Читать онлайн Несносная девчонка, автора - Роллс Элизабет, Раздел - Глава тринадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Несносная девчонка - Роллс Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Несносная девчонка - Роллс Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Несносная девчонка - Роллс Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роллс Элизабет

Несносная девчонка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава тринадцатая

Несмотря на великолепие бала у леди Рагби и ласковый прием, который оказала ей хозяйка, вечер стал для Крессиды сплошным наказанием, поскольку ее не оставлял своим вниманием лорд Фэрбридж.
Вальса удалось избежать, но пришлось станцевать два контрданса. После второго танца он заметил, что девушка сильно раскраснелась, и сказал:
– Я провожу вас на террасу. Не стоит беспокоить леди Резерфорд.
– Благодарю вас, милорд, но мне совсем не душно.
Неужели он думает, что она не в своем уме? Или что Мэг и Ди не предупреждали ее не выходить с кавалером на террасу? Тем более – с Фэрбриджем.
Она хотела отдернуть руку, но Эндрю удержал ее. Вот сейчас, уж точно, следует дать ему отпор, но Крессида с унынием подумала, что лорд Фэрбридж глух к любым намекам. К сожалению, более откровенные способы его отвадить неприемлемы. Не ударишь же его кулаком в нос прямо в бальной зале леди Рагби! Хоть бы он перестал ее донимать, и тогда, возможно, слухи прекратились бы. Наверняка их распускает леди Фэрбридж. Неужели эта отвратительная женщина не понимает, что Крессида, скорее, подпишет брачный контракт с самим дьяволом, чем с ее бесценным сынком?
Окружающие, конечно, заметили, что они с Эндрю стоят рядом и что он с видом собственника держит ее за руку.
– Милорд, вы забыли о том, что леди Фэрбридж может быть недовольна вашим вниманием ко мне.
– Мама? Моя милая Крессида, боюсь, вы неправильно ее поняли. – Голос Фэрбриджа прозвучал покровительственно.
Крессида спрятала руку в складках ярко-зеленого шелкового платья и сжала кулачок.
– Мама не только не возражает против того, чтобы я за вами ухаживал, но она рада этому.
Рада? Может, кто-то другой распускает слухи с том, что мисс Брамли совсем не та особа, за которую себя выдает? Кто этот сплетник?
Крессида понимала, что кое-какие сплетни дошли до Джека, так как с его лица не сходила болезненная гримаса, когда он видел ее. И в этот вечер, приехав к Рагби вместе с Марком и сэром Тоби, он смотрел на нее точно так же. Как тяжело думать о том, что Джек зол на нее. Наверное, он считает дни, когда сможет сбыть ее с рук. К сожалению, большинство джентльменов, которые с ней танцевали, не собирались жениться. Она им, несомненно, нравилась, они посылали ей букеты и приглашали на прогулки в парк. Они беззастенчиво флиртовали, но ни один не дал понять, что хочет сделать ей предложение. Для Крессиды это не имело значения, так как она не хотела выходить замуж… за них. Единственным человеком, который ухаживал за ней явно с серьезными намерениями, был мерзкий лорд Фэрбридж.
Она должна от него отделаться! Крессида с презрением посмотрела на Эндрю, а он заявил:
– В конце концов, вам нужно выйти замуж, но никто кроме меня не стремится сделать вам предложение, правда?
– Боюсь, что вы ошибаетесь, сэр. Мне не нужно выходить замуж.
– Вы в этом уверены, дорогая? Вам, кажется, нравится лондонское общество. Будет крайне обидно, если вы вдруг не понравитесь Лондону. А когда же вы соберетесь замуж?
О, Господи, спаси ее от властных и самоуверенных мужчин!
– Никогда, – наигранно улыбнувшись, ответила Кресс. – Я хорошенько подумала и решила, что пока не затихнут ужасные слухи, я не могу принять предложение ни от кого.
– Что? Но никто про это и не вспомнит, как только вы выйдете за меня замуж.
Она печально вздохнула, а Эндрю сердито и подозрительно взглянул на нее.
– У вас нет выбора, дорогая.
– Счастливое одиночество – вот выбор, – бросила девушка.
– Но не для женщины, желающей добра своему отцу.
Это было сказано вкрадчивым тоном, и Крессида вздрогнула.
«Нет, только не это. Они не осмелятся!» Стараясь побороть дрожь, она сказала:
– Мой кузен…
– Он бессилен перед Боу-стрит. Подумайте об этом, мисс Брамли. Подумайте.
У Крессиды все закружилось перед глазами, а к горлу подступила тошнота. Она даже не заметила, что стоит перед стеклянными дверями, выходящими на террасу, и поняла это, только когда Фэрбридж подтолкнул ее туда.
Машинально улыбнувшись и кивнув леди Джерси, которая помахала ему, сидя на диване, Джек протиснулся сквозь толпу гостей, заполнивших залу. Он упорно искал Крессиду. Молчунья, как насмешливо окрестили леди Джерси за излишнюю болтливость, сидела в окружении своей свиты и наверняка сплетничала о странном и занятном поведении мистера Джека Гамильтона, а также о матримониальных возможностях его подопечной.
Он ничего не мог понять. Вечер за вечером он наблюдал Крессиду в светских салонах. Ее танцевальная карточка всегда была заполнена, и вокруг нее толпились галантные кавалеры. Мэг и Ди считали их весьма подходящими женихами, воспитанными и любезными, но для него они были кучкой безнравственных повес. Совершенно очевидно, что ни у кого из них нет серьезных намерений.
Джек улыбнулся и кивнул леди Гуиндир. Он всегда старался поприветствовать эту надменную даму.
Некоторые женщины были немного сдержанны с Крессидой, но из-за явной благосклонности к ней леди Резерфорд, леди Джерси и леди Карлтон не выходили за рамки приличий. Что касается джентльменов, то им наплевать на слухи. Тогда почему никто не сделал ей предложения? Пока что только один человек ухаживал с серьезными намерениями – Фэрбридж. От этой мысли у Джека внутри все переворачивалось. Неужели остальные настолько слепы? Или ненормальны? Даже Парбери – чертов распутник! – лучше виконта.
Развеселившийся джентльмен чуть не опрокинул на Джека бокал шампанского. Джек увернулся, отмахнувшись от притворных извинений. Что, черт возьми, он здесь делает? Да пытается отыскать Крессиду и выяснить, есть ли у нее свободный танец… для него. Джек недовольно фыркнул. Парбери, небось, уже успел занять последний после ужина вальс. Прищурившись, он увидел Парбери, разговарившего с Питершэмом. Наверняка хвастаются табакерками. Бездельники! О, черт! Питершэм его заметил и теперь от них не отделаться. После Марка один из его ближайших друзей – это Парбери. А Питершэм порой бывал занятен, он любил угощать табаком и устраивать бесконечные чаепития. Они могут знать, где Крессида. И Джек направился к ним.
– Привет, Джек, – сказал лорд Парбери. – Я только что видел твою… э… подопечную. Вообще-то я с ней танцевал. Тебе крупно повезло! Правда, Питершэм?
Лорд Питершэм кивнул.
– Очаровательная девушка, просто прелесть.
– Она не моя подопечная, – проворчал Джек.
– Нет, нет. Конечно, нет, – примирительно произнес Парбери. – Я ничего такого не хочу сказать. Но предупреждаю, старина: почти все желают тебе счастья, отказывая себе в удовольствии увести ее у тебя из-под носа. Все, за исключением молодого Фэрбриджа. Он только что сделал это. Зато я вписал твое имя против единственного не занятого танца в ее карточке. Этот парень ей не подходит. Ты бы поторопился сделать официальное объявление, а то я ему намекал, но такие, как он, намеков не понимают.
– О каком официальном объявлении ты говоришь, Парбери? – равнодушно осведомился Джек.
– О твоей помолвке, конечно. Тебе следует поторопиться и прекратить проклятые сплетни. Есть еще кое-что. У молодого Фэрбриджа, кажется, неприятности. Как говорит мой брат, он по уши в карточных долгах.
Джек выругался себе под нос.
– Вот именно, – согласился Парбери. – Десять к одному – леди Фэрбридж рассчитывает, что на этот раз его долги заплатит кто-нибудь другой. А десять тысяч – это кругленькая сумма, особенно в такой привлекательной обертке, как мисс Брамли.
Джек снова выругался, но, к счастью, не очень понятно для окружающих.
Питершэм поднес щепотку табака к ноздре и тоже решил высказаться:
– Не позволь Фэрбриджу… – он втянул табак и блаженно улыбнулся, – …опередить тебя. Но вижу, что тебя предупреждать – пустое занятие. Все равно, что предлагать табак. – И он убрал табакерку в карман.
– Ты сказал, что моя кузина ушла с Фэрбриджем? – спросил Джек.
Парбери кивнул.
– Прости, старина, я не осмелился послать его в присутствии леди. Да и она не дала мне понять, что желает, чтобы я его осадил.
А Джек уже спешил к террасе, едва заметив Марию Сефтон, что было очень невежливо с его стороны. Но Парбери и Питершэм догадаются извиниться за него.
Обычно высокий рост мешал ему. В бальной зале было просто невозможно скрыться, лошадь высотой менее ста семидесяти сантиметров ему не подходила, а что касается женщин, то большинство из них, беседуя с ним, смотрели не в глаза, а на подбородок или, что еще занятнее, на верхнюю пуговицу его жилета. Так что свой рост он считал проклятием. Но не сейчас. Сейчас он был этому рад, так как издали, через головы других, смог увидеть, как Фэрбридж оттесняет Крессиду к террасе.
Крессида поняла, что ей грозит беда. Ни одна воспитанная молодая леди не должна находиться наедине с джентльменом. А с лордом Фэрбриджем ей не хотелось быть наедине нигде. Крессиде казалось, что над ней смеется даже луна, озарившая террасу бледным серебристым светом.
– Я не собираюсь выходить за вас замуж, милорд, – со всей твердостью, заявила она, не дожидаясь того, что скажет лорд Фэрбридж.
Он пожал плечами.
– Вы выйдете за меня, дорогая. Или ваш бесценный папочка предстанет перед судом и познакомится с Ньюгейтской тюрьмой. Мало того: если я задержу вас здесь подольше, то кто-нибудь обязательно это заметит и тогда уж выбора у вас точно не будет.
Крессида боялась, что ей станет дурно. Ноги заскользили на мраморных плитках пола, а шум голосов вперемешку со звуком скрипок вдруг донесся откуда-то издалека. Перед глазами все закружилось.
Цепкие пальцы схватили ее за руки и потащили к ступенькам, ведущим вниз в сад.
Крессида поняла, что он ее скомпрометирует. Девушка упиралась, пытаясь освободиться, а Эндрю одной рукой легко стиснул ей запястья.
– Прекратите! Я же сказала вам…
Он прижал Кресс к балюстраде, впился в ее рот, а свободную руку запустил в прическу.
И тут ночную тишину прорезал грозный голос.
– Чем, черт побери, вы занимаетесь, Фэрбридж?
Эндрю поднял голову, и Крессида, дрожа, отскочила от него. Ее тошнило, и она с трудом держалась на ногах.
Джек! А за его спиной Мэг, лорд Резерфорд и леди Джерси.
– Скрепляю свою помолвку, Гамильтон. – (Крессида задохнулась.) – Ваша подопечная только что приняла мое предложение. Вы и ваши друзья можете первыми меня поздравить.
В двери заглядывали любопытные лица, и, судя по приоткрытым ртам, все слышали, что предложение принято, а непорядок в одежде Крессиды не остался незамеченным.
Девушка в ужасе ловила ртом воздух, тщетно пытаясь сказать «нет», когда раздался холодный голос Джека и… мышеловка захлопнулась.
– Понятно. Поздравляю с удачей, милорд, и желаю счастья. – Он резко развернулся и прошел обратно в залу. Толпа расступилась перед ним, а затем сомкнулась.
Крессида не упала только потому, что опиралась спиной о балюстраду. Около нее очутилась Мэг, заставив Фэрбриджа отойти.
– Как интересно, виконт. Вы, несомненно, в ближайшее время нанесете визит милорду или мистеру Гамильтону, чтобы обсудить это должным образом.
– Да, Фэрбридж, – сказал лорд Резерфорд. – Гамильтон и я будем ждать вас.
Мэг и граф провели Крессиду в бальную залу. Она в отчаянии искала глазами, но он ушел. Половина гостей уставилась на нее, а другая смотрела на главный вход. Крессида тоже взглянула на лестницу и увидела высокую фигуру в безукоризненном вечернем костюме. Джек шел гордой, решительной походкой, и Крессида поняла – он уходит навсегда.
– Вы не можете покинуть бал, – прозвучал сочувственный голос Резерфорда. – Одного театрального ухода вполне достаточно, чтобы пощекотать нервы присутствующих. Выше голову и улыбайтесь.
Когда Мэг вошла в спальню, Марк вопросительно посмотрел на нее.
– Как нам уладить сегодняшнюю маленькую неприятность?
– Убьем Джека. – Мэг произнесла это таким тоном, словно хотела на самом деле содрать с него кожу живьем.
Марк подошел к ней и заключил в объятия.
– Душа моя, раз Фэрбридж сделал предложение Крессиде, а она его приняла, это не поможет.
Он нежно поцеловал ее в макушку, и Мэг прижалась к мужу.
– Знаю. Однако что-то здесь не так. Крессида выглядела совершенно потрясенной. Я даже подумала, что она собирается все отрицать, но тут вылез Джек, и она промолчала, а теперь не желает говорить, что же на самом деле произошло.
Марк ласково погладил ее по плечам.
– Вот дурак, – пробормотала она.
– Кто? Я?
– На этот раз не ты, а Джек. Что с ним, черт возьми, происходит? – взорвалась Мэг. – Неужели он не видит, как она страдает? Господи, она любит его, а он делает ее несчастной!
– Он делал ей предложение, – заметил Марк, стараясь быть справедливым.
Мэг фыркнула.
– Она мне говорила. Он считал себя обязанным.
Марк улыбнулся.
– Удивительно, на какие глупости способен мужчина, когда смущен. А влюбленный вначале очень смущается.
Мэг не могла скрыть своего удивления:
– Уж не хочешь ли ты сказать, что Джек влюблен и сознает это?
Марк расхохотался.
– Конечно. А теперь ненадолго забудь Джека с его неприятностями. Уже четвертый час. Пойдем-ка лучше спать.
Крессида сидела на подоконнике, прислушиваясь к шороху дождя. Она невидящим взором уставилась в ночную темноту. Свет лампы падал на мокрую мостовую за окном. Окна особняков были освещены и до нее доносилось цоканье копыт и стук колес экипажей – это господа возвращались домой после ночных увеселений.
Все, кто был на балу у леди Рагби, слышали заявление Эндрю и холодное поздравление Джека, так что утром эта новость будет обсуждаться повсюду. Пробили часы на камине, и Крессида поморщилась. Голова была тяжелая, словно налитая свинцом. Надо быстро что-нибудь придумать, а иначе она не успеет оглянуться, как станет невестой Эндрю Фэрбриджа. Этого нельзя допустить! Нельзя!
Подавив охватившую ее панику, Крессида заставила себя сосредоточиться. Самая важная забота – папа. Его необходимо уберечь от неприятностей. Ее тошнило от одной лишь мысли, что отцовским наследством воспользуется семейство, которое готово без колебания погубить его. Но насколько надежно закреплены за ней деньги?
Крессиду трясло от негодования. Боже, о чем она размышляет? Неужели о браке с Эндрю? Ее чуть не вытошнило. Где же выход? Если на Боу-стрит поступит донос, то отца ничто не спасет. И снова в мозгу застучал один и тот же вопрос: надежно ли она обеспечена деньгами? Марк подробно объяснил ей, что брать деньги из основного капитала она не может и до замужества ей выплачивается ежеквартальное содержание. Все, что у нее есть к моменту замужества, становится собственностью супруга. Если только наследство не находится в доверительной собственности. А может ли она отдать его в доверительную собственность, чтобы получать лишь проценты? Нужно ли согласие мужа на это? Крессида провела рукой по пылающему лбу. Глаза болели от пролитых слез. Она слышала, что иногда основной капитал передается в собственность следующим поколениям. Прежде всего надо узнать, что можно предпринять. Она завтра же пошлет письмо господам Чадуику и Симмзу.
– Вам все ясно, мисс Брамли?
Крессида утвердительно кивнула.
– Думаю, да, мистер Симмз. Сейчас проверим, правильно ли я вас поняла. Я не могу свободно распоряжаться основным капиталом, и мой муж, если я выйду замуж, тоже не может. Капитал окажется в распоряжении моих детей после моей смерти. – Крессида задумалась. – Но что, если я не выйду замуж или у меня не будет детей?
«Унаследует ли тогда Фэрбридж деньги?»
Мистер Симмз улыбнулся.
– Вам не стоит беспокоиться о том, что вы не выйдете замуж, моя дорогая. Но если вы умрете бездетной, ваш муж не сможет заявит свои притязания на капитал, который вернется к мистеру Гамильтону. Или к его наследникам.
Крессида непонимающе уставилась на стряпчего.
– Но почему?
Мистер Симмз удивился.
– Это подразумевалось, когда я составлял для мистера Гамильтона документ о передаче прав. Он настоял на том, чтобы деньги не достались вашему мужу. Он очень беспокоился о том, чтобы вы не стали мишенью для охотника за наследством.
Крессида вздрогнула. Как раз это и произошло. Но почему Джек решил забрать папины деньги? И каким образом он это устроил? Может быть, папа объявил своим наследником Джека? Тогда все понятно, но… Что-то здесь не то.
Крессида сосредоточенно сдвинула брови, ища ответ. Симмз сказал: «Когда я составлял документ о передаче прав для мистера Гамильтона». Правда была подобна удару. Объяснение напрашивалось только одно.
– Сэр, чьи распоряжения вы выполняли, когда эти деньги передавались мне? Моего отца или мистера Гамильтона?
Если раньше Симмз был удивлен, то теперь он выглядел совершенно потрясенным.
– Конечно, мистера Гамильтона. Он – единственный владелец своего состояния.
Крессида не помнила, как вышла из нотариальной конторы и села в карету, где ее поджидала служанка. Всю обратную дорогу в мозгу у нее в такт грохоту колес и копыт по булыжной мостовой стучали слова мистера Симмза.
Джек обеспечил ее приданым, взяв деньги из собственного состояния. Слезы медленно стекали по щекам. Почему он это сделал? Стоило ей попытаться найти объяснение, как перед глазами возникал образ Джека, она вспоминала их споры… и поцелуи. Его губы и руки. От этих мыслей девушку бросало в жар, горела кровь в жилах и странное тепло разливалось по бедрам. Да, он желал ее и она в этом не сомневалась, как и в том, что тоже хочет близости с ним. Но что еще он чувствует по отношению к ней? Почему мужчина дарит женщине приданое в десять тысяч фунтов, причем женщине, которую не любит и перед которой у него нет никаких обязательств? Семейный долг так далеко не простирается.
По щекам скатилось еще несколько слезинок. Лишь от того, что она влюбилась и скрывала свою любовь, нет оснований предполагать, что Джек тоже ее любит. Большой благородный дурак – вот кто он!
Карета остановилась. Крессида сидела, как во сне. Каким образом помочь отцу, если она откажет Фэрбриджу? Надо избавиться от приданого, и виконт забудет о ней. Но вернуть деньги Джеку невозможно. Мистер Симмз разъяснил ей условия доверительной собственности. Она не имеет права распоряжаться этими деньгами либо отдать их кому-нибудь, даже самому святому Петру.
– Мисс? Мисс? Что с вами?
Словно сквозь густую пелену до нее донесся обеспокоенный голос. Кресс с трудом подняла голову и узнала лакея Резерфордов, который стоял у открытой дверцы кареты. Он, видно, давно дожидался, когда она спустится вниз. Смущенно извинившись, Крессида вышла из кареты.
Важно только одно – безопасность отца. И для этого придется вызвать Джека.
Он появился на следующее утро сразу после завтрака.
– К вам мистер Гамильтон, мисс Крессида. – Делафилд с явным неодобрением объявил о приходе столь раннего посетителя.
Крессида осторожно поставила кофейную чашку. Она ожидала Джека не раньше вечера. Молодые люди редко поднимались рано, а многие не вставали с постели до полудня, так как накануне танцевали на балу. Почему он заявился в столь ранний час? Девять утра для большинства джентльменов равнялось полуночи.
– Вы хотели меня видеть, мисс Брамли, – ледяным тоном произнес он.
– Да, хотела.
Почему он так привлекателен, хотя скулы крепко сжаты, будто он боится улыбнуться? Какие у него красивые ноги и до невозможности широкие плечи! Таким джентльменам не следует появляться по утрам перед невинными девушками, сидящими за завтраком.
Он прошел к креслу напротив Кресс и вопросительно поднял брови. У нее запылали щеки.
– Садитесь, пожалуйста, мистер Гамильтон. Не желаете ли кофе?
Ей показалось, что Джек нахмурился. Он явно приехал верхом и не хочет заставлять ждать свою лошадь.
Джек с присущей только ему грацией опустился в кресло и вытянул длинные ноги.
– Благодарю вас. Кофе – это замечательно. Без молока.
Крессида знала, что он любит черный кофе. Она изучила все его привычки: черный кофе, чай с капелькой молока. Сладкое он терпеть не мог, за исключением ароматного печенья. Девушка протянула руку к кофейнику. Следовало бы прорепетировать то, что она собирается сказать. Просто спросить про наследство или прямо выложить то, что она узнала? Но тогда придется объяснять, почему она хочет, чтобы Джек забрал деньги. И он ни в коем случае не должен догадаться, чем ей угрожает Фэрбридж.
– Я не видел вас прошлым вечером в Альмаксе, – равнодушно заметил он.
– Меня там не было. – Крессида налила ему кофе. – Я не могу принять от вас деньги, – вдруг выпалила она, и кофейная чашка задрожала на блюдечке.
У него окаменело лицо.
– Простите?
О боже! Если она не сумеет объяснить все как следует, то будет выглядеть безмозглой курицей.
– Я говорю о так называемом наследстве… Это розыгрыш… без денег.
– То есть как без денег? – взорвался Джек.
– Я хочу сказать, что никакого наследства нет. Деньги есть, а вот наследство вы выдумали, не так ли? А потом убедили папу отдать деньги мне, поскольку знали, что я никогда не приму от вас приданое.
Ее слова обожгли Джека так же, как горячий кофе. Каким образом, черт побери, она узнала? Он прикрыл глаза от нестерпимой боли. Деньги сыграли свою роль – она нашла мужа. Тошнота подступила к горлу при мысли о том, сколько грязи всплыло вместе с десятью тысячами фунтов. Джеку с трудом удалось спокойно спросить:
– Кресс, как вы узнали?
Она рассказала, а в конце добавила усталым, измученным голосом:
– Когда я узнала, что это ваши деньги, то поняла, что не могу выйти за него, независимо от последствий.
Джек ничего не понимал.
– Кресс, деньги ваши. Это решено. Я не имею права забрать их… и не могу предотвратить ваше замужество.
«Если только во время брачной церемонии не объявлю тебя своей. Или задушу Фэрбриджа».
Она покачала головой.
– Нет, Джек. Пусть деньги закреплены за мной, но я не могу выйти замуж за Эндрю и допустить, чтобы он нажился на вашей доброте. Я ни за кого не выйду. А за него тем более. После его угроз…
Джек понял – что-то здесь не так. Но что? Он не осмеливался поверить тому, что подсказывало сердце – она против свадьбы с Фэрбриджем.
– Крессида… если вы хотите выйти за Фэрбриджа…
– Не хочу!
Он от изумления приоткрыл рот.
– Тогда почему, черт подери, вы не сказали этого ему? – Джека душила злость. – Боже, какая неразбериха! Вчера он нанес мне визит с тем, чтобы я дал согласие на объявление в газетах.
– Я ему отказала, – обреченно ответила Крессида.
– Ничего не понимаю.
– Эндрю не привык к отказам, – еле слышно произнесла девушка. – Я сказала ему «нет», но он схватил меня, а тут на террасу вышли вы и другие гости, и тогда он объявил о нашей помолвке.
– Но вы молчали!
– Разве никогда не бывало, что вы от потрясения ничего не могли сказать? – сердито спросила она. – Я отказала ему. И недвусмысленно. – Из глаз полились слезы, и Кресс дрожащей рукой смахнула их. – А вы еще его поздравили! Что я могла после этого сказать? Я чуть не упала в обморок!
Джек пришел в ужас. Выходит, он сам помог виконту затянуть узел на шее Крессиды. Тогда он ушел, так как боялся, что вцепится в горло Фэрбриджу, а затем на глазах у всех унесет Крессиду на руках. Марк и Парбери сказали ему, что весь оставшийся вечер она провела с высоко поднятой головой и веселой улыбкой. Теперь-то он не сомневался, что ей больше всего хотелось спрятаться в укромном уголке и выплакаться.
Он боролся с желанием обнять Крессиду и утешить. Но он не должен… не смеет. Она отказала Фэрбриджу. Но означает ли это, что она хочет выйти за него самого?
– Моя репутация загублена, раз я не приняла его предложение?
– Нет, – сквозь зубы процедил Джек.
– Что, если Эндрю разозлится? Он сможет навредить папе?
– Вам и вашему отцу ничто не угрожает. – Джек старался сдержать бешенство. – В отличие от Фэрбриджа.
Ублюдок! Пусть попробует обвинить доктора Брамли!
– Джек, пожалуйста, не вызывайте его. Пожалуйста…
Крессида вскочила, и глаза ее расширились от страха. Джек сурово сжал губы. Преданная, упрямая дурочка! После всего, что с ней произошло, она еще беспокоится об этом подлеце…
– Джек! – Сердце у него зашлось, когда она подошла к нему и взяла за руку. – Вы должны пообещать мне. Я не вынесу, если с вами что-нибудь случится…
Она беспокоится о нем! Джек медленно накрыл своей огромной ладонью ее маленькую ладошку. Неужели он ей не совсем безразличен? Возможно ли, чтобы этот слабый огонек симпатии разгорелся в пламя, подобное тому, что сжигает его? Он поднес ее руку к губам. Какая нежная ручка. Ее пальцы задрожали, когда он коснулся их. О боже! Надо еще раз попытаться убедить ее в своей любви. Удастся ли ему? Ведь в Лондоне, кажется, не осталось ни одного человека, кто не был бы в этом убежден. Почему же она не видит этого?
Сделав глубокий вдох, он решился.
– Крессида, вы помните, что я уже просил вас выйти за меня замуж?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Несносная девчонка - Роллс Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Несносная девчонка - Роллс Элизабет



Очень хорошая книга.
Несносная девчонка - Роллс ЭлизабетДиана
2.07.2012, 11.17





Романтично и даже жизненно
Несносная девчонка - Роллс ЭлизабетItis
20.01.2013, 20.51





Жаль потраченного времени. 1
Несносная девчонка - Роллс Элизабетс
5.03.2014, 14.42





Можно было сократить вполовину. Много воды, глупого и ненужного.
Несносная девчонка - Роллс ЭлизабетЛюдмила
1.08.2014, 15.19





Для легкого, приятного чтения.
Несносная девчонка - Роллс ЭлизабетТаня Д
29.04.2015, 19.30





Почитать можно
Несносная девчонка - Роллс ЭлизабетНатуся
8.12.2015, 10.46





Мне понравилось.
Несносная девчонка - Роллс ЭлизабетКэт
24.02.2016, 12.41





хорошая книга 10 балов.
Несносная девчонка - Роллс Элизабеттату
13.05.2016, 19.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100