Читать онлайн Тайные грехи, автора - Росс Джоанна, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайные грехи - Росс Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайные грехи - Росс Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайные грехи - Росс Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Джоанна

Тайные грехи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

По дороге в столовую Ли добрую дюжину раз меняла свое мнение. Наконец она вошла в зал и стала протискиваться сквозь толпу, состоявшую из пары полицейских в форме, троих хирургов в зеленых комбинезонах и целой оравы жизнерадостных инопланетян.
Со своего удобного наблюдательного пункта за высокой пальмой в кадке Мэтью следил за тем, как она приближалась, время от времени останавливаясь, чтобы обменяться со знакомыми словом, улыбкой, дружеским рукопожатием или объятием. От него не укрылось, как она напрягалась при малейшем физическом контакте.
– Спасибо, что подождали, – сказала Ли, садясь за столик напротив него.
– Нет проблем.
С тех пор как он покинул ее кабинет, прошло двенадцать минут, но, поскольку она вошла в зал вовремя, Мэтью великодушно простил ей две минуты.
Ли махнула официанту; тот мигом очутился возле их столика с серебряным кофейником. Она отказалась от кофе – итак перевозбуждена.
– Я думала, вы – писатель, – начала она разговор.
– Так оно и есть.
– И тем не менее участвуете в прослушивании на роль в фильме. Почему?
– Ну, скажем, сегодня мне было нечем больше заняться.
Вечно он издевается!
– У вас есть опыт игры?
– Никакого.
– Ваше исполнение довольно интересно.
– Это я уже слышал.
– Вы произвели на Ким сильное впечатление.
– Спасибо. Если учесть ее высочайшую квалификацию, принимаю как комплимент.
Ли положила руки на стол. Густой цвет кларета и зеленые скатерти гармонировали с основными цветами поразительно реальных лесных сцен на дальней стене, взятых из их постановки «Робин Гуда» тысяча девятьсот тридцатого года.
– Вы, конечно, понимаете: я всего лишь передаю мнение Ким.
Стерва, не успокоится, пока не вытрясет из него душу! Интересно, подумал Мэтью, в детстве она обрывала крылья бабочкам? Он помедлил с ответом; выпил кофе.
– Понимаю, мисс Бэрон, – он взглянул на нее в упор. – Больше, чем вы думаете.
Ли не понравился этот намек на личный характер их предыдущей стычки.
– Надеюсь, мистер Сент-Джеймс, я заслужила свою репутацию честного администратора. Если вы думаете, что я придираюсь, потому что затаила на вас зло, вы очень ошибаетесь.
– Наконец-то! – усмехнулся он. – Я все ждал, когда вам надоест играть.
– То есть?
– Делать вид, будто мы только сегодня познакомились.
– Я полагала, вы будете благодарны мне за то, что я не рассказала другим об обстоятельствах нашего знакомства.
– Я не стыжусь никакой честной работы, мисс Бэрон, – парировал Мэтью. Голос его звучал спокойно, но глаза говорили другое. – И, если мне не изменяет память, во время нашей короткой беседы кто-то упомянул о стойке бара.
Ли покраснела и опустила глаза. А когда подняла, в них светилось искреннее раскаяние.
– Простите.
Он небрежно махнул рукой.
– Пустяки.
После небольшой паузы Ли сказала:
– Похоже, вы не преувеличивали, говоря, что знаете роман.
Мэтью привык видеть в обращенных на него женских глазах восхищение, а Ли словно оценивала его.
– Похоже, – продолжила она, – вы неравнодушны к Райдеру Лонгу?
– Еще бы.
Ли понимала: он ждет решения своей участи. А она по-прежнему сомневалась и не отрывала глаз от его фантастически красивого лица, которое, несмотря на точеные черты, говорило о сильном характере. Под глазами цвета темного янтаря залегли еле заметные морщинки. При ближайшем рассмотрении оказалось, что у него слегка перебит нос, а на подбородке – маленький белый шрам. Это было лицо человека, который живет по своим правилам, даже если они включают в себя риск и жестокость. Можно ли доверять такому человеку?
– Вы отождествляете себя с ролью?
Вопрос тяжело повис в густом, словно замороженном воздухе. Мэтью решил ни в коем случае не признаваться, что, готовясь к прослушиванию, вытащил из тайников души кое-какие личные впечатления.
– В чем дело, мисс Бэрон, боитесь похищения?
Это что-то новое! Холодный, рассчитанный гнев, характерный для Райдера Лонга. Ли изо всех сил старалась не поддаваться панике. Она положила ногу на ногу и поправила юбку.
– Нет, разумеется. Просто мне любопытно, как вам удалось нащупать верную интонацию. Тем более что вы специально не учились.
– Может, я самородок?
– Вполне возможно.
Под его жестким взглядом Ли вспомнила свои кошмарные сны. Они преследовали ее с детства, однако с тех пор как в ее жизнь вошел Мэтью Сент-Джеймс, значительно участились, как будто он всколыхнул тихий омут ее души.
Мэтью был потрясен. Точно такой же животный страх ему доводилось видеть в глазах вьетнамских крестьян. Правда заключалась в том, что в глубине души Ли Бэрон смертельно боялась его!
– Можете думать обо мне все что угодно, мисс Бэрон, но я не псих и не антиобщественный элемент, как Райдер Лонг.
Ли убедилась, что имеет дело с очень сложной натурой. Без сомнения, Мэтью не раз сталкивался с насилием. Об этом свидетельствовали жесткие складки возле губ и глаз. В то же время инстинкт подсказывал: он ни за что не обидит женщину.
– Рада это слышать, мистер Сент-Джеймс. – Она принужденно улыбнулась. – У нас на студии хватает и тех и других.
Ну слава Богу, это выяснили!
– Итак, – настаивал Мэтью, – где мы сейчас находимся?
– Я дам вам пробу. – Внутренний голос всполошился: что ты делаешь?! Ли отмахнулась от внутреннего голоса. – Завтра во второй половине дня вы свободны?
– Постараюсь освободиться.
– Вот и отлично. Приходите в гримерную к половине второго. Проба в два. Если накал чувств, продемонстрированный вами во время прослушивания, сохранится на экране, из вас может получиться актер.
От Мэтью не укрылось, что она посмотрела на часы. Он сейчас же встал.
– Постараюсь не разочаровать вас. – Дружелюбно улыбнувшись, он протянул ей руку, и не было никакой возможности уклониться от рукопожатия.
Это всего лишь рука, сказала себе Ли. Такая же, как любая другая. Но когда их пальцы встретились, по всему телу пробежал электрический ток. Что это – физическое влечение? Да. Но и что-то еще. Стыд? Страх? Что бы это ни было, сейчас не время заострять на этом внимание.
– Только не спешите радоваться, – предупредила она. – Откровенно говоря, мистер Сент-Джеймс, перевес пока не на вашей стороне.
Он иронически улыбнулся.
– Не волнуйтесь, мисс Бэрон. Я привык.
Она смотрела, как он уходил – ленивой походкой уверенного в себе человека. Походкой террориста из «Опасного». У нее все еще покалывало ладонь. Не слишком благоприятный признак.
Всю жизнь она сдерживала чувства. С детских лет инстинкт подсказывал: открытое проявление эмоций делает человека уязвимым, лишает контроля над судьбой. Она ни разу не встретила мужчину, который бы вызвал в ней столь сильное сексуальное влечение. Один только взгляд, одно прикосновение Мэтью Сент-Джеймса – и она обнаружила в себе страсть, о существовании которой и не подозревала.
Оставалось молиться, чтобы завтрашняя проба не удалась. Пусть только Мэтью Сент-Джеймс докажет свою непригодность – и она вычеркнет его из своей жизни и из своего сердца.
То был последний круг Дантова ада.
Вьетконговцы – в черной униформе (куртка, шаровары да патронташ через всю грудь) со связками ручных гранат у пояса и штурмовыми винтовками в руках – устремились к деревне Кхе-Сан. Их были целые орды – сотни, тысячи, десятки и сотни тысяч. С неба градом посыпались бомбы; холм пылал от напалма; градом хлынули ракеты и пушечные ядра. Шум нарастал. Задрожала земля.
Мэтью тоже стрелял из винтовки, но вскоре у него кончились патроны. Люди вокруг него – живые, дышащие мужчины и женщины – уменьшились в размерах и стали похожими на крохотные глиняные комочки. Канонада все не стихала. Мэтью стоял в центре вселенского хаоса, беспомощный и одинокий. Когда все было кончено и деревня затихла, в ноздри ему ударил тошнотворный запах смерти. Всюду в лужах крови плавали мертвые человеческие тела. Только и осталось живого, что вышедшие из укрытия крысы.
И вдруг его слуха коснулся детский плач. Лежа на земле рядом с убитой матерью, надрывался младенец. Мэтью шагнул навстречу – и застыл, как вкопанный, различив привязанную к шейке ребенка, похожую на ананас гранату русского производства.
Посреди деревни зашевелилась еще одна фигура. Мэтью узнал в контуженном солдате одного из вчерашней партии новобранцев. Юноша двинулся к младенцу – спасти эту крошечную искорку жизни.
Мэтью хотел предупредить его, но слова застряли в горле. Попытался сдвинуться с места – ноги увязли в похожей на расплавленный бетон грязи. Только и осталось, что в ужасе наблюдать за тем, как новобранец – еще совсем мальчик – бережно поднимает плачущее дитя… Вселенная раскололась!
Мэтью рывком сел на постели и в изнеможении прислонился головой к стене. Он был один и, дрожа от холода, в то же время обливался потом. Впервые кошмар посетил его после семидесятидневной, самой длительной за всю войну, осады Кхе-Сан, когда было убито и ранено тысяча восемьсот солдат, и повторялся всякий раз, когда ситуация выходила из-под контроля.
Последний страшный сон приснился ему полгода назад – Мэтью отметил это как несомненный прогресс. Когда он только возвратился в Штаты, кошмар являлся каждую ночь.
Он встал с постели и пошел на кухню – приготовить себе чашку растворимого кофе. И долго сидел в темноте – пил кофе, дожидался рассвета и думал, думал… Вот когда он впервые отдал себе отчет в том, что страстно хочет получить роль! Плохо. Нельзя так сильно желать чего бы то ни было – это признак слабости. А Мэтью уж никак не считал себя слабым.
Роль была нужна ему не для того, чтобы стать кинозвездой: если бы он заметил за собой хотя бы намек на подобные чувства, ни за что не пошел бы унижаться перед Ли Бэрон – особенно перед ней. Нет, он мечтал о свободе, а свободу могли дать деньги, которые ему заплатят за участие в этом фильме. Свобода же была необходима для достижения одной-единственной цели – стать сценаристом.
Хотя Мэтью не увлекался мистикой, с годами он уверовал в то, что кино оставляет след в человеческой жизни. Он мог точно вспомнить, когда, при каких обстоятельствах и в каком состоянии души смотрел «Высокий полдень», «Гражданин Кейн» или «Бунт без причины». С тех самых пор как администрация ближайшего кинотеатра впервые дала воспитанникам «Священных сердец» контрамарки, он помешался на кинематографе.
Лето тысяча девятьсот пятидесятого года выдалось как никогда жарким. В июле большинство жителей Калифорнии разъехались по местам отдыха – на берега горных озер и на пляжи. Остальные, в том числе семнадцатилетний Мэтью, спасались от удушающего зноя в прохладных – благодаря кондиционерам – залах кинотеатров.
Мэтью сидел один в третьем ряду балкона. Из окошечка прямо над его головой вырывался и вспарывал темноту зала яркий белый луч. Сначала шли новости: боевые действия на тридцать восьмой параллели, в Северной Корее; Джозеф Маккарти потрясает докладом ФБР – коммунисты в Госдепартаменте! Команда Нью-Йорка ведет в Американской лиге. Осенью предполагаются изменения в сфере моды: юбки поднимутся до середины икры. Небольшой сюжет о новой модели «форда» – принципиально новая конструкция двигателя. Реклама попкорна и ледяной кока-колы – спрашивайте во всех закусочных!
Дальше шел мультик. Кролик Багс Банни запутывает следы и всячески дурачит охотника Элмера Фадда. И, наконец, художественный фильм – диснеевский «Остров сокровищ».
Экран стал магическим окном в мир фантазии и приключений. Он больше не был Мэтью Сент-Джеймсом, путающимся у всех под ногами «подзаборником», которого, словно мяч, отфутболивают из одного детского дома в другой. Нет – он чувствовал себя Джимом Хокинсом, героем-подростком, который перехитрил пиратов в погоне за спрятанным сокровищем.
За спиной открылась дверь. Мэтью молился, чтобы фонарик билетерши скользил дальше по рядам, чтобы его не заметили!..
На экране Джим прятался в бочке из-под яблок и подслушивал, как долговязый Джон Сильвер рассказывал о слепом Пью. А в кинотеатре в Глендейле Мэтью изо всех сил вжался в кресло, стараясь стать как можно незаметнее. И совсем затаил дыхание, когда на нем остановился луч от фонарика.
– Вот ты где! – торжествующе произнес женский голос. Безжалостная мисс Томлин из органов соцобеспечения наконец-то его поймала – как всегда. Она рывком выдернула его из кресла; руку пронзила боль. Как раз в то утро его последняя опекунша, Хелен Мак-Гри, застала его на кухне – он пил из молочной бутылочки. Вопя что-то о микробах, она завернула ему руку за спину и пинком вышвырнула из дома; он скатился по шатким деревянным ступеням и растянулся на сухой желтой траве.
– Ну, молодой человек, – шипела мисс Томлин, выволакивая его из кинотеатра под жгучее полуденное солнце Калифорнии, – вы имеете какое-нибудь представление о том, сколько хлопот причиняете людям?
Мэтью не мог не жмуриться от солнца, но не позволял себе морщиться от боли. Только молча стискивал кулаки в карманах.
– По-твоему, мне больше нечего делать, как только искать по кинотеатрам сбежавшего мальчишку, который не научился ценить доброе отношение? Ты дождешься, что я отправлю тебя в колонию – да-да, там тебе самое место, с другими нарушителями порядка.
И так до самого дома. Мэтью не слушал: все это он уже знал наизусть. Про себя он гадал: успела ли Хелен нализаться? Ее муж, коммивояжер, эту неделю в разъездах, и, значит, к ним потянется вереница мужчин. По горькому опыту Мэтью знал, что нагрузившись, его начнут шпынять. И все-таки, возразила более практичная часть его личности (он рано стал прагматиком), главное – чтобы она не обнаружила, что из кошелька пропало пятьдесят центов, которые понадобились ему, чтобы купить билет.
Они миновали Беверли Хиллз. Глядя из окна автомобиля на роскошные виллы и представляя себе утонченную жизнь их владельцев, Мэтью все острее чувствовал несправедливость. Слова сотрудницы органов соцобеспечения жалили и гудели в ушах, словно осы. Он опустил мятежный взгляд на свои прохудившиеся кеды и представил себе, как долговязый Джон Сильвер отрубает мисс Томлин голову абордажной саблей.
Август шестьдесят пятого выдался необычайно жарким. Сильно парило. Муссоны принесли обильные дожди. Из-за тумана красные, белые и зеленые ракеты над Шейку расплывались и казались падающими звездами. В Семьдесят седьмом эвакуационном госпитале воздух был так насыщен влагой, что от скрипучего, заржавевшего вентилятора под потолком не было никакого толку.
Но раненые в госпитальной палате не замечали духоты и сырости. Все внимание было приковано к простыне – импровизированному экрану. Шел фильм о второй мировой войне.
– Наподдай им, Дюк! – заорал рядом с Мэтью солдат в инвалидной коляске, когда боевой корабль Джона Уэйна настиг «Токио экспресс».
– Покажи этим ублюдкам! – прохрипел другой парень, из берегового патруля; голова у него была перевязана; ото рта и ноздрей отходили трубки. Смотреть он мог только левым глазом, сквозь узкую прорезь в бинтах. Однако его энтузиазм был ничуть не меньше, чем если бы он сам был на том линкоре. Остальные бойцы, израненные и изнуренные, также переживали за исход битвы и подбадривали криками экранных героев.
Поразительно, думал Мэтью. Всего час назад вся палата стонала и вопила от боли. Здесь собрались парни, почти подростки, без рук и без ног, с расколотыми и кое-как склеенными черепами, ослепшие и с разбитым сердцем. И все-таки этот незамысловатый фильм на полтора часа смог перенести их в другое место, другое, менее сложное время.
Очарование длилось столько же, сколько фильм. Мэтью гадал: какие чувства может испытывать человек, причастный к чуду, получивший такую власть над душами других людей?
К тому времени, как подошел к концу второй срок службы, мысль стать писателем, автором сценариев, крепко засела у него в мозгу. Она помогала держаться на плаву, была главной движущей силой, и хотя Мэтью понимал, что до ее осуществления далеко, как до Луны, он также знал, что обязательно добьется успеха. Просто не позволит себе сдаться.
Пройти бы только чертову пробу!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайные грехи - Росс Джоанна



Да, книжка хорошая, "остросюжетность" не перебивает любовной линии, что особенно приятно! Долина Грез, секс, наркотики, рок-н-ролл, благословенные 70-е, и каждый, в результате,получает по заслугам.
Тайные грехи - Росс ДжоаннаТатьяна
27.01.2014, 2.10





Очень понравилась.Не перегружена ничем. Приятное чтиво.
Тайные грехи - Росс ДжоаннаЁлка
2.12.2015, 17.38





Хорошая книга, лучше многих из Топ-100.
Тайные грехи - Росс ДжоаннаЮрьевна
20.12.2015, 0.01





Супер! Прямо сценарий для фильма. Очень ярко!!! 10/10
Тайные грехи - Росс Джоаннамэри
22.12.2015, 10.33





Наткнулась на этот роман чисто случайно,увидев высокую оценку.И О БОЖЕ!!!Какой потрясающий роман!Это же,как "Рай"у МАКНОТ,тот же восторг чувств.Роман очень насыщенный событиями,гг-и просто супер,естественно присутствует интрига.И еще очень хороший слог,остроумные диалоги,в общем читайте не пожалеете.Роман достаточно серьезный без розовых соплей,но какой любовью пропитан,просто АХ!!!
Тайные грехи - Росс ДжоаннаТатьяна К*
15.04.2016, 19.19





Хорошая книга. О том, что скрыто от глаз за золотой клеткой богатства, о силе духа. Очень советую!
Тайные грехи - Росс ДжоаннаЧупакабра
8.06.2016, 12.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100