Читать онлайн Фамильная реликвия, автора - Ролофсон Кристина, Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фамильная реликвия - Ролофсон Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 81)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фамильная реликвия - Ролофсон Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фамильная реликвия - Ролофсон Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ролофсон Кристина

Фамильная реликвия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восьмая

– Какой позор! – простонала Кейт. – Уходите…
– Нет. – Уильям приложил к ее лбу влажный компресс. – Это моя вина.
– Неужели вы отравили меня? – Не открывая глаз, Кейт пыталась подавить подкатывающие к горлу волны тошноты. Сам по себе приступ рвоты ее не радовал. Но рвота в присутствии герцога Торн-креста казалась сущим бедствием.
Он негромко рассмеялся.
– Нет, просто вчера я тоже переболел краткой вспышкой гриппа. Меня тошнило двенадцать часов подряд. Должно быть, я заразил вас.
– Больше ни за что не стану целоваться с вами, – со стоном пообещала Кейт.
– Вы разбили мое сердце, – сокрушенно признался Уильям. – Лежите тихо и постарайтесь расслабиться.
– Который теперь час?
– Почти три часа ночи. Скоро вы уснете.
Иначе останется только покончить жизнь самоубийством, решила Кейт. Уилл помогал ей дойти до ванной и обратно, а когда она совсем ослабела, принес таз. Еще раз смочив компресс в холодной воде, Уильям обтер ее лицо.
– Как приятно! – пробормотала Кейт.
– Спите.
– И вы идите спать.
– Когда вам полегчает, – пообещал он приглушенным успокаивающим голосом.
– Мне уже гораздо лучше, – прошептала Кейт, не открывая глаз. На время она преодолела смущение, забыла о нем и о своем унижении. Завтра она потихоньку выберется отсюда и направится прямиком к станции. Кейт понимала, что теперь не сможет смотреть Уильяму в глаза, и поклялась никому не рассказывать, что случилось во время ее визита в поместье.
– Спите, – повторил он. – Я уйду, когда удостоверюсь, что с вами все в порядке. Не хочу, чтобы вы снова потеряли сознание, упали на мои мраморные полы и что-нибудь себе сломали.
– Боюсь, вам придется сидеть возле меня всю ночь, – вздохнула Кейт. – Что же в этом хорошего?
Последовала краткая пауза.
– О вкусах не спорят, верно?
Кейт не ответила. Повернувшись на бок, она погрузилась в желанный сон. Некоторое время Уильям смотрел на нее, убеждаясь, что худшее уже позади. Он оставил включенным свет в ванной, как следует укрыл Кейт одеялом и на цыпочках вышел из комнаты. Он не считал себя опытной сиделкой – в сущности, до сегодняшнего вечера ему не приходилось ухаживать за больными, ведь в доме, где он рос, не было ни младших братьев или сестер, ни племянников или племянниц. Но Уильяму казалось, что для первого раза он неплохо справился со своей задачей. В конце концов, что еще ему оставалось делать, когда Кейт потеряла сознание?
Не переживи он вчера ночью нечто подобное, наверняка пришел бы в ужас и принялся звонить врачу. Если к утру Кейт не станет лучше, вызвать врача все-таки придется, решил Уильям. Войдя к себе в комнату, он первым делом принял душ и лег, но оставил дверь приоткрытой – на случай, если Кейт понадобится его помощь.
Когда Кейт открыла глаза, солнечный свет потоком вливался в комнату сквозь кружевные шторы. Значит, она все-таки выжила. Тошнота исчезла, а вместе с ней и желание умереть. Кейт попыталась сесть и с радостью обнаружила, что голова ничуть не кружится. В зеркале над старинным туалетным столиком она видела собственное отражение: спутанные волосы, бледная кожа и темные круги под глазами придавали ей вид пациентки лечебницы для душевнобольных. Ее вырвало не просто в присутствии герцога, но и на него – на человека, в которого она почти влюблена! Вот тебе и светлые чувства!
Но самое страшное – наступил день ее несостоявшейся свадьбы. Кейт обхватила голову руками и застонала.
– Мисс, что с вами? – Миссис Гудфеллоу застыла в дверях. – Я принесла вам чаю. Его светлость решил, что вам не помешает подкрепиться.
– А его самого здесь нет?
– Он ушел, но вскоре вернется. – Миссис Гудфеллоу поставила поднос на маленький столик со стеклянной столешницей, стоявший в углу. – Вы еще успеете привести себя в порядок.
– Слава Богу!
Экономка наполнила чашку.
– Что вам положить в чай?
– Только немного сахару, но я справлюсь сама.
– Ни в коем случае! – Миссис Гудфеллоу остановила ее жестом пухлой руки. – Вы останетесь в постели. Нам нечасто случается принимать гостей. Вам уже лучше? Я слышала, у вас была острая вспышка гриппа.
Кейт взяла у нее чашку и отпила чаю. Ей как раз недоставало глотка горячей, сладкой жидкости.
– Я в полном порядке, если не считать легкой слабости.
– Вот и хорошо. Съешьте тост и несколько бисквитов. А вот домашний земляничный джем.
– Большое спасибо вам за все. Я не привыкла к такому баловству.
– Нам приказано обращаться с вами как с королевой, – миссис Гудфеллоу подмигнула Кейт. – Пусть Уилл, то есть его светлость, не думает, что мы не умеем выполнять приказы.
– Вы давно работаете здесь?
– Всю жизнь, и мой муж тоже. А до меня здесь служила моя мать.
– Значит, вы знали Уилла еще ребенком.
– Он был прекрасным мальчиком. – Миссис Гудфеллоу кивнула и протянула Кейт тарелку с тостом. – Съешьте кусочек на пробу.
– Хорошо. – Кейт попробовала свежеиспеченный румяный хлеб и улыбнулась. – Бесподобно! – заявила она. – Правда, мне было бы лучше поголодать…
– Это верно, – согласилась экономка. – Но, чтобы осмотреть Торн-Холл, вам надо набраться сил. Посещение одних ферм займет несколько часов.
– Неужели там так много коров?
– Конечно, но гораздо интереснее смотреть, как делают сыр – правда, он уже не тот, каким был во времена моей бабушки. Вы получите истинное удовольствие. Доедайте тост и скорее ступайте в ванную, пока не вернулся Уильям.
– Отличная мысль!
– За поднос не беспокойтесь, – предупредила миссис Гудфеллоу. – Позднее я пришлю за ним кого-нибудь. – Она вышла и закрыла за собой дверь, а Кейт погрузилась в размышления о том, как привести себя в мало-мальски приличный вид.
– Как вы себя чувствуете? – Уильям пересек холл и остановился у подножия лестницы. Он видел, что Кейт на секунду заколебалась, но затем начала спускаться навстречу ему. Она казалась особенно хрупкой в черном свитере и коричневых облегающих брюках. Брошь выглядывала между воротом белой рубашки и круглым вырезом свитера. Постепенно Уильям привык все время видеть перед собой это злополучное украшение.
– Гораздо лучше, спасибо.
Она по-прежнему была смущена. Уильяму хотелось обнять ее, утешить, как вчера ночью. Он сидел на краю кровати рядом с ней, она таяла в его руках, а он чувствовал себя всесильным.
– Вы прекрасно выглядите.
Кейт достигла нижней ступеньки.
– И чувствую себя лучше. – Она печально улыбнулась. – Спасибо за то, что позаботились обо мне вчера ночью. По правде говоря, я не думала, что так драматически упаду в ваши объятия.
– Это падение было восхитительным. Мои предки часто видели, как женщины падают в обморок, а я – ни разу.
– Но вы знали, что надо делать.
– Благодаря генетической памяти. – Уильям ухитрился вызвать у нее улыбку – настоящую улыбку – и сразу почувствовал себя на седьмом небе. – Вы готовы осмотреть поместье или предпочитаете посидеть в библиотеке?
– Я бы предпочла экскурсию. Свежий воздух пойдет мне на пользу.
– Отлично. Правда, на улице немного ветрено и сыро, но солнце уже выглядывает. Может быть, нам повезет. – Он провел Кейт по узкому коридору за столовой, миновал огромную кухню и лабиринт комнат поменьше. – Вам понадобится вот это, – Уильям подал гостье тяжелую кожаную куртку, подбитую овчиной, – чтобы защититься от ветра. – Он порылся среди сапог, стоявших под вешалкой, и наконец нашел пару поменьше. – Наденьте их, – велел он. – Куда пойдем – в сад или туда, где грязи побольше?
– А можно побывать везде? – Кейт сбросила туфли и сунула ноги в сапоги. – Они мне в самый раз.
– Отлично.
Из кармана куртки Кейт вытащила пару старых рабочих перчаток.
– Вы не против, если я надену и перчатки?
– Пожалуйста, – он улыбнулся. Куртка была велика Кейт, она казалась в этой одежде еще миниатюрней. – Вот так вы выглядите намного лучше, чем вчера ночью.
Она передернулась.
– Не напоминайте!
– Идем. – Уильям подал ей руку, и Кейт взялась за нее. – Сейчас вы узнаете, как герцоги убивают время.
Кейт улыбнулась, поблескивая глазами.
– Вы хотите сказать, что вы работаете?
Уильям привлек ее к себе, быстро и крепко поцеловав в призывно приоткрытые губы. Он не стал продолжать поцелуй, понимая, что в этом случае займется с ней любовью, не обращая внимания на заляпанные грязью сапоги и старые куртки. Подняв голову, он потянул Кейт к двери. Сегодня утром между ними возникло новое чувство близости. В конце концов, он почти всю ночь держал ее в объятиях.
Уильям глубоко вдохнул чистый воздух и пообещал себе выдержать еще один день, посадить Кейт на поезд и забыть о жгучем желании.
Краткий поцелуй застал Кейт врасплох. Губы Уильяма оказались прохладными после недавнего пребывания на улице. Поцелуй кончился прежде, чем Кейт успела опомниться. Шагнув вслед за Уиллом, девушка оказалась среди мощеных дорожек, цветочных клумб, грядок и аккуратно подстриженных кустов, тянувшихся вдоль дома.
– Где мы?
– Мы вышли из дома через черный ход, – объяснил Уильям. – За углом – огород. Пожалуй, сейчас отправимся на одну из ферм, которая находится вон за тем холмом.
Три собаки выбежали из-за угла дома, приветственно виляя хвостами. Кейт приласкала их по очереди.
– Сколько же у вас коров?
– Точно не знаю. В этой части Лестершира мне принадлежит около дюжины ферм – конечно, отданных в аренду. Идем, – он взял Кейт за руку, – я покажу вам, как делают стилтонский сыр.
Кейт пришлось признаться в своем невежестве:
– Что такое стилтонский сыр?
– Самый знаменитый из английских сыров, – наставительно произнес Уильям. – Его делают только в Лестере, Дерби и Ноттингеме. Он идеально подходит для завершения трапезы, особенно хорошо сочетается с фруктами. Вы любите голубой сыр или рокфор?
– Мне нравится голубой сыр, который кладут в салаты.
– Значит, ваш случай не безнадежен, – с удовлетворением отметил Уильям.
В обществе Уильяма и возбужденных собак Кейт добралась до конюшни. Там Уильям велел собакам остаться, посадил Кейт в побитый и помятый грузовичок и повез ее к сыроварням. Он с гордостью посвящал ее в тонкости сложного процесса изготовления сыра – начиная с заквашивания пастеризованного молока и заканчивая проверкой зрелости кругов сыра с помощью зондов для снятия проб. Рабочие в белых халатах были слишком вежливы, чтобы открыто глазеть на гостью, но Кейт чувствовала их любопытные взгляды, бросаемые исподтишка. Уильям представил ее как свою «кузину из Америки» и держался так, словно всю жизнь водил экскурсии по холодильным комнатам, заставленным штабелями кругов сыра.
– Где же вы продаете готовый сыр?
– У нас есть дистрибьюторы, работающие на рынках Великобритании и за границей.
– Значит, можно купить ваш сыр и на Род-Айленде?
– Пожалуй, да, и не только нашего производства. По-моему, стилтонский сыр можно без труда найти где угодно.
Они разделили ленч, приготовленный миссис Гудфеллоу: куриный суп в маленьких термосах, хрустящий хлеб и фруктовый салат. В своем тесном кабинете Уильям приготовил чай, а затем провез Кейт мимо нескольких городков, огромного резервуара Ратленд-Уотер и бесчисленных акров пастбищ.
– Это боярышник, – объяснил Уилл, указывая на колючую изгородь вокруг большинства земель. – Мы называем его «майским цветком».
– Какая живописная местность! Хорошо, что мне удалось повидать эту часть Англии… – Кейт взглянула на часы: время близилось к четырем, пора было отправляться в Лондон. – У вас есть расписание поездов? Я хочу успеть до темноты вернуться в Лондон.
– Вы уверены?
– По-моему, так будет лучше. – Кейт не смотрела на спутника, устремив взгляд на каменный дом, появившийся вдалеке. Конечно, ей хотелось остаться здесь, но вспоминать о том, что Уильям сопровождает ее только по настоянию бабушки, было неприятно. Всякий раз причиной его внимания к ней были уговоры, мольбы или приказы Питти – это касалось и поездки в Торн-Холл, и сегодняшних экскурсий. Само собой, Кейт предпочла бы считать, что Уилл нашел ее неотразимой, но решила не впадать в досадное заблуждение.
Уильям не ответил. Он завел грузовик в конюшню и припарковал его рядом с «ягуаром». Выключив двигатель и не обращая внимания на собак, поскуливающих у машины, он с серьезным видом повернулся к Кейт и протянул руку по спинке сиденья, касаясь пальцами ее плеча.
– По какой причине вы так торопитесь уехать отсюда?
Кейт нехотя взглянула на него. Уильям был воплощением мужчины ее мечты: сильный и добродушный, сексуальный и сдержанный, любезный со старыми дамами и снисходительный к надоедливым собакам. Его не портили даже пятнышко грязи на левой щеке и выцветшая старая куртка с полуоторванным карманом. Сегодня он нравился Кейт больше, чем за ужином в «Сан-Лоренцо». Ей нравился этот мужчина, который поцеловал ее в полутемном коридоре и нашел для нее сапоги, – пожалуй, она была даже влюблена в него. К тому же сегодня – день ее свадьбы. Несостоявшейся свадьбы.
– Нет ответа? – Он слегка улыбнулся. – Или нет причины?
– Не знаю, что и сказать…
– Тогда скажите, что останетесь – по крайней мере до завтра. Миссис Гудфеллоу наверняка уже готовит чай – после того, как целый день стряпала что-то особенное к ужину. Если вы уедете, она обидится.
– Не могу поверить, что для миссис Гудфеллоу мое присутствие имеет такое значение.
Уилл подвинулся ближе, провел ладонью по ее плечу и коснулся волос.
– Напрасно, Кэти Стюарт, – мягко произнес он. – Они с Гарри теряются в догадках, не понимая, кто вы такая и почему я привез вас сюда. Вы же видели – Бет узнала брошь. Естественно, ей любопытно, откуда она у вас.
Его изящно изогнутые губы были совсем близко. Кейт могла бы приложить ладони к его щекам и притянуть его к себе.
– Ваша бабушка посоветовала мне носить брошь не снимая – должно быть, она боялась, что я ее потеряю.
– У нее есть на то свои причины. – Он склонил голову. – И у нас тоже.
Кейт забыла снять громоздкие перчатки, прежде чем прикоснуться к его лицу. Он привлек ее к себе, а Кейт обвила обеими руками его шею и прижалась еще крепче. Весь день она мечтала, чтобы он вновь обнял ее. Под настойчивыми ласками его языка она слегка приоткрыла губы, и он незамедлительно впился в них поцелуем, опалившим Кейт, заставившим ее позабыть о замерзших ногах. Она вообще все позабыла. Уильям отшвырнул свои перчатки, расстегнул куртку Кейт и обнял ее за талию. Кейт повернулась, придвинувшись ближе. Их языки сплелись, и сердце Кейт, казалось, разрослось в груди, затрудняя дыхание.
Теплые ладони Уильяма скользнули под ее свитер и подхватили груди. С губ Кейт неожиданно сорвался вздох удовольствия, когда шершавые пальцы Уилла пробежали по ткани ее лифчика и расстегнули застежку. Кейт поняла, что давно ждала этих прикосновений, мечтала о блаженном, почти болезненном ощущении, охватившем ее. Стащив перчатки, она провела ладонями по нежной коже его шеи и запустила пальцы в густые волны темных волос. Не в силах удержаться, она привлекла его ближе, желая, чтобы его большие пальцы вечно продолжали ласкать и дразнить напрягшиеся соски. Досадно было только, что все происходило на сиденье старого грузовика в полутемном гараже, где слегка пахло лошадьми и кожей. В эту минуту им следовало бы лежать в постели.
– Ко мне, ребята! Сейчас мы… – Гулкий голос мистера Гудфеллоу разнесся по конюшне, собаки ответили ему взволнованным лаем.
Кейт вырвалась из объятий Уильяма, подумав, что ей представляется возможность опомниться и вновь стать благоразумной женщиной, какой она считала себя прежде. А может, она ошибалась, подумала Кейт, с сожалением глядя на губы Уильяма.
– Прошу прощения! – воскликнул Гарри и попятился. – Я не знал, что здесь кто-то есть, – думал, вы просто забыли закрыть дверь.
– Вы опасная женщина, Кейт, – заметил Уильям. Он умело застегнул ее лифчик, одернул свитер и отвел с раскрасневшейся щеки прядь волос.
– Это комплимент? – поинтересовалась польщенная Кейт.
– Пожалуй, да.
– Ну, вас тоже не назовешь воплощением невинности. – Кейт незаметно поправила свитер. Ей казалось, что лифчик вдруг стал на два размера меньше.
– Быть рядом с вами нелегко, – пробормотал Уильям, потянувшись к ручке дверцы. – Часто я забываю, где нахожусь.
– Неужели?
Уилл выбрался из грузовика и захлопнул дверцу.
– Вот именно. Это случается в лифтах, такси, грузовиках… – Он в притворном недовольстве покачал головой, обходя машину и открывая дверцу для Кейт. – Теперь мне до конца уик-энда придется выслушивать извинения Гарри, а вы будете просто обязаны погостить здесь подольше, иначе он решит, что перепугал вас.
Кейт усмехнулась.
– Не могу.
– Не можете или не желаете?
– Так нельзя.
– Если хотите, я попрошу миссис Гудфеллоу переселить вас в восточное крыло. – Уильям понизил голос до шепота. – Там на всех дверях есть замки. От вас вовсе не требуется спать с хозяином дома.
Да, она несомненно влюблена в Уильяма, решила Кейт. Именно поэтому ей нельзя здесь оставаться. Она слишком одинока, беспомощна и нуждается в утешении. Сегодня должна была состояться ее первая брачная ночь. Первая ночь в роли жены Джеффа. Вспомнив об этом, Кейт испытала облегчение оттого, что избежала подобной участи.
– В отличие от других гостей прежних герцогов?
– Видимо, да, – согласился Уильям. – Уверен, у всех у них имелись любовницы. Приемы в Торн-Холле были благовидным предлогом для занятий сексом с чужими женами. – Он взял Кейт за руку. – Пойдем узнаем, испекла ли Бет лепешки. Я предупрежу ее, что вы останетесь переночевать.
– Ладно, – согласилась Кейт. Если она влюблена в Уильяма Ландри, это еще не значит, что ей надо бежать отсюда, как перепуганной девчонке. Она вовсе не девчонка и ничуть не испугалась. Ей двадцать пять лет, она вправе наслаждаться обществом обаятельного мужчины. Не она первая влюбилась в герцога Торнкреста. Правда, он целовал ее так, словно считал самой желанной женщиной в мире. Ухаживал за ней, когда ей нездоровилось, и улыбался ее шуткам. Не обижался, когда она поддразнивала его. Был добрым, внимательным и на редкость сексуальным.
И не менее опасным, чем поезд без тормозов.
– Лучше бы вы перешли в утренний салон или в библиотеку, – проворчала миссис Гудфеллоу. – Я бы подала вам чай как полагается, выставила бы фарфор старой герцогини…
Уильям вытянул ноги под потертым дубовым столом.
– С какой стати? Я всегда пью чай на кухне, с вами.
– У вас гостья, – возразила экономка. – Я могла бы накрыть стол, поставить серебро… – Она виновато взглянула на Кейт. – Вы наверняка предпочли бы более официальную сервировку, а не признаетесь в этом только из вежливости.
– Мне нравится здесь, на кухне, – заверила ее Кейт. Уильям чуть не рассмеялся. Кейт не хотела обидеть экономку, но вкладывала в свои слова совсем иной смысл. На кухне, отделанной дубом, она явно чувствовала себя непринужденнее, чем в чайной Брауна. – Здесь очень уютно, – добавила она и взяла очередную лепешку.
Миссис Гудфеллоу вытерла руки полотенцем в красную клетку.
– Надеюсь, вам уже лучше?
– Да.
– Вчера ночью вы оба не выспались. Ужин будет готов поздно, так что у вас есть время вздремнуть.
Уильям с удивлением увидел, что щеки Кейт порозовели. Очевидно, она по-прежнему испытывала смущение, вспоминая, как он ухаживал за ней. Обе женщины принялись оживленно беседовать о непредсказуемости вспышек гриппа, затем перешли к обсуждению меню ужина. Миссис Гудфеллоу пустилась расписывать достоинства газовых плит, а Кейт заинтересованно слушала ее. Уильям налил себе еще чашку чая и намазал лепешку топлеными сливками. Ему всегда недоставало компании во время чаепитий на кухне. В доме редко бывали гости – обычно только в сезон охоты на лис. Сам Уильям не охотился, но некоторые из его друзей каждый год с нетерпением ждали открытия охотничьего сезона. Он и не предполагал, что сидеть в теплой кухне и слушать женский щебет так приятно.
А собеседницы тем временем перешли к излюбленной теме миссис Гудфеллоу – ее внукам. Дочь экономки жила по соседству, в Оутли, а трое ее детей, два мальчика и девочка, часто гостили в Торн-Холле. Кейт позавидовала детям, узнав об этом. Она рассказала экономке, что ее мать умерла несколько лет назад, вскоре после смерти отца. Миссис Гудфеллоу сочувственно кивала. Кейт упомянула о своих старших сестрах, добавив, что ее, как самую младшую, всегда считали в семье белой вороной и опекали со всех сторон. Бабушка Кейт умерла задолго до ее рождения, зато с двоюродной бабушкой они были очень близки. Эту брошь подарила ей двоюродная бабушка, продолжала Кейт. Миссис Гудфеллоу не упустила случая восхититься брошью, метнув в Уильяма любопытный взгляд.
– Да, она настоящая, – ответил Уилл на ее невысказанный вопрос. Он вытер губы салфеткой и отложил ее.
– Но каким образом…
– Она издавна принадлежала семье Кейт, – перебил Уильям, не желая обсуждать прошлое броши. Он заметил, как довольно заблестели глаза миссис Гудфеллоу. Кейт подавила зевок, и Уильям воспользовался этим предлогом, чтобы вдвоем с ней покинуть кухню. – Отправляйтесь спать, – велел он Кейт. – А меня ждут несколько часов писанины. – Он взглянул на часы над массивной черной плитой. – Уже почти половина шестого. Спускайтесь вниз в половине восьмого, и мы успеем до ужина что-нибудь выпить. Хорошо?
– Звучит заманчиво. – Кейт поставила в раковину свою пустую чашку и тарелку, снова зевнула, прикрыв рот, и улыбнулась. – Прошу прощения. Должно быть, во всем виноват свежий воздух.
Уильяму хотелось поцеловать ее, но он удовлетворился тем, что открыл перед Кейт дверь и убедился, что в конце коридора она повернула налево.
– Прелестная девушка, – произнесла у него за спиной экономка.
Уильям оторвал взгляд от Кейт и прислонился к стене.
– Да, это верно, – согласился он.
Экономка кивнула в сторону черного свитера, забытого гостьей на стуле.
– Вот уж не думала, что доживу до этого дня!
– Вы имеете в виду – когда увидите брошь?
– И когда юная леди будет пить чай с вами на кухне, словно хозяйка Холла – только не из тех городских вертихвосток, что увиваются вокруг вас.
– Кейт приехала сюда погостить на уик-энд, вот и все.
Почему-то вспоминать об этом было неприятно. Уильям нахмурился и скрестил руки на груди.
– Питти хотела, чтобы она увидела портрет в столовой.
– А чего хотели вы?
– Тишины и покоя, – заявил Уильям. – А еще – чтобы эта проклятая брошь раз и навсегда исчезла из моей жизни.
– А как же эта чудесная девушка? Она смотрит на вас, как на человека с луны.
– Или со звезды, – добавил Гарри, входя в кухню через боковую дверь. – Вы разите поклонниц наповал, Уильям. Будьте осторожны, а то до смерти не отвяжетесь от какой-нибудь мегеры. – Он увернулся от жены, которая попыталась хлопнуть его полотенцем, и быстро обнял ее.
– Постараюсь, – пообещал Уильям, взял свитер Кейт и повесил его на руку. – Я буду очень осторожен, – пробормотал он себе под нос, шагая по коридору. Он пообещал себе больше ни разу за весь уик-энд не прикасаться к Кейт. Не целовать ее. Не предаваться с ней любви долгими ночными часами.
Зато он мог отнести ей свитер вместе со злополучной брошью. Мог вежливо улыбнуться, уйти к себе в кабинет и сосредоточиться на мыслях о производстве сыра.


Если кто-нибудь спросит ее, чем она занималась в Англии, она имеет полное право ответить, что то и дело пила чай, – так размышляла Кейт, стаскивая через голову водолазку. Расскажет об этом сестрам, но ни словом не упомянет о герцоге, о поездке в поместье и вспышке гриппа. Сбросив туфли и стащив носки, она разделась, повесила джинсы в шкаф и отвернула кружевное покрывало на кровати. Она твердо вознамерилась не прикорнуть на краю постели, а как следует выспаться на хрустящих хлопчатобумажных простынях, укрывшись до подбородка толстым одеялом, но предварительно закрыв жалюзи на окнах, чтобы отгородиться от угасающего дневного света.
Да, рассказы о поездке в Англию придется подвергнуть строгой цензуре и большую часть впечатлений хранить в тайне. Воспоминаниями Кейт не собиралась делиться ни с кем. Едва она присела на постель, как в дверь постучали.
– Да?
– Можно войти? – послышался из-за двери голос Уильяма.
– Нет, то есть подождите минутку! – Кейт огляделась в поисках какой-нибудь одежды – не могла же она открыть дверь в одних трусиках и лифчике, даже если стоящий на пороге мужчина уже знал, какой на ней лифчик! Бросившись в ванную, Кейт схватила огромное желтое полотенце и завернулась в него, а затем взялась за ручку двери и приоткрыла ее на несколько дюймов. – Извините, – произнесла она, выглядывая в щель, – я как раз…
– Я не хотел вам мешать, – перебил Уильям, избегая смотреть Кейт в глаза. – Вы забыли свитер на кухне, а я не хочу, чтобы вы опасались, что вашу брошь подменят.
Он протянул свитер, и Кейт пришлось открыть дверь пошире, чтобы взять его. Она улыбнулась.
– Глупо прятаться за дверью, но я как раз собиралась лечь в… – она осеклась, окончательно сконфузившись.
– В постель, – договорил за нее Уильям и отдернул руку от свитера, словно обжегся.
В щель Кейт видела половину его лица и половину невеселой улыбки.
– Да, – подтвердила она и услышала, как Уильям вздохнул.
– Немедленно закройте дверь, – потребовал он.
Кейт не сразу поняла, в чем дело.
– Почему?
– Потому что я человек и ничто человеческое мне не чуждо, – объяснил Уильям. – Я смотрю на ваши плечи, на нежную кожу повыше полотенца, и вспоминаю, какой вы были совсем недавно в моих объятиях. Я помню вкус ваших губ, запах волос, прикосновение пальцев к затылку, когда вы потянулись ко мне, отвечая на поцелуй.
У Кейт подогнулись колени.
– Закройте дверь, черт побери, – приказал он.
– Хорошо, – прошептала Кейт и надавила ладонью на дверь. Она закрылась с удручающей легкостью. Но Уильям прав, напомнила себе Кейт. Нельзя поддаваться искушению. Она не из тех женщин, которые предпочитают связи на одну ночь и готовы спать с кем угодно. Прислонившись к двери, Кейт ждала, пытаясь расслышать шаги Уильяма, удаляющиеся по коридору. У него было множество женщин – должно быть, десятки. Кейт вспомнила, как Джессика и ее подруги глазели на нее, сидя за угловым столиком в «Сан-Лоренцо». Они-то понимали, что она – не более чем скромный узелок в длинном ожерелье побед герцога.
– Прошу прощения, – произнес Уильям из-за двери. – Я был не в себе.
– Нет, вы правы – я действительно целовала вас, – призналась Кейт. «И влюбилась по уши. Смешно, правда?» Но чего ей бояться? Мук уязвленного самолюбия? Однажды ее уже бросили – это сделал один из самых занудных мужчин в Новой Англии. И объяснил, что у них нет ничего общего, что она недостаточно интересна. А теперь герцог извинялся перед ней за желание заняться с ней любовью, за то, что испытывал влечение к ней. – Спасибо, – произнесла Кейт.
– Это еще за что?
– За желание, – объяснила Кейт. – Знаю, у вас, должно быть, уйма женщин…
Он чертыхнулся, повернул ручку двери и открыл ее.
– С чего вы это взяли?
Кейт судорожно схватилась за полотенце, проверяя, на месте ли оно.
– А разве я ошиблась?
Уильям возмущенно уставился на нее.
– Я никогда не привозил сюда женщин – ни единой, вплоть до сегодняшнего дня. Вы определенно свели меня с ума. Какого черта вам вздумалось благодарить меня?
– Вы… вы смотрите на меня так, словно считаете красивой, – с запинкой промолвила Кейт. – Это приятно.
Уильям уставился на нее, подняв брови.
– Вы и вправду красивы, – ответил он. – Почему же нельзя смотреть на вас? Конечно, бывали минуты, когда я жалел, что вы слишком упрямы и не желаете следовать советам…
– Таким, как «закройте дверь, черт побери»? – Кейт усмехнулась. – Звучит совсем по-герцогски.
Уильям затворил дверь и повернулся к ней.
– Кажется, такого выражения нет.
– Зато оно вам подходит.
Склонив голову, он коснулся ее губ легким поцелуем.
– Напрасно вы открыли дверь, – произнес он. Кейт приподнялась на цыпочки, чтобы обнять его за шею.
– Разговаривать с вами, стоя рядом, гораздо забавнее.
– Впредь я не намерен ограничиваться болтовней, – заявил Уильям, подхватил ее на руки, отнес к кровати и бережно положил на нее.
– Еще лучше, – пробормотала Кейт, глядя в его темные глаза. Ей нечего бояться, кроме как глупого своего положения. Уильям никогда не узнает, что дурочка американка отдала ему сердце, никогда не поймет, как ей хочется верить волшебным сказкам со счастливым концом.
Чувства надо скрыть, приказала она себе. Уильям наклонился и поцеловал пульсирующую жилку во впадинке под шеей, и Кейт содрогнулась.
Он замер, приподнял голову и уставился ей в глаза.
– Тебе холодно?
– Нет… – Кейт потянулась к нему и провела ладонями по широким плечам. Ему незачем знать, что она влюблена в него без памяти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Фамильная реликвия - Ролофсон Кристина

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Фамильная реликвия - Ролофсон Кристина



Чудесная сказка :)
Фамильная реликвия - Ролофсон КристинаМари
23.09.2011, 22.49





неплохая малышка
Фамильная реликвия - Ролофсон КристинаПоли
24.09.2011, 15.41





Все романы этово автора супер!!!!!
Фамильная реликвия - Ролофсон КристинаАлександра
4.09.2013, 11.36





Красиво...
Фамильная реликвия - Ролофсон КристинаКетрин
6.09.2013, 21.21





7/10
Фамильная реликвия - Ролофсон Кристинатая
14.09.2013, 21.19





Очередна красивая сказка про счастливую Золушкку.
Фамильная реликвия - Ролофсон КристинаЛена
30.09.2013, 1.08





Ну наконец не героиня,не герой не раздражают своими дуратскими поступками.Очень понравилась книга.
Фамильная реликвия - Ролофсон Кристинавалентина
1.10.2013, 14.26





Замечательно ! Чудесный , добрый роман. Спасибо Автору . Отлично !
Фамильная реликвия - Ролофсон КристинаЛюбовь М .
22.01.2014, 18.49





Мдя...Сказка она такая сказка.Но все равно,так приятно в ней оказаться.И ничего,если это всего лишь чужая фантазия сотканная из букв на бумаге.
Фамильная реликвия - Ролофсон КристинаТаЯна
23.08.2014, 20.37





Чудесная,добрая сказка, без которых мир бы был беднее.
Фамильная реликвия - Ролофсон КристинаТесса
8.02.2015, 12.26





Как то автор перемудрил с родством))) дочь герцога вышла замуж в за американского фермера у них не было детей, но героиня считает себя внучатой племянницей этой бабки.Это получается у её мужа были брат или сестра и у них были дети к которым привязалась беглая англичанка. Так главная героиня вообще не родственница герцогу. В общем индийское кино. Роман не дочитала слишком однообразно и скучно.
Фамильная реликвия - Ролофсон КристинаВика
21.05.2016, 16.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100