Бирка в Малибу полнился искрометным весельем, превосходными винами и поздравлениями. Все приглашенные принадлежали к высшему обществу; люди, двигавшие вперед киноискусство Америки, сошлись, чтобы чествовать одного из своей среды. Прием обещал быть удачным во всех отношениях. Было так тесно, что можно было болтать одновременно со всеми и в то же время никого не слышать. После того как Ли перекинулась словом-другим с каждым из гостей и поела фаршированных грибов, у нее от сигаретного дыма разболелась голова, и она решила прогуляться по пляжу – подышать свежим воздухом.
– Нет, ты посмотри, сколько народу! – прокричала Джилл Кочеран. Диск-жокей как раз поставил Эдди Рэббита, «Я люблю ночной дождь». В другом углу перед экраном телевизора собралась толпа желающих посмотреть возвращение домой группы американских заложников – после того как их четыреста сорок два дня продержали в Иране. – Я чувствую себя сардиной из такой, знаешь, плоской коробки – не хватает только масла.
– На обратном пути заскочим к «Ральфу», – ответил Мэтью. – Устроим собственную вечеринку.
Джилл шутливо хлопнула его по руке.
– Мэтью Сент-Джеймс! Только я начинаю думать, что ты – самый неисправимый дикарь на свете, как ты являешься и преподносишь сюрпризы. – Джилл радостно улыбалась. В белой атласной блузе с воздушными рукавами и черных бархатных штанах, с косынкой, обвязанной вокруг пояса и огромными золотыми обручами в ушах, она была похожа на леди-пирата. – Видимо, поэтому я и терплю твою манеру появляться и исчезать, прежде чем успеешь пустить корни.
– Пробовал – не вышло. – Он с любопытством поглядел на нее. – Ты решила остепениться?
– Не то чтобы решила. Но вот что я тебе скажу, Мэтью: если у тебя когда-нибудь возникнет такое желание, я могла бы пересмотреть свои жизненные принципы. – Мэтью явно встревожился. Джилл заметила и рассмеялась. – Господи, да не надо понимать буквально. Пошли развлекаться – пока мы не сказали друг другу что-нибудь такое, о чем пожалеем утром. – И она смешалась с толпой.
Это было первое светское мероприятие, которое Мэтью посетил после развода с Мариссой. Может, Джилл права и он действительно дикарь? Хуже того – стареющий дикарь? Неуютная мыслишка!
Не прошло и десяти минут, как он понял: с него довольно. А поскольку Джилл явно наслаждалась жизнью (она развлекала публику, демонстрируя редкое умение раскрывать рот в унисон с пластинкой, создавая полную иллюзию того, что это она поет), он решил побродить по пляжу.
Ли замерла – навстречу шел Мэтью. Это чистое совпадение, внушала она себе, не может быть, чтобы он последовал за мной!
– Привет, Мэтью.
– Привет, Ли.
Она стояла у кромки воды; лунный свет еще больше посеребрил ее светлые волосы; Мэтью еще не видел ее такой красивой. И сильно похудевшей, отметил он, наметанным глазом окидывая ее фигуру. Не он ли касался всех участков ее тела? Сколько раз за годы разлуки видел его во сне!
– Я вышла подышать. Слишком много народу.
– Типичная отговорка Ли Бэрон. – Интонация смягчила иронию.
Первоначальная растерянность прошла.
– Не ожидала тебя здесь увидеть. Не твой тип тусовки.
– Я с подругой. Джилл Кочеран. – Руки сами тянулись к Ли; он спрятал их в карманы и стал раскачиваться на пятках.
– А… Девушка-фотограф, благодаря которой твой торс прославился во всем мире.
Они помолчали. Потом Ли произнесла:
– Халил сказал, он собирается вложить деньги в «Глаз тигра»?
Ее не удивило решение Халила оставить пост помощника министра культуры и основать синдикат для финансирования художественных фильмов. Еще в то далекое лето, посредничая на съемках «Арабских ночей», он проявлял повышенный интерес к кино.
В памяти Мэтью вспыхнула докладная записка Циммермана.
– Так и есть. Мы потратили два года на переговоры, но, кажется, близки к подписанию договора. Осталось найти студию.
– Рада, что у тебя все хорошо.
– Неужели?
Ли пошатнулась как от удара. Что он знает?
– Да, конечно.
Его так и подмывало спросить, почему она зарубила его сценарий, но вместо этого он уступил искушению и поправил упавшую ей на щеку светлую прядь.
– Ты всегда нравилась мне с распущенными волосами. Ли проглотила комок.
– Знаю.
– Так было в нашу первую ночь. – Он погладил ее по щеке.
– У тебя хорошая память.
– Тебя трудно забыть, Ли. Я пробовал.
– Мэтью…
– Одно время я сравнивал тебя с боттичеллиевским ангелом. Никогда не встречал такой красивой женщины. И такой опасной.
– Опасной?
Он так страстно желал ее, что испугался утратить контроль над собой. После всех этих лет, после двух мучительных расставаний – кажется, уже можно было понять, что значит связываться с этой женщиной.
– Да, опасной. Сирена – вот что приходит на ум.
– Если принять во внимание, что сирена славится тем, что завлекает и губит мужчин, – не слишком лестное сравнение.
– Наверное. – У него свело желудок при воспоминании о ее предательстве. Как можно быть такой обворожительной – и такой коварной? Мариссины махинации по крайней мере видны невооруженным глазом – конечно, если вы не налижетесь и не потеряете бдительность. Зато мотивы Ли оставались для него тайной за семью печатями. – Моя любовь к тебе всякий раз приносила несчастье.
Ударь он ее – и то не было бы так больно. Ли вздрогнула и глубоко втянула в себя воздух. Она не думала, что он так сильно против нее настроен. Ли обхватила плечи руками – характерный жест самозащиты.
– Извини. Может, тебе лучше уйти – пока мои пагубные чары не подействовали?
Между ними бесшумно опустился железный занавес, и Мэтью понял, что зацепил больной нерв. Придет ли время, когда они перестанут обижать друг друга? И окончательно отпустят друг друга на все четыре стороны…
– Черт, это я должен извиняться. Иди сюда. – И он обнял ее за плечи.
Ли положила голову ему на плечо. От Мэтью исходила прежняя сила – утешая и разжигая чувственность.
– Почему? – чуть слышно выдохнула она: рот был прижат к его пиджаку. Но Мэтью понял: ведь и его мучила та же мысль. Он отвел волосы и поцеловал ее хрупкую шею.
– Почему у нас не получилось, Ли, – или почему мы не можем друг без друга?
Она откинула голову назад, чтобы видеть его лицо. В лунной дымке Мэтью увидел ее блестящие, влажные ресницы.
– И то и другое.
По щеке Ли покатилась крупная бриллиантовая капля. Мэтью стер ее. Он слышал биение ее сердца, ощущал ее трепет – и вот, будучи человеком, который никогда не действовал сгоряча, прижал к ее губам свои губы.
Ли застонала, почувствовав внутри толчок, как при землетрясении. Потом обняла Мэтью за шею и позволила его языку исследовать влажную глубину ее рта.
– Господи, как я хочу тебя! – Он целовал ее щеки, подбородок, виски. Все имело солоноватый привкус слез. – Я хотел тебя с первой минуты, как увидел. – Его руки забрались под бархатный жакет насыщенного голубого цвета, расстегнули платье и стали ласкать груди. Набухшие, те сами просились в руки. Соски трепетали от напряжения.
– Поедем домой, а, Ли? Сколько я выстрадал, думая о тебе и Джошуа, – но без тебя еще хуже!
– О чем ты говоришь?
– Я знаю. – У нее была теплая атласная кожа, одного только запаха было достаточно, чтобы его воспламенить, а вкус ее губ грозил совсем свести с ума. – Знаю о тебе и твоем отце. Но я могу себе представить: сначала ты была ребенком, он тебя заставил. А потом ты боялась оттолкнуть его.
– Все было совсем не так! – Ли отшатнулась и чуть не упала на мокрый песок. – О Господи!
Ее пронзил жгучий стыд, тем более невыносимый, что именно он, человек, которого она любила, узнал о ее тайном грехе. Мысли и чувства, которые она подавляла в себе с тех пор, как ее обожгло воспоминание о предательстве отца, хлынули наружу, сбивая с ног. Ли упала коленями на песок и, зажав рот, стала раскачиваться взад и вперед. Сквозь пальцы прорывались рыдания.
– Черт возьми, Ли! Прости! – Мэтью опустился перед ней на корточки и попытался отодрать ее руки от лица, но она только горше разрыдалась.
– Уходи, Мэтью. Не хочу тебя больше видеть – никогда в жизни!
– Это трудно. Мы заняты одним делом. Живем в одном городе.
– Уйдешь ли ты наконец? – Она отняла руки и уставилась на него блестящими сквозь слезы, жесткими глазами. На него накатил леденящий ужас, какого не было со времен Вьетнама.
– Я поищу Халила.
– Нет!
– Тогда Тину, – и прежде чем она успела возразить, бросился через весь пляж к дому.
Тина чем-то угощалась возле буфетной стойки и, к ужасу Мэтью, осталась безучастной.
– Вы с Ли девять лет играете в эту дурацкую игру. – Она взяла с тарелки запеченные с сыром лепестки гибискуса. – Мне осточертело наблюдать, как идиотская гордыня губит двух хороших людей, созданных друг для друга. Позволь тебе заметить, Мэтью, что если ты любишь Ли, ты должен сам о ней позаботиться!
– Я пытался – она прогнала. – Он вцепился в Тинину руку. – Идем, Тина, с ней творится неладное. Помоги! Пока она не отмочила что-нибудь такое, о чем мы все потом горько пожалеем!
Впервые Мэтью не скрывал своих чувств! В темных глазах стыл невыразимый ужас. Тина дрогнула.
– Где она?
Он потащил ее через толпу, а очутившись снаружи, показал туда, где Ли по-прежнему раскачивалась взад-вперед на пустом пляже.
– Черт бы тебя побрал, Мэтью Сент-Джеймс! – прошипела Тина; черные глаза метали молнии. – Что ты сделал на этот раз?
И, не дожидаясь ответа, скинула туфли на шпильке и побежала по песку.
Мэтью стоял на террасе и ждал. Наконец он увидел, как Ли повернулась к Тине и позволила обнять себя. У него вырвался вздох облегчения.
– Вот ты где! – Подошла Джилл с двумя фужерами шампанского. – Я принесла нам выпить.
Мэтью стрельнул взглядом туда, где Ли медленно поднималась на ноги.
– Едем домой.
Джилл вылила шампанское в ближайший цветочный горшок.
– Миленький, ты прочитал мои мысли!
– Ты не представляешь, как я соскучился по тебе – вот так! – воскликнул Халил, обнимая Ли. С ней произошла перемена; очевидно, это было как-то связано с появлением на вечеринке Мэтью. – Сколько раз мечтал снова заниматься с тобой любовью! Я ничего не забыл.
– Я тоже. – И это было правдой. Встречи с Халилом чудесной сказкой остались в памяти.
Они сидели в ее гостиной; в окна проникал лунный свет. Сразу по приезде Ли зажгла три белые восковые свечи. Халил любовался ее лицом и думал, что Ли – как золото, которое не портит патина лет. Никогда еще она не была такой красивой. И такой печальной.
– Я надеялся, что мы сможем продолжить наши отношения оттуда, где остановились в прошлый раз, – пробормотал он, целуя Ли.
Она тоже надеялась. Прислушавшись наконец к советам Ким (сколько можно оплакивать умершую любовь?), решила этой ночью отдаться Халилу. Но когда его губы коснулись ее губ, а руки скользнули под платье, чтобы ласкать ее груди, ей показалось, что это Мэтью.
– Ах, Халил, – она погладила его по щеке. – Я понимаю, что обнадежила тебя: и по телефону, и сегодня вечером, но… Черт бы побрал все! У меня не получается!
Он стал бережно целовать ее пальцы.
– Ты все еще любишь его?
– Да.
– Тогда почему ты не с ним?
Такой простой вопрос. Такие сложные ответы…
– Это трудно объяснить. – Она встала с тахты и начала ходить по комнате.
– Моя бабушка любила повторять старинную арабскую пословицу: «Гордость идет впереди поражения».
Ли слабо улыбнулась.
– Это арабская пословица?
– Не исключено. Запад много чего позаимствовал из нашей культуры. Как бы то ни было, Ли, это похоже на правду.
– Какая там гордость… Если бы все сводилось к гордости, я приползла бы к Мэтью на коленях и умоляла бы взять меня обратно.
Пришла очередь Халила усмехнуться.
– Что-то мне трудно себе такое представить.
– Ладно, может, и не умоляла бы. Но это мелочь… Мэтью знает. Неважно откуда. Хотя нет, ей безумно хотелось бы это выяснить. Но главное – он знает.
– В чем бы ни заключалась ваша проблема, Ли, вы с Мэтью – культурные люди. Вы вполне можете с ней справиться – если готовы пойти на риск.
Горячо!
– Халил, я знаю, у тебя лучшие намерения, но не будем больше об этом. – Ли включила свет. – Необходимо еще кое-что обсудить.
– Что же?
– «Глаз тигра». Мэтью дал понять, что вы заключили договор, остается только найти студию.
Он откинулся в кресле, зажег тонкую сигарету и с любопытством взглянул на Ли.
– Ты спрашиваешь как влюбленная женщина? Или как администратор, умеющий отличить талантливый сценарий от дешевки?
– Не давай ему ставить этот фильм!
В ее голосе прозвучали истеричные нотки, и он моментально насторожился.
– Почему? Это увлекательнейшая история – ты сама знаешь: вы были женаты, когда он создавал этот сценарий.
Ли опустилась рядом на тахту.
– Его убьют.
– Мэтью так не считает.
– Мэтью? Ему тоже угрожали?
Ну вот, наконец-то все стало на свои места и Халил понял, почему студия «Бэрон» отклонила сценарий Мэтью. Он ухмыльнулся.
– Дорогая Ли, ты умная женщина, но когда дело касается Мэтью Сент-Джеймса, у тебя на глазах появляются шоры. Конечно, ему угрожали и продолжают угрожать, роскошная, глупая женщина! Неужели ты думала, что они ограничатся тобой? Зная, как этот человек одержим своим замыслом? Мэтью – не из тех, кто уклоняется от борьбы. Возможно, это-то и привлекло тебя в нем.
– Он дьявольски упрям и сам себе вредит.
– Это напоминает мне сковороду, упрекающую котелок, что он черен.
Она метнула в него острый взгляд. Халил снова ухмыльнулся.
– Это всего лишь еще одна арабская поговорка. Ну а теперь, когда я блестяще справился с обязанностями провожатого и пополнил свое образование по части войны полов, думаю, мне пора в отель. Конечно, если ты не надумала заниматься со мной любовью. – И он, как заправский хлыщ, поиграл бровями.
Ли рассмеялась.
– Мне тебя правда не хватало. Благодаря тебе все снова кажется возможным.
Халил удивленно посмотрел на нее.
– Но это же так и есть. – Он приподнял ее лицо за подбородок и коснулся легким поцелуем. – Он тебя любит, Ли. И ты его любишь. Этого должно быть достаточно.
Должно быть, думала Ли, оставшись одна. Но это не так.
Она сиротливо лежала в пустой постели. Память о Мэтью – его руках и губах – пробудила желание. Напряжение стало сродни агонии, и в поисках разрядки Ли поместила руку между ног. Жалкая замена!
Они лежали в постели в доме Мэтью в Малибу. Не желая больше мыкаться по отелям, сразу после развода с Мариссой он приобрел этот дом.
– Все в порядке, – сказала Джилл, приподнявшись на локте и глядя сверху вниз на его угрюмое лицо. – С кем не бывает.
– Со мной не бывало.
– Сладкий мой, у тебя куча достоинств, – проговорила Джилл, растягивая слова и обводя его поджатые губы ярко-красным ногтем. – Ты умен, талантлив, сексуален – но ты не супермен.
– Скажи что-нибудь новенькое. – Мэтью понял, что ведет себя как капризный ребенок, и скорчил гримасу. – Извини. Я не хотел быть занудой.
– Не извиняйся за то, что ты влюблен. – Джилл спрыгнула с кровати и начала подбирать разбросанную одежду. – Я лично нахожу это состояние лучшим на свете. – Она натянула крохотные красные трусики.
– О чем ты говоришь?
– С тобой все ясно, – приглушенно донеслось из-под надеваемой через голову атласной блузки. – Ты до того влюблен в свою первую жену, что для тебя заниматься любовью с другой женщиной – все равно что измена. – Из выреза показалась ее белокурая головка. – Некоторые сочтут тебя отставшим от жизни, Мэтью Сент-Джеймс, а по мне, так ты – самый лучший, самый романтичный парень на земле. – Она нагнулась и чмокнула его в щеку. – Интересно, Ли Бэрон понимает, как ей сказочно повезло?
– Сомневаюсь.
– В таком случае ты должен ее просветить. Не вставай, – она слегка толкнула его обратно на подушку. – Поеду-ка я обратно к Бирку. Ночь еще не кончилась, а там был один рок-музыкант, который посматривал на меня так, словно был бы не прочь ударить в мои колокола. – Она забралась на высоченные каблуки, помахала рукой и исчезла.
Мэтью улыбнулся. Непосредственностью и отсутствием комплексов Джилл напомнила ему Лану Паркер, какой та была, когда они жили по соседству. В последний раз он слышал об очаровательной хиппи, что она вышла замуж за биржевого маклера, представителя калифорнийского истеблишмента, и только что родила крепыша, которому дала гордое имя Джейсон Эшби Палмер Киркленд Третий. В глазах Мэтью это явилось лишним свидетельством того, что «цветочное поколение» предпочло вернуться в оранжерею.
Сколько перемен! Как далеко он ушел от честолюбивого начинающего писателя, который исповедовал в сексе принцип «бери и беги» и почти никогда не ложился в постель дважды с одной и той же женщиной. Осуществились его самые дерзкие мечты; и вокруг было полно красивых, чувственных женщин, которые охотно прыгнули бы к нему в постель – стоит шевельнуть мизинцем.
Но он не хотел их.
Черт возьми, ему нужна Ли! Вот так. Наконец-то он оставил свою раненую гордость и признал это. Нужно во что бы то ни стало найти способ вернуть ее.
В свою постель. И в свою жизнь.
– Не верю!
Марисса уставилась на листок бумаги у себя в руках. Пергамент цвета слоновой кости пожелтел от времени; синие чернила поблекли. Но почерк было невозможно не узнать.
– У твоей матери не было причин лгать – следовательно, это правда, – сказал Брендан Фарадей, протягивая ей по ее просьбе бокал джина с тоником. – И сроки сходятся.
– У тебя была интимная связь с моей матерью? Под носом у Джошуа?
– Да.
– Здорово! – решила Марисса и, откинувшись на спинку кресла, положила ногу на ногу. – Старому ублюдку наставил рога его любимый киноактер – которого он так пестовал! Уф, вкуснятина! – Она глотнула еще джина. – Он был в курсе?
– В то время мне казалось, что нет. Но, конечно, откуда мне было знать, что они с Сайни не спали вместе?
Забеременев, она уверила меня в том, что отец ребенка – Джошуа.
Марисса снова заглянула в текст, потом перевела взгляд на Брендана.
– Значит, ты – мой отец?
– Похоже на то.
– С ума сойти!
Она вернулась мыслями в Париж, во время съемок «Опасного». Разозлившись на постоянно дававшего ей от ворот поворот Мэтью, однажды в поздний час она надела свой самый соблазнительный пеньюар и потопала через холл в комнату Фарадея, где, если судить по взглядам, которые он бросал на нее всю неделю, отказа не будет. И надо же было так случиться, что как раз в этот момент подвернулся Джефф – ему дали роль в фильме! Она чуть не совершила тот же грех кровосмешения, который вменяла в вину Ли!
– Не думал, что мое отцовство покажется тебе таким смешным.
– Извини. Это так, свое. – Марисса выжидательно посмотрела на Брендана. – Итак, дорогой папочка, что будем делать?
– Ты еще спрашиваешь! – Фарадей открыл толстую манильскую папку. – Я и без того намеревался вступить с тобой в деловой альянс. И раз уж мы родственники, Марисса, буду предельно откровенен: в мои планы входит сокрушить твою сестру.
По ее телу прокатилась теплая, сладкая волна. Марисса облизнула губы, наклонилась вперед и вся обратилась в слух.
– Где подписать?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайные грехи - Росс Джоанна



Да, книжка хорошая, "остросюжетность" не перебивает любовной линии, что особенно приятно! Долина Грез, секс, наркотики, рок-н-ролл, благословенные 70-е, и каждый, в результате,получает по заслугам.
Тайные грехи - Росс ДжоаннаТатьяна
27.01.2014, 2.10





Очень понравилась.Не перегружена ничем. Приятное чтиво.
Тайные грехи - Росс ДжоаннаЁлка
2.12.2015, 17.38





Хорошая книга, лучше многих из Топ-100.
Тайные грехи - Росс ДжоаннаЮрьевна
20.12.2015, 0.01





Супер! Прямо сценарий для фильма. Очень ярко!!! 10/10
Тайные грехи - Росс Джоаннамэри
22.12.2015, 10.33





Наткнулась на этот роман чисто случайно,увидев высокую оценку.И О БОЖЕ!!!Какой потрясающий роман!Это же,как "Рай"у МАКНОТ,тот же восторг чувств.Роман очень насыщенный событиями,гг-и просто супер,естественно присутствует интрига.И еще очень хороший слог,остроумные диалоги,в общем читайте не пожалеете.Роман достаточно серьезный без розовых соплей,но какой любовью пропитан,просто АХ!!!
Тайные грехи - Росс ДжоаннаТатьяна К*
15.04.2016, 19.19





Хорошая книга. О том, что скрыто от глаз за золотой клеткой богатства, о силе духа. Очень советую!
Тайные грехи - Росс ДжоаннаЧупакабра
8.06.2016, 12.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100