Читать онлайн Созданы друг для друга, автора - Ролофсон Кристина, Раздел - Глава девятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Созданы друг для друга - Ролофсон Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.81 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Созданы друг для друга - Ролофсон Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Созданы друг для друга - Ролофсон Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ролофсон Кристина

Созданы друг для друга

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятая

– Вот, возьми. – Макс протянул Ари дымящуюся чашку. – И не волнуйся. Можешь не произносить ни слова.
– Спасибо. – Ари улыбнулась ему в ответ и обратила все свое внимание на кофе в пузатой чашке. Укутавшись пледом, она устроилась в шезлонге на балконе. Утреннее солнышко сражалось с остатками вчерашнего тумана, и она молча приветствовала его усилия.
Макс ушел с балкона в дом – зазвенели на кухне сковородки, кастрюли: наверно, готовит свой любимый завтрак невероятных размеров. До Ари донесся запах бекона – правильно догадалась. Через минуту Макс открыл дверь и высунул голову:
– Ари, яичницу с беконом хочешь? Просто сделай знак головой – да или нет.
– Ну, я не настолько уж не в форме, – запротестовала она, оборачиваясь к нему: как он хорош – волосы еще не просохли после душа, уже знакомые ей джинсы и футболка с надписью «Небраска» обтягивают мощную, стройную фигуру. Вот только голоден страшно.
– Настолько, настолько.
– Ну, тогда «нет» – по поводу завтрака. Поем попозже, во время работы.
Он кивнул и закрыл дверь, оставив ее в тишине и покое раннего утра Наррагансетта. Она смотрела на курсировавшие внизу машины, на мигающие огни светофора; трусят по тротуару упорные любители бега; трое соседей Макса прогуливают собак. Откинулась назад, допила кофе и, прикрыв глаза, лениво размышляла, стоит или нет встать и налить себе еще.
Из кухни теперь не доносится ни звука. «… Тебе никогда не приходило в голову расспросить меня о моей семье…» «… Потому что не желаешь со мной сближаться, узнавать меня, становиться частью моей жизни». Что же, Макс был справедлив вчера, когда высказал все это? Попытаемся ответить объективно. Что она знает о нем? Любит плотные завтраки и непрожаренный бифштекс, кофе пьет со сливками; водит грузовик. Успешно руководит «Коул продакт», владеет несколькими рыболовными лодками, живет в доме с видом на океан. Вечно этот океан… В школе играл в футбол и… и великолепен в постели. Еще – щедр, заботлив, настойчив. Бескомпромиссен и страстен.
Ари вздохнула; каков сегодня Максимилиан Коул, она знает, но как он стал тем, кто есть, из чего складывалась раньше его жизнь – о том ей ничего не известно. Какие сложные мысли… Слишком сложные для легкого летнего романа.
Звук открываемой двери, шаги по дощатому полу… Макс!
– Вот… – Он нежно улыбнулся и показал ей на кофейник. – Вспомнил, тебе, как правило, надо чашек девять-десять.
– Три, – возразила она и протянула ему чашку. – Три чашки гарантируют появление очень милого человека.
– Ночью ты была очень милой. – Он наполнил чашку, не пролив ни капли, и осторожно вернул ей.
– Ты тоже.
– Две ночи подряд. Это могло бы войти в привычку.
– Могло бы, – согласилась она, любуясь веселыми морщинками в уголках его глаз. Ну почему он так далеко, что до него нельзя дотронуться? – Но ведь завтра ты выходишь на «Миллион» в море?
– Ага. Сегодня у меня будет нелегкий день.
– Может, лучше тебе приняться за дела?
– Может, лучше мне утащить тебя обратно в постель?
Ари притворилась, что обдумывает его слова, взглянула на часы, поставила чашку, улыбнулась.
– У тебя есть на это время?
– Я быстро справлюсь.
Она расхохоталась.
– Тогда лучше не надо.
– Могу и потянуть подольше. У тебя не останется сил, даже чтобы удержать в руках нож для чистки картошки.
– Ну и пусть. – Ари откинула плед и встала – футболка Макса доставала ей до колен. Дощатый пол холодил босые ступни, хотя солнышко в битве с туманом уже одерживало победу. – Рискну.
Ари плавала каждый вечер в шесть. Надевала один и тот же купальник, ставила машину в одном и том же углу стоянки, произносила одни и те же молитвы воде, обнимающей ее тело: «– Сохрани его! Пожалуйста, сохрани его!» – Мольба эта рождалась у нее в душе всякий раз, когда она устремляла взгляд к горизонту: где теперь Макс, как он, все ли у них там в порядке?
Она ненавидела эту молитву, проклинала свою тревогу и тошнотворное ощущение внизу живота. Невыносимо просыпаться с беспокойством в сердце и ложиться в постель, прислушиваясь к сводкам погоды по радио. Ненавидела себя, – вот трусливая дура!
– Пойди, Ари, а? Повеселишься.
– Ты как заигранная пластинка, ма.
Ари твердо решила – не буду обращать внимания, и все. Пег повторяет одно и то же последние девятьсот восемьдесят семь картофелин. Или последние пять дней – смотря в каких единицах вести счет. Но Пегги не унималась:
– А теперь пластинок уже выпускать не будут, я слышала по телевизору. Вот жалость-то!
– Ты слишком увлекаешься телевизором.
– Что мне делать со старыми альбомами, которые вы свалили в кладовке? – Я их продала, забудь о них.
– Не представляю, как бы я без тебя справилась этим летом, девочка. И все равно, понятия не имею – куда там уместятся все наши вещи, в этом крошечном домике…
– Мне казалось, дом тебе нравится.
– Нравится, да, но еще столько работы…
Ари нахмурилась, не отводя глаз от картофелины в руке.
– Когда Расс покупает дом?
– Осенью. Отец говорит, мальчики помогут, когда придет время переезжать. Но мне что-то не верится.
У Ари тоже были определенные сомнения, но она о них умолчала. Все, что сумела, она вычистила, но из Боузмена ей уж ничем не помочь родителям. Пегги вздохнула.
– Как бы мне хотелось, чтобы ты была поближе.
– Ты это каждый день повторяешь. – Ари подмигнула Руфи.
– Я за тебя волнуюсь. Ты милая девочка, Ари, но иногда ты не…
Ари взглядом заставила мать умолкнуть на полуслове.
– Что – «не»?
Пегги многозначительно показала глазами на изуродованную картофелину в руке дочери.
– Не умеешь картошку чистить.
– Не умею! – Ари швырнула картофелину на стол. – Меня уже тошнит от картошки!
– Вот как? Тебя никто не заставляет здесь сидеть. Отправляйся домой и готовься к вечеру встречи.
Ари представила себе, как будет напрягать мозги, припоминая имена бывших одноклассников, которых не видела пятнадцать лет.
– Не хочу.
Руфи медлительной походкой прошла к холодильнику.
– А хочешь, пойдем с нами в кино – со мной и Коем.
– Нет, спасибо. Вам нужно побыть вдвоем, пока еще есть такая возможность.
– Мы ждем малышей не раньше чем через шесть недель. – Руфи потерла поясницу. – Хотя иногда мне кажется, что они торопятся на свет Божий.
Пегги встревожено нахмурилась, очень она переживала за невестку.
– Тебе нужно бы остаться дома и отдыхать.
– Я и здесь могу отдохнуть. А дома одной оставаться – терпеть не могу. Кой с Кевином в море, пора бы им уже вернуться с уловом. Он рассчитывает получить работу на строительстве нового банка, так что вечером непременно вернется.
Ари вспомнила, как ее старший брат построил невероятно изысканный, сложный скворечник.
– Он всегда чувствовал себя увереннее с молотком и гвоздями.
– Не все мужчины созданы для моря, – заметила Пегги. – В этом нет ничего плохого.
– А иные считают – ничем больше в жизни заниматься невозможно, – пробормотала Ари.
– И их уже не изменишь. Боль приходит от жизни без них, доченька.
– Эдди погиб, – тихо ответила Ари и поднялась, уставившись в проем двери на доки. – Вот где боль, мам.
– Я с этим и не спорю. – Голос Пегги был полон нежности и сострадания. – Но тебе пора уже справиться с той болью, пересилить ее.
– Думала – мне это удалось.
– Нет! – решительно заявила Пегги, качая головой и поглаживая дочь по плечу. – Неужели сама не понимаешь, дорогая? Ты только пытаешься от нее убежать.
Немного погодя Ари стояла у окна своей спальни и прислушивалась к словам матери, эхом звучавшим в ее сердце: «… пытаешься от нее убежать»… Неужели это правда? Она сбросила одежду, в которой работала на кухне, и схватила халат. Вечер встречи начинается через час. Значит, убегаю, да? Есть только один способ выяснить, правда ли это.
Собравшиеся выглядели довольно обычно, ничего выдающегося. И не все выпускники семьдесят пятого года чувствовали себя уютно в шумном коктейль-зале популярного «Гэнсетт-клуба». Встреча неофициальная – ни табличек с именами, ни шариков, ни классных списков. Кое у кого Ари заметила школьные альбомы, – жаль, не взяла свой. Не из сентиментальных соображений, просто с альбомом легче распознать однокашников в незнакомых, солидных людях, расхаживающих по залу с бокалами в руках.
– Эй, Саймон!
Ари услышала это, когда прокладывала путь сквозь толпу. Последние полчаса она провела, вежливо улыбаясь людям, которые вежливо улыбались ей в ответ, и время от времени встречая друзей раннего детства – из тех, кто помнил еще, как она набивала рот грязью, сидя в песочнице. Ей протягивал руку радостно улыбавшийся мужчина:
– Ариана? Помнишь меня?
– Джонни Кеньон! Конечно!
Ари сразу перестала нервничать: наконец она кого-то вспомнила. Да и вообще, как получилось, что за два часа встречи выпускников она превратилась в полнейшую идиотку? Держись, Саймон!
– Ты классно выглядишь. Нисколько не изменилась.
– Ты тоже, – соврала она.
– Чем занимаешься?
– Преподаю в Монтане.
Джонни присвистнул.
– А вид у тебя не преподавательский. Семья, дети?
– Пока нет. – «Пока нет»? Ну ладно, будем считать, что я оптимистка. Где-нибудь на Западе наверняка найдется еще один подходящий фермер, который вовсе не жаждет ловить в океане рыбу.
– Я изредка вижу твоих братьев в городе.
– Они по-прежнему живут в Наррагансетте! – Ари пыталась перекричать «Роллинг Стоунз» – песня рвалась из ближайшей колонки, кто-то включил на полную громкость.
– Приятно снова увидеть тебя! – Он растерянно пожал плечами на орущий громкоговоритель и отошел.
Ну, что теперь? Женщина, когда ее одолевают сомнения, может либо отправиться в дамскую комнату, либо вскарабкаться на стул в баре и слегка пофлиртовать с барменом. Но в данном случае бармену оказалось лет тринадцать, не больше, и он был слишком занят, чтобы найти время для флирта со старой девой из Монтаны.
– Могла бы подождать меня, – произнес ей прямо в ухо низкий голос.
Ари обернулась: Макс, такой красивый в голубой рубашке, подчеркивающей цвет глаз, с потемневшими от загара скулами; сильные загорелые руки скрещены на груди.
– Это было ни к чему, – заявила она.
– Вот как?
Она решительно закивала.
– Послушай, – может быть, он что-нибудь разберет за грохотом музыки, – до того как я отправилась с тобой в постель, у меня тоже была своя жизнь. Мне тридцать два, я живу самостоятельно, сама принимаю решения и…
Он выругался, схватил ее за руку, потянул в сторону веранды и остановился лишь тогда, когда они оказались снаружи, на узкой каменистой полоске берега. Там он ее, наконец, отпустил и вдохнул полной грудью свежий запах моря.
– Я скучал по тебе. Эти четыре дня оказались такими длинными, но прибыльными.
– Что ты пытаешься доказать?
Рок-н-ролльный мотив доносился сюда едва слышными гитарными переборами; ноздри Ари щекотал аромат прибоя.
– Именно это я у тебя собирался спросить, – огрызнулся он. – Ты прямо на дыбы вставала, так не хотела идти на эту встречу. Что же заставило тебя передумать?
– Я тебе это позже объясню. – На Ари вдруг навалилась страшная усталость. Она так сильно скучала по нему, ненавидела каждую минуту, которую он проводил в море. И вот теперь он стоит перед ней – сильный, бесподобно красивый и… живой. А она может лишь препираться с ним, потому что так злилась, пока его не было рядом. – Можешь оставить свои пещерные замашки для кого-нибудь другого.
– Я знаю, сколько тебе лет, и прекрасно сознаю, что у тебя есть собственная жизнь, ты довольно часто мне об этом напоминаешь, но могла бы хоть избавить меня от бесполезной поездки к тебе домой.
– Я не знала, что вы вернулись, – солгала Ари: уезжая из магазина, она видела, как «Миллион» входит порт.
– Ты не хотела, чтобы я пошел с тобой.
– Если ты, в самом деле, так считаешь, то зачем пришел сюда?
– Дурак, наверно, – пожал он плечами. Стоило бы согласиться… но ее вдруг обуяло чувство вины за эту глупейшую ссору. И правда, могла бы оставить ему записку, а не лететь сюда сломя голову. Но она действительно не хотела, чтобы он приходил сюда с ней, чтобы он слишком много узнал о ней. У нее было ощущение – знание даст ему власть. И тогда он сможет причинить ей боль. Власть – чтобы излечить.
– Вот что, Макс. – Она опустила ладонь на его руку, не затем ли, чтобы не пустить больше в море? – Скорее всего, ничего у нас не выйдет. Ты ужасный собственник, а я не привыкла к подобному обращению.
– Придется привыкнуть! – прорычал он, сверкнув устремленными на нее сверху вниз глазами. – Еще как придется, черт возьми!
Идиот упрямый! Она убрала ладонь.
– Это моя встреча, и…
– Мне казалось, что тебе нужен спутник.
– Вовсе нет. – Она не желала доставлять ему удовольствие признанием, что он прав. – Я провела здесь час – и ни минуты не скучала.
– Иными словами, ты предлагаешь мне проваливать.
Ари, уже не в силах остановиться, равнодушно пожала плечами. Сейчас ей хотелось только одного – поскорее исчезнуть с Род-Айленда.
– Отлично. – И, не произнеся больше ни слова, Макс развернулся, поднялся по крутым деревянным, ступеням на крыльцо и скрылся внутри отеля, оставив Ари стоять в одиночестве в сгущающихся сумерках.
Она вздохнула, сунула руки в карманы ярко-кораллового платьица на тоненьких бретелях и в свою очередь принялась медленно подниматься по ступенькам. Не последовала за Максом, свернула за угол и прошла по веранде в сторону стоянки. Макс заказал двойное виски и устало откинулся на стойку бара. Он не переживал, что заявился на вечер без приглашения, – в конце концов, у него наверняка здесь больше знакомых, чем у Арианы. Он заплатил за выпивку и уже сделал глоток, когда музыка внезапно умолкла и взвизгнул микрофон. Взволнованный голос провозгласил: «Выпуск – семьдесят пять!» В зале раздались жидкие аплодисменты и несколько выкриков, кто-то даже свистнул. В другом настроении Макс улыбнулся бы. Толпа перед баром заслоняла от него говорившего, но не все ли ему равно?
Он приложил чертову уйму усилий, чтобы попасть сюда сегодня, а Ари даже не оценила этого. Сейчас он допьет бокал и отправится восвояси. Сегодня в его постели не будет женщины – не будет теплой, любящей Арианы, которая раскроет объятия вернувшемуся из рейса моряку. Он, должно быть, сошел с ума, когда решил, что будет именно так.
– Минуточку внимания, если можно! – Оратор не стал дожидаться полной тишины. – Сегодня мне хотелось кое о чем вам рассказать, но сначала давайте поаплодируем человеку, собравшему нас вместе, – выдающемуся президенту нашего класса Барни Чарпентеру! – Барни поднялся и изобразил поклон, а оратор-доброволец продолжал: – Я вам прочитаю несколько писем. Наши бывшие одноклассники, которым не удалось попасть на сегодняшнюю встречу, нам написали. – Он огласил несколько теплых писем от далеких друзей, а потом попросил почтить минутой молчания память тех, кого не стало: одна пара погибла в автокатастрофе; еще один человек умер от рака; а Эдди Бартон смыт с борга своей лодки в море.
Макс выпрямился, аккуратно придерживая бокал, чтобы ни один звук не нарушил молчания. «… Смыт с борта своей лодки в море»? Он подождал еще пару минут; объявления иссякли, вновь загрохотали колонки, и он принялся прочесывать толпу в поисках Ари. Минут двадцать терпеливо подпирал стену неподалеку от дамской комнаты, потом медленно направился к группе знакомых из Галилеи. Ему необходимы ответы на все вопросы, и, если Ари дать их ему не желает, он найдет того, кто ответит.
– Ты смылась украдкой, – уличил он Ари, открывшую кухонную дверь.
– Ничего я не смывалась, – миролюбиво оправдалась она. – Просто села в свою машину и уехала. На виду у всех.
– В грузовике ждет ужин, – сообщил Макс; заходить к Саймонам не хотелось – он мечтал о разговоре с Ари наедине, а дом Саймонов не то место, где такой разговор получится. – Поедем ко мне, поужинаем. – И, увидев, что она колеблется, добавил: – Ты ведь не ужинала.
– Нет.
– Тогда в чем проблема?
– Да никаких проблем. – Ари открыла дверь пошире. – Заходи, подождешь, пока я оставлю записку. Мальчики на свиданиях, родители нянчат внуков, пока Расс и Карен бегают по магазинам, выбирают ковер. Все думают, что я еще не вернулась со встречи.
– Ты пропустила объявления. – Макс, следил, как она шарит в ящиках комода в поисках ручки. – Или нет?
Ее озадаченный взгляд подсказал ему – да, она ушла до выступления своего одноклассника.
– А что там такое было?
Он смотрел на нее не отрываясь.
– Эдди Бартон утонул. Все почтили минутой молчания его память. И еще нескольких умерших друзей.
Она уже наклонилась над столом, чтобы написать записку, – и теперь замерла. Упавшие на щеку волосы закрыли ее лицо.
– Но я уверен, что тебе уже было известно о смерти Эдди.
– Да. Мне уже было известно об Эдди. – Голос ее был едва слышен.
Макс шагнул ближе. Ему хотелось прикоснуться к ней, но он не знал, заметит ли она это вообще. – Ты расскажешь мне об этом? Она подняла к нему лицо с сухими глазами.
– Я любила Эдди Бартона в выпускных классах. Светловолосого, кареглазого Эдди. Летом волосы у него выгорали до белизны, становились светлее, чем брови, будто природа подшутила над ним. Он был моим лучшим другом в начальной школе, моим учителем в средних классах и моим любимым – в выпускных.
– И что же дальше?
– Я не была ни заводилой, ни королевой красоты, ни хотя бы отличницей, но я была девушкой Эдди Бартона и собиралась стать женой Эдди Бартона, как только уговорю родителей позволить нам пожениться. – Она замолчала, смахнула волосы со щеки и подняла глаза на Макса. – У тебя, разумеется, нет никакого желания все это выслушивать. Твой ужин стынет.
– Пойдем ко мне. – Макс взял ее за руку.
Не надо быть гением, чтобы догадаться об окончании этой истории. Его пугала бледность, разлившаяся по лицу Ари. Он крепко сжал ее ледяную ладонь и не отпускал, хотя она взяла сумочку, выключила свет на кухне и повернула в двери ключ. Лишь когда они, спустя несколько минут переступили порог его дома, он вздохнул свободнее. Ари, с пиццей в руках, направилась было в сторону кухни, но Макс удержал ее за плечо:
– Давай поужинаем наверху.
– В постели?
– А почему бы и нет? – И, легонько стиснув ее плечо, отпустил. – Я пока принесу содовой, а ты поднимайся.
Когда он вошел в спальню, Ари, скрестив ноги, сидела на кровати. Он только сейчас заметил, что она переоделась после встречи выпускников – в рубашку с длинными рукавами и желтой надписью «Страна бескрайнего неба» и джинсы, нежно-голубые, почти белые. Сандалии валялись рядом, на ковре.
Макс опустил упаковку из шести банок диетколы на постель рядом с Ари, туда же, поближе к пицце, упала стопка одноразовых тарелок. Ари вытащила у него из-под мышки рулон бумажных полотенец и отмотала пару футов.
– А что, если мы накрошим на это покрывало?
– Почистим. – Макс равнодушно пожал плечами. – Наслаждаться пиццей в постели – одно из высших удовольствий в жизни.
Ари уже распечатала коробку, положила один кусок на тарелку и протянула ее Максу:
– Вот, бери. Приятного аппетита. – Положила и себе, слизнув с пальцев липкий сыр. – Отлично, еще теплая.
Он подождал, пока она съест два куска и откроет банку колы. Пусть к ней вернется нормальное состояние, прежде чем он снова начнет расспрашивать. Может быть, Ари думает, что он уже покончил с вопросами, но она ошибается, он просто ждал подходящего момента.
– Ты очень спешно ушла из «Гэнсетт».
– Вовсе нет. Побыла там сколько хотелось и ушла.
– Поправка: сбежала.
Она нахмурилась, глядя на него, и резко выпрямилась на постели.
– Мне кажется, это нечестно.
– Пусть так. Расскажи мне, как вы собирались пожениться.
– Это не очень-то интересно.
– Мне – очень.
Она отвела взгляд, вытерла руки полотенцем.
– Мои родители настаивали, чтобы я поступила в колледж, поэтому я работала на полставки секретарем и одновременно училась. Эдди же стал рыбачить на траулере своего дяди. Через пять лет мы по-прежнему были вместе и планировали свадьбу. К тому времени Эдди с двоюродными братьями купил собственную лодку и зарабатывал уже приличные деньги.
Макс молчал, понимая, что последняя часть будет очень нелегка для нее.
– И что же случилось?
– Все та же старая история, Макс. – Улыбка коснулась ее губ, но не глаз. – Отучился ужасный шторм. Закончить можешь сам.
– И ты уехала из Род-Айленда.
Она отрицательно покачала головой.
– Не сразу. Мне потребовалось еще два года, чтобы получить диплом, и только потом я нашла место так далеко от Род-Айленда, как было возможно.
– И отъезд в самом деле помог?
Глаза ее блестели от непролитых слез, когда она взглянула на него через всю широкую постель.
– Конечно, черт возьми.
– В Монтане никто никогда не умирает?
– Только, не в море. – Она вызывала его на спор, и ему дьявольски не терпелось ответить ей тем же.
– Никто не гибнет в горах, никого не задирает медведь, не лягает до смерти лошадь?
– Со снежными лавинами и дорожными авариями я могу смириться.
– Откуда ты знаешь?
Она молчала.
– Я больше не хочу об этом говорить, – наконец произнесла она и стала собирать остатки ужина с постели. – Люди постоянно умирают, Ари.
– Я признаю этот факт.
– Оставь в покое мусор! – приказал он и, протянув руку, обхватил ее запястье. – Ты поднимаешься и убегаешь всякий раз, как возникает эта тема.
Она устремила на него взгляд.
– Да, до сих пор у меня это получалось.
– Позволь своей боли уйти, любовь моя! – взмолился он. – Перед нами целый мир. Не разрушай его.
– Сейчас есть только я и ты – и лето. И они подходит к концу.
– Ты это постоянно повторяешь. Неужто ты и в самом деле считаешь, что все кончится, потому что ты улетишь на свой Запад?
– А ты думаешь, у тебя есть шанс?
– А ты так не думаешь?
Он все видел: как она отчаянно старается скрыть свои чувства; мучительно пытается, пока молчит, найти нужные слова для ответа. Кажется, она убеждена, что обязана сложить свои чувства в чемодан, закрыть его и убрать на самую верхнюю полку кладовки.
Ари вытащила руку из хватки Макса и нежно погладила его по щеке.
– Я не знаю, Макс. Просто не знаю.
– Может, ты и не знаешь, солнышко, – он осторожно привлек ее к себе. – А я знаю.
Слезы, обжигающие, неожиданные, струились из-под ее ресниц… Мощное тело Макса слилось с ее телом, он не останавливал мерного ритма движений, внешне безразличный к буре охвативших ее эмоций. Водоворот горьких воспоминаний смешался с наслаждением, что дарил ей Макс, и Ари до боли закусила губы, чтобы не расплакаться. Пусть остановится время, продлится это неземное блаженство… И вместе с тем боль так рвала ее сердце, что она не знала, выдержит ли еще хоть миг.
Захватив ее врасплох, по телу пробежала волна дрожи, и толчки Макса, продлевая ее наслаждение, стали глубже, мощнее. Ари закричала, и через несколько мгновений эхом отозвался крик Макса, крепко притянув ее к себе, он прижался губами к ее солоноватому от слез виску.
– Все будет хорошо, – шепнул он.
Ари не ответила. Горло сжало будто тисками, и она разрыдалась бы, если б произнесла хоть слово. Он повернулся на бок, привлек ее к себе и пристроил ее голову на своем плече. Она вдыхала дивный запах его кожи. Если бы навеки остаться в его объятиях… Уставшая, измученная, она закрыла глаза и тихонько всхлипывала, пока не окунулась в сон.


– Ты уже можешь говорить?
– Конечно, – кивнула Ари.
Часы показывали почти восемь, и она уже успела без единого слова, молча выпить полкофейника. Вокруг нее ворохом лежали смятые простыни, а сама она восседала на постели, подоткнув под спину пару огромных подушек Макса. С трудом удалось ей отвести взгляд от захватившей внимание груды писем с именем Макса на конвертах, что была свалена на полу рядом с кроватью. Удивительно, как это она не наступила на них вчера вечером. Увидев, как она поспешно отвела взгляд, Макс нахмурился.
– Давай-давай! Можешь читать. В конце концов, объявление-то давала ты.
Ари выводил из себя уже тот факт, что письма лежали тут, в его спальне. А если она их еще и прочитает – наверное, просто взорвется.
– Нет, благодарю покорно.
Он наклонился и взял сверху один конверт.
– Вот, пожалуйста, одна дама. – Он взглянул на почерк, потом снова на Ари. – Ищет любителя приключений; живет на Блок-Айленде, обожает гонки на яхтах.
– Звучит превосходно. – Ари не собиралась спрашивать у Макса, почему ответы на объявление лежат у него в спальне – или же почему среди конвертов так много распечатанных. Стало быть, он их читал – заинтересовали.
– Ничего себе улов, а? – кивнул Макс в сторону груды писем.
– Да уж! – рявкнула она в ответ, не в силах справиться с раздражением.
А ведь вся эта чертовщина, задуманная с целью отвлечь внимание Макса на кого-то другого, прежде всего ее собственная идея. Да она просто идиотка.
– Ты разве не хочешь их просмотреть, выбрать идеальную для меня подругу? – Улыбнувшись, он оперся коленями на кровать и бросил на простыни непрочитанные письма. – Можешь гордиться, солнышко, ты написала чертовски заманчивое объявление.
– Я лишь перечислила твои… потребности, – возразила она и немножко подвинула ноги, чтобы он не раздавил их своим весом.
– Но ты еще и описала меня. – Он хмыкнул. – Причем так, что я стал выглядеть помесью Кевина Костнера и Эррола Флина.
– Это еще кто такой – Кевин Костер? – поддразнила она, улыбаясь в темные глаза Макса. И тем не менее, он прав: она составила неотразимое описание внешности мужчины, против чьих чар сама не устояла. – Собираешься позвонить любительнице регаты?
– Ммм… – помотал он головой, подтягиваясь к ней поближе. – Привлекают противоположности.
На кровати захрустела бумага, когда Макс, склонившись над ней, прижался к ее губам горячими, требовательными губами. Ари обхватила ладонями его лицо, наслаждаясь приятным покалыванием его утренней щетины. Он поднял голову и долго-долго смотрел на нее.
– Как ты? Все хорошо?
– Да, я чувствую себя… гораздо лучше.
Ари казалось, что она стала легче на много фунтов, как будто вчерашние слезы растопили всю тяжесть, камнем лежавшую на ее сердце. Ни встреча выпускников, ни рассказ Максу об Эдди ее не убили. Если не считать припухших глаз, от прошлой ночи не осталось никаких неприятных последствий. Вот только при первой же возможности она засунет все эти письма под кровать. С глаз долой – из сердца вон.
– Замечательно. – Макс поднялся с кровати и, отойдя к окну и засунув руки в карманы джинсов, замер, глядя на залив.
– А ты как? – Он снова повернулся к ней.
– Я влюбился в тебя с самой нашей первой встречи. Ты знала об этом?
Он не увидел, как она заморгала, – опять уставился в окно.
– Я… я тоже люблю тебя, Макс, – тихо ответила она и сама удивилась собственным словам. Потолок не обрушился, гром не грянул, мир не рухнул из-за того, что она призналась в любви Максимилиану Коулу.
Он рывком обернулся – и оказался в футе от кровати; лицо его казалось каменным.
– Тогда сделай что-нибудь.
– Я ничего не могу…
– Нет, можешь! – перебил он. – Можешь! Останься в Род-Айленде, Ари. И мы все решим вместе.
– Каким образом? Ты что, прекратишь ловить рыбу? Перестанешь уходить в море?
Вопрос ее был встречен молчанием. Синие, как океан, глаза бесконечно долго не отрывались от ее глаз.
– Это моя жизнь. Моя работа.
– У тебя есть завод.
– Я не могу провести остаток жизни в кабинете.
– А я не могу провести остаток моей жизни, мучаясь вопросом – вернешься ли ты в порт целым и невредимым.
– Я не представляю, как бороться с этим, любовь моя. – Он протянул к ней руки, умоляя понять его. – Не может же такого быть, тебе кажется, что я погибну, всякий раз, как ухожу в рейс?
Резкий звонок телефона разорвал молчание. Ни он, ни она не пошевелились, чтобы снять трубку, пока Ари, наконец, не отвела взгляд от Макса. Обогнув кровать, он поднес трубку к уху.
– Алло. – Кончики его губ опустились. – Когда? – Он посмотрел на Ари, и резкость его тона ее удивила, она поняла, что звонок касается ее. – Да, она здесь… Конечно. – И положил трубку.
– Что такое? – У нее вдруг сжалось сердце.
– У Руфи начались роды, но там не все гладко, и Пегги нужна твоя помощь. – Кой еще до завтра не возвратится.
– С ним связались по радио, но пока он вернется… сможет чем-то помочь…
Ари вскочила с кровати, отпихнула в сторону письма и огляделась в поисках своей одежды.
– Что это значит – не все гладко?
– Роды-то преждевременные, солнышко. Это все, что сказала твоя мама.
– А где они? В больнице Саут-Каунти?
– Да, пока там.
– Что это значит?
– Думаю, нам стоит туда поехать и на месте все выяснить.
– «Нам»?
Макс улыбнулся и кончиком пальца тронул ее щеку.
– А ты этого еще не поняла?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Созданы друг для друга - Ролофсон Кристина

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Созданы друг для друга - Ролофсон Кристина



тупорыла кныжка
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаЧавела
22.08.2011, 12.15





Замечательная книга. всем советую.
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаМАрина
3.10.2011, 12.00





Думала,читать или не читать? Посмотрела отзывы-в шоке. Милые люди! Пишите грамотно и понятно для остальных комментарии. Слово "Тупорыла" сложно трактовать нормально.
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаЕкатерина
3.10.2011, 14.07





7 из 10! читается легко, но немного затянуто!
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаЮлия
4.10.2011, 16.07





Начала за здравие, да ровно до того места, как с парома вернулись. Первые главы - супер!!! Далее можно было вчетверо сократить и мозги не компосировать. Персонажей много - их присутствие не всегда оправданно, а подчас - непонятно куда вдруг исчезли и стоило-ли о них заговаривать... Стиль - никакой. Флегматичный пересказ. Пару раз наталкивалась на подобное у других авторов со скандинавской фамилией. Делаю для себя выводы. Нудненько. Без изюма. 6 из 10. Пошла читать что-нибудь более динамичное в плане сюжета.
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаKotyana
6.04.2013, 16.26





не согласна с предыдущим комментом. Не хронику читаем - классный роман. с чувствами и непростыми отношениями хороших людей. на мой взгляд - 10 баллов!!
Созданы друг для друга - Ролофсон Кристинаанна
12.09.2013, 20.08





Книга ничего, но некоторые главы затянуты - 7.
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаЛена
27.09.2013, 22.58





Сначала привлекло внимание"подарок Санта- Клауса",а теперь читаю все произведения Ролофсон и все нравятся,жаль только,что очень мало.С большим удовольствием прочла и это произведение.Трогательно.
Созданы друг для друга - Ролофсон Кристинавалентина
1.10.2013, 21.07





Дурочка гг такой любви люди за всю жизнь не находять а она....наконец хотя бы додумалась в конце....
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаRia
6.10.2013, 0.20





Тоска, а не роман еле дочитала, вернее пролистала.Остальные очень понравились, а этот.. просто пипец, какой нудный.
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаВАЛЕНТИНА
30.12.2013, 13.18





Роман понравился - читать можно . И ничего не скажешь - уж такую героиню создала автор . А у нас есть выбор - читать или не читать. 8 из 10 .
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаЛюбовь М.
28.01.2014, 15.57





классно
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаЛюбовь Владимировна
10.02.2014, 19.27





Ох...Уж на,что я терпеливый читатель,но даже моего терпения не хватило...С начала читала через строчку,потом через абзац,в конце концов сдалась и прочла только конец...и ничего не потеряла...rnВ принципе...не плохо,но...
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаТаЯна
24.08.2014, 21.09





Ну как-то подзатянули.Сначала захватило,а потом ни конца ни края.Слабовато.Перечитывать точно не буду.
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаНа-та-лья
8.09.2015, 7.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100