Читать онлайн Самая красивая, автора - Роджерс Эвелин, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самая красивая - Роджерс Эвелин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.74 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самая красивая - Роджерс Эвелин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самая красивая - Роджерс Эвелин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Эвелин

Самая красивая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Сэм Блейк давным-давно не знакомился в барах. Женщины, которые обычно сразу начинали слишком сильно наседать на него, раздражали Блейка. Все они, как правило, знали его как спортивного комментатора на телевидении или слышали его радиопередачи, а потому тут же начинали воображать себя «звездами» средств массовой информации.
Но эта показалась Сэму совсем другой. У нее был совершенно потерянный вид. Забившись в уголок бар;, она потягивала свою «Маргариту» в полном одиночестве, в то время как за окном развлекались тысячи людей. Она казалась хорошенькой и робкой, но чувствовалась в ней и страсть, что сразу же пленило Блейка. Короче, Сэм заключил про себя, что ради такой женщины можно сделать исключение и познакомиться с ней в баре. Если, конечно, представится такая возможность.
Для нее он заказал еще одну «Маргариту», а себе – стакан содовой с лимонным соком. Одно время Блейк пил очень много. Правда, несмотря на это, редко напивался до потери контроля над собой, но, поскольку выпивка уж слишком нравилась ему, он решил остановиться, чтобы не столкнуться с новыми проблемами.
Ко всему прочему Блейку очень понравилась длинная, гибкая шея женщины, ее короткие каштановые волосы, мило завивающиеся над ушами, и – он был готов признать это – то, сколько места на табурете занимал ее зад. В наше время женщины вообразили, что чем они худее, тем привлекательнее. Но похоже, эта дама не забивала себе голову такой ерундой, и была права.
Права в чем? Блейк не стал раздумывать над ответом, решив, что при необходимости сумеет его найти.
Когда бармен подал им напитки, Сэм предложил выпить за Рождество.
– А я бы предпочла выпить за Новый год, – промолвила женщина. В ее голосе слышались одновременно отчаяние и триумф – комбинация, которой Сэму ни разу в жизни не приходилось слышать в женских голосах.
– Идет, – кивнул он, чокнувшись с ней. – Значит, пьем за Новый год.
– За Новый год, – ответила незнакомка и сделала большой глоток.
Сэм спросил себя, сколько она выпила до этого. Впрочем, она казалась совершенно трезвой, ее светло-голубые, широко распахнутые глаза были чистыми и невинными. Блейк подтолкнул к ней плошку с орехами и сам взял пригоршню.
– Кстати, меня зовут Сэм, – сообщил он.
Блейк заметил, что она задумалась. Может, у нее предубеждение против парней по имени Сэм? Может, один из них разбил ей сердце?
– Чарли, – представилась она через несколько мгновений.
– Что-что? – удивленно переспросил он.
– Называйте меня Чарли, – пояснила она.
– Но вы ничуть не похожи на Чарли. – Сэм пожал плечами. – Вас действительно так зовут?
– Во всяком случае, похоже.
– Ну хорошо, Чарли, – кивнул Блейк, вновь поднимая бокал. – Вот смотрю я на вас, и вы мне нравитесь.
Она улыбнулась, и он едва не упал с табурета. Голубые глаза почти потерялись в мелких морщинках, и все лицо осветилось приветливой улыбкой. Женщина была очень хорошенькой, когда смотрела на него с серьезным выражением на лице, но стала просто сногсшибательной красавицей, когда улыбнулась. Почему-то у Блейка появилось ощущение, что она делала это довольно редко.
– Вы часто здесь бываете? – спросил он и тут же заморгал, увидев, что она закатила глаза.
– Еще один старомодный вопрос, да? – спросила она.
– Я по-другому и не умею разговаривать.
Женщина огляделась по сторонам.
– Я была здесь однажды. Пять лет назад. Точнее, пять лет назад пятнадцатого ноября. Нет, пусть это будет шестнадцатое. На следующий день после того, как… – Внезапно она замолчала, лицо ее омрачилось.
– Да я просто так спросил, Чарли! – воскликнул Сэм, не желая ее огорчать. – Как вы сами заметили, это просто старомодная дань вежливости. Надо же хоть как-то нарушить неловкое молчание и завести разговор.
Видимо, удовлетворенная его объяснением, женщина кивнула. С минуту оба молчали. Впрочем, Блейку наступившее молчание вовсе не показалось неловким, но Чарли, как он успел заметить, явно чувствовала себя не в своей тарелке.
– Позвольте мне попробовать растопить лед нового знакомства, – предложила она. – Скажем… м-м-м… Чем вы зарабатываете на жизнь?
– Я бы сказал, что ваш вопрос чересчур серьезен для легкого разговора в баре.
– А-а. – Чарли смущенно отвернулась, будто только что нарушила главное общепринятое правило. – Извините, я не хотела показаться бестактной.
– Да нет, что вы. Я всякой ерундой занимаюсь – то тут, то там, – поспешил проговорить Сэм, стараясь не смущать ее. Может, стоит прекратить этот бессмысленный обмен любезностями? Может, надо просто обнять ее и поскорее отвести в ближайший свободный номер отеля?
Чарли подняла на него глаза:
– То тут, то там, говорите?
– Ну да, – кивнул Блейк. Да уж, что-то сегодня он не в лучшей форме, никак не может завязать нормальный разговор.
Вообще-то слова – это его бизнес. Четыре раза в неделю Блейк писал спортивные комментарии для «Сан-Антонио трибюн», каждый сопровождался фотоснимком. Его комментарии славились тем, что, как правило, были скорее реалистичными, чем льстивыми. Время от времени он выступал по телевидению, не говоря уже о его еженедельной радиопрограмме. Признаться, ему даже понравилось, что Чарли его не узнала.
– И где же платят больше: тут или там? – усмехнулась она.
– Если хотите взглянуть, у меня в бумажнике есть все квитанции за полученные деньги.
Чарли мило покраснела.
– Ну вот, опять я сказала не то, – извинилась она. – Мне все равно, будь вы хоть уличным бродягой. – Откинувшись назад, она внимательно оглядела Блейка. – Впрочем, у вас слишком здоровый вид, так что, пожалуй, где-нибудь под мостом вы не ночуете.
Допив «Маргариту», она слизала соль с губ. Сэм с радостью сделал бы это за нее, потому что губы у нее были розовыми, сочными и влажными.
– Вся беда в том, что я никогда прежде этого не делала, – объяснила она.
Наклонившись ближе к ней, Сэм уловил аромат французских духов. «Шанель № 5». Класс. Высокий класс. Впрочем, это не помешало Блейку спросить, едва не касаясь ее ушей своими губами:
– Чего не делали?
Он почувствовал, как по ее телу пробежала дрожь, и тоже вздрогнул. Еще немного, и ему придется снять с вешалки, стоящей у них за спинами, свою куртку и набросить ее себе на бедра. Так как меньше всего ему хотелось напугать прекрасную незнакомку.
Потому что, кем бы она ни была, эта очаровательная Чарли, она явно не женщина девяностых, хотя и пытается вести себя, как они.
Чарли расстегнула воротничок красной шелковой блузки, и от этого жеста жакет распахнулся. Блейк мельком увидел ее грудь – налитую, но не такую уж большую, однако оставалась ведь еще и ее задница, занимающая собой всю табуретку. Да и бедра были неплохими – как и икры, и лодыжки, на которые Сэм уже успел обратить внимание.
Она носила удобные коричневые туфли, золотые запонки и золотые часы с таким огромным циферблатом, что время на нем можно было бы разглядеть с другого конца комнаты. Короче, все в ней нравилось Блейку. Что, если он влюбится в нее?
Эта мысль пришла к нему неожиданно. Покачав головой, Блейк решил заказать пива. Да в чем дело? Он же не жениться на ней собрался, а всего лишь пофлиртовать немного в баре! Все последнее время он был в отвратительном расположении духа, но вовсе не из-за нехватки женского общества. Он имел все, чего хотел. Похоже, проблема состояла в том, что он перестал хотеть чего-либо.
До тех пор, пока не встретил Чарли.
Между ними повисло молчание. Сэм не чувствовал себя неуютно, но ей явно было не по себе, потому что она ерзала на табурете. Краем глаза он следил за ее движениями.
– А вы часто сюда приходите? – спросила она.
Тот же вопрос, что он недавно задал ей. Блейку понравилось, что она подражает ему. Он улыбнулся:
– Это же старомодный вопрос…
Я по-другому не умею. – Чарли играла с орешками, то перемешивая их в плошке, то выкладывая рядком на стойку бара. – А честно говоря, я вообще никак не умею – ни по-старомодному, ни по-современному. Так что вам придется подучить меня.
– Чарли, да никак вы флиртуете со мной? Она кивнула:
– Ну да. И как у меня получается?
Чарли задала этот вопрос очень серьезным тоном, словно ответ много для нее значил. Что-то тут происходило, только Сэм не мог понять, что именно. В одном он не сомневался: сейчас ситуация ему неподвластна.
А может, все дело лишь в том, что перед ним самая настоящая женщина девяностых?
– Получается замечательно, – вымолвил он. – Очень хорошо получается. Вы извините меня? – Встав, он подошел к вешалке, снял с крючка свою куртку, вернулся к стойке, сел на табурет и прикрыл ею низ живота.
У нее был до того невинный вид, что Сэм не мог понять, догадалась ли она, что именно он прикрывает. Однако Чарли с таким вниманием разглядывала остатки соли на бокале из-под коктейля, что, пожалуй, заключил Сэм, она все-таки сообразила, в чем дело.
Хорошо хоть Чарли не убежала, схватив сумочку.
– Я работаю со стариками, – сказала она. – Я хотела, чтобы вы что-нибудь обо мне узнали.
– Думаю, это – серьезное дело. А что вы подразумеваете, говоря, что работаете с ними? Держите что-то вроде дома для престарелых?
– Да, что-то вроде этого, – кивнула Чарли. – Я так много времени провожу со стариками, что мне даже странно говорить с человеком, имеющим собственные зубы.
Сэм широко улыбнулся.
– Вы уверены, что эти настоящие? – спросил он, указав на свои зубы.
– Абсолютно. Можете не сомневаться: я узнаю разницу с первого взгляда, каким бы умелым ни был ваш дантист.
– А что еще вы заметили?
– Вы в отличной форме. – Блейку стало казаться, что она огромным усилием воли заставляет себя не смотреть на его живот и бедра. – Занимались когда-нибудь спортом?
– Несколько десятилетий назад я играл в бейсбольной команде Техасского университета.
– Я мало знаю о спорте, – заметила Чарли.
– А я, если не считать моего престарелого дядюшки, почти ничего не знаю о стариках, – парировал Блейк.
– Вы женаты?
– Нет. А вы?
– Определенно нет. – Эти слова прозвучали как взрыв.
– Значит, разведены. Не удивляйтесь, Чарли, я разбираюсь в таких вещах. Знаете, я сам прошел через развод, это было очень давно – сразу после колледжа.
– И у вас ни разу не возникало соблазна снова вступить в брак?
– Нет. А у вас?
– Никогда. У меня не получилось.
Наклонившись ближе к Чарли, Сэм провел пальцем по ее щеке.
– Не получилось что?
– Не получилось… – Она задумчиво посмотрела на него. – Вы тоже флиртуете?
– Пытаюсь, черт побери!
– Только не оставляйте этих попыток. Вы скоро будете у цели.
Сэм не стал спрашивать, где находится эта цель, потому что не хотел терять надежды.
– А дети у вас есть? – спросил он. Она отрицательно покачала головой.
– А у вас?
– Нет.
Уж слишком она была серьезной – это ее даже немного портило. Блейк решил, что настала пора появиться Сэму Спортсмену, и принялся играть орешками, выкладывая их в разном порядке. Некоторое время Чарли наблюдала за ним, а потом, усыпив ее бдительность, Сэм щелчком бросил орешек в ее сторону. Она отбила пас, и они стали играть. Не прошло и нескольких минут, как он разбросал вокруг нее почти все орешки. Чарли огляделась по сторонам.
– Похоже, вы любите игру, – заметила она.
– Очень. Это у нас фамильная черта.
– Зато моя семья была весьма консервативной.
– Была? – переспросил Блейк.
– Они все умерли, – пояснила Чарли, причем в ее голосе не звучало и намека на печаль, нет, она просто сообщила ему это как данное.
– Наверное, одиночество особенно трудно переносить в рождественские дни.
– Я уже давно одна, – ответила Чарли. – И привыкла к этому.
Что-то шевельнулось у него внутри: похоже, Чарли просто бравирует. Ни детей, ни семьи, однако она не просит сочувствия. Черт возьми, она нравилась ему все больше и больше.
Бармен забрал у них пустую плошку.
– Ну что, детки, хотите еще игрушек? – спросил он. Покачав головой, Сэм шепнул Чарли на ухо:
– Все, что мне нужно для игры, у меня уже есть. Вздрогнув, она опустила веки.
– У меня тоже.
Блейку показалось, что он вот-вот лишится рассудка или столкнется с чем-то весьма увлекательным и интересным. Заиграй сейчас дюжина скрипок, он не был бы так поражен.
Заметив, что освободился один из столиков, они быстро пересели за него, заказав по пути пару закусок. В течение следующего часа, пока Чарли попивала очередные полторы порции коктейля, разговор шел о кино (он любил триллеры, а она – заграничные фильмы) и о книгах. Как ни странно, Сэм предпочитал художественную литературу, а Чарли – документальную. Заговорив о музыке, они вступили в безнадежный спор о роке, джазе и Бахе.
Пока они болтали, в баре становилось все более шумно, и им пришлось подвинуться ближе, чтобы лучше слышать друг друга. По правде говоря, Сэм нарочно старался говорить тише, чтобы Чарли подсела к нему. Блейк поздравил себя, вспомнив этот старый трюк.
Ему так и хотелось рассказать ей о своих журналистских планах и спросить, о чем мечтает она, но тогда разговор стал бы слишком серьезным. Впрочем, Сэм и так был довольно серьезен, только его профессиональные планы не имели отношения к беседе.
Сэм как бы ненароком рассказал ей парочку двусмысленных анекдотов. Чарли не стала прикидываться, что не понимает их, но и не смеялась, а лишь слегка улыбнулась, и ему это очень понравилось.
Блейк даже не помнил, кто из них первым предложил узнать, есть ли в отеле свободные номера. Однако часов в десять он обратился за помощью к одному своему приятелю, работавшему в «Хилтоне», с просьбой уступить один из тех номеров, которые всегда придерживали свободными на случай неожиданного приезда какой-нибудь знаменитости. Сэма, спортивного журналиста, конечно, нельзя было счесть знаменитостью, но он вращался среди известных спортсменов и болельщиков, которые любили заключать всевозможные пари, и, как человек, просвещенный в области спорта и жизни спортсменов, мог снабжать спорщиков интересной информацией.
Вернувшись, Блейк обнаружил, что Чарли сама заплатила за выпивку по кредитной карточке. Она так сильно нервничала, что он опасался, как бы она не сбежала прямо из лифта. К счастью, вместе с ними в лифт вошла целая толпа гуляк, и они вдвоем оказались прижатыми к задней стенке. Чарли стояла, глядя прямо перед собой, но Сэм сомневался в том, что она видит хоть что-то.
Слава Богу, она не прикрыла голову полой жакета, чтобы скрыть лицо.
Войдя в лифт первыми, они вышли из него последними и молча ступили на нужный этаж. Дойдя до номера, Блейк жестом предложил Чарли войти. Она перешагнула порог и тут же зажгла свет, бормоча что-то невнятное о каком-то мнении, точнее, о втором мнении. Ее слова были совершенно непонятны Блейку, а потому он тут же забыл о них.
Они находились в просторной комнате с отличной мебелью и балконом, выходившим на набережную. Вздохнув, Чарли бросила сумочку на широченную кровать, накрытую золотистым покрывалом.
– Я здорова, если вас это интересует, – сообщила она.
– Я тоже, – сказал он, вынимая из кармана бумажник и бросая его рядом с сумочкой Чарли. – И я приготовился.
Она побледнела как полотно.
– Вы что же… собираетесь заплатить мне?
– Да нет, я имел в виду презервативы, – поспешил успокоить ее Сэм. – Я держу тут несколько штук.
Чарли покраснела.
– А-а, – протянула она, постаравшись взять себя в руки. – Полагаю, вам нравится быть готовым к таким вещам. Вдруг пригодится.
. – Я купил их как-то, назначив свидание одной девушке, – объяснил он. – Очень давно. Презервативы тогда не понадобились.
Чарли посмотрела сначала направо, потом налево, затем опустила глаза и разгладила юбку.
– Интересно, – прошептала она, – куда из моей крови подевался весь алкоголь?
– Ты совсем трезвая, – возразил он.
– Нет, не совсем, однако отдаю себе отчет в том, что происходит.
– Вот и отлично. – Блейк помолчал, а потом добавил задумчиво: – Ты ведь никогда ничего такого не делала, да? Ты уверена, что хочешь этого?
И опять ее реакция поразила его своей непредсказуемостью.
– Так ты передумал, да? – равнодушно спросила она. – Я так и знала, что ты передумаешь.
– Ни за что, Чарли, – проникновенным голосом произнес Сэм.
Сбросив куртку, он легко поцеловал ее – просто для того, чтобы попробовать губы на вкус. Сэм уловил привкус лимона, текилы и соли. И еще он почувствовал вкус рая, тут же обругав себя за то, что в его журналистском мозгу могло родиться подобное избитое сравнение.
Сняв с себя жакет, Чарли бросила его поверх куртки Сэма, а потом крепко прижалась к нему.
Рай – недостаточно сильное сравнение, когда речь идет о том, чтобы провести время с такой женщиной, как Чарли, подумал Блейк.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Самая красивая - Роджерс Эвелин



Роман любовный, очень интересно описаны переживания ГГ. Как всегда happy end. rnГГ после развода, нашла свою любовь и путем долгих проб и ошибок повысила самооценку
Самая красивая - Роджерс ЭвелинЮлия
17.06.2013, 14.42





Понравилось, но затянуто с нереально идеальным героем и тупо упертой героиней. А задумка была хорошая.
Самая красивая - Роджерс ЭвелинStefa
9.02.2014, 21.31





Ну ни че так, длинный слегка. :-):-) Вот ведь не ленивые б/у муж и подружка ! Попереться по темноте в лес, чтобы посмотреть чем же занимаются сэм с чарли!(крестиком ,наверно вышивают , как говорит моя подруга)Мне этот момент в романе больше всего понравился :-):-):-) 6/10
Самая красивая - Роджерс Эвелинольга
12.02.2014, 10.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100