Читать онлайн Принцесса гламура, автора - Рокс Мелани, Раздел - 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Принцесса гламура - Рокс Мелани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Принцесса гламура - Рокс Мелани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Принцесса гламура - Рокс Мелани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рокс Мелани

Принцесса гламура

Читать онлайн


Предыдущая страница

18

Бенедикт без разбору побросала в открытый чемодан бикини, майки, шорты и босоножки. Раньше она обожала собирать вещи перед поездкой, но сегодня у нее было далеко не радужное настроение.
Солнечные острова представлялись ей унылыми приютами одиноких сердец.
Патриция же, напротив, была весела. Она так давно хотела отдохнуть на Гавайях, что неожиданное согласие Бенедикт на поездку буквально окрылило ее. Она была уверена, что, как только Бенедикт окунется в бирюзовые волны и пройдется по горячему песку, ее сразу покинут мрачные мысли о Нике. На Гавайях невозможно было грустить, потому что в раю не бывает печали.
Сигнал об эс-эм-эс-сообщении отвлек Бенедикт от сборов. Она вытащила из заднего кармана джинсов телефон. Наверное, Патриция решила меня поторопить, подумала Бенедикт. Однако номер отправителя был ей неизвестен.
Бенедикт открыла сообщение и прочитала его. Известие было настолько потрясающим, что она пробежала его глазами еще пару раз, прежде чем выбежать из комнаты и помчаться в гараж за машиной.
«Фото в «Гео» – дело рук твоего отца. Фабиан».
Бенедикт не верила собственным глазам. Что за грязная ложь? Зачем Фабиану понадобилось клеветать на ее любимого папу?
Она выкатила «феррари» из гаража и нажала на кнопку вызова. Через мгновение из трубки раздался голос ее товарища по экспедиции в джунгли Фабиана Росса.
– Алло.
– Что это значит? – без предисловий спросила Бенедикт.
– Я счел своим долгом поставить тебя в известность, – сбивчиво начал Фабиан. – Ник очень страдает…
– И ты решил покрыть своего дружка! А для этого очернил моего отца. Между прочим, он всеми уважаемый человек и не позволяет кому бы то ни было возводить на него напраслину! – выпалила на одном дыхании Бенедикт.
– Бенедикт, успокойся. Я понимаю, что в тебе сейчас говорят эмоции.
– Ты сам это выдумал или тебе нашептал Фриман? – с пристрастием спросила Бенедикт.
– В этом мне признался мой хороший знакомый – редактор «Гео» после… – Фабиан смущенно откашлялся. – В общем, в изрядном подпитии.
– Это ложь.
– Нет, Бенедикт. К сожалению, это правда. Твой отец выложил за эту «услугу» кругленькую сумму.
– Папа не мог так поступить со мной! – В вопле Бенедикт было столько детской наивности и веры в то, что ее родители – самые лучшие люди на свете, что Фабиан невольно усмехнулся.
– Можешь спросить у него самого. – Он выдержал паузу. – Если захочешь, конечно. Нелегко расставаться с иллюзиями.
– Именно это я собираюсь сделать, – заверила его Бенедикт. – И если ты мне солгал, то… – Она не договорила, не зная, чем может угрожать ему. А если он сказал правду? Стоит ли его благодарить?
– До свидания, Бенедикт. Надеюсь, что ты вовремя осознаешь, какую ошибку совершила, – сказал Фабиан и повесил трубку.
Бенедикт хотела спросить, о какой ошибке он говорит, но из трубки доносились только короткие гудки.


– Мисс Вернон, у вашего отца сейчас важные переговоры, – попыталась остановить Бенедикт личная помощница Джозефа.
Бенедикт даже не замедлила шаг. Она ворвалась в кабинет отца. Тот действительно беседовал с кем-то по телефону. Заметив на пороге взволнованную дочь, он извинился и быстро попрощался с собеседником, пообещав перезвонить.
– Милая, что-то случилось? – с тревогой спросил Джозеф, встав со своего кожаного кресла и подойдя к дочери, чтобы поцеловать.
Однако она отшатнулась в сторону, будто от незнакомого мужчины.
Джозеф в недоумении посмотрел на нее, но спросил, как всегда, спокойным и ровным голосом:
– Зашла попрощаться перед отъездом?
– Я никуда не еду, – решительно заявила Бенедикт, хотя эта мысль только что посетила ее. Патриция наверняка обидится на нее, но Бенедикт не могла сейчас улететь на Гавайи, не разобравшись во всех хитросплетениях недавней истории.
Джозеф удивленно вскинул брови.
– Объяснишь?
– Это ты должен мне кое-что объяснить. – Бенедикт посмотрела в глаза отцу и спросила: – Это ты устроил публикацию моих фото в «Гео»?
Джозеф был потрясен прозвучавшим из уст дочери обвинением, но на его лице не дрогнул ни один мускул. Сдержанность и хладнокровие было еще одной фамильной чертой Вернонов. Жаль, что Бенедикт не унаследовала этих качеств. Она слишком импульсивна, с сожалением подумал Джозеф, глядя на Бенедикт, которая снова готова была расплакаться. То ли от злости, то ли от обиды.
– Каких объяснений, или точнее признаний, ты от меня ждешь? – спросил Джозеф с невозмутимым видом.
– Это твоих рук дело?
– Кто тебе это сказал? Большего абсурда я в своей жизни не слышал.
– Папа, лучше скажи правду. Потому что… – Бенедикт сглотнула подступивший к горлу комок и продолжила: – Потому что если я узнаю правду от кого-нибудь другого, то никогда – слышишь? – никогда тебе не прощу.
Повисла напряженная пауза. В тишине, казалось, было слышно тревожное перестукивание двух сердец: отца и дочери.
Наконец Джозеф Вернон вздохнул и произнес:
– Да, это я попросил Филдинга сделать материал о твоих злоключениях в Бразилии.
– Папа! – воскликнула Бенедикт таким тоном, словно до последнего надеялась услышать отрицание.
– Но я сделал это ради тебя, милая.
– Как ты мог… боже, папа, зачем ты причинил мне такую боль?
– Потому что я сразу понял, что Ник Фриман тебе не пара. А ты увлекалась им все больше и больше, будто находя удовольствие в унижении.
– Любовь – это не унижение!
– Да, сама по себе любовь прекрасна, спору нет. Я понимаю, тебя влекло к человеку не твоего круга. Ник совсем не похож на тебя. Говорят, противоположности притягиваются. Но, поверь мне, дорогая, это только на первых порах. Потом, когда они узнают друг друга, то понимают, что не могут быть вместе.
– Не тебе решать! – запальчиво возразила Бенедикт.
– Я хотел оградить тебя от излишних страданий. Лучше было сразу покончить с этой историей, чем пытаться выходить мертворожденного ребенка. Ваша любовь была обречена.
– Как ты можешь такое говорить?! Ты ведь сам сказал, что Ник – достойный человек.
– Для своего уровня – да. Пусть найдет себе достойную женщину… одного с ним круга. – Джозеф говорил таким безразличным голосом, словно речь шла о героях кинофильма. Даже о своих сделках он обычно сообщал с большим чувством.
– Я обвинила Ника, а ты смолчал. Я обидела ни в чем не повинного человека!
– Уверяю тебя, Ник это как-нибудь переживет.
– А я? Ты подумал обо мне?
– Я только о тебе и думал, милая. Когда-нибудь ты еще поблагодаришь меня за то, что я спас тебя от непоправимой ошибки.
– Ты называешь ошибкой брак, заключенный с любимым человеком?
– Бенедикт, пора снять розовые очки и взглянуть на мир трезво. Ты богата и знаменита. Тебе открыты все дороги. Ты можешь выбрать себе любого мужчину. А что собой представляет Ник Фриман? Бедный художник, обреченный на вечные скитания по земле. Неужели тебе хочется такой жизни? Подумай о своем будущем. О детях, наконец!
– Так, как ты о них думаешь? Что дети – это послушные марионетки и верные, бескорыстные помощники в бизнесе? – с сарказмом спросила Бенедикт.
– Ты не имеешь права так говорить! Я люблю тебя больше всего на свете. Ты моя плоть и кровь.
– Но не твоя собственность. У меня своя жизнь, и я вольна решать, с кем и как ее прожить. – Бенедикт направилась к двери.
– Собралась к нему? – со злостью спросил Джозеф.
Впервые в жизни отец разговаривал с ней в таком тоне. Бенедикт на мгновение замерла, но затем набралась решимости и открыла дверь.
– Да. Я должна попросить у него прощения.
– Не смей унижаться перед этим человеком! – приказал Джозеф, но Бенедикт больше не желала исполнять его волю.
Никогда еще она не была так тверда в своем решении. Она чувствовала в себе не просто желание, а жизненную потребность встать перед Ником на колени и вымолить у него прощение. За поступок отца и за то, что не поверила ему. Боже, как она могла усомниться в честности любимого? Неужели ее любовь настолько хрупка, что не выдерживает малейшего толчка судьбы?
Простит ли ее Ник? Хватит ли ему великодушия и любви, чтобы принять ее?
– Прощай, папа. Надеюсь, ты больше не станешь лезть в мою жизнь со своими «благими намерениями».
– Что ты имеешь в виду? – Голос Джозефа дрогнул.
– Завтра же я соберу свои вещи и уеду.
– Куда?
– Пока не знаю. – Бенедикт пожала плечами и с безразличным видом посмотрела в окно. – Но больше я не стану спрашивать у тебя совета.
– Бенедикт!!! – крикнул ей вслед отец, но она ушла, так и не обернувшись.
Бенедикт предстояло важное дело, от исхода которого зависела вся ее жизнь.
Ник невольно чертыхнулся, когда в дверь позвонили. Он только что зашел в домашнюю лабораторию, чтобы проявить отснятые за вчерашний день пленки, а тут принесло незваных гостей.
Он никого не ждал, а потому шел к двери, настроившись отшить очередного распространителя какого-нибудь дешевого барахла. До чего же эти агенты, менеджеры, консультанты и коммивояжеры его достали! Неужели они всерьез полагают, что их никчемная продукция кому-то нужна? Или им нравится дурить людям головы, убеждая их в том, что они будут во сто крат счастливее, приобретя чудо-веник или новомодный фен?
– Кто там? – спросил он из-за двери.
– Это я, – ответила гостья, а чуть позже добавила: – Бенедикт.
В этом не было необходимости. Ник с первого звука голоса угадал, кто стоит за дверью. Вот только каким чудом Бенедикт оказалась на пороге его квартиры, оставалось только гадать.
Он отворил дверь.
– Привет. Ты занят? – робко спросила Бенедикт, не решаясь переступить порог.
– Немного, – покривил душой Ник.
– Я… я могу зайти позже, – растерялась она.
– Ни в коем случае. Заходи. – Ник отступил в сторону, дав Бенедикт возможность пройти внутрь.
– Надо же, только сейчас осознала, что соскучилась не только по тебе, но и по твоему жилищу, – сказала Бенедикт, оглядываясь по сторонам и не зная, как приступить к важному разговору. – Ты неважно выглядишь. Плохо спал? Все работаешь? – Она понимала, что несет чепуху, но слова сами собой слетали с ее языка.
Боже, почему она говорит совсем не то, что нужно?! А Ник тоже хорош. Стоит перед ней с таким удивленно-растерянным видом, словно она только что вышла из пены морской.
– Бенедикт, ты… ты что-то забыла у меня?
Ник тоже мысленно ругал себя за бестолковость. Он тысячу раз представлял их встречу, готовил речи, пылкие признания в любви… Такие, услышав которые, Бенедикт никогда не сможет уйти. Почему же сейчас он стоит перед ней как истукан?
– Ник…
– Бенедикт…
Они одновременно подались навстречу друг другу.
Еще мгновение – и они заключили бы друг друга в объятия, но какой-то невидимый барьер помешал им сделать это. Так они и замерли в шаге друг от друга.
Бенедикт опустила глаза и наконец сказала:
– Ник, простишь ли ты меня когда-нибудь?
– За что? – глухо спросил он.
Он видел, что Бенедикт трудно, но не смел мешать ее «взрослению». Возможно, ей впервые приходилось не только признавать свои ошибки, но и молить об их прощении.
– Я не поверила тебе. Я думала… думала, что это ты отдал снимки в журнал.
– Это было самое простое решение, – резонно заметил Ник, с интересом и внутренним волнением наблюдая за Бенедикт.
Ее губы дрожали. Сплетенные пальцы побелели от напряжения. Вся фигура Бенедикт кричала о ее страдании и самопреодолении.
– Но я должна была защищать тебя, а не обвинять. Ник, прости меня.
– Я тебя уже давно простил, – тихо сказал Ник. Он осторожно поднял двумя пальцами ее подбородок и заглянул девушке в глаза. – Я ведь люблю тебя, Бенедикт.
– Я тоже люблю тебя, Ник. Но эта история… сможем ли мы забыть ее? Не станет ли она вечным укором мне и столбом на нашем пути?
– Это зависит от нас самих, – вздохнул Ник. – Готова ли ты начать все сначала?
– Да, – выдохнула она, завороженно глядя в его глаза и растворяясь в янтарном блеске. – А ты?
– Думаю, да.
Наконец Ник сделал шаг вперед и обхватил талию Бенедикт обеими руками. Долгожданный страстный поцелуй помог обоим справиться с напряжением и неловкостью, вызванными разлукой.
Когда Бенедикт оторвалась от губ Ника, то встретила его потемневший взгляд, полный любви и желания. Однако она пока не могла отдаться своим чувствам. Прежде она должна сказать ему всю правду. Между ними не должно оставаться преград. Не только вещественных, но и духовных. Без искренности и откровенности невозможно построить чистые, крепкие отношения. Даже если влюбленные едва сдерживают поводья собственной страсти.
– Ник, я должна тебе кое в чем признаться, – начала Бенедикт. Теперь, когда она чувствовала тепло его рук, говорить стало во много раз легче. – Историю с «Гео» придумал мой отец. Это он подкупил Филдинга.
– Я знаю, – спокойно ответил Ник, и Бенедикт едва не упала в обморок от всплеска чувств.
Как, Ник знал о махинациях ее отца и ничего ей не сказал?! Но почему? Почему он молча сносил ее обвинения и оскорбления, вместо того чтобы рассказать правду и назвать истинного виновника происшедшего?
– Нам с Фабианом сказал об этом сам Филдинг… – Ник усмехнулся, словно вспомнил забавный случай из жизни. – А ты откуда знаешь?
– Фабиан оказался смелее тебя, – ответила Бенедикт, все еще не понимая мотивов Ника.
– Гадаешь, почему я не выдал твоего отца? – спросил он.
Бенедикт кивнула.
– Я был уверен, что ты мне не поверишь. Более того, назовешь клеветником. Джозеф для тебя – не просто отец, он почти что божество. Я сразу это понял, едва увидел, каким восторженным взглядом ты смотришь на него. Странно, что ты поверила Фабиану. Наверное, потому что он в этой истории – лицо незаинтересованное.
– Вообще-то, – Бенедикт покраснела, – я и Фабиану-то не очень поверила. Но его обвинение было настолько чудовищно, что я обязана была поговорить с отцом.
– Но ты ведь хотела услышать опровержение словам Фабиана, не так ли?
– Ник, с тобой даже неинтересно. Ты читаешь меня, как раскрытую книгу, – улыбнулась Бенедикт. – Неужели во мне нет ничего такого, что остается для тебя загадкой?
– Ну почему же? Есть.
– И что же это?
Ник снова сжал ее в своих объятиях и, склонившись к ее уху, прошептал:
– Не понимаю, что ты во мне нашла.
По ее щеке к губам скользнули губы Ника, и Бенедикт подчинилась его игре. Она подняла голову навстречу поцелую, и Ник, притянув ее к себе, прижался к ее губам. Бенедикт и не думала сопротивляться. Напротив, она полностью отдалась чувствам и наслаждению.
Внезапно его поцелуй стал более требовательным и страстным, и Бенедикт всем существом невольно откликнулась на зов, губы сами собой приоткрылись. Она была охвачена жарким огнем, прекрасным и одновременно пугающе мощным, а Ник тут же воспользовался ее минутной слабостью, и его язык молнией обжег нежную тайну ее рта.
Наконец Бенедикт очнулась, почувствовав, что Ник неохотно оторвался от нее.
– У меня для тебя не очень хорошая новость, – сказал он, и сердце Бенедикт ушло в пятки.
– Что случилось? – с такой тревогой спросила она, что Ник поспешил ее успокоить:
– Не волнуйся. Ничего страшного. Все живы и здоровы.
– Тогда что за новость?
– Завтра я должен лететь на Аляску.
– Снова в командировку? Так скоро?
В голове Бенедикт пронесся целый вихрь вопросов. Неужели Ник уедет сейчас, когда они только-только вновь обрели друг друга? А вдруг с ним что-нибудь случится? Эмма говорила, что они вечно сталкиваются с непредвиденными опасностями. Нет, она не может потерять его! И в то же время не может ему что-либо запретить. Ник свободный и свободолюбивый человек. Будет ли он счастлив, если она прикует его к себе цепями просьб и обид? Сердце подсказывало Бенедикт, что нет. Ник не сможет жить в клетке, пусть даже и золотой.
– Я не собирался, но… мне было тяжело находиться в Лос-Анджелесе и думать, что ты ненавидишь меня.
– Я никогда не ненавидела тебя, – возразила Бенедикт.
– Однако ты мне сказала это в лицо. Я не смел даже надеяться, что ты придешь ко мне. – Он грустно улыбнулся, глядя на нее. – Поэтому я добровольно вызвался на очередное задание.
– Аляска – это ведь не край света, – робко сказала Бенедикт.
Ник только усмехнулся.
– А я готова поехать за тобой куда угодно.
– Ты серьезно? – спросил Ник, явно не ожидавший такого поворота сюжета. Казалось, он боялся поверить собственному счастью.
Бенедикт приподнялась на цыпочки и поцеловала его.
– Ты возьмешь меня с собой?
– Конечно, только… тебе нужно кое-что купить перед дорогой. Чтобы не получилось, как в прошлый раз.
Оба рассмеялись, вспомнив, как нелепо выглядела Бенедикт в первые дни пребывания в Бразилии.
– А еще тебе нужно отпроситься у отца.
– Нет, – категорично отрезала Бенедикт.
– Но он ведь будет волноваться.
– Мне все равно.
– Бенедикт, не превращайся снова в капризную, избалованную девчонку. Ты имеешь все основания злиться и обижаться на своего отца, но он действительно любит тебя. Только представь, как он будет переживать, если ты просто исчезнешь.
– Хорошо, – сдалась она. – Я предупрежу маму, а она пусть сама говорит папе.
– Бенедикт, я не хочу, чтобы вы с отцом становились врагами из-за меня.
– Ник, ты ни в чем не виноват. Просто у моего отца своеобразное представление о родительской заботе.
– И все же с твоей стороны будет слишком жестоко не предупредить его перед отъездом.
– Ник, ты меня удивляешь. Уж кто-кто, а ты должен ненавидеть моего отца пуще всех.
– У нас с ним есть кое-то общее, – с загадочной полуулыбкой заметил Фриман.
Разумеется, женское любопытство возобладало, и Бенедикт незамедлительно спросила:
– Что же это?
– Мы оба любим тебя. Это нас сближает. Хоть это и не нравится Джозефу, он уже не в силах что-либо изменить. Мы с ним скованы одной цепью.
– Так, значит, я – цепь?! – Бенедикт шутливо погрозила ему пальцем. – Ну и ну! Я думала, ты счастлив, что мы помирились.
– А мы помирились? – изобразил недопонимание Ник.
– Конечно, глупый. Разве ты еще не понял, что я очень-очень сильно люблю тебя? И мне не терпится тебе это доказать.
Ник без лишних разговоров подхватил ее на руки и понес в спальню. До поздней ночи они любили друг друга, отвлекаясь только для того, чтобы выпить соку или подкрепиться куском заказанной пиццы.
Наутро Бенедикт известила родителей о скором отъезде и о том, что по возвращении в Лос-Анджелес она начнет заниматься подготовкой к свадьбе. В довершение ошеломительных известий Бенедикт продемонстрировала собравшимся в особняке Вернонов очаровательное золотое колечко с бриллиантом «принцесса», украшавшее ее безымянный палец.
Патриция, разумеется, была рассержена из-за расстроившейся поездки на Гавайи, но быстро отошла и первая поздравила Ника и Бенедикт с помолвкой. Следом на шею дочери бросилась Луиза.
Джозеф подошел к молодым последним и скупо поздравил с тем, что их любовь оказалась сильнее, чем он предполагал.
– Надеюсь, ты сделаешь мою дочь счастливой, Ник. Я всегда стремился только к этому, – заключил он, поцеловав Бенедикт в щеку.
– Я знаю, папа, – тихо произнесла она, чувствуя, что глаза у нее вновь на мокром месте.
Только на этот раз Бенедикт плакала от радости. Наконец-то двое ее самых любимых мужчин посмотрели друг на друга не как враги или соперники, а как друзья. Пусть это только первый шаг к дружбе, но Бенедикт дала себе слово, что сделает все возможное, чтобы отец и Ник перестали делить ее. Ведь ее любви хватит на них обоих!


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Принцесса гламура - Рокс Мелани

Разделы:
123456789101112131415161718

Ваши комментарии
к роману Принцесса гламура - Рокс Мелани



Хорошая романтическая история. Читается легко.
Принцесса гламура - Рокс МеланиМари
9.07.2014, 0.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100