Читать онлайн Колыбельная для мужчин, автора - Росмэн Эстер, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Колыбельная для мужчин - Росмэн Эстер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.48 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Колыбельная для мужчин - Росмэн Эстер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Колыбельная для мужчин - Росмэн Эстер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росмэн Эстер

Колыбельная для мужчин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

– Почему ты решила, что ты Лонда? – Закари подвинулся на сиденье так, чтобы красный отблеск рекламы на зеркально-мокром асфальте не слепил его. Мотор джипа работал еле-еле, а дворники вяло смахивали дождевые капли с лобового стекла.
– У меня есть доказательство. – Это утверждение было, конечно, маленькой хитростью или даже маленькой ложью.
– Доказательство, – машинально повторил он, нажимая на педаль газа, и джип устремился вверх по крутым извилистым улочкам западного склона холма. Выглянув из окна машины, Адриа увидела сквозь густые ветви елей и кленов мигающие внизу огни города. – И какое же это доказательство?
– Пленка.
– И что на ней?
– Голос отца.
– Твоего отца, то есть Уитта? – Он излишне нервно крутанул руль, и шины взвизгнули.
– Моего приемного отца. Виктора Нэша. Мы жили в Монтане.
– Вот оно что, – немедленно подхватил он, – это многое проясняет.
– Только не очень-то иронизируй.
Он смерил ее взглядом, в котором сквозило явное пренебрежение. Машина въехала на небольшое плато перед железными воротами, и Зак нажал кнопку на подвеске к ключам, чтобы открыть электронный замок.
Машина остановилась возле гаража, расположенного рядом с домом в стиле эпохи Тюдоров. Три этажа из камня и кирпича, темные балки, ломаная линия крыши. Дом, казалось, вырастал из земли, на которой был построен. Снаружи горели фонари, скрытые кустами азалий и рододендронов. Дорожка из каменных плит, обсаженная по краям папоротником, вела к входу. Плющ так разросся, что добрался до одной из труб, а над каменным забором, как сторожевые вышки, темнели огромные ели.
– Приехали. – Зак перегнулся через сидящую рядом с ним девушку, чтобы открыть дверцу, потом вылез из машины и направился по каменным ступенькам к боковому входу. – Ты хоть что-то узнаешь? – спросил он, включая свет в огромной кухне.
Она отрицательно покачала головой, и он искренне удивился тому, что на этот раз она решила изобразить забывчивость.
– Но это же твой милый-премилый дом.
С трудом сглотнув, она осмотрелась, надеясь хоть что-то припомнить. Однако ни блестящий кафельный пол, ни шкафы со стеклянными дверцами не вызывали никаких ассоциаций.
– Мы можем подождать в малом кабинете. – Закари пристально следил за ее реакцией. – Джейсон скоро подъедет.
Как это уже не раз случалось, Адриа ощутила легкий озноб от сознания своей причастности к семейству Денвере и попыталась, впрочем не слишком успешно, скрыть волнение.
Малый кабинет располагался в задней части дома. Здесь пахло табаком, сухим деревом и дымком камина, в котором еле тлели угли. Зак подбросил в него поросшее мхом дубовое полено, отряхнул руки, снял фрак и повесил его на спинку стула.
– Ну как тебе папочкина комната? Ты, ну, то есть Лонда, бывало, возилась здесь, пока не приходила нянька, чтобы отвести ее в спальную. – Он вызывающе взглянул на нее, выпятив подбородок.
– Я… я не могу утверждать, что все было именно так. – Она провела пальцами по потускневшему от времени письменному столу.
– Все это довольно забавно и удивительно. – Он явно ерничал. – Что еще можно вообразить? – Он поставил ногу на каминную плиту. – Сейчас ты вполне можешь рассказать мне свою затейливую историйку, или желаешь подождать, когда соберутся остальные?
– Я что, давала повод для подобного отношения к себе?
– Ну, это всего лишь увертюра, дальше будет хуже. Поверь мне на слово, не я наследный принц в этой семье.
– Да, пожалуй, – парировала Адриа, сохраняя спокойствие. – Ты скорее бунтующий отпрыск, темная овечка или нет – юный правонарушитель.
– Ну хорошо, допустим, судьба тебе улыбнулась, проговорил Зак, стиснув зубы. Он в общем-то не стремился ее подкалывать, так зачем же ей поступать так с ним? – Итак, чего же нам всем ожидать от вас, мисс Нэш?
– Думаю, незачем мне повторять дважды. Подождем, пока приедут все члены семьи.
– Что ж. Тебе видней. – Серые глаза Зака были бесстрастными и темными, как арктическое небо, когда он смерил ее презрительным взглядом. Подойдя к бару, он спросил: – Что хочешь выпить?
– Не думаю, что это ко времени.
– Немного, чтобы снять напряжение. – Он нашел бутылку скотча и плеснул в приземистый хрустальный стакан. – Поверь, тебе необходимо приободриться, прежде чем они расправятся с тобой.
– Если ты пытаешься запугать меня, то напрасно стараешься.
Он покачал головой, поднося стакан к губам.
– Просто предупреждаю.
– Спасибо, но я сумею переварить все, что они скажут.
– И будешь первой, кому удастся преодолеть их натиск.
– Значит, буду первой.
Пожав плечами, он выпил содержимое стакана и поставил его в бар.
– Да ты присядь. – Он небрежно махнул в сторону обтянутого твидом диванчика и снял бабочку. Затем расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и закатал рукава. Его руки были покрыты темными волосками и, несмотря на холодную пору года, очень загорелыми. – Это для большей убедительности, – произнес он. – И сколько же тебе понадобится времени, чтобы все сказать и отправиться восвояси?
– Не поняла.
Он оперся руками о невысокий буфет, в котором помещался бар, и смерил ее очередным уничтожающим взглядом.
– Я не верю придуманным историям. Слушать их – пустая трата времени. Итак, давай по существу. Ты планируешь сорвать большой куш, угрожая сообщить корреспондентам и адвокатам о том, что ты из семейства Денвере, так? – Он снова налил виски в стакан, но оставил его нетронутым.
– Я та, за кого себя выдаю. По крайней мере, я в этом уверена.
– Ну конечно же, – протянул он с сарказмом.
– И не нужно обращаться со мной как с наивной, неразумной девочкой.
Хорошо. Тогда я хотел бы уточнить еще один пунктик. В какую сумму тебе обойдется вся эта заваруха, вся эта тяжба по выяснению твоей принадлежности к нашему роду, а, Адриа Нэш?
– Да, я Адриа.
– А фамилия? Хочешь носить двойную?
– Пока – только приемного отца.
– До тех пор, пока мы не признаем тебя как Лонду?.. В камине громко стрельнуло полено.
– А я не ждала, что ты сразу мне поверишь, – ответила Адриа, стараясь не давать ему повод для раздражения. Ее желудок свело, шея и ладони вспотели, но она убеждала себя сохранять спокойствие. Не выводи его из себя. Он только и ждет, чтобы ты дала к этому повод. – Я никогда бы не осмелилась, если бы не думала, что… что я твоя сестра.
– Сводная, – уточнил он с усмешкой, которая, впрочем, даже не коснулась его губ. – Пусть так. Но если ты решилась на подобную авантюру, Адриа, то, пожалуй, запаслась фактами, не так ли?
Поморщившись, она сказала:
– У меня есть факты, и я знаю все о твоей семье.
– Итак, ты решила воспользоваться тем, что немного похожа на мою мачеху.
– Может, взглянешь на пленку?
– Пленку? – В его голосе прозвучало негодование.
– Да, видеопленку, которую я захватила с собой. – Конечно, эта пленка кое-что значила, но существенным доказательством, пожалуй, не являлась. Вдруг все показалось ей таким хрупким… Хрупким, как мечты Виктора Нэша увидеть ее современной принцессой. – Я обнаружила ее после смерти отца. Он оставил ее для меня.
– Не терпится, – саркастически проворчал Зак. Взглянув на нее еще раз, он выпил немного из своего стакана. – Но мы все же подождем с началом шоу. – Зак поставил стакан на край покрытого стеклом столика, отошел от бара и неподвижно замер у окна, вглядываясь вдаль через залитое струйками дождя стекло.
– Если ты не возражаешь, я хотела бы пройти в туалетную комнату, – несколько ободрившись, проговорила она.
– Что? Туалетная комната? Интересная фантазия для деревенской простушки из Монтаны.
С минуту она рассматривала свои руки, затем взглянула на него.
– Тебе нравятся простушки, да?
– Мне ничего не нравится в этой истории. – Он окинул взглядом ее фигуру.
– Однако тебе доставляет удовольствие подтрунивать надо мной. Ты испытываешь какое-то извращенное наслаждение, мучая меня, пытаясь вывести из равновесия.
– Сама затеяла. – Он выпятил нижнюю губу. – Иди поищи туалетную комнату. Интересно, как тебе удастся воспользоваться непробужденной памятью.
С негодованием сжав губы, она взяла расшитую бисером сумочку и поспешила вон из комнаты. Проход в холл был ей незнаком, но она пошла направо, завернула за угол и встала как вкопанная, увидев семейные реликвии Денверсов. Картины, гравюры, фотографии, трофеи в стеклянной витрине в стенной нише. Довольно впечатляюще.
Она с трудом сглотнула, когда заметила большой групповой портрет. На нем были изображены Уитт, Кэтрин и Лонда. Неужели это?.. Сердце Адриа забилось сильней, она коснулась стекла, покрытого еле заметным налетом пыли. Кэтрин восседала в помпезном кресле, одетая в темно-бордовое платье с большим вырезом и длинными рукавами. Бриллианты обрамляли шею и сверкали на пальцах. Она держала улыбающуюся Лонду, которой было не более трех лет, на руках. Волосы у девочки кудрями рассыпались по плечами. На ней было платье из розового велюра, воротник и манжеты отделаны кружевами. Уитт стоял за ними, положив одну руку на плечо жены. Он наигранно улыбался, слегка прищурив глаза.
– Отец… – само собой вырвалось у нее. Неужели это ее семья? Ее настоящая семья? У нее перехватило дыхание. – О господи! – На глаза навернулись слезы, она невольно прикусила нижнюю губу. После стольких лет неведения!.. Неужели это они и есть? Веко непроизвольно дернулось, когда она отметила свое поразительное сходство с Кэтрин, особенно в линии подбородка. Затем перевела взгляд на детское личико. Действительно, сходство было. Жаль, что Виктор и Шерон Нэш так мало фотографировали ее в детстве.
– Ты моя мать? – еле слышно обратилась она к женщине на портрете и вновь поднесла палец к стеклу.
– Трогательно, да?
Вздрогнув, она отпрянула и оглянулась. Зак стоял чуть поодаль со стаканом в руке, подпирая плечом стену, и пристально наблюдал за ней. Ее сердце отчаянно забилось.
– Я… я не слышала, как ты подошел.
Он приосанился.
– Ну, так что ты думаешь о семейном мемориале? Неплохо, да? – Медленно потягивая спиртное, он прищурившись посмотрел на портреты. – Здесь не все Денверсы. Нет Озди и Хэрриет.
Адриа перевела взгляд на витрину. Там были выставлены дипломы, грамоты, награда Трейси за успешное окончание школы искусств, сертификат отличия Нельсона, медаль за победу в соревнованиях по плаванию с выгравированным на ней именем Джейсона, ключ от города, некогда преподнесенный Уитту Денверсу. Окружали все это фотографии: Уитт с почетными грамотами в руках, Уитт с детьми, молодой Уитт с отцом, Джейсон в форме футболиста, Нельсон в мантии и шапочке, свадьба Джейсона, Трейси в длинном вечернем платье с роскошным боа.
Однако здесь не было ни одного, даже полароидного снимка Закари. Она едва могла поверить в это.
– Я не удосужился чести стать популярным в нашей семье, – объяснил он, будто читал ее мысли. – Не фотогеничный.
Он посмотрел на портрет Уитта с его второй женой и дочерью. Взгляд Зака словно скрестился со взглядом Кэтрин, на его скуле дрогнул мускул. Адриа показалось, что она вторгается в запретную зону. Все, что окружало ее здесь, теперь выглядело враждебным, а она – незваной гостьей. Когда Зак смотрел на Кэтрин, от него исходило что-то недоброе.
– Я так и не нашла…
Он перевел взгляд на девушку, и мрак в его глазах рассеялся.
– Сразу за углом. Вторая дверь налево.
Она не стала ждать дальнейших объяснений и поспешила в указанном направлении. Шаги ее были быстрыми, будто она бежала от чего-то, что вызывало легкий озноб. В ванной она умыла лицо прохладной водой. Не позволяй им себя унижать. Не позволяй и ему над тобой подтрунивать, убеждала она себя, глядя в зеркало.
Когда она вернулась в малый кабинет, Зак стоял у окна, вглядываясь в черноту ночи. Помня о том, что хотя бы один из членов семьи наверняка попытается дискредитировать ее, Адриа взяла оставленный для нее стакан и сделала глоток. Жидкость обожгла горло.
– Ты знаешь, почему я обратилась прежде всего к тебе? – Задавая этот вопрос, она надеялась сломать барьер, который он воздвиг между ними.
Зак молчал, по-прежнему вглядываясь в ночь.
– Я думала, ты поймешь.
– Я ничего не желаю понимать, когда речь идет об авантюре.
– Ты знаешь, каково это – чувствовать себя лишней?
Небрежно пожав плечами, он вновь отпил виски.
– Не нужно ничего придумывать. Если на стене висят чьи-то фотографии, то это не повод считать, что между нами всеми есть некая общность. Я тоже лишний, так что?
– А тебе бы хотелось вернуться в лоно семьи?
Он весь напрягся.
– Сестричка, не надо ходить вокруг да около. Я никогда не хотел вернуться в ее лоно. Идея возвращения принадлежала старику.
– В самом деле? – Она решила, что вряд ли что-то разузнает, если прикинется скромной молчальницей. – Что же ты такого сделал, что он на тебя взъелся?
– Почему сделал именно я? Почему это не его вина? – Зак смерил ее таким ледяным взглядом, что Адриа всю передернуло. Потом он вновь отвернулся к окну.
– Я просто предположила… – робко продолжила она, но руки ее так задрожали, что ей пришлось цепко ухватить стакан. Уже то, что она находилась рядом с ним, нервировало ее. Невозможно было сохранять спокойствие, когда он смотрел на нее с такой неприязнью.
– Тогда сама соображай.
– Но что же произошло, Зак?
Он повернулся к ней, и в глазах блеснуло что-то презрительное и враждебное одновременно. В комнате сделалось душно и от огня камина, и от отблесков внутреннего пламени на его лице. В углах замелькали тени то ли ангелов, то ли чертей. В этот момент она почувствовала себя на пороге волнующего открытия: она вовсе не хочет во все это вникать! Это действительно не твоего ума дело, сказала она себе. У нее будто живот подвело, но она все же произнесла:
– Мне хотелось узнать, что произошло между тобой и Уиттом. Я не намеревалась ни о чем допытываться. Просто пришло на ум, что тебя подозревали в краже ребенка и что есть определенная связь с тем, что произошло той ночью.
Он шмыгнул носом.
– Может, и есть определенная связь.
– Ну а что же еще?
Зак стиснул зубы, и на секунду ей показалось, что он может во всем ей признаться. Вместо этого он опять уставился в окно и недовольно обронил:
– Неважно.
– Почему же, важно…
– Давай не будем, Адриа. – В его раздраженном голосе слышалась досада, так что разумнее было отступить. По крайней мере сейчас. Но она вознамерилась выпытать секрет Зака. Она сгорала от любопытства, от желания узнать, что же встало между ним и Уиттом. Может, слух о том, что его отец – Полидори? Она отпила еще глоток и, удобно разместившись среди мягких подушек дивана, стала ждать.

***

Джейсон Денвере обратил внимание на перемену ветра, когда его «ягуар» медленно поднимался по мокрым улицам западного склона. Он пытался все обдумать. С праздничного ужина он ушел рано, не дослушав торжественных речей, но достаточно натанцевавшись с недавно избранной очаровательной мэршей. Президент общества историков поздравил его с успешным завершением реставрации старого здания. Они поговорили также о предстоящей конференции членов общества. Наконец, часа через два, он втолкнул Ким в такси и сам отправился домой.
Он чувствовал, как вспотела шея и воротник стал влажным, вспомнил миловидное личико Адриа, так похожей на Кэт. Неужели она действительно с ними в родстве? Столько лет прошло. Ужасно, если кто-то, похожий на его сестру, станет выдавать себя за нее, а люди поверят, что это и есть Лонда. Почти двадцать лет он с волнением ожидал, что какая-нибудь самозванка проникнет в их дом и этак тихонько признается: «Да, я и есть пропавшая принцесса». Потом даст интервью прессе, начнет выдвигать свои притязания на имущество, и эта тяжба затянется на десятилетия.
Джейсон вспомнил отца. Вот уж тот бы рассмеялся в ответ на любую попытку какой-нибудь темноволосой голубоглазой красотки назвать его «папочка». Да, Уитт был сделан, из более прочного материала, чем он, Джейсон.
Розыском пропавшей Лонды занимались полиция, и ФБР, и даже частный сыщик Роджер Фелпс, поспешивший заверить всех, что ему удастся найти девочку.
Уитт и сам вознамерился принять участие в поисках дочери. Он выступил по телевидению, посулив награду в миллион долларов за одну только ценную информацию. Понятно, что это заявление лишь породило хаос. Посыпались тысячи телефонных звонков и писем (не только из разных городов страны, но и из Японии, Германии, Индии). Все предлагаемые претендентки были, конечно, липовыми. Их легко отсеяли специалисты, нанятые Уиттом. Но весь этот не увенчавшийся успехом поиск обошелся в миллионы.
Даже Кэт сдалась, разуверившись в том, что ее дочь когда-либо найдется, и, кажется, потеряла интерес к жизни. Она умерла в 1980 году, за одиннадцать лет до кончины своего мужа. Умерла молодой, красивой, но отстраненной от Уитта. Отстраненной от всех, кроме Джейсона, который не мог спокойно наблюдать за всем этим. Он был уверен, что она покончила с собой.
«Ягуар» взвизгнул шинами по асфальту на последнем повороте.
Джейсону следовало предвидеть смерть Кэтрин, следовало бы кого-то предупредить, что она в глубокой депрессии, но он этого не сделал. Он, конечно, понимал, что Кэтрин никогда не оправится от потери Лонды. Она начала топить свои переживания в вине. Нередко он видел ее в слезах, даже в истерике. Она беспрерывно повторяла, как обожает свою маленькую крошку и что другой такой на свете нет и не будет. Она и мысли не допускала удочерить другую девочку. На какое-то время Кэт утратила ощущение реальности.
Уитт же перестал доверять ей, когда понял, что между ней и Заком существует взаимное влечение, кульминацией которого и стала сцена на ранчо. Для отца это было ударом, повлекло разочарование в себе как в мужчине. Сначала Юнис морочила ему голову, теперь вот Кэт, да еще с его собственным сыном.
Но Джейсон никому не говорил, что подозревает у Кэтрин серьезное психическое расстройство, потому что в глубине души отдавал себе отчет в том, что он трус. Ему удавалось скрывать свои чувства к Кэт, но, увидев сегодня Адриа, он вдруг живо вспомнил свою мачеху.
Сходство было столь разительным, что ему даже стало немного не по себе. А что, если она настоящая Лонда? Эта мысль намертво засела в его мозгу, но он знал, именно знал, что этого не может быть.

***

Свет автомобильных фар ударил в окна, и Закари с облегчением вздохнул при мысли, что его брат наконец-то приехал. Вот и ладненько. Пусть Джейсон разбирается с Адриа, а Зак в городе долго не задержится. Не слишком-то приятно быть рядом с женщиной, которая напоминала ему о Кэт.
– Похоже, нас будет трое.
– На какое-то время. – Девушка сидела в уголке дивана, поджав под себя ноги. Шелковое платье обрисовало коленки.
Да, его «сестренка» безошибочно выбрала позу – очень свободную, домашнюю. Будто подчеркивала этим свою принадлежность к их семье. Будто она одна из Денверсов. Будто она прямой отпрыск Кэт. Какая гнусность! Он наблюдал, как машина брата подъехала к гаражу.
– Он вряд ли придет в восторг.
– Ты тоже не пришел.
Зак уловил в ее голосе иронию и натянуто улыбнулся. Ну и штучка! А ведь он и теперь еще не знал, чего еще от нее можно ждать. Она, кажется, заставила Джейсона забеспокоиться, а это само по себе заслуживало уважения.
Мощный двигатель «ягуара» смолк, и вскоре хлопнула входная дверь.
– Еще не поздно ретироваться.
– Не за чем.
Джейсон, как и многие юристы, был, по мнению Закари, непревзойденным актером. Видя, как на его глазах происходит драма, он оставался невозмутимым, если дело не касалось его самого. И вся жизнь его протекала спокойно. До этой ночи, когда он будто увидел кошмарный сон: Лонда, его сводная сестра, вернулась, чтобы отсудить часть наследства, а это львиная доля.
С недовольным видом Джейсон вошел в комнату. Волосы аккуратно причесаны, фрак безупречно выглажен, словно он только что достал его из гардероба. На лице – спокойствие. С улыбкой, похожей на хмурое ноябрьское утро, он прошел к бару и налил себе выпить.
– Ну что ж, давайте приступим к делу. – Бутылка дорогого виски вернулась на свое место.
Зак облокотился о выступ камина.
– Что вам угодно, мисс Нэш?
Она была готова ответить на этот прямой вопрос Джейсона:
– Признания.
– Того, что вы Лонда?
– Разумеется.
Улыбка Джейсона была такой ядовитой что Закари невольно посочувствовал Адриа. – Но мы вам не верим.
– Я ожидала этого.
– Вы, вероятно, знаете, что сотни других молодых женщин претендовали на то, чтобы называться нашей сводной сестрой.
Девушка не удосужилась ответить, но и не отвела глаз от Джейсона.
– Она говорит, что у нее есть доказательство, – вмешался Зак, несколько смущенный враждебным поведением брата.
– Доказательство? – Джейсон удивленно вскинул брови, его лицо напряглось.
– У меня есть запись.
– Запись чего?..
– Видеозапись. Она осталась после смерти моего приемного отца. Там рассказывается о том, что произошло, – пояснила Адриа.
Джейсон взглянул на брата.
– Ты видел?
– Нет еще.
– Так чего же мы ждем? Я полагаю, пленка с вами, мисс Нэш.
– Да, в моей сумочке. – Она потянулась за ней. Зак засунул руки в карманы.
– Тебе не кажется, что нам бы следовало подождать приезда Нельсона и Трейси?
– Зачем?
– Ну, это нас всех касается, – сказал Зак, когда Адриа передавала кассету Джейсону.
– Это единственная копия? – спросил Джейсон, открывая пластиковую коробочку.
Адриа наградила его взглядом, откровенно говорившим, что она не так глупа.
– Конечно нет.
– Я так и думал. – Он подозрительно рассматривал видеокассету, потом небрежно бросил ее на стол. – И что же, записанное на этой кассете может быть подтверждено свидетельскими показаниями? Если речь идет о законности, то должны быть сопутствующие документы, заверенные нотариусом.
– Например какие?
– Бумаги, подтверждающие, что запись сделана именно тем человеком.
– Бумаги утрачены.
– Утрачены? – Джейсон поджал губы.
– Сгорели.
– Удобное объяснение.
– Не уверена.
– Должны быть копии в государственных нотариальных конторах, – сам не зная почему, вмешался Зак.
Адриа отрицательно покачала головой.
– Думаю, документов уже не найти. На лице Джейсона появилась ухмылка.
– Чем дальше, тем все яснее и яснее.
Зак почувствовал, как в его груди что-то сжалось, когда Джейсон сделал шаг к Адриа, будто собираясь нанести удар.
– Не напирай, – предупредил он брата.
– Ну уж нет, коль скоро она все это затеяла. Джейсону явно казалось, что вечер удастся на славу. Но девушка держалась абсолютно спокойно.
– Послушайте, – сказала она, облокачиваясь на мягкие подушки, будто все происходящее волновало ее меньше всех, будто никто не разубедит ее в том, что она Лонда, будто она не оскорбится, если Джейсон попытается при всяком удобном случае выразить ей свое недоверие. – Я знаю, что вы можете доказать несостоятельность моих доводов. И готова к тому, что препятствия окажутся серьезными. Я много размышляла над тем, как все это будет происходить. Потому что, если говорить откровенно, я и сама не уверена в том, что я Лонда Денвере.
Джейсон прищурился, будто только этих признаний ему и не хватало.
– Значит, вы передумали.
Нет, – с воодушевлением возразила она. – Просто я хочу рассказать вам все как есть. Мой отец считал меня Лондой.
– Ваш отец?
– Виктор Нэш. Он умер в прошлом году. Я ни о чем не подозревала, пока не обнаружила эту видеозапись.
– И она, конечно, все расставила по своим местам, да? Вашего отца – допускаю, что вашу мать также – вы никогда не расспрашивали. Но, к счастью, тут обнаруживается таинственная видеопленка с инструкциями, как обрести миллионы. Я все правильно понял?
– Отец считал, что я должна знать правду. – Она сказала это, будто защищаясь.
– Так, значит, он пропел вам предсмертную лебединую песню о том, что вы принцесса из королевства Денверсов, не так ли?
Она подняла голову и выразительно посмотрела на него. В этом взгляде отразилась вся боль ее переживаний.
– Да, так.
– И вам оставалось лишь поверить его рассказу, иначе вы не оказались бы здесь.
– Конечно. Хотя я могла попасть сюда по другой причине.
– Сколько будет стоить труд доказать, что между нами нет кровных уз?
– Как я уже заявляла прежде, дело совсем не в деньгах. Если я получу подтверждение, что я не Лонда, то тут же удалюсь.
– И не побежите обо всем рассказывать газетчикам?
Она резко поднялась и сделала несколько шагов в сторону Джейсона. У Зака перехватило дыхание. Несмотря на туфли на высоком каблуке, Адриа едва доставала Джейсону до плеча. Но это не помешало девушке горделиво вскинуть голову и сердито заглянуть в его глаза.
– Возможно, вам это кажется невероятным, – она произнесла это таким сдавленным голосом, что треск поленьев в камине заглушал его, – однако деньги меня действительно не волнуют. Я понимаю, какой урон нанесли вашей семье притязания всякого рода самозванок, но для меня важно узнать правду. – Губы искривились в горькой полуулыбке, а глаза прищурились. – Будьте со мной честны, Джейсон. Неужели вам не интересно знать, правда ли я – Лонда.
– А я уже знаю, – вмешался Зак. Джейсон быстро взглянул на брата. – Она блефует. – И он залпом опустошил стакан.
Услышав такое заключение, Джейсон призадумался. У Зака все однозначно: либо черное, либо белое, либо правильное, либо неправильное, либо хорошее, либо плохое. Нельзя было не видеть, что ситуация отнюдь не такая простая, как казалось на первый взгляд. Есть причина для колебаний – эта женщина невероятно похожа на Кэт. Черт, но ведь существуют пластические операции, а волосы можно покрасить. Возможно, она носит контактные линзы, меняющие цвет глаз. Вообще облик не мог служить существенным аргументом в ее пользу. Однако – и это обеспокоило его больше всего – ее отношение ко всей этой истории было нетрадиционным, во всяком случае, оно настораживало. Адриа – первая претендентка, не уверенная в подлинности своего происхождения. В то время как другие соискательницы короны Денверсов были уверены в себе и угрожали судебными тяжбами, которые вызовут общественный интерес, публикации в печати. Она же вела себя иначе…
– Присядьте, мисс Нэш, – сказал он голосом судебного присяжного, его интонации завораживали многих свидетелей.
Она не двинулась с места, и краем глаза Джейсон отметил реакцию Закари. Того все это только забавляло, ведь его доля наследства была сравнительно небольшой. Старик вообще вычеркнул его из завещания, когда узнал правду о нем и своей молодой жене. Однако позднее смягчился и предоставил Заку ранчо – все, что, собственно, тому и было нужно. Это случилось после того, как Закари согласился внести свой вклад в реставрацию отеля «Денвере». Ответный жест не заставил долго ждать: Зак унаследовал ранчо в местечке Бенд – десятки акров плодородной земли. Пусть это был лишь маленький кусочек большого пирога, но и он чего-то да стоил. Тот факт, что Зак хотел получить именно его, давал Джейсону повод для подозрения. Старший брат никак не мог доказать, что Зак вынудил старика расщедриться, однако вряд ли стоило сомневаться в том, что он так же корыстен, как и остальные члены клана.
При появлении Лонды доля Зака сведется почти к нулю. Никакие акции ему не принадлежали, одно лишь ранчо, которое уменьшится, как «шагреневая кожа», если ему придется отдать Лонде причитающуюся ей долю. Ну а Джейсон, Трейси и Нельсон понесут куда более серьезные убытки, потому что Уитт, черт бы его побрал, по завещанию оставлял пятьдесят процентов всего наследства, включая и ранчо, своей младшей дочери. Пятьдесят чертовых процентов! И лишь через пятьдесят лет – пятьдесят лет! – можно будет все суммарное богатство разделить поровну. К тому времени Джейсон уже будет стоять одной ногой в могиле.
Дьявол, что за абсурд!
К счастью, лишь немногие знали условия завещания. И слава богу! Иначе липовым претенденткам на богатство не было бы конца.
И вот одна из них с вызовом смотрит на него. Поразительно похожая на Кэт, которая была отменной красавицей на заре его молодости. Да, его мачеха могла вскружить голову любому. Он грезил о ней, представляя себя с ней в постели, а она не спускала глаз с Закари, с десятилетнего мальчишки.
Зак всегда был эгоистом, но женщины липли к нему, как мухи к банке с медом. Кэт была первой в этой необозримой череде. Похоже, именно эта незаинтересованность Зака в женщинах и вводила их в раж. Они начинали его преследовать. Джейсон всего этого понять не мог или просто не хотел. Но в глубине души признавался себе, что изрядно завидовал брату…
– Послушайте, – Адриа говорила спокойно, высокомерно подняв подбородок, – почему бы вам не просмотреть запись?
– Непременно это сделаем, – заверил ее Джейсон и посмотрел на часы. – Но мы могли бы подождать еще несколько минут, пока приедут Нельсон и Трейси.
– Небольшая семейная вечеринка, – цинично заметил Зак, подытоживая ситуацию. – Весело будет.

***

– Говорю тебе, Трейси, это кажется чем-то невероятным. – Нельсон притормозил перед гаражом. Джип Зака и «ягуар» Джейсона были уже припаркованы. – Я будто совершил путешествие на двадцать лет назад. Она удивительно похожа на Кэт.
На Трейси это не произвело никакого впечатления. Эти сходства ей приходилось видеть много раз и раньше. Нельсон слишком восприимчив.
– Так чего же она хочет?
– Никто толком не знает. Полагаю, ей нужны деньги.
– И откуда она приехала?
– Я же говорю тебе, никто ничего о ней не знает.
– Не считаешь ли ты целесообразным сначала все про нее разведать, а потом уже вести с ней какие-либо разговоры?
– Джейсону не хотелось приглашать ее на званый вечер по" случаю открытия отеля: уж слишком там много было репортеров…
– …Й он пригласил ее сюда. Великолепно. – Трейси вылезла из «кадиллака» Нельсона и с шумом захлопнула дверцу. – На все эти игры у меня нет времени. Уже сотни женщин претендовали на то, чтобы называться Лондой Денвере, и таких будет еще немало. Чем же эта отличается от остальных?
Ее нужно было образумить либо просто откупиться от нее. Самозванки берут дешево. Предложите такой штучке чек на пять или десять тысяч долларов, и она сделает все, что от нее потребуют.
До сих пор претендентки действительно за умеренную плату подписывали соглашения о том, что не будут больше выдавать себя за Лонду Денвере и докучать семье. Трейси подозревала, что некоторым из них еще и удавалось переспать с Джейсоном. Он, кажется, перетрахал всех женщин, которые хотя бы немного напоминали Кэт. Трейси, конечно, было на это наплевать, главное, что самозванки исчезали, экономя массу времени и сокращая расходы на адвокатов. Любопытно будет посмотреть, удастся ли Джейсону и эту затащить в постель.
Тем временем Нельсон твердил свое:
– Да, шумиха сейчас совсем некстати. Моя должность…
– …Не стоит выеденного яйца. Ты работаешь на публику – вот и все, – напомнила Трейси. – Если не выколотишь чеки из трастового фонда, загнешься от уплаты налогов.
– Ты же знаешь, почему я взялся за эту работу. Это еще одна ступенька наверх, Трейси. – Нельсон с прищуром посмотрел на сестру.
– Политика, – иронически заметила она. – Ты так же испорчен, как и отец. Мания популярности.
– Политика – это власть, Трейси. И нечего иронизировать: твоя слабость к власть имущим хорошо известна.
– Не лезь не в свое дело. – Это прозвучало как пощечина. И как предостережение. Он был не прочь сыграть на слабостях других людей. Иногда Трейси недоумевала: да есть ли какие-нибудь семейные секреты, которые ее брат не использовал бы в свою пользу. Правда, он тоже не был безгрешен. – И тогда не будут лезть в твои дела.
Когда подошли к входной двери, она посмотрела на часы. Было уже за полночь, и она чувствовала себя усталой. Открытие отеля прошло с успехом, и ей гораздо приятнее было бы остаться с гостями, чем тащиться сюда, в этот дом, наполненный призраками, где так часто предавали и лгали.
Трейси полезла в сумочку за портсигаром. Задержавшись в фойе, она щелкнула зажигалкой и с удовольствием затянулась сигаретой «Салем». Ей бы что-нибудь покрепче, а еще того лучше – чуть-чуть кокаина… Затягиваясь сигаретой с ментолом, она неспешно прошла дальше, стараясь не позволить этому дому пробудить в ее памяти ничего пугающего – например, воспоминаний о том, как отец узнал про ее связь с Марио Полидори. Черт побери, все-таки вспомнилось…
– Ты хотела наплевать мне в душу! – выкрикнул Уитт, дрожа от злости.
– Нет, папа, я люблю его…
– Любишь? – не успокаивался отец, с презрением глядя на дочь. – Любишь его!
– Я хочу выйти за него замуж.
– Да не приведи господи! Ни за него, ни за любого другого вонючего итальяшку! Ты что, не знаешь, кто такие Полидори? Какой урон они нанесли нашей семье?
– Я люблю его, – твердо проговорила она. В глазах стояли слезы.
– Тогда ты дура, Трейси. Я мог подумать о тебе что угодно, но чтобы ты оказалась такой тупицей – никогда.
Ее всю передернуло, но она расправила плечи.
– Ты ненавидишь Марио из-за мамы. Из-за того, что она спала с Энтони…
Резкая пощечина отрезвила ее, и она отвернулась к стене ненавистного кабинета отца.
– Чтоб ты об этой женщине больше не заикалась! Слышишь? Она проститутка! Эта мерзкая тварь оставила мой дом немедленно после того, как открылась ее связь с Полидори. И ты смеешь мне говорить о своей любви к сыну все того же итальянского выродка?
– Ты не понимаешь.
– Нет, Трейси, это ты не понимаешь! Чтоб больше с ним не виделась! Тебе все ясно?
Закрыв глаза, чтобы не видеть разъяренного отца, она в душе отказывалась повиноваться. Она любила Марио. Да, любила. Трейси сжала кулаки, слезы так и катились по щекам. Ей стало ясно, что ее отец – гадкий, уродливый злодей, который печется лишь об одном: о своей бесценной доченьке Лонде. Трейси отбросила выбившуюся прядь и постаралась сдержать истерику. Она ненавидела Уитта Денверса и готова была сделать все, чтобы ему досадить!
И годы спустя ее ненависть к нему не убавилась. Даже его смерть ничто не изменила. Только теперь отец контролировал жизнь своих детей уже из могилы. Он «держал в узде» все свои финансы, а их заставлял прыгать через скакалочку…

***

Она сделала затяжку и направилась в кабинет.
Отец никогда не любил ее, совсем не любил. Он обожал лишь свою младшенькую, и теперь она – а может, очередная самозванка – вернулась, чтобы запустить свою когтистую лапку в мешок с добром. Но Трейси готова отразить любое нападение. Лонде повезло – успела улизнуть, а остальным довелось изо дня в день видеть отца, заискивать перед ним, трепетать, «целовать в задницу», чтобы, не дай бог, он не вычеркнул их из завещания.
Все пресмыкались, кроме Зака. Ему достало сил сначала послать папашу к дьяволу, а затем хватило ума сделать благородный жест и получить то, что хотел. Трейси ненавидела своего брата за хитрость и двурушничество, с ее точки зрения. И за умение увернуться от удара, которым не обладала.
Что же касается Адриа Нэш, то даже если она и докажет подлинность своего происхождения, ни цента ей не достанется. В этом Трейси поклялась. На ее долю не выпали унижения„скорбная жизнь с бессердечным тираном, каким всегда был Уитт Денвере. Лонда не заслужила отписанной ей половины богатства. Но к чему так заводиться? Эта женщина – просто еще одна искательница легкой наживы…
– О чем ты думаешь? – спросил Нельсон, насупив брови.
– Да так, ни о чем. Он ей не поверил.
Прошу тебя, Трейси, веди себя в рамках приличия и выслушай ее. Она выглядит так, как наша покойная мачеха лет двадцать назад…
Несмотря на такую подготовку, Трейси чуть не оступилась, когда они вошли в кабинет и она взглянула на «очередную искательницу легкой наживы». Сходство было необыкновенным, хотя этой незнакомке не хватало чувственности Кэт. По мнению Трейси, это был лишь безжизненный слепок с того, что представляла собой ее мачеха Кэтрин.
Кто-то, вероятно Нельсон, подал Трейси стакан виски, и она тут же отпила глоток. Зак представил женщину, но Трейси и виду не подала, что та ее заинтересовала, однако то была лишь маска. Трейси душным туманом окутали воспоминания, и сердце защемило так, что она забыла о сигарете, пепел которой падал на ковер. Господи, неужели?.. Она сделала еще глоток, чтобы успокоиться. Джейсон что-то говорил…
– …Так вот, мы и решили повременить до вашего приезда. Адриа нас заверяет, что это то доказательство, которое нам необходимо. – Он включил видеомагнитофон, и Трейси перевела взгляд с женщины, столь похожей на Кэт, на экран телевизора.
Закари остался стоять у окна, со злорадством глядя на натянутые улыбки братьев и сестры. Да, Адриа им не уступит. Никому из них не уступит. Они это поняли и заволновались. Впервые за двадцать лет.
Услышав незнакомый голос, он тоже посмотрел на экран. Лысый мужчина лежал на госпитальной койке и говорил, с трудом двигая языком:
– Полагаю, мне следовало бы сообщить об этом раньше, но по причинам, о которых я еще скажу, и по эгоистическим мотивам я умалчивал о тайне твоего рождения, Адриа. Однако тогда, когда ты меня спрашивала об этом, я, клянусь Господом, и сам не знал правды, позднее… ну, я не мог проговориться.
Я и твоя мать, упокой, Господи, ее душу, всегда хотели иметь детей, но, как ты знаешь, Шерон не могла забеременеть. Это постоянно угнетало ее, она воспринимала это как наказание Господне. Почему, я не понимаю. Поэтому, когда у нас появилась ты… когда нам тебя передали, она стала благодарить Бога, молясь беспрестанно.
Нам помог мой брат Эзра. Ты, наверное, его и не помнишь. Он умер в семьдесят седьмом году. Но именно ему мы обязаны тем, что у нас есть ты. Эзра был юристом и имел практику в местечке Боземан. А нам было уже далеко за сорок, ферма – в долгах. Он понимал, что власти не разрешат нам удочерить или усыновить ребенка…
Человек замолчал, отпил немного воды из стакана, затем откашлялся и опять посмотрел в камеру.
– Брат сказал мне, что одна из наших дальних родственниц оказалась в затруднительное положении. Вирджиния Уотсон развелась с мужем и осталась без гроша в кармане. У нее была пятилетняя дочь, которую она не может содержать. Все, что ей нужно, это знать, что Адриа, ее дочурка, пристроена в добрую семью. Эзра, будучи холостяком, не хотел брать ребенка себе, но знал, что Шерон и я мечтали о малютке.
И мы взяли тебя. Удочерение было тайным, поэтому бумаги… Их оказалось немного, насколько я помню. Мы не обращались в государственные органы. Вирджиния просто принесла тебя к нам, и с тех пор мы стали считать тебя своей дочерью…
Он помолчал, видимо с трудом подбирая слова.
– Я, конечно, понимал, что наши действия противозаконны, но старался не думать об этом. А твоя матушка была счастлива впервые в своей жизни, и я не ломал себе голову над тем, чья ты дочь. Я просто внушал себе, что кому-то этот ребенок не нужен, зато нужен нам.
Лишь годы спустя, после смерти Шерон, я начал все чаще задумываться о твоем происхождении. Тогда у меня и в мыслях не было, что ты могла быть ребенком, которого ищут родители. Ах, Адриа, но, положив руку на сердце, должен сказать, что, если бы я и узнал правду, не уверен, что мы решились бы отдать тебя. Но как-то раз, выбрасывая старые газеты, я наткнулся на статью о похищении дочки у четы Денвере. Полиция сбилась с ног, разыскивая их домработницу по имени Джинни Слейд, няню пропавшей девочки. Тогда это имя мне ничего не сказало, но две недели спустя я обнаружил в Библии составленное кем-то наше родословное древо. Тут я сразу обратил внимание на имя Вирджиния Уотсон Слейд. Согласно родословной, Джинни Уотсон была замужем за Бобби Слейдом из Мемфиса…
Человек нервно облизнул губы.
– Не считай, что у меня мозги набекрень, я еще могу сосчитать, сколько будет дважды два. Похоже на то, что ты и есть та девочка из рода Денверсов. Но я хотел найти дополнительное подтверждение, поэтому попытался разыскать Вирджинию. Однако никто не слыхал о ней вот уже много лет. Оставив тебя у нас, она точно сгинула, исчезла с лица земли. Ни телефона, ни адреса. Ее родители даже не знали, жива она или нет. Бобби Слейда тоже как не бывало. И я почувствовал облегчение. Мне не хотелось тебя терять… Виктор Нэш быстро заморгал и отпил еще глоток воды. Говоривший казался очень искренним, можно было поверить в то, что это действительно умирающий отец. Однако Зак был не из тех, кто легко заглатывал наживку. В его представлении Адриа по-прежнему была просто мошенницей.
– Я знаю, это звучит нелепо, но не мог допустить мысли расстаться с тобой, Адриа. Ты была для меня всем в этом мире. Что же касается Денверсов, то трагедия уже произошла и ничего нельзя было исправить. Конечно, удочерение не было зарегистрировано в соответствующих инстанциях… Может быть, оно было просто незаконным. Я боялся, что мне предъявят обвинения, пусть даже я и скажу, что ничего не знал. Вот я и решил унести свою тайну в могилу, а эту видеопленку оставить в сейфе возле кровати. Если кто-то захочет убедиться в аутентичности записи, пожалуйста. Сол Андерс предоставил мне видеокамеру, включил ее и сделал так, чтобы никто не знал о записи. Он понятия не имеет о содержании пленки и поклялся, что не станет ее просматривать…
На мгновение глаза старика будто остекленели.
– Ну вот, детка, это все, что я знаю. Думаю, это поможет выяснить, кто же ты на самом деле. Я же слишком сильно тебя любил, чтобы сознаться…
Он натужно улыбнулся, и на экране вдруг зарябило. Запись окончилась.
Нельсон еле слышно присвистнул. Джейсон уставился в пустой стакан. Трейси захлопала в ладоши, точно после театрального представления.
– Совсем даже неплохо, учитывая качество видеоролика! Вы что же, думаете, мы поверим этой бредовой истории?
– Не знаю, – печально сказала Адриа, и глаза ее как-то по-особенному блеснули.
Зак молчал. Но он был уверен в том, что это искусная инсценировка, а говоривший – просто актер. Но, может, и отец, решивший сорвать куш с богатых Денверсов.
– Трогательно. – Трейси явно не намеревалась скрывать своего сарказма.
– И это ваше доказательство? – спросил Джейсон, вынимая кассету из видеомагнитофона.
– Да.
– И все?
Адриа утвердительно кивнула, и напряжение Джейсона начало улетучиваться.
– Ну, мисс Нэш, этого недостаточно, как вы сами понимаете.
– Но это только начало, – поспешно ответила она, вставая. – Вы не обязаны мне верить. Бог свидетель, я и не ожидала, что вы поверите, но пусть это будет предостережением. Я все равно раскопаю правду. Если я не Лонда Денвере, то, поверьте, тут же уйду, исчезну из вашей жизни. Но если я та самая дочь Уитта, – она строптиво подняла подбородок, – то заткну за пояс любого вашего адвоката, который попытается усомниться. – Она схватила свою сумочку и перебросила через руку накидку. – Уже поздно и, я думаю, у вас много дел, поэтому вызовите, пожалуйста, такси. Впрочем, я могу это сделать и сама.
– Я отвезу тебя, – сказал Закари, совсем не желавший, чтобы она так вот взяла и ушла. Без нее он чувствовал себя свободнее, но вся эта история его явно заинтересовала. Кто она на самом деле?
– Не беспокойся.
– Но я хочу тебя отвезти.
– Нет необходимости.
– Нет, есть. – Он поймал на себе испытующий взгляд Трейси и колкий – Джейсона. – Вот оно пресловутое гостеприимство Денверсов, – пробурчал он.
– Послушай, Зак, не нужно делать мне одолжения, ладно? – Она решительно направилась из кабинета, он едва успел ухватить ее за локоть.
– Мне помнится, ты говорила, что тебе нужен рядом друг.
Его пальцы настойчиво передвигались вверх по руке, она слышала его дыхание, чувствовала теплоту тела, легкий запах скотча. Она вспомнила, что этот человек своей судьбой в чем-то походил на нее. У него не было прошлого в этой семье, если верить набору хранимых семейных фотографий.
– Может быть, я раздумала. – Голос прозвучал взволнованно.
– И это вряд ли разумно, леди. Думается, тебе следует обрести столько друзей, сколько сможешь.
Несколько задержавшись, она взглянула через его плечо на семейство Денвере. Ее семья. Так ли это? Судя по его тону, даже Зак считает, что она стремится их одурачить. Она отдернула руку и отстранилась от него.
– Как бы там ни было, спасибо за любезное предложение, Зак.
Из кабинета она прошла в холл, а затем – на кухню: она помнила, что там есть телефон. Зак все время шел за ней следом.
– Я думал, ты воспользуешься тем, что мы поедем вдвоем, и постараешься больше узнать о семье. Ведь тебе это нужно, не так ли?
Морщинка настороженности залегла у нее между бровями.
– На чьей ты стороне?
– Ни на чьей, – ответил он, открывая дверь, ведущую наружу. – Я преследую только личную выгоду. – Одинокий человек. Человек, которому ничего не нужно. Вот в чем он хотел ее убедить.
– Ты очень предупредителен и любезен, но мне нужна не услужливость, а правда.
Выражение его лица было непреклонным, даже суровым.
– Тогда ты, вероятно, понимаешь, что мне наплевать на семейный престиж или деньги.
– Но тебе не наплевать на ранчо. Его глаза сверкнули в темноте.
– Да, ранчо – моя слабость.
Они шли неширокой аллеей. Прохладный полуночный ветер шелестел в пушистых ветках елей. Адриа набросила на голову капюшон. Заку вечерняя прохлада, видимо, была нипочем. Она отметила его широкие плечи, твердые скулы. Хорошо сложен и довольно сексуален.
– И что же, у тебя много слабостей?
– Больше никаких нет. – Он открыл дверцу джипа, приглашая ее сесть. – Я оставил семью, когда мне было шестнадцать, перестал доверять женщинам, когда мне исполнился двадцать один год, и со временем даже бросил курить. Хотя, по моему мнению, у мужчин должен быть хоть один порок.
– Хоть один, понятно. И у тебя есть такой?
– Конечно. Я ведь не патологический лжец. – Он наклонился к рулю, и в этот момент его лицо, плохо различимое в темноте, показалось ей не просто недобрым, а злым и определенно опасным.
– Итак, зачем я тебе нужна?
Он включил зажигание и передние фары.
– Знаешь что? Давай условимся об одном. Мне от тебя ничего не нужно. – Газанув, Зак тронул машину с места. – Но у меня такое чувство, мисс Нэш, что ты их можешь капитально встряхнуть.
– Тебе-то что до этого? Что тебе это даст?
– Ничего. – Он повернул руль, и джип осторожно выехал на мокрый асфальт. Его глаза были непроницаемо темны. – И знаешь почему? А потому что я по-прежнему уверен: ты блефуешь. Может, ты – великолепная обманщица, но все это тем не менее выглядит довольно дешево.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Колыбельная для мужчин - Росмэн Эстер

Разделы:
Пролог

Часть первая

12345

Часть вторая

67891011121314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Колыбельная для мужчин - Росмэн Эстер



Роман очень понравился!!! Рекомендую
Колыбельная для мужчин - Росмэн ЭстерЮлия
6.05.2012, 21.50





читаю, второй раз, роман хороший жаль нет других романов этого автора, пойду искать в другую библиотеку
Колыбельная для мужчин - Росмэн Эстерарина
2.08.2012, 20.41





Скандал, Интриги, Расследования.9/10
Колыбельная для мужчин - Росмэн ЭстерМарго
5.03.2013, 21.04





Очень интересный роман.Жаль нет других ее романов на этом сайте
Колыбельная для мужчин - Росмэн ЭстерОльга
12.08.2013, 17.29





роман хорош, читала почти всю ночь :-) однако конец показался смазанным и развязка немного надуманной
Колыбельная для мужчин - Росмэн Эстервиктория
13.08.2013, 13.39





Очень понравилось! Советую.
Колыбельная для мужчин - Росмэн ЭстерЁлка
22.04.2015, 19.16





Роман понравился. Но ... развязка, на мой взгляд, размазана.
Колыбельная для мужчин - Росмэн Эстеринна
12.10.2015, 19.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть первая

12345

Часть вторая

67891011121314151617181920212223

Rambler's Top100