Читать онлайн Самая красивая, автора - Роджерс Эвелин, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самая красивая - Роджерс Эвелин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.74 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самая красивая - Роджерс Эвелин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самая красивая - Роджерс Эвелин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Эвелин

Самая красивая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

– Странное у тебя чувство юмора, Чарли, – покачал головой Сэм. – Кого ты надеешься обмануть?
Голос его звучал уверенно, но лицо изменилось: взгляд стал напряженным, рот превратился в узкую полоску. За несколько месяцев знакомства Шарлотта очень хорошо успела изучить этот рот.
Она обрадовалась, что он испытывает некоторую неловкость. Как выразился бы Сэм-журналист, теперь они оказались в равных условиях на игровом поле.
Однако он не просто испытывал неловкость. Он думал о ее судьбе, которая, похоже, была гораздо милостивее к Шарлотте, чем она представляла.
– Итак, ты не хочешь везти меня в отель, где мы, нормальные и современные взрослые люди, могли бы развлечься, как нам хочется, и покончить с этим. А потому я думаю о другом месте.
– Когда тебе пришла в голову эта мысль?
– Только что, – отозвалась Шарлотта. – Ну может, не совсем только что… Признаться, она уже приходила мне в голову пару раз. – Или раз пятьдесят с тех пор, как ты вошел в здание городского совета. – В моем кабинете мы занимались сексом, так почему бы на этот раз не использовать для разнообразия твой?
– Мне в голову приходят сотни возражений. Например, окна. Если вас в чем нельзя уличить, доктор Гамильтон, так это в вуайеризме.
– Да, честно говоря, это было бы слишком для меня. Но ведь можно опустить жалюзи.
– А ты проверила защелку, заходя сюда?
– Разумеется, – кивнула Шарлотта. – С тех пор как познакомилась с тобой, Сэм, у меня вошло в привычку заботиться о безопасности.
– Если ты явилась сюда для того, чтобы заботиться о своей безопасности, то, по-моему, выбрала странный способ.
– Честно говоря, я не могу толком объяснить, что меня сюда привело. Сначала я хотела посетовать на цветы, на твое поведение на собрании, да и вообще на многое… Но сейчас я думаю совсем о другом.
Голос ее звучал решительно. Если бы только Сэм знал, какая дрожь пробирала ее изнутри. Потому что она уже давно изнывала от желания. В жизни было очень много вещей, которых Шарлотта не могла себе позволить. Но прямо сейчас она могла заняться сексом. С Сэмом Блейком.
А потому Шарлотта принялась дрожащими руками опускать жалюзи и запирать дверь.
– Все же будет слышно, – заметил он.
– Хм! – хмыкнула она. – Ты заговорил так же, как я, когда ты пришел ко мне на работу. Твой кабинет находится в углу здания, в самом конце коридора, так что мимо него никто не ходит. К тому же все твои коллеги без устали трудятся, и мы займемся тем же.
Заметив, что Сэм хочет еще что-то возразить, Шарлотта подняла с пола сумочку и вытащила оттуда упаковку презервативов.
– Здесь три штуки, – сказала она, бросая их перед ним на стол. – Насколько я понимаю, сегодня больше одного не понадобится.
Вообще-то Шарлотта принимала противозачаточные таблетки – просто потому, что у нее стали нерегулярно приходить месячные, но пила она их всего несколько недель, так что их действие еще не началось.
– Ты их купила?
– Прислали в больницу как образец. Вместе с брошюрками о виагре, – объяснила Шарлотта. – Так что я сунула их в сумочку уже довольно давно.
– На всякий случай…
Шарлотта усмехнулась:
– Вообще-то мне и в голову не приходило, что они пригодятся.
– А теперь ты передумала.
– Да, – кивнула она, – теперь я передумала.
Она ждала следующего аргумента Сэма. Вместо этого он откинулся на спинку стула.
– Ну хорошо, а что дальше? В твоей смотровой я был уже голым, когда ты вошла.
Шарлотта поняла, что Сэм поддразнивает ее, не сомневаясь, что дальше она не зайдет. Хотя он и вообразил, что хорошо знает ее, она совсем не такова, как он думает.
А сейчас она и сама себя не узнавала, хотя это уже совсем другая история. Лишь в одном Шарлотта не сомневалась: сейчас без малейшего промедления она займется сексом с Сэмом Блейком. Она так сильно хотела его, что у нее перехватывало дыхание и от волнения легкие грозили слипнуться, а сердце неистово колотилось где-то в горле. «Один раз, – говорила себе Шарлотта, – один-единственный раз». Ей нужен только секс, и если бы Сэм трезво оценивал ситуацию, то понял бы, что и он хочет того же.
Одним быстрым движением Шарлотта стянула с себя вязаный топик. На ней был голубой кружевной бюстгальтер. Темные отвердевшие соски просвечивали сквозь нежное кружево. Сейчас она не беспокоилась о том, что Сэм обращает внимание на ее длинную шею.
Должно быть, он не станет критически осматривать и ее крупные ягодицы, однако Шарлотта не хотела его испытывать.
– Здесь очень светло, – промолвила она. – Можно ли как-то приглушить свет?
– Мы можем вообще выключить его и оставить лишь монитор.
– А какая у тебя картинка?
– Подпрыгивающие шарики. – Сэм усмехнулся.
– Это нам подойдет.
Шарлотта на мгновение отвернулась, чтобы нажать на кнопку выключателя. Кабинет, освещаемый лишь экраном дисплея, погрузился в идеальный полумрак. Собственно, сейчас все казалось идеальным. Если, конечно, не слишком тщательно анализировать, что происходит.
В голубоватом свете экрана Шарлотта расстегнула крючки на бюстгальтере и отбросила его в сторону.
Сэм сидел за столом, и Шарлотта видела его глаза. Напряжение не исчезло, но к нему добавилось еще кое-что, возможно, некоторое недоверие и интерес. Да, в его глазах определенно появился интерес. Если сложить этот интерес с обжигающей ее страстью, то она, пожалуй, не будет чувствовать себя так глупо.
Радуясь, что сумела сохранить девичью гибкость, Шарлотта поставила одну ногу на стол и сняла туфельку, а затем проделала то же с другой. Что скрывать, она хотела устроить настоящее шоу. Если бы Сэм хоть жестом, хоть взглядом показал, что ему ее поведение кажется глупым, она немедленно выбежала бы из его кабинета, не думая даже о том, что почти раздета.
Но он держался совершенно спокойно, внимательно смотрел на Шарлотту и, кажется, едва дышал. Однако в висках у него стучало, она видела это и даже чувствовала ритм его пульса. Он совпадал с ее сердцебиением.
Настала очередь брюк. Шарлотта пыталась заставить себя не думать о том, где находится. Они снова были наедине в номере отеля «Хилтон», где он высказывал то самое второе мнение, в котором она так нуждалась. Убедить себя в этом оказалось совсем нетрудно, ведь Сэм был рядом, и особое тепло, исходившее от него, согревало ее.
Расстегнув пуговицы, Шарлотта опустила вниз «молнию». Тихий звук отозвался эхом.
– Здесь отвратительно тихо, – заметила она, внезапно почувствовав необходимость говорить только шепотом.
– Ты же сказала, что нас никто не услышит, – напомнил Сэм.
– Я передумала.
– Я предполагал, что это случится.
Шарлотта вздернула подбородок.
– Это имеет отношение только к шуму, – заявила она. – В остальном я не собираюсь отступать назад.
Сэм глубоко вздохнул:
– Что ж, попробуем тебе помочь.
Он включил радиоприемник, стоявший на краю стола. Комната тут же наполнилась звуками рекламы автомобильных кузовов. Выключив радио, он нажал кнопку магнитофона, и из магнитолы полилась ритмичная музыка Эрика Клэптона, вполне подходящая для того, что они собирались делать.
Сбросив брюки на пол, Шарлотта пожалела о том, что в дополнение к презервативам не прихватила с собой бумажной рубашки, какие выдаются пациентам для осмотра. А может, стоило взять свой докторский халат. Кажется, в прошлый раз он понравился Сэму.
Шарлотта медленно обошла вокруг стола, Сэм повернулся на крутящемся стуле, чтобы видеть ее. Но не встал. Он по-прежнему сидел и смотрел на ее кружевные трусики того же цвета, что и бюстгальтер. Шарлотта спросила себя, понимает ли Сэм, как ей трудно раздеваться перед ним без его помощи. Возможно. Возможно, он хотел убедиться в том, что она не потеряла уверенности.
– Я надеялась, что хоть с чулками ты мне поможешь, – прошептала она.
– Не делай этого, – проговорил он тихо. – Я прошу тебя, не делай этого.
– Тебя это не должно волновать, – промурлыкала Шарлотта, надеясь, что он не расслышит, как дрожит ее голос.
Наклонившись, отчего груди свесились вниз, Шарлотта медленно, один за другим, скатала с ног чулки и бросила их на пол. Она вся горела, дрожала, испытывала невероятное смущение, но при этом так сильно хотела его, что не могла остановиться. Наверняка он понимает, чего ей все это стоит. Со стороны Сэма жестоко не прийти ей на помощь.
Но похоже, он вовсе не желал, чтобы она останавливалась. Ведь до этого он мечтал обладать ею. Он искал расположения Шарлотты, и это стало для него привычкой и целью. И как бы он ни относился к тому, что она делает, Шарлотта была уверена в том, что Сэм хочет заниматься с ней сексом.
Это Сэм Блейк высказал ей то самое второе мнение о ней, Сэм Блейк сказал ей, что она для него – желанная женщина. Он не отвернется от нее сейчас! Нет, Сэм, познакомившийся с ней в баре, не сможет этого сделать.
– Остальное я доверяю тебе, – тихо вымолвила Шарлотта. – Не думаю, что я еще долго продержусь.
Она поежилась, и он усадил ее к себе на колени. Тело Шарлотты прильнуло к его груди, ее бедра терлись о жесткую ткань его брюк. А потом он поцеловал ее. В губы, но не тем глубоким и страстным поцелуем, которого она от него ждала. Ее спина напряглась, веки опустились. Откинув голову назад, Шарлотта предлагала ему себя, готовая слиться с ним в экстазе и разделить ту радость, которую они уже не раз делили.
А потом уйти. Быстро. В надежде, что они никогда больше не увидятся.
Шарлотта чувствовала, как Сэм дрожит, и ждала, когда он откликнется на ее призыв.
И тут она услышала от него единственное слово:
– Нет.
Шарлотте понадобилось несколько секунд, чтобы осознать, что он сказал. Она медленно подняла веки и изумленно посмотрела прямо ему в глаза.
Наверняка ему хочется чего-то иного. Шарлотта принялась расстегивать пуговицы на его рубашке, поглаживая при этом его теплую кожу. Сэм схватил ее за руки. И еще раз четко произнес:
– Нет.
Все поплыло у нее перед глазами.
– То есть как «нет»? Я не понимаю, – пролепетала она.
– Нет – это нет. Разве не так обычно говорят женщины?
Шарлотта теряла голову, ничего не могла понять. Освободившись, она дотронулась до его паха. Сэм застонал. Однако когда она попыталась погладить его плоть, он вновь схватил ее за руку.
– Нет, Чарли, – твердо сказал он. – Не сегодня и не здесь.
Он мог бы ударить ее. Это был бы более гуманный, более ласковый способ обратить ее в камень. Отбросив с лица волосы, Шарлотта недоверчиво посмотрела на него:
– Тебе не хочется заниматься сексом, потому что не ты это предложил?
– Я не говорил, что не хочу тебя, – промолвил Сэм. – Я только сказал, что это должно быть иначе.
Обхватив ее талию, Сэм привлек Шарлотту к себе. Он прикасался к ней очень осторожно и ласково, словно опасался разбить, как фарфоровую статуэтку.
– Извини.
Его голос изменился, стал неузнаваемым.
– «Извини»? – недоуменно переспросила Шарлотта, не понимая, правильно ли она расслышала. Она замерла, руки повисли по бокам. Что же случилось с желанием? Какой-то противный комок появился у нее в животе, или это что-то жгло ей глаза изнутри?
Странное жжение вообще все чаще стало беспокоить ее, что очень не нравилось Шарлотте.
Оттолкнув его руки, она заглянула ему в глаза. Неужто в его взоре она видит сожаление? Неужто в нем не осталось былой напряженности, интереса к ней, неужто он взглядом не ободрял ее? – спрашивала она себя.
– Мне очень жаль, – проговорил Сэм. – Ты даже не представляешь, как мне жаль. Но сейчас я буду делать то, что, по моему мнению, лучше для нас обоих.
Сэму казалось, что он ведет себя как последняя скотина. Он причинял боль ей, женщине, которую больше всего на свете хотел защищать. Да и ему самому, признаться, было паршиво. Она представить себе не могла, до чего он изнывает от желания заниматься с ней любовью.
Однако что-то подсказывало Сэму, что если он хочет быть с ней всегда, то сейчас следует не поддаваться искушению.
Сэм хотел ухаживать за Шарлоттой. Ухаживать, как ухаживали за женщинами в былые времена.
И еще его тело изнывало от желания обладать ею. Желания такого острого, что если она сейчас же не отойдет от него, то он не сможет противостоять инстинкту, который давно подсказывал Сэму, что надо делать с этой женщиной.
Он должен добиться, чтобы Чарли ему поверила.
Убедившись, что ее прелести не действуют на Сэма, Шарлотта заспешила. Прикрыв груди ладонями, она еще раз с недоверием посмотрела ему в глаза. С недоверием и яростью. Он опять ее разозлил! Сэм спросил себя: испытывает ли она такую же боль, как и он? И не только эмоциональную. Физическую тоже. Ему никогда в жизни не было так больно.
– Ты безумен, – бросила она.
– Возможно, – кивнул Сэм. – Думаю, я буду сильно ругать себя после того, как ты уйдешь.
Он видел, что злость постепенно сменилась болью и смущением, которые переросли в нечто худшее – ощущение жестокого унижения. Черт! Он не ждал ничего, кроме гнева. Если бы Шарлотта расплакалась, он бы вмиг забыл обо всех своих идеях, уложил ее на стол и целую неделю занимался бы с ней любовью.
Три презерватива? Их не хватило бы даже для начала.
Но Шарлотта не плакала. Сэм засомневался в том, что она вообще умеет плакать.
Вместо этого она дала ему пощечину. Сильную пощечину. Она была маленькой женщиной, но удар оказался внушительным. Шея Сэма дернулась.
От пощечины ему полегчало. С ее точки зрения, он получил то, чего заслуживал, и от этого она наверняка почувствовала некоторое удовлетворение. Ему следовало остановить ее, едва она сняла с себя жакет. Увы, он не был Суперменом. Он не был даже Тарзаном или Ромео. Он – обычный болван, который оказался в совершенно дурацкой ситуации.
Шарлотта сделала шаг назад, потом второй. Она явно не замечала того, что ладони и узкая полоска голубых кружев толком не прикрывают ее наготу. Зато Сэм замечал все, и от его жадного взора не укрылось ни единого дюйма ее плоти.
– Почему? – спросила Шарлотта. – Почему ты не остановил меня, если не хотел принимать участия в том, что я затеяла?
– Я еще не знал, что сделаю, когда ты все это начала, – отозвался Сэм. – И еще я не знал, как далеко ты зайдешь.
Но я ничего от тебя не скрывала и действовала не слишком тонко. – Она покачала головой. – Ладно, забудь о моем вопросе. Просто отвернись, чтобы я могла одеться и уйти отсюда.
Отвернуться было самым малым, что он мог для нее сделать. Глядя на стену своего кабинета, Сэм прислушивался к шороху одежды, сопровождаемому гитарными переборами в исполнении Эрика Клэптона. В один прекрасный день, сказал себе Сэм, они вместе посмеются над этим.
Да, обязательно посмеются.
Он повернулся, когда Шарлотта натягивала через голову вязаный топик. Она тут же испуганно схватила свой жакет, словно он мог увидеть что-то, чего ему видеть не следовало. Забрав презервативы со стола, Шарлотта задумчиво повертела их в руке, а потом бросила в Сэма.
– Они твои, – сказала она. – Мне они больше не понадобятся.
Вскочив со стула, Сэм обежал вокруг стола и крепко обнял Шарлотту. Возможно, он даже сделал ей больно, но не нашел иного способа хоть немного ее успокоить. Сначала она сопротивлялась, но быстро затихла. Сэм измучил ее, но не таким способом, каким бы им обоим хотелось.
«Это для твоего же блага», – мог бы, как врач, сказать он ей. Правда, сомнительно, что она согласилась бы с таким утверждением.
Поэтому Сэм добавил в горькую микстуру ложку меда, чтобы ее легче было проглотить:
– Ты – самая желанная, самая прекрасная, самая замечательная женщина на свете, Чарли. Я никогда не стану заниматься любовью ни с кем, кроме тебя.
Его слова не произвели на нее никакого впечатления.
– Что ж, тогда тебя лучше кастрировать, потому что со мной тебе любовью заниматься не придется, – отозвалась она. У нее был вид хирурга, занесшего скальпель над больным, которому не сделали анестезию.
– Ты права, – вымолвил Сэм. – Мне следовало остановить тебя. Но ты не представляешь, что для меня значит смотреть на тебя.
– Вот только не надо опять заводить разговоры о счастье и радости, – буркнула Шарлотта.
– А-а, ты имеешь в виду, что я наговорил на твоей лекции?
– Я пытаюсь забыть это. Да, несколько недель назад мы разделили радость, но обоюдного счастья она нам не принесла. Это был чистой воды секс.
– Которого ты и хотела.
– А сейчас не хочу.
Сэм начал раздражаться.
– Выслушай же меня, черт побери! Я хочу ухаживать за тобой! Хочу по-старомодному назначать тебе свидания. Мне наплевать, куда мы пойдем. Ты сама скажешь, куда тебе хочется. Да, секс сегодня принес бы нам обоим большую радость, это было бы великолепно. Я еще никогда в жизни не чувствовал себя так отвратительно, как сейчас, потому что мне пришлось подавить в себе желание. И если это тебя хоть немного утешит, я буду чувствовать себя так еще долгое время.
– Самоудовлетворение…
– Забудьте об этом, док! Я хочу настоящего. Но не здесь, не так, как это могло бы быть у меня в кабинете. Ты хотела только секса, а потом надеялась навсегда от меня избавиться. Ни цветов, ни меня. Ты доказала бы себе что-то, но сама превратилась бы в сухую разведенную женщину, для которой страсти угасли навсегда. А я хочу ухаживать за тобой! – Пора было заткнуться, что он и сделал. По-прежнему держа Шарлотту в объятиях, Сэм почувствовал, как напряжение постепенно отпускает ее.
– Не знаю, что мне с тобой делать, – прошептала Шарлотта.
– Надо всего лишь принять мои ухаживания.
– Ты совсем не похож на тех мужчин, которые встречались мне в жизни.
– Не думаю, что ты хочешь сказать мне комплимент, но готов расценить эти слова именно так.
– Ты не хочешь слушать меня.
– Я мог бы сказать то же самое. Шарлотта оглядела кабинет:
– Я еще никогда не испытывала такого стыда.
– Ты еще никогда не была такой красивой, – заверил ее Сэм. – В тебе нет ни черточки, которой нельзя не любоваться, которую нельзя было бы назвать великолепной. Мне даже не верится, что я смог сдержать себя. Если бы ты ударила меня в то место, в какое хотела ударить, то разбила бы себе руку и серьезно повредила бы один очень важный орган. Важный не только для меня, но, верю, и для тебя тоже.
Он не ошибся? Уголок ее рта действительно слегка дрогнул? Впервые за последний час Сэм смог свободно вздохнуть.
– Физически это невозможно, – проговорила Шарлотта. – Но я могла бы сделать тебе больно. Очень больно.
– Хочешь проверить? Я еще не совсем успокоился.
– Я хочу пойти домой и лечь в постель. Одна.
– Что ж, каждому свое. А я хочу принять холодный душ. – С этими словами Сэм отпустил ее, позволив Шарлотте привести себя в порядок, что не заняло много времени.
– Ты не отстанешь от меня до тех пор, пока мы не начнем встречаться, не так ли?
Сэм кивнул, чувствуя, что победа близка. Но ему не хотелось, чтобы ее следующие слова были простой отговоркой.
– Ну хорошо, я согласна на одно свидание. Ты можешь узнать меня так, как тебе хочется. Не думаю, что после этого ты долго будешь настаивать на своем.
– Два свидания, – заспорил Сэм. – Я передумал. Я хочу два раза пригласить тебя на свидание.
– Два… – Шарлотта вздохнула. – Ладно. Этого достаточно для того, чтобы ты меня раскусил.
Сэм улыбнулся. Не говоря ни слова, да и к чему рисковать столь трудно доставшейся победой, он погладил Шарлотту по голове и одернул ее жакет, а потом включил свет. Затем отпер замок, распахнул дверь и под любопытными взглядами коллег проводил ее к выходу. У двери он пожал ей руку.
– «Раскусил»? – переспросил Сэм. – Это мы еще посмотрим, доктор Гамильтон.
Он наблюдал за тем, как она идет к лифту. Шарлотта ни разу не оглянулась. У нее была чудесная походка. И замечательная задница. У нее вообще все было замечательным. Когда она исчезла в лифте, Сэм направился в кабинет, не обращая внимания на любопытные взгляды репортеров и редакторов. Оказавшись у себя в кабинете, он закрыл дверь, сел за стол и невидящим взором уставился на прыгающие шарики на экране.
Он безумен. Он рисковал всем. Он мог потерять ее навсегда. А что же Шарлотта? Как она почувствует себя, вспоминая дома события минувшего дня? Скорее всего пожалеет о том, что заключила с ним соглашение, захочет с кем-то поделиться. Сэму очень не хотелось, чтобы Шарлотта призвала себе в советницы Луизу Пост.
Он уже собирался уходить, когда дверь распахнулась, и в кабинет ввалился Роджер Райан.
– Готов биться об заклад, что я только что видел в вестибюле Шарлотту, – громко сказал он. – Что, черт возьми, она могла тут делать?
Сэм откинулся на спинку стула и застонал. Положительно, судьба испытывает его сегодня.
– Откуда я знаю? – Он пожал плечами. – Может, обновляла подписку. Может, давала объявление. – Не удержавшись, он спросил: – А она тебя видела?
Роджер помотал головой. Похоже, он изнывал от желания посплетничать. Запустив пятерню в волосы, он взъерошил свою аккуратную прическу.
– Я говорил тебе, что она совсем опустилась?
Нет, не говорил, – с плохо скрываемым раздражением ответил Сэм. – Я не видел тебя после того, как ты развелся. – Помолчав, он спросил: – А откуда ты узнал?
– Моя мать видела, как ее лапает какой-то тип прямо в этой благотворительной богадельне, которую она так любит. Наверняка она давно встречается с ним, вот только я этого не знал.
Сэм напустил на себя холодный вид.
– Так ты из-за этого пришел сюда? – резко спросил он. – Для того, чтобы поговорить о своей бывшей жене?
Но Роджер не слушал.
– Думаю, она и его довела до ручки. Бедняга! Немало ему придется потрудиться. Шарлотта так же изобретательна в любви, как твой письменный стол.
От ярости Сэм потерял голову и вскочил так резко, что его стул ударился о стену.
– Проваливай отсюда! – выкрикнул он. – Убирайся, Роджер, или я сломаю нос на твоей красивой роже.
Роджер недоуменно заморгал:
– Да что с тобой такое? Черт возьми, она же тебе никто.
В его голосе определенно зазвучало подозрение. Подозрение, смешанное с удивлением. И как только он мог ходить на рыбалку с таким типом?
Сэм взял себя в руки.
– Я хочу, чтобы ты ушел. Я работаю. И веришь ты этому или нет, журналистика тоже работа.
Роджер несколько секунд внимательно смотрел на него. Может, этот человек и подонок, но он далеко не глуп.
– Я просто подумал, что мы могли бы пойти на рыбалку, – проговорил Роджер. – Мы так давно не были на реке. Я соскучился по тебе, Красноперка. Гораздо больше, чем по ней. – Он поймал на себе свирепый взгляд Сэма. – Ну хорошо, я ухожу. Похоже, ты не в настроении говорить о рыбалке.
– Я ее разлюбил.
– Ты разлюбил полосатых окуней? – Роджер Крыса издал такой звук, как будто только что узнал, что Сэм объявил голодовку.
А потом на его лице расползлась улыбка.
– Знаю, все дело в женщине. Она поймала тебя на крючок. Поймала убежденного холостяка Сэма Блейка.
– Убирайся.
Роджер остановился у двери.
– Позвони, когда у тебя там все закончится, хорошо? Поверь мне, а я знаю это по собственному опыту, что нет на свете женщины, которая стоила бы того, чтобы из-за этого беспокоиться. Вот, может, если только несколько женщин сразу, то еще ничего… Но не одна, – уверенно закончил он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Самая красивая - Роджерс Эвелин



Роман любовный, очень интересно описаны переживания ГГ. Как всегда happy end. rnГГ после развода, нашла свою любовь и путем долгих проб и ошибок повысила самооценку
Самая красивая - Роджерс ЭвелинЮлия
17.06.2013, 14.42





Понравилось, но затянуто с нереально идеальным героем и тупо упертой героиней. А задумка была хорошая.
Самая красивая - Роджерс ЭвелинStefa
9.02.2014, 21.31





Ну ни че так, длинный слегка. :-):-) Вот ведь не ленивые б/у муж и подружка ! Попереться по темноте в лес, чтобы посмотреть чем же занимаются сэм с чарли!(крестиком ,наверно вышивают , как говорит моя подруга)Мне этот момент в романе больше всего понравился :-):-):-) 6/10
Самая красивая - Роджерс Эвелинольга
12.02.2014, 10.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100