Читать онлайн Созданы друг для друга, автора - Ролофсон Кристина, Раздел - Глава одиннадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Созданы друг для друга - Ролофсон Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.81 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Созданы друг для друга - Ролофсон Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Созданы друг для друга - Ролофсон Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ролофсон Кристина

Созданы друг для друга

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава одиннадцатая

– Ари? – прошелестел нежный шепот у ее уха. Ари приподняла руку, отмахиваясь.
– Пойдем на пляж?
Кончиками пальцев она нащупала свежевыбритую щеку – и рука снова безвольно упала рядом.
– Что-что? – пробормотала она, глубже зарываясь в подушки.
– Пляж, – повторил Макс и смахнул спутанные пряди с ее лица. – Песок, вода, прилив, чайки. Вспомнила?
Голос врывался в ее затуманенное сном сознание; Ари вытянулась на постели, пытаясь разомкнуть ресницы, перевернулась на спину и встретила смеющийся взгляд Макса.
– Эй, привет, да ты дома!
– А ты – в моей постели. Мне это нравится.
– Старалась не заснуть, но вот… ничего не вышло.
– Ты, по-моему, и сейчас не очень-то проснулась. – Он легко поднялся с матраца: белоснежная футболка подчеркивает бронзовый загар, знакомые черные плавки… – Внизу тебя ждет целый кофейник. Я пока соберу ленч, а потом заедем к тебе – возьмешь купальник.
Ари с трудом поднялась и села на постели.
– Это ни к чему, он у меня с собой, вчера вечером купалась. Послушай-ка, Макс…
Но он уже стоял у двери.
– Ну порадуй меня, солнышко! Рейс был долгим, мне так нужно вновь ощутить землю под ногами.
– Ладно, я потороплюсь. – И в самом деле заторопилась: утренняя порция кофеина ей куда желаннее, чем пляж. Синева неба заполнила всю ширь окна в спальне. Занимался один из тех жарких, ярких августовских дней, что гнали толпы жителей Род-Айленда на пляжи, к океану. В ванной для гостей Ари быстренько натянула просохший желтый купальник, сверху накинула розовый сарафанчик; почистила зубы, затянула волосы в «конский хвост». Когда она появилась на кухне, Макс возился с посудомоечной машиной.
– Перекусить хочешь?
– Нет-нет, спасибо, я пока подожду.
Она поспешно налила кофе в красную чашку, сделала первый глоток и, подняв глаза, заметила у холодильника открытую бело-голубую сумку – тоже холодильник. Заглянула внутрь: груда упакованных в полиэтилен сандвичей, свежие фрукты.
Макс, очень довольный собой, захлопнул машину и вытер руки бумажным полотенцем.
– Да ты уже в магазин успел зайти.
– Ну да. Мне нравится просыпаться рядом с тобой.
– Жаль, не слышала, как ты вернулся домой.
– Горел свет, а в руках у тебя была книга.
– Вот так всю жизнь, – буркнула она, отхлебывая кофе.
– Раз уж речь зашла о твоей жизни… – Макс не отрывал от нее глаз. – Почему бы тебе не провести всю оставшуюся ее часть в этом доме?
– Не дразни меня.
Расстроенная его словами, Ари изо всех сил старалась скрыть тревогу. Так и есть: он просит ее остаться здесь, в Род-Айленде. Не хочет она и слышать этого! Остаться с Максом – значит жить в раю, если он дома, и в аду, когда он в море.
– Ну понятно, – Он отвернулся. – Я и забыл, ты же еще не выпила десять чашек кофе и не превратилась в цивилизованного человека. Вот, – он налил кофе в яркий пластмассовый термос, – возьми с собой.
Они устроились в нескольких ярдах от кромки воды и прижали по углам ярко-полосатый тик полотенцами и обувью. Ари намеревалась наслаждаться кофе и потихоньку просыпаться, а утреннее солнышко пускай прогревает ее кожу. Они молча сидели рядышком, наблюдая, как постепенно заполняется пляж – тенты, стулья, зонтики… Макс первым прервал дружеское молчание:
– Когда тебе улетать?
– Билет заказан на двадцать седьмое.
– А какой это день?
– Понедельник.
Несколько долгих минут он всматривался в горизонт.
– Сегодня уже восемнадцатое. Всю эту неделю я буду занят на заводе. В рейс до твоего отъезда, возможно, не уйду.
– Вот и чудно.
– Ари, пожалуйста, найди на этой неделе время подумать о том, чтобы остаться здесь, со мной.
У нее и так другой темы для размышлений не будет, но результат-то не изменится.
– Даже если и подумаю, так что?
– Кто знает. – Он сверкнул улыбкой. – Может, я еще тебя очарую.
Ари откинулась назад на локтях, имеет же она право созерцать прибой.
– Ты переоцениваешь свои возможности.
– Я ведь затащил тебя на пароме на Блок-Айленд. – Дождался ее кивка и продолжал свое: – Запросто в любой момент снова украду, в любой момент, вот и пропустишь самолет.
– И будешь держать меня, босую и беременную, на острове своей заложницей.
Он сделал вид, будто обдумывает такой вариант.
– А ничего звучит, правда?
– Будь на том острове что почитать – пожалуй, не возражала бы.
– А ты открой собственный книжный магазин.
Она ухватилась за эту тему – только бы переменить разговор.
– Может, мне стоило бы стать библиотекарем? Но я как-то больше люблю читать книги, а не составлять каталоги.
– И ты любишь преподавательскую работу. – Не вопрос, а утверждение.
– Это – да, конечно. Ты хочешь, чтоб я ее разлюбила?
– Да, – признался он. – Многое стало бы проще.
– Проще – для кого?
Вместо ответа Макс осведомился:
– Поесть не хочешь?
После ленча они бродили по песку, взявшись за руки.
– Останься! – Он крепко стиснул ее ладонь. Они шли вдоль берега, у самого края тихонько плещущей им на ступни воды. Даже выполнив сложный обходной маневр вокруг детского песочного замка, окруженного водой, он не выпустил ее руки.
– Не могу я.
– Ты имеешь в виду – не хочешь.
– А ты, чего ты хочешь, Макс?
– Хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.
У Ари от этого его прямого заявления на миг остановилось сердце.
– Не могу.
Несколько минут они шагали в молчании, не обращая внимания ни на визг малышей вокруг, ни на плеск купальщиков, ни на крики подростков, игравших на мели в мяч.
– Ты любишь меня?
– Да. – Она вздохнула. – Но это ничего не изменит, Макс.
– Нам будет хорошо вместе.
– Мне придется отказаться от всего. А ты перестанешь уходить в море?
– Это моя жизнь, Ари, мой бизнес.
– «Коул продактс» тоже твой бизнес.
– И нелегкий, – подтвердил он.
– Я не могу до конца своих дней жить в тревоге и ожидании. Помню, никогда не забуду, какое было лицо у мамы, когда пришло грозовое предупреждение, а папа еще не вернулся из рейса. И я… однажды я уже потеряла любимого, Макс.
– Меня ты не потеряешь.
– Гарантий тут нет никаких, Макс.
– Гарантий нет и в том, что сегодня вечером меня не собьет машина на перекрестке.
– Да, но как все это будет? Я лишусь работы…
Макс остановил ее и повернул лицом к себе.
– Есть ведь и другие места. Почему бы тебе не работать в университете Род-Айленда?
– Это не так-то просто. – Она смотрела в его теплые синие глаза, пусть бы, ох пусть на свете все было бы так легко, как он думает.
– Нет, просто. Так же просто, как то, что я люблю тебя, а ты любишь меня. Если мы будем помнить только об этом – остальное встанет на свои места.
– Все встанет на места, потому что я встану на место. – Она знает: Макс ни за что не пойдет на компромисс, особенно когда дело касается всего, что ему дорого в жизни.
– Это неправда.
– Вот как?
От одной мысли, что она окажется на расстоянии двух тысяч миль от него, ею овладевали грусть, усталость, тоска… Но нет, она не позволит себе снова пройти через боль потери или… или через ежедневные страдания из-за самого его образа жизни.
– Многие женщины выходят замуж и за таких, как я.
– И что, ты думаешь, они не проводят все дни напролет в изнуряющем страхе? – Она замолчала, с горечью, с обожанием глядя на него. – Знаешь, сколько вдовьих дорожек на крышах домов здесь, в этом штате? С ума можно сойти… И тебе прекрасно известно, почему им дали такое название.
– Ари…
Она прервала его, зная, что он не ответит на ее вопрос.
– Да очень просто: женщины протаптывали их, ожидая возвращения мужей и еще не зная, что стали вдовами. Что мужья их никогда не вернутся домой.
Они дошли до конца пляжа. Пучок водорослей запутался на лодыжке Ари, она стряхнула его, отбросила.
– Я люблю тебя, Ари. И здесь ничего не изменишь.
– Макс…
Остановившись, он наклонился и что-то поднял с разглаженного водой песка – Ари с любопытством, проследила за его рукой. Как-то летом, когда ему было двенадцать, Кевин отыскал в песке кольцо с бриллиантом; родители до сих пор обожали вспоминать, как он пытался вручить его соседской девочке, чтобы про извести на нее впечатление.
– Вот, – Макс протянул ей на ладони кусочек зеленого стекла.
Песок и волны долго играли с изумрудным осколком, и его когда-то острые края сгладились, стали круглыми, гладкими на ощупь.
– Пляжные стеклышки… – вспомнила Ари. – Моя бабушка их собирала.
– Много лет назад кто-то, наверное, швырнул за борт бутылку кока-колы. – Он взял ее руку и положил крошечное, не больше медной монетки стеклышко ей в ладонь. – Мусор превратился в прекрасную вещицу – предмет коллекционирования. Удивительно, правда?
– Что удивительно?
– Как время меняет вещи.
– Ты это о нас с тобой?
Он кивнул, обратив к ней лицо с резко обозначившимися морщинками.
– Ты могла бы дать нам время, Ари. Дать время нашей любви.
Казалось, говорить больше не о чем. С его предложением все изменилось – он хочет все поставить по-своему; ему и в голову не приходит, что он сам может измениться.
– Я могу дать тебе все, что пожелаешь, Ари. – Макс сомкнул ее пальцы над стеклышком. – Мой дом, мою любовь, мое сердце. – Бездонные синие глаза не отрывались от ее глаз. – Но я не могу дать тебе свою жизнь, а море – это все, что я знаю и умею и что когда-либо знал. Отец оставил мне лодку, он умер от сердечного приступа, когда мне исполнилось шестнадцать, – и хиреющий третьесортный заводик по упаковке рыбы. С тех пор я всего добивался сам. Мать вышла замуж во второй раз и забрала сестер с собой в Бостон. А я остался здесь и работал как мог и как научил меня отец. Только это у меня тогда и было – только это есть и сейчас.
– Это неправда.
– Посмотри на меня, Ари. Я – Макс Коул, рыбак. Ни мудреное электронное оборудование, ни новейшие суда, ни дорогие дома не изменят этого факта. Тебе придется принять меня таким, как я есть, – или не принимать вовсе.
Она протянула было руку, чтобы вернуть ему стеклышко.
– Ну, нет! Пусть останется у тебя. Называй его талисманом… воспоминанием – как угодно. О… как ты говорила тем вечером, в Ньюпорте?
– Последний легкий роман в истории человечества, – прошептала она.
– Да-да, «последний легкий роман в истории человечества», – повторил он с горечью. – Ты только вспомни, я готов был, черт возьми, мир перевернуть, чтобы превратить его в нечто большее.
Он прав, этого ей так просто не забыть, Ари почувствовала себя виноватой. Возвращаясь к своему месту, они объявили молчаливое, тревожное перемирие. День окончательно испорчен, даже холодное яблоко не подняло Ари настроения.
– Я вернусь следующим летом. – Провести бы ладонью по его спине, ощутить впитанное кожей тепло…
– Не хочу я больше летних романов, Ари. И не намерен остаток жизни провести подобным образом.
– Хорошо, – она понятия не имела, зачем говорит так, ведь на самом деле, ничего хорошего, – тебе и не придется. – Вздрогнув, сделала глубокий вдох. – Роман окончен.


– Объявляется посадка на рейс двести восемьдесят один до Чикаго! Всех пассажиров просим пройти таможенный контроль. Повторяю: объявляется посадка на рейс двести восемьдесят один до Чикаго!
Ари перекинула сумку через плечо и повернулась, надо проститься с родителями. Пегги промокала платком заплаканные глаза, у Расти был такой вид, будто он вот-вот разрыдается вслед за женой.
– Ну-ну, мам! – внезапно охрипшим голосом взмолилась Ари. – Ты же ко мне скоро приедешь, ты обещала!
Пегги молча кивнула, не в силах вымолвить ни слова от душивших ее слез.
– Черт бы побрал эти аэропорты, ненавижу их! – Расти крепко сжал дочь в объятиях.
– Никогда, никогда не думала, – всхлипнула Пегги, – что ты уедешь! Что скажет капитан?
Ну, в последние десять дней у него хватило времени сказать все, что он хотел. Со всей независимостью, на какую была способна, Ари вскинула подбородок.
– Ему известна дата моего отлета, мама.
– Последние новости от «Миллион» были из каньона Тома, – вставил Расти. – Правда, не знаю, удался ли улов.
– Я лучше пойду, – выдавила Ари, чувствуя, что справится со своими эмоциями лишь до тех пор, пока родители не скроются из виду. – Ты не хочешь, чтобы мы подождали до вылета?
– Я вас очень люблю, – только и смогла проговорить она на прощание.
Пока протискивалась сквозь переполненный зал аэропорта, комок в горле вырос, пожалуй, до размеров бейсбольного мяча. Она постояла немного в очереди у таможни и, пройдя в зал для вылетающих, задержалась у стеклянной стены – не появился ли высокий темноволосый мужчина с синими, как океан, глазами. Страшно хочется, чтобы пришел попрощаться, – она сама не представляет, как отреагировала бы, приди он в самом деле. Нет, уж легче так! Окончательный разрыв – и мгновенное бегство. И все же глаза ее не отрывались от зала ожидания, пока не прозвучало объявление, что посадка окончена.
Вот она и улетела, конец. Макс стоял за рубкой рулевого на «Миллион» и смотрел вниз – на горы рыбы, готовой к сортировке или к возвращению в море. Громкие крики морских чаек, предсмертные судороги множества рыбин, монотонное жужжание мотора в 835 лошадиных сил – всего этого он как-то не замечал. «Она улетела, ее здесь нет…» – только это проносилось у него в голове. Он все повторял и повторял эти слова – в унисон со скрипучим голосом гидравлической лебедки, безостановочно, час за часом тянувшей сети.
Он мог бы быть дома, мог бы задержать ее, – если бы не аппендицит Джерри… Да нет, это вовсе ничего не значит. Ари с самого начала ясно дала понять; никаких обязательств, никаких сожалений, никаких рыбаков. Она сделала свой выбор, он сделал свой, – значит, конец всему.
Макс вернулся назад, в тесноту душной машинной рубки. Засунув руки в карманы брезентовой куртки, он молился лишь об одном, чтобы боль ушла как можно скорее.


К разнице во времени в два часа долго привыкать не пришлось. Ари поднималась рано, проглатывала ленч в десять, а к половине десятого вечера уже зевала. Дни текли длинные, переполненные факультетскими собраниями, бумажной работой, новыми классными планами и расписаниями; встречи с друзьями как-то не очень разнообразили жизнь.
За всю осень она ни слова никому не промолвила о Максимилиане Коуле. Куда проще собирать по кусочкам свое разбитое сердце, если при этом нет зрителей и ничья жалость не нарушает тяжелого процесса выздоровления – все равно придется через него пройти. Любоваться видневшимися на горизонте Скалистыми горами времени не хватало. Ясные, зябкие рассветы Монтаны – от них лишь покрываешься мурашками, когда бежишь на работу; огромное звездное небо ничуть не помогает уснуть, когда, измотанная за день, падаешь, наконец, в постель. В самых страшных своих предчувствиях она вообразить себе не могла такой боли.
Телефон зазвонил в тот момент, когда Ари вручила гостинцы Хэллоуина
type="note" l:href="#n_3">[3]
последнему из посетителей: среди них оказались на этот раз крошечный розовый кролик, страшенный монстр, самый настоящий скелет и причудливый то ли рокер, то ли панк, то ли то и другое вместе. Было, как всегда, раздолье для детей, и ребятишки начали звонить в дверь, едва сгустились сумерки.
– На здоровье! – крикнула она еще раз на прощание и побежала через малюсенькую гостиную к дивану: закончив разговор в прошлый раз, бросила переносной телефон на подушку.
– Алло!
– Ари, слава Богу! – раздался голос Пегги.
– Что случилось? – У Ари похолодело в животе, пока она дожидалась ответа Пегги. – Что?
– Макс, дорогая. Мы подумали – ты должна знать…
– Знать что?
Заговорил Расти по параллельному телефону.
– Дело в том, солнышко…
Продолжала скороговоркой Пегги:
– Разразился очень сильный шторм, и «Леди Миллион» пропала.
– А Макс?
– На борту. Вместе с Джерри.
– Когда?
– Уже два дня, – ответил отец. – Но надежда не исчезла. Оба парня – отличные моряки и знают, что делают.
Кому же не известно – это вовсе не гарантирует, что они останутся в живых. Но больше отец ничем не мог ее успокоить, и она была благодарна ему за ту крошечную надежду, что дарили его слова.
– Да, Макс всегда знает, что делает. – Она бессильно опустилась на диван.
– Мы подумали, что ты должна знать, – повторила Пегги.
То есть ты должна быть готова – вот что это значит. Голос раздавался как-то далеко-далеко, и Ари поняла: мать плачет и пытается это скрыть.
– Нам всем нужно сейчас молиться за этих ребят.
– Я чувствую себя такой беспомощной, – не удержалась Ари.
– Мы тоже, лапонька. – Расти пришел на помощь. – Но пока что больше ничего не остается, кроме как молиться за их счастливое возвращение. Мама правильно сказала.
– Вы позвоните мне сразу же, как только… будут новости?
– Конечно, – ответил Расти, – мы не отрываемся от радио.
Едва Ари положила трубку, снова звонок в дверь. На этот раз она не спешила открывать, с трудом поднялась с дивана, к ногам как мешки с песком привязали. Следующие полтора часа она раздавала леденцы и шоколадки, надеясь, что соседские ребятишки не заметят ее ненатуральной улыбки и дрожащих пальцев.
Позже, когда все дети неподалеку от нее отметили, наконец, Хэллоуин, Ари взяла телефон с собой в постель и отвечала всем звонившим друзьям, что ждет из дому срочного сообщения; от всех предложений о помощи, о встречах отказалась. Непроверенные тетради грудой лежали рядом, а она свернулась в постели калачиком, пристроив телефон в двух дюймах от руки.
Представить Макса мертвым невозможно. Нельзя позволять себе и думать о том, что Макс, Джерри и вся команда «Леди Миллион» нашли свою смерть в мрачной океанской пучине. Ари не плакала, не ела, с постели вставала, только чтобы заварить очередной чайник мятного чая или принять душ. Не смотрела на себя в зеркало – в страхе, что отражение выдаст ей всю правду и придется лицом к лицу столкнуться с горькой реальностью очередной потери.
Он не может умереть. Только не Макс! Только не Максимилиан Коул – с лучиками вокруг синих глаз, с чудесной улыбкой и сильным телом. Как удивительно оно сливалось с ее собственным, когда они любили друг друга… Он искрится жизнью; он любит шоколадное мороженое, непрожаренный бифштекс и прогулки по пляжу… Он не может, не должен погибнуть!
Наконец она полезла в ящик платяного шкафа и развернула платочек, спрятанный на самом дне коробки с бижутерией, – пляжное стеклышко сверкнуло ей зеленым светом. Она вынула его и крепко зажала в руке. «Я люблю тебя, Макс. Ты знаешь об этом. Возвращайся домой, скорее, целым и невредимым!» – твердила она свою молитву.
До самого рассвета Ари проверяла тетради; потом переключилась на кофе, чтобы найти в себе силы собраться на работу. По четвергам у нее легкие дни: занятия начинаются в десять и два, а в четыре – факультетское совещание. Прежде чем шагнуть за порог квартиры, она бережно опустила стеклышко в карман пальто из плотного вельвета. Меньше всего на свете ей хотелось сейчас уходить от телефона, но она успокаивала себя: мама знает ее рабочий номер. Позвонить самой? Нет, она остановилась вовремя: ей не вынести напряжения рабочего дня, если она услышит сейчас родные голоса. Она забралась в свой маленький «седан» и проехала три промозглые мили до университета, всю дорогу думая о Барбаре и беззвучно молясь: «Пусть вся команда «Леди Миллион» останется целой и невредимой! Пусть вернется на мыс Джудит в том же составе, в каком вышла из гавани.
День тянулся с мучительной медлительностью. Ари уже приготовилась вылететь домой, мечтая о теплых, утешающих материнских объятиях. Совещание на факультете затянулось, а после пяти все решили отправиться в ближайший ресторанчик. Ари, сославшись на головную боль, вернулась домой, в свою безмолвную квартиру. На автоответчике мигала лампочка, но, прежде чем прослушать оставленные сообщения, Ари налила себе чистого рома и кока-колы, переключила обогреватель на 74 градуса и сменила туфли на мягкие домашние тапочки. Присела на диван, допила до дна ром – и только тогда включила автоответчик.
– Дорогая, это мама. Ты дома? – Секундная пауза. – Новостей пока нет, но береговая охрана их ищет. Позже еще позвоню. – Бип.
Ари прослушала остальные сообщения, местные, ничего не значащие звонки, и пожалела, что ей не хватает мужества позвонить домой. Нет, ей не выдержать повторения… Уехать домой? Может, будь она там – сама что-то изменит, сделает так, чтобы все кончилось благополучно. Как будто одно ее желание вернет судно домой… «Разразился страшный шторм…» Однажды она уже слышала такие слова… А утром купила газету и прочитала об ураганных ветрах, дующих на Восточном побережье от Нью-Йорка до Мэна; нашла карту погоды, изучила все отметки… Сейчас тоже можно… что? Включить новости – там показывают последствия штормов в Атлантике. Но она просто не в состоянии, о нет, увидеть все это собственными глазами… Раздался пронзительный, длинный звонок. Ари рванулась к телефону, почему-то на кухне.
– Алло!
– Привет, дорогая.
Ари стиснула трубку обеими руками и с силой прижала к уху.
– Мам?
– Все в порядке. Все живы.
Сначала ее затопило облегчение, а следом неудержимые слезы ручьями хлынули по щекам…
– Они… дома?
– Пока нет. Штормом их отнесло с обычного курса, они оказались в канадских водах. Канадским властям потребовалось время связаться с представителями нашей береговой охраны – шторм повредил связь.
Ари вдруг громко разрыдалась, негодовала на себя, но не в силах была остановиться. Родители, конечно, здорово встревожатся, а у отца – так душа на части разорвется, едва поймет, да еще по телефону, в каком она состоянии.
– Извините, – только и смогла проговорить она.
– Ничего, девочка, тебе нужно выплакаться. Одному Богу известно, через какой ад тебе пришлось сегодня пройти.
– Я собиралась вылететь домой – на похороны.
– Домой – ты и сейчас можешь. – Пегги не утаила надежды.
– Нет!.. – Ари тяжело вздохнула. – Не думаю, что это удачная мысль.
– В следующий уик-энд мы переезжаем в новый дом, – сообщил Расти, – Как раз к каникулам. У Расса и Карен перед Днем благодарения будет пара недель на обустройство.
– А еще, – провозгласила Пегги, – я купила тот мягкий коричневый диван.
– Поздравляю.
«Макс жив!»
– И за нами сохранится старый номер телефона.
– И еще я собираюсь свозить твою мать после Нового года во Флориду.
– Я рада, папа. – Голос отца звучал для Ари как с другого конца длиннющего тоннеля. «Макс жив!»
– Отдохни немножко, Ари. И подумай о том, чтобы приехать на Рождество домой. Нужно же нашим малышкам увидеть свою крестную маму.
– Ладно, я постараюсь. Пока.
– Ари?
– Да, мам?
– Передать что-нибудь капитану? Сказать, чтобы он тебе позвонил? – с вкрадчивой надеждой предложила Пегги.
– Нет, спасибо. Я… сама свяжусь с ним через недельку другую.
Пегги не стала спорить. Нет, думала Ари, она правильно сделала, вернувшись в Монтану, сбежав от любви моряка. Теперь ей ведомо все до конца о том, какую боль может принести с собой такая любовь; это не ошибка, что она порвала с Максом и теперь дома, у своих Скалистых гор.
«Но ведь ты все равно страдала – и сейчас страдаешь», – подзуживал ее ехидный голосок логики. «Больше не стану, с этим покончено». «Какое там – покончено, это уж навсегда», – не унимался голос.
Ари вышагивала по своей крохотной квартирке, пока, наконец, не упала без сил на неразобранную кровать. Она заснула глубоким сном, и ей снился сон: бушуют волны, воет ветер, и океанские шторма пурпурными вихрями овевают смеющееся лицо Макса… Ну конечно, он смеется, он счастлив – его маленькое судно завалено живым серебром, а у босых его ног свернулась клубочком чувственная наяда со своим малышом.
– С Днем благодарения!
– И тебя тоже, Руфи. Как девочки?
– Прелесть! Растут не по дням, а по часам.
– Спасибо за фотографии. Они у меня стоят в рамках на письменном столе. Как там Кой?
Обычный для клана Саймонов телефонный марафон: два параллельных телефона, голоса меняются каждые полторы минуты, истошный шум на задаем плане. – Стоит рядом. Секундочку…
– Эй, Ари! – раздался в трубке голос Коя. – Смотришь матч?
– Какой-то там идет, не знаю, правда, какой. А как там у вас дела – помимо забот с двойняшками?
– Все отлично. Взял парочку строительных заказов, работы внутри помещений, так что справимся. Как-то встретил на пирсе твоего приятеля. – Голос Коя зазвучал глуше. – Руфи, подожди, ладно?
– Какого приятеля?
– Да Макса Коула, какого же еще. Помахал ему, но не уверен, что он заметил. Слишком занят был – выгуливал с какой-то девушкой собак.
Макс встречается с ассистенткой ветеринара?
– Ах вот как… – Ари мучительно соображала, что бы такое сказать. – Это прекрасно.
– Ну да, он их не меньше пяти на поводке держал. Ну ладно, все-все, Руфи, иду. Пока, Ари! – выкрикнул он и передал трубку кому-то другому.
Ари поговорила с братьями, невестками, племянниками; наконец трубку взяла Пегги.
– Откуда вы звоните?
– Из нашего старого дома. Карен скоро начинает тут красить. У нее уйма планов, я рада, что им здесь нравится.
– Ну а ты? Тебе-то нравится новый дом?
– О! Я счастлива, как моллюск во время прилива. Твой отец и я… фу-ты, погоди минутку. – Сдавленные крики, визг… мать вернулась к телефону. – Да один из малышей добрался до столового ножа, чудо еще, что никто не поранился. Ты когда уходишь? Как у вас там дороги, неважные?
– Скоро уже, – отозвалась Ари. – У Минны всегда славно на День благодарения, все приносят свои фирменные праздничные блюда. На земле уже лежит снег, но дороги чистые.
– Я рада, что ты будешь не одна.
– Я хожу в этот день к Минне уже восемь лет, мам. Чувствую себя там как дома. – Она услышала раздавшийся из глубины комнаты громкий рев.
– Приземление, – объяснила Пегги.
– Я поняла.
– А как насчет Рождества? Ты ведь приедешь домой?
– Еще не знаю, мам.
– Послушай, если дело в деньгах…
– Не в них. Я тебе сообщу на следующей неделе.
– Ладно. – Пегги вздохнула. – Сообщи, пожалуйста.
– Обещаю.
– В «Наррагансетт тайме» статья о Максе. Прислать тебе?
– Конечно. – Ари очень надеялась, что голос ее прозвучал обыденно: почему бы, мол, и не узнать, как там идет бизнес у Макса. – А о чем там?
– В основном о заводе по упаковке рыбы. В этом месяце Макс отправляется в Японию – учиться их методу упаковки рыбы и морепродуктов.
– Что ж, отлично. – Не будет по крайней мере выгуливать собак.
– Погоди, вот еще отец. Пока, дорогая.
– Пока, – ответила Ари. Но мама уже передала трубку Расти.
– Ари?
– Привет, пап.
– Ты там завалена снегом?
– Не-а, у меня все в норме. – Несколько минут она болтала с отцом, он всегда живо интересовался зимними температурами в Боузмене, и, наконец, повесила трубку.
Оказаться бы сейчас там, среди празднично настроенной родни, а не сидеть в пустой квартире, где лишь звуки футбольного матча по телевизору разрывают тишину.
В любом случае Рождество на Род-Айленде куда заманчивее, чем здесь. Ведь она же, в конце концов, собиралась посмотреть, как устроились в новом доме родители; услышать планы Карен по обновлению старого дома; покачать на руках малышек. И так здорово хоть разок увидеть воочию, как горластые племянники распаковывают подарки…
Не обязательно же ей натыкаться на Макса только потому, что они окажутся в одном штате. Не надо теперь звонить ему, заглядывать к нему в офис, чтобы преподнести пирог, или распевать рождественские гимны у двери его дома. Не захочет – так вообще может с ним не встречаться. Ей выпал шанс соединить свою жизнь с Максимилианом Коулом – и она этот шанс упустила.
А если по дикой случайности она столкнется с ним в кинотеатре или на пирсе, что ж, может быть, ей удастся не рухнуть к его ногам, умоляя забрать ее к себе домой, в постель, снова подарить ей свою любовь и больше никогда не уходить в море. Такое иногда запросто удается, – вот только сначала надо сдвинуть с места Скалистые горы и перенести их к Миссисипи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Созданы друг для друга - Ролофсон Кристина

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Созданы друг для друга - Ролофсон Кристина



тупорыла кныжка
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаЧавела
22.08.2011, 12.15





Замечательная книга. всем советую.
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаМАрина
3.10.2011, 12.00





Думала,читать или не читать? Посмотрела отзывы-в шоке. Милые люди! Пишите грамотно и понятно для остальных комментарии. Слово "Тупорыла" сложно трактовать нормально.
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаЕкатерина
3.10.2011, 14.07





7 из 10! читается легко, но немного затянуто!
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаЮлия
4.10.2011, 16.07





Начала за здравие, да ровно до того места, как с парома вернулись. Первые главы - супер!!! Далее можно было вчетверо сократить и мозги не компосировать. Персонажей много - их присутствие не всегда оправданно, а подчас - непонятно куда вдруг исчезли и стоило-ли о них заговаривать... Стиль - никакой. Флегматичный пересказ. Пару раз наталкивалась на подобное у других авторов со скандинавской фамилией. Делаю для себя выводы. Нудненько. Без изюма. 6 из 10. Пошла читать что-нибудь более динамичное в плане сюжета.
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаKotyana
6.04.2013, 16.26





не согласна с предыдущим комментом. Не хронику читаем - классный роман. с чувствами и непростыми отношениями хороших людей. на мой взгляд - 10 баллов!!
Созданы друг для друга - Ролофсон Кристинаанна
12.09.2013, 20.08





Книга ничего, но некоторые главы затянуты - 7.
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаЛена
27.09.2013, 22.58





Сначала привлекло внимание"подарок Санта- Клауса",а теперь читаю все произведения Ролофсон и все нравятся,жаль только,что очень мало.С большим удовольствием прочла и это произведение.Трогательно.
Созданы друг для друга - Ролофсон Кристинавалентина
1.10.2013, 21.07





Дурочка гг такой любви люди за всю жизнь не находять а она....наконец хотя бы додумалась в конце....
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаRia
6.10.2013, 0.20





Тоска, а не роман еле дочитала, вернее пролистала.Остальные очень понравились, а этот.. просто пипец, какой нудный.
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаВАЛЕНТИНА
30.12.2013, 13.18





Роман понравился - читать можно . И ничего не скажешь - уж такую героиню создала автор . А у нас есть выбор - читать или не читать. 8 из 10 .
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаЛюбовь М.
28.01.2014, 15.57





классно
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаЛюбовь Владимировна
10.02.2014, 19.27





Ох...Уж на,что я терпеливый читатель,но даже моего терпения не хватило...С начала читала через строчку,потом через абзац,в конце концов сдалась и прочла только конец...и ничего не потеряла...rnВ принципе...не плохо,но...
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаТаЯна
24.08.2014, 21.09





Ну как-то подзатянули.Сначала захватило,а потом ни конца ни края.Слабовато.Перечитывать точно не буду.
Созданы друг для друга - Ролофсон КристинаНа-та-лья
8.09.2015, 7.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100