Читать онлайн Несносная девчонка, автора - Роллс Элизабет, Раздел - Глава четырнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Несносная девчонка - Роллс Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Несносная девчонка - Роллс Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Несносная девчонка - Роллс Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роллс Элизабет

Несносная девчонка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четырнадцатая

Помнит ли она? Каждый раз, когда она смотрит на Джека, воспоминания отзываются в сердце. И сейчас Крессиду пронзила боль. Она отвернулась и убрала свою руку. В горле стоял ком, и она могла лишь кивнуть.
– Вы не передумали? Вы выйдете за меня?
Крессида прикрыла глаза, чтобы он не увидел, как больно ему отказывать.
Ей вдруг сделалось стыдно. Его забота проявилась не только в том, что он пытался защитить ее, но – а это гораздо важнее – и в том, что он обеспечил ее приданым. Если бы только она могла вернуть ему деньги! Но это можно сделать только через брак. Мысли путались. Как найти выход из ловушки, которую подстроила ей судьба? Брак… возможен. Только так она отплатит ему за заботу. Если она выйдет замуж за Джека, то вернет деньги и обеспечит безопасность отца. Нет. Она не должна этого делать. Он ее не любит. Крессиду зазнобило. Почему она не может поступить, как все? Для людей его круга естественно, когда браки заключаются по очень прозаическим причинам: деньги, власть, положение в обществе и наследники. Если повезет, со временем может возникнуть привязанность. Но она хотела любви. От него во всяком случае. Крессида не обманывала себя. Если бы она не встретила Джека, то вполне довольствовалась бы привязанностью. Но ей нечего предложить Джеку, кроме запятнанного имени и еще его же собственных денег. Любовь ему, без всякого сомнения, не нужна, и какое имеет значение, что любовь нужна ей? Давая брачные обеты, она не солжет, а вот когда станет осуществлять их, то может, выдать себя.
– У меня ничего нет, Джек, – сказала Кресс. – Ни денег, ни связей. Только сомнительная репутация и… – Она стиснула пальцы, едва не вымолвив слово «любовь».
– Деньги у вас есть, – заметил он.
– Да. Ваши деньги. Если исходить из этого, то у меня нет другого выхода, кроме как принять ваше предложение. – Крессида уставилась на ковер, чтобы он не увидел слез, которые жгли глаза и могли вот-вот заструиться по щекам.
Джек был ошеломлен. Его план защитить Крессиду привел к обратным результатам и он загнал ее в ловушку.
– Значит честность – единственная причина для брака, Крессида?
– А что еще? – Ее голос был печален, а следующие слова вогнали его в краску. – Вы желали меня. И это все. Вы сами сказали, что для брака этого достаточно. Вы даже предложили мне стать вашей любовницей…
– Мне показалось будто вы со мной кокетничаете. Я хотел вас проучить.
– А потом вы сделали мне предложение по долгу чести, – словно не слыша его, продолжала девушка.
– Я хотел вас сберечь! – сердито бросил он. – И еще потому…
Она прервала его.
– Я… я знаю… вы чувствовали себя ответственным…
– Каким, к черту, ответственным? – сдавленным голосом произнес Джек и потянулся к ней. – Да я хотел вас и…
– Нет! – Крессида отодвинулась от него. Если Джек сейчас ее коснется, то она себя выдаст, так как сердце и все тело предательски ныли от желания уступить ему. – Меня хотел и Эндрю, но этого было недостаточно. И вам тоже этого оказалось мало. Для него все решили деньги, а для вас – честь.
Он замер с протянутой рукой.
– Моя дорогая, вы неправы. Вы для меня очень много значите. Я… я люблю вас, Крессида.
Джек так сдержанно это произнес, что ее пронзила боль. Такое впечатление, как будто он заставляет себя.
– Вы сказали, что хотите жениться на мне, потому что этого требует ваша честь, – напомнила она. – Что касается любви – вы ни разу не дали мне повода поверить в нее. Но моя честь требует принять ваше предложение. Только так я смогу вернуть вам деньги.
С глазами, полными слез, Крессида встала.
– Прошу извинить меня, Джек. Я должна написать лорду Фэрбриджу.
– Но вы ведь отказали ему?
От его резкого тона она вздрогнула.
– Да.
– В таком случае ни вы, ни я больше не обязаны ничего ему сообщать. Ответом будет объявление о нашей помолвке.
Она смогла только кивнуть. Горло саднило от невыплаканных слез. Надо поскорее уйти, пока они не полились ручьем.
Медленно передвигая ноги и опустив голову, Крессида прошла мимо Джека. Яркий персидский ковер кружился перед глазами. Джек мог остановить ее, обнять и сказать, какая же она дурочка и как он ее любит, и что их брак будет браком по любви. Если бы он ее поцеловал…
Крессида добралась наконец до двери, но Джек ее опередил. Сердце замерло, и мелькнула надежда. А вдруг…
Он распахнул перед ней дверь. Еще шаг – и она окажется в коридоре. Крессида сжала зубы, чтобы не разрыдаться.
~ Я отошлю объявление в газеты после бала у Мэг. А за ужином мы объявим о помолвке.
Это все, что Джек мог сказать. Но ему безумно хотелось заключить Кресс в объятия и поцеловать, а потом затащить обратно в комнату, запереть дверь и доказать, как сильно он ее любит. Но это, скорее всего, не поможет. Она подумает, что им овладела похоть, а он не унизит себя подобно Фэрбриджу и не сломит ее сопротивление силой.
Джек закрыл за Крессидой дверь. Ну почему он раньше не понял, что любит ее?
«Да потому, что она не похожа на ту девушку, которую ты хотел полюбить».
Он представил себе воображаемую невесту. Тихая, мягкая и покорная, она не перевернет его жизнь. Господи, но от такой идиллии можно умереть со скуки.
Почему он стоит, уставившись на дверь? Надо идти… Великий Боже! Что делать? Он и представить не мог, что Крессида согласится только для того, чтобы вернуть его деньги. Джек выругался. Очень ему нужны эти деньги. Вот ирония! Она выходит за него замуж, чтобы вернуть несчастные десять тысяч.
Джек вернулся к столу, сел и допил остывший кофе. Но они все же помолвлены. Если Кресс приняла его предложение из чувства долга, то маловероятно, что она возьмет свои слова обратно. Слабое утешение.
Открылась дверь – на него смотрела Мэг.
– Поздравляю, – насмешливо сказала она.
– Мэг, не издевайся, – простонал Джек. – Лучше скажи – что мне делать? Ты знаешь, почему она согласилась?
Мэг уселась в кресло Крессиды и кивнула.
Он машинально налил кофе и протянул чашку Мэг.
– Она сказала, что не любит тебя? – спросила Мэг.
– Ей нет нужды это говорить. Что, черт возьми, остается думать, когда девушка соглашается выйти за меня только потому, что считает своим долгом вернуть жалкие десять тысяч фунтов?
Мэг едва не уронила чашку и закашлялась от смеха.
– Жалкие? Десять тысяч фунтов – жалкая сумма?
Он покраснел.
– Джек, – продолжала Мэг уже серьезным голосом, – мне удалось выудить у Крессиды, что ты снова сделал ей предложение, а она его приняла из-за денег. Потом она расплакалась. Ты, наверное, сказал, что любишь ее, а она тебе не поверила?
– Черт побери, Мэг! Разумеется я ее люблю! Дело-то в том, что она не любит…
– Какой вздор! – воскликнула Мэг. – Почему же она тогда так расстроена? Да она по уши влюблена в тебя, а думает, что ты ее не любишь!
Джек покинул Резерфорд-Хаус через двадцать минут. В голове все смешалось. Крессида его любит. И все, что от него требовалось, – это убедить ее, что их любовь взаимна.
Мэг дала ему кучу советов, как этого добиться. Вместо того, чтобы бесконечно на нее злиться, следовало посылать ей цветы, приглашать посетить книжный магазин, а затем кондитерскую, прогуливаться с ней в парке, танцевать вальсы, словом постоянно ухаживать. От перспективы выставлять себя напоказ Джека передернуло. Что ж, Салли Джерси будет в восторге.
Глядя на нарядную толпу приглашенных на бал к леди Харвуд, Крессида испытывала одно-единственное желание – оказаться где-нибудь в другом месте. Но Мэг объяснила ей, как важно показать сплетникам, что она вовсе не избегает Эндрю. Они во всех подробностях обсудили, как ей себя с ним вести, даже отрепетировали встречу: Мэг нарядилась в сюртук Марка и изображала лорда Фэрбриджа. Репетиция закончилась взрывом хохота, что – как ни странно – подбодрило Крессиду.
– Джек в конце залы, – сказала Мэг. – Он разговаривает… О боже! Это же леди Анна! Я понятия не имела, что она в Лондоне.
– Кто она?
– То есть как – кто? Его мать, разумеется. Леди Анна Гамильтон. Очевидно, Джек ей написал. Она живет в Йоркшире с его сестрой.
– Мать Джека здесь?!
Джек ничего не говорил, что написал матери. Неужели она приехала в Лондон, чтобы спасти сына от компрометирующей связи? Крессида подавила готовый вырваться глубокий вздох, так как, несмотря на уверения Мэг, боялась, как бы из лифа ничего не вывалилось. Ох уж это зеленое шелковое платье!
– Он нас увидел, и они идут сюда. Подождем.
Подождем, обреченно подумала Крессида. Подошел лорд Парбери.
– Добрый вечер, леди Резерфорд, мисс Брамли. Сколько народу, правда? Марк здесь?
Он болтал о пустяках, и Крессида расслабилась.
– Могу ли я иметь удовольствие пригласить вас на танец, мисс Крессида?
Она заставила себя улыбнуться Парбери.
– На любой, какой пожелаете.
– За исключением первого вальса и последнего после ужина, – раздался глубокий голос. – Это мои танцы, прошу учесть, милорд.
Крессида возмутилась и, обернувшись, бросила на Джека сердитый взгляд, который был встречен обворожительной и теплой улыбкой, способной растопить мраморное изваяние.
– Ваши?! – негодующе воскликнула она, хотя сердце ее готово было выскочить из груди.
– Мои, – заявил он и, озорно улыбнувшись, подхватил танцевальную карточку, висевшую у нее на руке.
Крессида хотела выдернуть карточку, но пальцы Джека легонько пощекотали ей запястье, и у нее закружилась голова – так приятно было его прикосновение даже сквозь лайковую перчатку. И тут она заметила, что на нее смотрит мать Джека. Такие знакомые темно-серые глаза весело поблескивали, а дружелюбный голос произнес:
– Моя дорогая, прошу прощения за его поведение. Но вы, очевидно, заметили, что он ужасно упрям.
Господи! Как же они похожи! Пока Кресс молча смотрела на его мать, Джек успел дважды вписать свое имя в танцевальную карточку.
– До первого вальса осталось мало времени, – продолжала леди Анна, – но, может быть, мы успеем немного пройтись? Ваш папа раньше часто нас посещал. Я так рада, что вы с ним приехали к Джеку.
Рада? К тому моменту, когда Джек пригласил ее на первый вальс, прежние представления Крессиды о леди Анне рухнули. Та никоим образом не показала, что не одобряет будущую невестку.
«Вы сделаете Джека счастливым. Спасибо, моя дорогая. Его необходимо расшевелить».
Но как она сможет осчастливить Джека? Что значит: «его необходимо расшевелить»? Крессида знала, что она иногда доводит его до бешенства, но не могла понять, каким образом это принесет ему счастье.
Когда он закружил ее в вальсе, Кресс вздрогнула. Он не прижимал ее к себе, и она подумала, что больше его не волнует.
«Он не любит тебя. И ты это знаешь. Он добрый, благородный и заботливый, но тебя он не любит».
Среди танцующих она увидела Мэг и Марка. Они вальсировали, не сводя друг с друга глаз и тесно прижавшись. Если бы они не были женаты, то о них наверняка судачили бы все кому не лень. Как бы ей хотелось вот так же танцевать с Джеком.
Чтобы не столкнуться с другой парой, он приблизил ее к себе. Она уловила аромат его одеколона и еще терпкий запах, присущий только ему.
Джек заслонил собой все вокруг, и она видела только его одного. И в ее сердце царил один он.
– Джек… – У нее пересохло горло. – Вам не кажется, что мы оказались слишком близко друг к другу?
– Недостаточно близко, – мягко заметил он. – Но сейчас я ничего другого не могу себе позволить, так как, если я вас поцелую, то разразится скандал.
– Что вы сказали?
– Я не могу поцеловать вас прямо здесь, – терпеливо повторил Гамильтон. – Вам придется немного подождать.
– Я не хочу, чтобы вы меня целовали, – солгала она.
Он усмехнулся.
– А вы, оказывается, ужасная врунишка.
На следующий танец Крессиду пригласил лорд Парбери и смутил ее еще больше.
– Давно пора, – заявил он. – Вот уж не думал, что Джек окажется таким недотепой! Уверен, вы будете счастливы, дорогая. Леди Анна, по-моему, очень довольна.
Крессида ничего не понимала. В промежутках между танцами Джек постоянно был рядом и ни на минуту не отпускал ее руку. Он больше не огрызался на ее поклонников, а беспечно болтал с ними.
Когда он вывел ее на середину залы для последнего вальса, Кресс спросила:
– Зачем вы это делаете?
Он быстро притянул девушку к себе и, подарив ей свою потрясающую улыбку, сказал:
– Доказываю вам.
– Доказываете?
– Вчера вы мне не поверили, поэтому я вам это демонстрирую.
Чему она вчера не поверила? «Тому, что он тебя любит».
– Вот так, душа моя. – Он легко закружил ее. – С сегодняшнего дня первый и последний вальсы – мои. Даже если я не заявлю об этом перед балом.
Крессиду охватил восторг. Такое обычно происходит у Мэг с Марком. Никто никогда не приглашает леди Резерфорд на эти два вальса.
– Но…
– Никаких «но», – тихонько приказал Джек. – Это мои танцы. – Голос его прозвучал так повелительно, что было ясно – он может потребовать еще кое-чего, если пожелает.
Когда танец закончился, к ним присоединились Марк и Мэг, чтобы вместе поужинать, а также Парбери, Питершэм и леди Анна. Крессида с удовольствием наблюдала, как внимательно Джек ухаживает за матерью. Он держался просто и естественно – значит для него такое поведение привычно. Она вспомнила, как он всегда бросался ей на помощь, невзирая на покалеченное плечо. А письменный столик? Для Джека нормальное состояние – помогать людям и заботиться о них. Он делал это, не задумываясь. И она больше не сомневалась в том, что по отношению к ней он поступал точно также. Сердце разрывалось от невысказанной любви. Будет ли он заботиться о ней чуточку больше, чем о других, а не только проявлять честность и благородство?
* * *
В течение следующей недели поведение Джека привело Крессиду в замешательство. Он не произнес ни слова о любви, но не отходил от нее ни на шаг, сопровождая повсюду: то в книжный магазин, то в кондитерскую. Он выполнил свою «угрозу», танцевал с ней все первые и последние вальсы и без зазрения совести прижимал к себе. Казалось, он счастлив рядом с ней. И горд. Он подшучивал над Кресс, смеялся, рассказывал пикантные истории о спесивых столпах светского общества. Он каждый день бывал с ней в парке в обычное для прогулок знати время. Короче говоря, демонстрировал свое ухаживание перед всеми и продолжал бесконечно удивлять лондонских сплетниц. Но никаких пренебрежительных замечаний с их стороны не последовало. Даже утихли другие слухи.
Мэг объяснила:
– Они, разумеется, не осмеливаются.
– Почему? – спросила Крессида.
– Критиковать Джека? – удивилась Мэг. – Он недвусмысленно дал понять, каковы его намерения. Никто не посмеет встать ему поперек дороги.
– Но у него нет титула и он не член парламента, – сказала Крессида. – Я знаю, что он из родовитой семьи, замечательный и добрый, но…
Мэг засмеялась.
– И такой до неприличия богатый, что считает ваше приданое «жалкими десятью тысячами». Но, несмотря на богатство, его все любят, начиная с дам-патронесс Альмакса. А раз Салли Джерси и иже с ней благосклонно относятся к тому, что происходит, никто не проронит и слова против.
Крессида могла только дивиться непостижимым обычаям высшего света. Странно, что ни Эндрю, ни его мамаша, с которыми она несколько раз встречалась на приемах, не сделали ни малейшей попытки подойти к ней. Это ее беспокоило. Высокомерных Фэрбриджей может отпугнуть лишь официальное объявление о ее помолвке. Крессида выбросила эту мысль из головы. Она была безумно счастлива. Но одно не давало ей покоя: любит ли Джек ее по-настоящему? Или только делает вид?
– Мэг, я все-таки сомневаюсь относительно этой ночной рубашки. Она немного… ну, вы понимаете!
Да в ней замерзнешь, даже если не уточнять всего остального.
Крессида продолжала спорить с Мэг уже на пороге Резерфорд-Хауса, когда они вернулись после утреннего посещения магазинов. Бал должен был состояться на следующий день, и Мэг разлучила их с Джеком, заявив, что ее протеже необходимо приобрести важные предметы туалета. Судя по всему, злополучная ночная рубашка была главной покупкой.
Графиня Резерфорд не обращала внимания на малодушные высказывания своей протеже. Весело улыбнувшись лакею, открывшему им дверь, она сказала:
– Доброе утро, Томас. В карете лежит парочка свертков. Пожалуйста, отнесите их в комнату мисс Крессиды.
Ничего себе «парочка свертков»! Магазинный азарт Мэг, когда они приехали в Лондон, совершенно ошеломил Крессиду, а последний выезд за покупками превзошел все остальные, и в результате они с трудом разместились в карете.
– Мэг! – снова не удержалась Крессида. – Все же эта ночная рубашка…
Мэг повернулась к ней с шаловливой улыбкой.
– Она просто превосходна.
Для чего? – подумала Крессида. Мэг как будто прочитала ее мысли.
– Для вашей брачной ночи. – И с улыбкой крикнула лакею, который поднимался по лестнице, сгибаясь под грудой коробок с одеждой: – Томас, его светлость дома?
– Да, миледи. Его светлость в бальной зале фехтует с мистером Гамильтоном.
– Фехтует? – Крессида забыла про вероломное поведение Мэг. – В бальной зале?
Это по меньшей мере неподходящее место.
– Лучше там, чем в библиотеке, – заметила Мэг. – Они обычно резвятся там, потому что Марк держит рапиры и шпаги в ящиках под книжными шкафами.
– Да? – слабым голосом произнесла Крессида.
– Можем пойти полюбоваться, – весело предложила Мэг. – Мы встанем в дверях. Они фехтуют рапирами с наконечниками, так что это совершенно безопасно.
Крессида смутилась, но последовала за Мэг.
Двери залы были приоткрыты и, подойдя, Крессида услыхала свист, лязг металла и топот ног. Мэг остановилась и нахмурилась:
– Странно. Обычно они разговаривают.
Крессида выглянула из-за ее плеча и подавила крик. Клинки показались намного тяжелее… и страшнее, чем ей представлялось. Боже, если бы она не знала, что эти двое – близкие друзья, то была готова поклясться, что они собираются убить друг друга.
Они фехтовали уже давно, так как рубашка Джека промокла от пота и прилипла к телу. Крессиде казалось, что он постоянно нападает, но его выпады каждый раз отражались Марком. Клинки, сталкиваясь, звенели, и это продолжалось очень долго. Крессида почувствовала, как Мэг взяла ее за руку. Она неохотно повернула голову и увидела, что Мэг указывает на дверь.
– Мэг, разве это рапиры? На вид они очень тяжелые. И наконечников я не увидела.
Графиня Резерфорд покачала головой.
– Я тоже. – В голосе Мэг прозвучало беспокойство. – Они фехтуют на дуэльных шпагах Марка.
Дуэльные шпаги? От страха Крессида замерла.
– Мэг…
– Крессида, они постоянно занимаются фехтованием, – попыталась успокоить ее Мэг. – Думаю, они просто решили поупражняться с более тяжелым оружием. – Она обняла Крессиду за плечи. – Дуэли на шпагах больше не в моде. Все используют пистолеты. – Мэг усмехнулась. – Если бы они занялись стрельбой в нашей бальной зале, мне было бы что им сказать!
Но Крессиду не так-то легко было отвлечь.
– Мэг! Что если он бросит вызов Фэрбриджу?
Мэг нахмурилась и не совсем уверенно сказала:
– Он так глупо не поступит. – И добавила уже более спокойно: – К тому же выбор оружия будет за Фэрбриджем, а тот выберет пистолеты. Так что перестаньте волноваться. Джек и Марк любят фехтовать – для них это приятное времяпрепровождение.
Джек опустил клинок.
– Хватит? – спросил Марк.
– Пока хватит. Завтра еще поупражняемся. – Джек вытащил из кармана платок и вытер лицо. Страшно ныло плечо, но несколько схваток с таким отличным фехтовальщиком, как Марк – и он будет в форме. – Ты заметил Мэг с Крессидой? Они появились в середине поединка, а потом ушли.
– Да, я их видел. – Марк взял сюртук с балюстрады. – Поднимись наверх и возьми чистую рубашку.
– Как ты думаешь, Крессида заметила, что мы дрались на дуэльных шпагах? – спросил Джек.
– Понятия не имею. Как и о том, зачем тебе понадобилось упражняться в фехтовании. Как твой возможный секундант в надвигающейся резне, считаю своим долгом указать, что, если ты вызовешь Фэрбриджа, он выберет пистолеты. Я бы тоже так поступил.
– Вызов поступит не от меня, – тихо сказал Джек.
Марк удивленно посмотрел на друга.
– Разве? – И, задумавшись, произнес: – Конечно, нет. Выстрел – слишком просто, и, если ты убьешь негодяя, то будет чертовски большой скандал, а ты проведешь очень длительный медовый месяц за границей.
Джек улыбнулся.
– Дело не в этом, Марк.
– Черт тебя подери, Джек! – выругался Резерфорд. – Не теряй головы! Ты что, собираешься убить Фэрбриджа? Тогда тебе придется покинуть Англию.
Джек увидел, что Марк не на шутку расстроен.
– В мои намерения не входит убивать его, а вот спустить с него шкуру я собираюсь. И медленно к тому же.
Марк недоверчиво уставился на него.
– Если я правильно понял, ты собираешься спровоцировать Фэрбриджа, чтобы он бросил тебе вызов. Тогда ты сможешь выбрать оружие, время и место дуэли. Будь добр, дай мне знать, когда и где, чтобы я смог сделать пометку в своем дневнике.
Джек заявил:
– Как только он попытается заставить Крессиду принять его предложение. В тот самый момент и на том самом месте.
– Нет смысла напоминать, что одна из первейших обязанностей секунданта – попытка примирить стороны? – сухо осведомился Марк.
– Можешь не тратить зря слов. И я тоже не стану тратить силы на извинения.
– Хмм. – Марк призадумался и, пожав плечами, ответил: – Хорошо. По крайней мере ты избавил меня от необходимости придумывать убедительную ложь, чтобы объяснить Мэг, почему я так рано вылезаю из постели. Ужасно неудобно заниматься делами на рассвете. – Вдруг Марка осенило. – Джек, послушай, ты не думаешь, что Фэрбридж снова предложит Крессиде выйти за него на нашем балу?
– Я на это рассчитываю, – со зловещей улыбкой ответил Джек.
Граф Резерфорд застонал. Не нужно быть ясновидцем, чтобы предвидеть – первый бал графини Резерфорд обречен войти в историю как одно из самых скандальных развлечений светского сезона. Он мог лишь надеяться, что всем известное самообладание Джека Гамильтона убережет его от убийства лорда Фэрбриджа.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Несносная девчонка - Роллс Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Несносная девчонка - Роллс Элизабет



Очень хорошая книга.
Несносная девчонка - Роллс ЭлизабетДиана
2.07.2012, 11.17





Романтично и даже жизненно
Несносная девчонка - Роллс ЭлизабетItis
20.01.2013, 20.51





Жаль потраченного времени. 1
Несносная девчонка - Роллс Элизабетс
5.03.2014, 14.42





Можно было сократить вполовину. Много воды, глупого и ненужного.
Несносная девчонка - Роллс ЭлизабетЛюдмила
1.08.2014, 15.19





Для легкого, приятного чтения.
Несносная девчонка - Роллс ЭлизабетТаня Д
29.04.2015, 19.30





Почитать можно
Несносная девчонка - Роллс ЭлизабетНатуся
8.12.2015, 10.46





Мне понравилось.
Несносная девчонка - Роллс ЭлизабетКэт
24.02.2016, 12.41





хорошая книга 10 балов.
Несносная девчонка - Роллс Элизабеттату
13.05.2016, 19.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100