Читать онлайн Принцесса гламура, автора - Рокс Мелани, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Принцесса гламура - Рокс Мелани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Принцесса гламура - Рокс Мелани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Принцесса гламура - Рокс Мелани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рокс Мелани

Принцесса гламура

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Бенедикт понадобилось несколько минут, чтобы заставить себя войти в дом. Патриция молча стояла у нее за спиной. Несмотря на то что подруга уверяла, что не произошло ничего ужасного и родители будут на ее стороне, Бенедикт боялась показываться им на глаза.
Наконец она постучала в дверь. К ее удивлению, на пороге стоял Джозеф Вернон собственной персоной.
– Папа… – тихо сказала Бенедикт и вдруг разревелась.
Тот обменялся понимающими взглядами с Патрицией и заключил расстроенную дочь в объятия.
– Успокойся, милая. Все хорошо.
– Нет, ты… ты не знаешь… – всхлипывая, причитала Бенедикт.
Отец гладил ее по волосам и спине и мягко бормотал:
– Все хорошо. Ты ни в чем не виновата. Ты моя умница…
Бенедикт мотала головой из стороны в сторону и пыталась что-то объяснить, но слова упрямо не желали слетать с ее языка. Мысли путались, и Бенедикт хотела лишь одного: чтобы ее оставили в покое. Она боялась насмешливых взглядов незнакомых людей на улицах города и суровой отповеди отца.
Как она могла так ошибиться в Нике? Она ведь думала, что он всегда будет отстаивать ее интересы, как тогда, в джунглях…
Отец отвел Бенедикт в ее спальню, а сам спустился вниз, чтобы поговорить с Патрицией. Та как раз просматривала злополучный журнал. Что говорить, она тоже была в шоке. Несмотря на то что Патриция знала Ника Фримана лишь по отзывам Бенедикт, она составила о нем хорошее мнение. Бенедикт всегда была очень прозорлива и редко ошибалась в людях. Как же Нику удалось провести ее?
Самое обидное было то, что Ник был первым мужчиной, покорившим непостоянное сердце Бенедикт. Если бы подобное сделал какой-нибудь из ее прежних поклонников, Бенедикт была бы, безусловно, обижена и разгневана, но не растоптана, как сейчас. Ник оказался самым настоящим варваром, ворвавшимся в святая святых, в душу Бенедикт, и осквернившим все то светлое и доброе, что там было.
– Пати, я очень надеюсь на тебя, – сказал Джозеф, присев рядом с девушкой на большой кожаный диван.
Она вздрогнула от неожиданности.
– Что? Да, конечно, я постараюсь помочь ей справиться с этим… – Патриция не нашла подходящего слова и умолкла.
– Я сразу понял, что Фриман ей не пара, – продолжил Джозеф.
– Разве? Бенедикт говорила, что Ник понравился вам. Это ее очень порадовало. Ведь ваше мнение чрезвычайно важно для нее.
Джозеф самодовольно усмехнулся. Слова Патриции польстили его самолюбию и потешили отцовские чувства.
– Вообще-то я решил быть умнее и не настраивать Бенедикт против себя. Она была слишком увлечена этим типом. Если бы я стал резко возражать против их отношений, я, чего доброго, мог потерять ее.
– Да, Бенедикт становится жутко упрямой, когда кто-то пытается решить что-то за нее, – согласилась Патриция.
В ее голове начали зреть какие-то смутные подозрения, но она пока не могла понять, что именно ее насторожило в тоне и словах мистера Вернона.
Одно она знала наверняка: отношения Ника и Бенедикт были не столь безоблачны, как бы им того хотелось.
– Я очень надеюсь, – продолжал глухим голосом Джозеф, – что ты будешь рядом с Бенедикт и поможешь ей пережить эту историю.
– Разумеется. Бенедикт – моя лучшая подруга, – поспешно сказала Патриция.
– И я также надеюсь, что ты оградишь ее от общения с Фриманом. Он причинил уже достаточно страданий мой девочке. Я не хочу, чтобы она продолжала с ним встречаться.
Патриция растерялась.
– Но… я ведь не могу ей что-либо запретить.
– Разумеется. Я тоже не стану чинить ей никаких препятствий. Запреты лишь разжигают страсти. Порой безумные. – Джозеф вздохнул. – Однако в наших с тобой силах, Пати, настроить Бенедикт таким образом, чтобы она сама не пожелала иметь больше никаких дел с этим типом.
Говоря это, Джозеф Вернон так пристально посмотрел на Патрицию, что у той по спине побежали мурашки. Она уловила в голосе Джозефа угрозу. Как будто, если она откажется поступать так, как он ей велит, ее ждет жестокое наказание.
О боже! Наконец-то смутные подозрения и опасения Патриции сложились, словно фрагменты мозаики, в единое целое. Она посмотрела на Джозефа со смешанным чувством страха и осуждения.
Тот, видимо угадав мысли собеседницы, попытался ее разубедить:
– Надеюсь, ты не вообразила, будто это я все подстроил? Да и каким образом, скажи на милость? Разве я могу диктовать условия выпускающему редактору столь крупного научно-популярного издания?!
Джозеф улыбнулся, и Патрицию прошиб холодный пот. В этой улыбке не было ничего человеческого. Скорее это был оскал хищника, почуявшего запах крови и ощутившего в своих лапах теплую пульсирующую плоть жертвы. И самое страшное, что этой жертвой была обожаемая им дочь.


Патриция украдкой посмотрела на подругу, лежавшую на соседней полке в сауне. Внешне Бенедикт была прежней, но теперь она не улыбалась и не восторгалась каждой мелочью. Даже в свой любимый спа-салон она согласилась пойти только после долгих уговоров Патриции.
Снова зазвонил сотовый телефон Бенедикт. Это был уже восьмой звонок за утро. Бенедикт не обращала на трели телефона никакого внимания, словно их не было.
– Может, возьмешь? – спросила Патриция.
Бенедикт молча покачала головой.
– Сколько можно прятаться от него?
– Я не хочу разговаривать с Ником, – решительно заявила Бенедикт, перевернувшись на спину.
Ее кожа блестела от капелек пота, а глаза – от подступивших слез.
– Ты уже два дня не отвечаешь на его звонки, – напомнила Патриция, как будто Бенедикт сама этого не знала.
– Поражаюсь, как у Ника хватает наглости названивать мне после того, что он сделал! – плаксиво сказала Бенедикт. Она пыталась сдержать слезы, но подбородок и губы уже предательски дрожали.
– Вдруг он хочет все тебе объяснить? – спросила Патриция, бросив взгляд на надрывавшийся телефон.
– Что объяснить? Что он предал меня? Решил на мне подзаработать? Выставил на посмешище? – Бенедикт задавала каждый вопрос с новой порцией горьких слез.
Самое ужасное было то, что она по-прежнему любила Ника. Два дня, проведенные вдали от него, показались ей сущим адом. Лишь во сне Бенедикт была счастлива, потому что рядом с ней был любимый мужчина. И у них все было прекрасно, потому что в снах, как и в мечтах, не бывает порочащих тебя фотографий.
Бенедикт сотни и тысячи раз спрашивала себя, почему так получилось? Чего она недодала Нику, раз он предпочел ее любви деньги? Неужели она обманывала саму себя, вообразив, будто Ник любит ее так же сильно и искреннее, как и она его?
Наконец телефон умолк.
Патриция завернулась в большое махровое полотенце, слезла с полки и подошла к подруге.
– Бенедикт, может быть, все не так, как тебе кажется, – осторожно заметила она, не зная, стоит ли делиться своими подозрениями насчет Джозефа Вернона.
Она все равно мне не поверит, решила Патриция. Бенедикт боготворит отца. Она скорее обвинит меня в клевете, чем прислушается к моим опасениям. Нет, я не могу сейчас рисковать нашей дружбой. Бенедикт нуждается в моей поддержке.
– Пойдем поплаваем в бассейне, – предложила Патриция, чтобы разрядить обстановку.
Бенедикт охотно согласилась.
Она вернулась к прежней жизни, но та уже не приносила ей того же удовольствия, что до поездки в Бразилию. Даже любимая собачка была слабым утешением. Однако Патриция и родители делали все возможное, чтобы развлечь Бенедикт, и она, понимая это, подыгрывала им. Пусть думают, что она сильная и сможет побороть собственные чувства.
В глубине души Бенедикт чувствовала себя абсолютно беспомощной и зависимой от Ника. Расставшись с ним, она словно лишилась какой-то жизненно важной части своего тела. Да, она пока могла дышать, видеть, слышать, но ее чувства напоминали оголенные провода, одно прикосновение к которым могло закончиться смертью. Либо самой Бенедикт, либо того, кто посмел бы вторгнуться в ее личное пространство.
Патриция, почувствовав это, вела себя с Бенедикт крайне осторожно. Она не пыталась залезть к ней в душу и выведать все тайны. Напротив, она заводила разговоры о всяких пустяках, желая отвлечь Бенедикт от самокопаний и мыслей о Нике.
Подруги дружно прыгнули в прохладную голубую воду бассейна. Патриция быстро поплыла вперед.
– Попробуй догони! – громко крикнула она Бенедикт.
Та, превозмогая себя, поплыла следом.


Патриция первой обратила внимание на мужчину в холле салона, с любопытством озиравшегося по сторонам. Она никогда не видела Ника Фримана в глаза, но по рассказам Бенедикт и фотографиям в журнале с легкостью узнала его.
Она инстинктивно схватила подругу за локоть и остановилась как вкопанная.
– Что?.. – Бенедикт не успела закончить, потому что тоже увидела Ника.
Бенедикт дернула подругу за руку, намереваясь пройти мимо него, но Патриция словно окаменела.
– Привет, – смущенно произнес Ник, не отрывая глаз от Бенедикт.
– Зачем пришел? – сурово спросила она.
– Я хочу поговорить с тобой.
– А я не хочу с тобой разговаривать, – холодно ответила Бенедикт.
– Я понимаю, как все это выглядит… но клянусь, что я не имею ко всему этому никакого отношения, – быстро сказал Ник.
Патриция чувствовала себя третьей лишней. Меньше всего на свете она любила быть свидетельницей выяснения чужих отношений.
Она исподлобья поглядывала на Ника. Бенедикт не преувеличивала, когда расписывала его как настоящего красавца и мачо. Ник не был похож на великосветских денди и отпрысков богатых семейств. Он явно был равнодушен к веяниям моды и не гнался за дорогими шмотками, хотя на его запястье красовались довольно дорогие спортивные часы. Если Бенедикт все-таки бросит его, то я, пожалуй, скрашу его досуг, подумала Патриция, уже представляя себя в крепких объятиях Ника Фримана.
– Пати, – вдруг дернула ее за руку Бенедикт, – объясни, пожалуйста, этому человеку, чтобы он оставил меня в покое.
Патриция встрепенулась. Кажется, она замечталась и пропустила часть разговора.
– Вообще-то мы не знакомы, – попыталась увильнуть от возложенной на нее миссии Патриция.
– Этого человека зовут Ник Фриман, а это моя лучшая подруга Патриция Торнтон, – вынуждена была представить их друг другу Бенедикт.
– Очень приятно. – Ник учтиво наклонил голову.
Патриция сочла за лучшее промолчать. Если бы она сказала «взаимно», это могло не понравиться Бенедикт. Хоть Ник и красавчик, флирт с ним не стоил дружбы.
– Патриция, вы не могли бы оставить нас на пять минут? – с обезоруживающей улыбкой попросил Ник.
Патриция с виноватым видом пожала плечами и отступила на несколько шагов назад. Дабы не смущать подругу, она отвернулась и сделала вид, что чрезвычайно заинтересована расписанием занятий по аквааэробике.
– Бенедикт, ты должна верить мне. – Ник взял ее за руку, но Бенедикт с негодованием высвободилась.
– Я ничего тебе не должна. Ты предал меня.
– Это неправда! Я понятия не имею, как эти снимки попали в журнал.
– Ник, прекрати принимать меня за дуру! – со снисходительной улыбкой попросила Бенедикт. – Я все понимаю: тебе нужны были деньги, и ты нашел быстрый и легкий способ их получить. Всего-то и потребовалось: запудрить мозги наивной девушке.
– Бенедикт, ты ведь не веришь в то, что говоришь сейчас, – с надеждой в голосе произнес Ник.
– Отнюдь. Теперь я все понимаю.
– Я люблю тебя!
– Ха! Странное у тебя, однако, представление о любви, – язвительно сказала Бенедикт. – По-твоему, позорить любимую – это проявление высоких и благородных чувств?
– Я уже сказал, что не имею к этой публикации никакого отношения. Как только я увидел последний номер «Гео», то сразу же пошел к редактору и сказал, что больше не намерен сотрудничать с их изданием.
– Какой жест!
Неожиданно Бенедикт ослепила фотовспышка. Она проморгалась и посмотрела в сторону, откуда доносились щелчки затвора. После еще нескольких ярких вспышек папарацци вскочил на мотоцикл и был таков.
– Так вот зачем ты явился?! – гневно сверкнув глазами, воскликнула Бенедикт, развернувшись к Нику.
Тот непонимающе смотрел на разозленную девушку.
– Тебе нужна слава? Известность? Тебе мало денег, которые ты получил за свои фотографии? Привел с собой журналистов? И в какой же газетенке мне любоваться завтра нашими фото?
– Бенедикт, прекрати меня оскорблять! – наконец сорвался Ник. – Я расстроен не меньше тебя. А этот папарацци скорее всего просто следит за тобой. Ты вечно окружена вниманием прессы. И уж извини, но раньше тебя не беспокоило, что твои снимки печатают далеко не в самых солидных и уважаемых изданиях.
Патриция обернулась и прижала палец к губам, попросив Бенедикт говорить чуть тише.
– Ник, ты получил все, что хотел? – поинтересовалась Бенедикт и, не дожидаясь ответа, попросила: – Теперь уходи. Я больше не желаю тебя видеть.
– Но ты ведь говорила, что любишь меня!
– Я ошибалась, – со слезами произнесла она. – Ты оказался совсем не таким, каким я тебя представляла.
– А если я докажу, что не имею к этой публикации никакого отношения?
– Это уже ничего не изменит. Я больше не верю тебе. – Она повернулась к нему спиной, давая понять, что разговор окончен.
Горечь разочарования была столь отвратительной, что Бенедикт мечтала лишь об одном – заглушить ее. Каким образом? Да хоть бы и возвращением к прежнему образу жизни: алкоголь, вечеринки, непостоянные связи…
Она прикипела душой к мужчине – и чем все закончилось? Болью и разочарованием. С нее довольно страданий!
– Бенедикт, я люблю тебя, – последнее, что сказал Ник перед уходом.
Она даже не повернула головы, боясь показать ему свои слезы. Через минуту она почувствовала на плече руку Патриции и дала наконец волю своим чувствам.
Глухие рыдания отдавались дрожью во всем ее теле. За последние два дня Бенедикт похудела и осунулась. Под глазами появились тени, и даже косметические процедуры, массаж и сауна не исправили ситуацию. Бенедикт выглядела изможденной и несчастной, хотя на щеках играл румянец.
– Как он мог… Как он посмел так поступить со мной?.. Я ведь верила ему… – всхлипывая и шмыгая носом, спрашивала Бенедикт, уткнувшись носом в грудь подруги.
– Может быть, он говорил тебе правду? – заметила Патриция. – Вдруг все это подстроил кто-нибудь из твоих недоброжелателей?
– Кто?! – навзрыд спросила Бенедикт. – Нет, Пати, все гораздо проще: Ник врал мне с самого начала. А я думала, что мы играем по моим правилам. Как же я ошибалась!
– А если Ник все-таки найдет истинного виновника?
– Пати, к чему ты завела этот разговор? Хочешь утешить меня? Вселить напрасную надежду?
– И все же? – настаивала Патриция.
– Я не знаю, – искренне призналась Бенедикт. – Не знаю, смогу ли я вновь верить Нику. Но я никогда, никогда не прощу человека, который так поступил со мной. Это был нож в спину, которого я не ожидала. Почему именно сейчас, когда я была так счастлива? Если бы эти снимки попали в печать при других обстоятельствах, я бы только порадовалась лишнему пиару. Плохая реклама – тоже реклама. Но я не ожидала получить такой удар от человека, которого воспринимала как свою вторую половину. Знаешь, я ведь действительно верила в то, что мы поженимся, заведем детей и до конца жизни пройдем рука об руку… – Бенедикт невесело усмехнулась, утерла рукавом слезы и растянула губы в улыбке: – Все кончено. Прошу тебя, Пати, больше никогда не напоминай мне ни о Нике, ни о поездке в Бразилию. Давай сделаем вид, что этого месяца в моей жизни не было.
Патриция с сомнением посмотрела на Бенедикт.
– Ты серьезно?
– Да. Кстати, если у тебя на примете есть парочка симпатичных парней, то можешь устроить нам двойное свидание.
– Бенедикт, тебе не кажется, что это слишком поспешно?..
– Напротив. Я и так уже затянула с Фриманом. Помнишь, я говорила, что брошу его через неделю? А в результате эти бесперспективные отношения удалось порвать лишь сейчас.
Патриция не верила собственным ушам и глазам. В Бенедикт будто вселился чужой дух. Она так старалась быть злой, стервозной и циничной, что ее становилось жаль.
– Если хочешь, мы можем отправиться на Гавайи. Мое приглашение все еще в силе, – предложила Патриция.
– На Гавайи? – переспросила Бенедикт с таким видом, будто впервые слышала это слово.
– Да, помнишь, мы собирались с тобой отдохнуть… ну, после того как ты вернешься из Бразилии? – смешалась Патриция.
– Чтобы отпраздновать мою победу над Фриманом, – задумчиво пробормотала Бенедикт. – Хорошо. Я спрошу папу, можно ли мне отлучиться на недельку. Вообще-то у нас сейчас дел невпроворот. Если уж отец попросил меня помочь, то, значит, он и впрямь не справляется.
Патриция предпочла не комментировать заявление подруги. По ее мнению, Джозеф Вернон просто хотел отвлечь дочь от грустных мыслей, а потому придумал всю эту историю. У него была сотня помощников, и куда больше сведущих, чем Бенедикт. Кроме того, Джозеф, видимо, хотел держать дочь под присмотром. Подальше от Ника Фримана. Возможно, он даже дал указания своей службе безопасности, чтобы Ника не подпускали к Бенедикт ближе чем на милю.
Отцовская любовь внушала уважение и ужас одновременно. Патриции оставалось лишь радоваться, что ее отец не был таким тираном, как Джозеф Вернон. Впрочем, она и не заявляла ему, что собирается замуж за нищего, малоизвестного фотографа. Кто знает, как бы отреагировал на подобную новость ее собственный папаша…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Принцесса гламура - Рокс Мелани

Разделы:
123456789101112131415161718

Ваши комментарии
к роману Принцесса гламура - Рокс Мелани



Хорошая романтическая история. Читается легко.
Принцесса гламура - Рокс МеланиМари
9.07.2014, 0.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100