Читать онлайн Все, что пожелаю, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все, что пожелаю - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все, что пожелаю - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все, что пожелаю - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Все, что пожелаю

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Отель «Сен-Луис» располагался в самом сердце старого города и был весьма любим креолами за модные балы, которые давались здесь с большой помпой. В ротонде, круглом помещении со сводчатым потолком, в центре отеля часто проходили политические собрания. Бальные залы находились на втором этаже, куда вели два выхода, с Ройял-стрит и Сен-Луис-стрит.
И сегодня собравшимся в ротонде показалось вполне естественным переместиться в бальный зал, где играла музыка и разгуливали прекрасные женщины в элегантных нарядах.
Анжи остановилась на пороге, желая скорее осмотреться, чем произвести фурор своим появлением, однако немедленно привлекла внимание молодых людей.
— Распрями плечи, — прошептала Миньон, наклонившись к дочери. — Будешь горбиться — платье повиснет как на вешалке.
Хотя девушка немедленно повиновалась, в глазах блеснула мимолетная неприязнь к материнским наставлениям. И чтобы избежать дальнейших лекций, Анжи поспешно шагнула вперед. Мимоходом поймав свое отражение в высокой зеркальной двери, она с отчаянием подумала, что выглядит настоящей провинциальной простушкой. Очередная проигранная битва: она так хотела надеть модный туалет прилегающего покроя из переливающейся синей ткани, сшитый самим Бортом, знаменитым парижским портным! Но мать, как всегда, настояла на своем! Не такое впечатление она хотела произвести и сейчас по-прежнему чувствовала себя ребенком, а не взрослой молодой женщиной.
Длинная широкая юбка, отделанная розовыми оборками, едва не волочилась по полу. Верхняя юбка из игольного кружева нежного сиреневого оттенка была задрапирована сзади двумя лентами гро-гро, завязанными бантом. Белая пена жабо сколота аметистовой брошью в тон глазам. Большой камень переливался сотнями искр в огнях хрустальных люстр. На шее поблескивал золотой медальон, а в ушах сверкали золотые серьги с аметистами.
Миньон так и не удалось настоять, чтобы дочь надела перчатки, и обнаженные руки и плечи отливали перламутром. В руке Анжела держала маленький кружевной веер из слоновой кости, привязанный к запястью лентой. Всего лишь мода во Франции и жестокая необходимость в здешней жаре.
Расстроенная очередным спором из-за платья, Анжи, вызывающе глядя на мать, взяла бокал пунша с подноса официанта и медленно потягивала прохладную шипучую жидкость, рассматривая комнату поверх позолоченного краешка.
— Ты считаешь это приличным, малышка? Анжи, равнодушно пожала плечами:
— Всего лишь пунш с шампанским, ничего особенного.
— Да, но если он ударит тебе в голову, можешь натворить глупостей.
— Я вот уже несколько лет как пью шампанское и знаю, когда остановиться.
Она сама понимала, что зря дерзит и капризничает, но так устала от бесконечных замечаний и постоянного осуждения! Почему мать вечно обращается с ней как с младенцем? Кроме того, Анжела чувствовала себя настоящей дурочкой в этих оборках и кружевах! Не то что мать, в ее дорогом модном туалете!
В сорок лет Миньон все еще могла по праву считаться красавицей. Светлые, почти белые волосы, забранные наверх, рассыпались множеством мелких локонов. Черный цвет невероятно шел к ее белой коже. Атласный шлейф грациозно волочился по полу. В ушах, волосах и на груди горели бриллианты. Изящные руки были затянуты в перчатки. На запястье поблескивал алмазный браслет. Само воплощение идеальной, несколько холодноватой прелести: зрелая, утонченная, желанная…
Рядом с ней Анжи казалась себе неуклюжей и плохо одетой.
Она снова глотнула шампанского, и губы Миньон едва заметно сжались. Не слишком сильно, разумеется, иначе появятся лишние морщинки.
— А вот и месье Гравье, так что постарайся вести себя как полагается, Анжелика.
— Он сущая жаба.
— Анжелика!
И хотя, по мнению девушки, это было чистой правдой, она все же воздержалась от дальнейших замечаний. Дородный креол почтительно поклонился, взял руку Миньон и поцеловал тонкие пальчики, бормоча по-французски, как очарован и польщен оказанной ему честью.
— Такая прелестная и грациозная дама… от всей души надеюсь, что вы согласитесь потанцевать со мной. А ваша дочь, — добавил он, глядя на Анжи со странной улыбкой, которую та посчитала чересчур оценивающей и не слишком приятной, — просто неотразима. Верно говорят, что яблочко от яблони недалеко падает. Я стану предметом зависти всех мужчин города! Не каждому доводится принимать столь редкостных красавиц!
— Вы слишком добры, месье Гравье, — ответила Миньон весьма сдержанно, и Анжи подумала, что матери, по-видимому, креол тоже не слишком нравится. — Я весьма польщена тем, что такой человек, как вы, счел возможным прийти нам на помощь в час нужды.
— Ну разумеется, почему бы нет? Мой отец так часто вспоминал о вас, что я покрыл бы себя вечным позором, если бы вздумал бросить бедняжку Миньон Левасер в беде!
Черные глазки плотоядно блеснули, и Анжи с неожиданным отвращением заметила, как самодовольно он погладил густые усы.
— Я уже постарался сделать все возможное, и колеса завертелись. Скоро ваши желания осуществятся. Вы не пожалеете, мадам, что обратились к Раулю Гравье. А теперь — вперед! Музыка заиграла, и самая прекрасная женщина во всей Франции, да и в Луизиане обещала мне танец!
Анжи последовала за парочкой, делая вид, что не замечает протянутой руки креола. Если мать хочет танцевать с ним, дело ее, но она не станет изображать заинтересованность, которую не испытывает. Кроме того, в этом зале полно блестящих джентльменов, темноглазых креолов и стройных американцев. Их так легко различить, ибо всем креолам присуща врожденная надменность, и даже взгляды их высокомерны. Правда, и американцы не менее спесивы и кажутся довольно опасными.
Анжи покачала головой. Кажется, воображение опять завело ее чересчур далеко! Вне всякого сомнения, здесь собрались обыкновенные бизнесмены, банкиры и клерки, возможно, торговцы, а вовсе не те неукротимые, буйные люди, которых мать считала нецивилизованными отбросами общества.
Наверное, она и вправду чрезмерно романтична, как неодобрительно замечала Миньон! Но никто из французских поклонников не привлекал ее внимания. Все казались Анжи скучными и бесцветными. Ее почти постоянно терзало чувство некоей неудовлетворенности, словно впереди, за ближайшим поворотом, ожидало заманчивое приключение.
Ну вот, она очутилась в том месте, о котором часто мечтала, и все мужчины казались смутно знакомыми. На лицах либо безразличие, либо едва сдерживаемое нетерпение. Все это она так часто наблюдала во Франции!
Но все же за окном расцветал май, играла музыка, шампанское казалось восхитительным, и она позволила молодому креолу, с которым познакомилась накануне, увлечь себя в танце.
— Ваша матушка, мадемуазель, разрешила вас пригласить, — сообщил он. — Возможно, вы не запомнили меня?
Анжи кокетливо взмахнула веером.
— Ну конечно, запомнила, месье Делакруа. Вчера вы встречали нас на пристани вместе с месье Гравье.
— Совершенно верно, — подтвердил он и протянул руку, не сводя с девушки бездонных темных глаз. — А вы еще прекраснее, чем в тот момент, когда я впервые увидел вас и подумал, что ни одна женщина не может быть столь совершенной. Вижу, что жестоко ошибся, ибо сегодня вы поистине несравненны.
Вместо ответа Анжи положила ладонь на его широкое плечо. Делакруа, высокий стройный брюнет с небольшими усиками, к его чести, вел себя безупречно и не пытался притянуть ее слишком близко, пока они вальсировали. Хорош собой, хотя, по ее мнению, немного приторный. Все же Анжеле были приятны его комплименты.
— Я счастлив, что вы приехали в Новый Орлеан, мадемуазель, — восхищенно шептал он. — Наш город украсился нежным цветком.
— Как вы любезны, месье, — обронила Анжи, с заученной грацией двигаясь в танце и тайком оглядывая остальные пары.
— О нет, я сама искренность! Никогда еще не встречал таких роскошных волос и столь необычных глаз… сияют, словно драгоценные камни.
— Merci, — пробормотала она нахмурившись, когда он незаметно притянул ее к себе. От него пахло бриолином и чем-то, напоминавшим мускус, и девушка немедленно постаралась отодвинуться на почтительное расстояние, чем вызвала новый поток признаний.
— Ах, ваша красота — совсем как солнце: слепит и обжигает. Посмею ли я открыть, что уже успел потерять голову?
Что, спрашивается, она может ответить на столь цветистую тираду? Анжи всегда становилось неловко, когда ей так откровенно льстили.
Но как выяснилось, ответа от нее и не требовалось. Делакруа принялся распространяться о том важном положении, которое занимает в городе. По его словам, он был одним из самых уважаемых и богатых граждан.
— Я пришел сюда прямо с политического собрания в ротонде, и теперь, когда власть в Новом Орлеане постепенно возвращается к тем, кому принадлежала прежде, до поражения в войне, мы возлагаем на Луизиану большие надежды. Слишком долго здесь правили пришельцы с Севера, хищники и мародеры, захватившие самые плодородные плантации, бессовестные спекулянты, едва не погубившие наш прекрасный город. Но теперь мы получили большинство в сенате штата и вскоре места и в конгрессе.
— Как интересно, — вежливо пролепетала Анжи, чем обрушила на свою голову новый поток откровений, от которых у нее заныли виски.
Но музыка наконец смолкла, и месье Делакруа проводил девушку к длинному, покрытому полотном столу, на котором красовались искусно сделанные из льда скульптуры и хрустальные чаши с пуншем. По скатерти были рассыпаны кремовые душистые цветы магнолии с блестящими листьями, распространявшие сладкий, чем-то напоминавший лимонный аромат. В чашах плавали тонкие ломтики апельсина, и официант налил месье Делакруа и его даме большие бокалы.
— Может, вы не найдете Новый Орлеан слишком красивым и сразу же решите нас покинуть? — улыбнулся креол, протягивая Анжи бокал. — Могу я надеяться, что разрешите приехать к вам с визитом?
Несмотря на его безупречную вежливость, в Анжи все нарастало раздражение. О да, он довольно красив, но чересчур уж назойлив. Наверное, она просто дурочка, но ее не оставляет подозрение, что им движут какие-то скрытые мотивы. Недаром она не терпит слишком вежливых и галантных людей. Стоит лишь вспомнить, как набросился на нее месье Боло, как только тетя Мария отвернулась. Вот когда он показал свою истинную натуру! С тех пор она относилась с подозрением к такого рода поклонникам.
Но пришлось заученно улыбаться, учтиво бормотать что-то в ответ, хотя Анжелика не позволила месье Делакруа увести себя на балкон, выходящий на Ройял-стрит, и, побыв еще несколько минут в его обществе, непреклонно потребовала проводить ее к матери.
Делакруа поклонился Миньон и поцеловал руку. Та, в свою очередь, одарила его ослепительной улыбкой, а оставшись наедине с дочерью, удовлетворенно заметила:
— Месье Делакруа — очаровательный молодой человек, Анжелика, не находишь? И так богат! Мне сказали, что у него блестящие связи в Париже. По всему видно, что он увлечен тобой.
— А еще больше собой, — процедила Анжи и принялась обмахиваться веером, делая вид, что не замечает хмурого лица матери. — Здесь ужасно душно. Пожалуй, выйду-ка на балкон, подышу свежим воздухом.
— Не сейчас, Анжелика. Месье Гравье хочет представить нас губернатору Уормоту, так что мы должны произвести на него неотразимое впечатление. А вот и они. Прямее спину, малышка.
Анжи, смирившись с неизбежным, вздохнула и присела в изящном реверансе.
— Как мило! — с улыбкой заметил губернатор. — Прелестно, поистине прелестно. Ну, Гравье, теперь я вижу, почему вы с такой охотой взялись помогать этим леди. Ничего не скажешь, самые изумительные создания, почтившие своим появлением Новый Орлеан!
Он говорил чересчур громко, ничуть не стесняясь окружающих, и Анжи заметила, как в их сторону начали поворачиваться головы присутствующих. Губернатор показался ей напыщенным, самодовольным человеком, из тех, кто не постесняется набить свои карманы за счет простых сограждан.
Миньон протянула руку, и Уормот почтительно склонился над ней.
— Я сам готов все для вас сделать, миссис Линдси, — с широкой улыбкой пообещал он. — Рассчитывайте на меня без всяких церемоний.
— Воспользуюсь вашим предложением, губернатор, — промурлыкала Миньон, не отнимая пальцев. Анжи показалось, что Уормот задержал ее ладонь дольше, чем позволяли приличия. Наконец Миньон отняла руку и обратилась к месье Гравье: — Вы уже уведомили его превосходительство о нашей просьбе?
— Разумеется, мадам.
— Нам стоило бы обсудить это в более подходящей обстановке, — вмешался Уормот. — Вы, конечно, понимаете.
— Естественно, — кивнула Миньон. — Но моей дочери лучше остаться здесь. Месье Гравье, вероятно, тот молодой человек, что встречал пароход вместе с вами, будет так добр позаботиться о ней, пока мы с губернатором беседуем?
— Месье Анри Делакруа… еще бы, мадам! Тем более что он без ума от мадемуазель Линдси! Он будет счастлив стать ее кавалером на время вашего отсутствия!
Анжи была вне себя от возмущения. Подумать только, никто не позаботился спросить, нравится ли ей общество этого павлина Делакруа! Но что она могла поделать! Оставалось молча повиноваться. Кроме того, неплохо остаться без присмотра матери, пусть и ненадолго!
Делакруа появился немедленно, рассыпая улыбки и слова благодарности. Анжи рассеянно взяла его под руку, вполуха слушая бесконечную льстивую трескотню.
— Месье Делакруа, — вставила она наконец, прерывая длинную фразу, в которой ее сравнивали с луной и звездным небом, — не будете так любезны принести мне еще пунша? Здесь слишком жарко и чересчур много народа.
— О, мадемуазель, вы правы. Не хотите выйти на балкон?
— Нет, достаточно выпить чего-нибудь похолоднее.
Делакруа оставил ее у высокой пальмы в горшке, и девушка принялась лениво обмахиваться веером. Она не солгала Делакруа. Духота была невыносимой, и, кроме того, ей было не по себе от злости и раздражения.
Анжи облокотилась о тонкую колонну искусственного мрамора рядом с пальмой и стала наблюдать за танцующими. Музыканты играли медленный вальс, но музыка внезапно смолкла, и центр зала опустел. Только тогда Анжи заметила девушку в алой юбке и блузке с широкими рукавами, стоявшую в гордом одиночестве. Незнакомка показалась ей похожей на испанскую цыганку, которых она навидалась во Франции.
Девушка с прирожденной грацией скользнула вперед, уверенно шлепая босыми ногами по натертому паркету, и встала в центре зала. Зачарованная Анжи не сводила с нее глаз. Пульсирующий ритм дроби маленького барабана пронесся по залу, немедленно подхваченный гитарами. Девушка, прищелкивая в такт пальцами, начала покачиваться под рыдающую экзотическую мелодию, сначала медленно, извиваясь всем телом, потом чуть быстрее. Волосы цвета воронова крыла, словно обретя собственную жизнь, вырвались на свободу и рассыпались смоляным каскадом до самой талии. Подол юбки вздувался все выше, обнажая загорелые стройные ноги в черном кружеве нижней юбки. Чужеземная песнь лилась и лилась, и гости невольно притихли при виде необычайного зрелища.
Анжи вздохнула, завидуя танцовщице. Чего бы она не отдала, чтобы оказаться на ее месте и плясать так же беззаботно и самозабвенно, с лениво-чувственной грацией, как цыганки, которыми она втайне восхищалась!
Сзади раздался тихий голос Анри Делакруа:
— Ее зовут Эжени. Она мулатка, хотя выдает себя за квартеронку. Я уже видел ее раньше.
— Она прекрасна. Что это за национальность — мулаты?
— Не национальность, а раса, — негромко засмеялся Анри. — Мулатом называют ребенка, один из родителей которого черный, а другой — белый. Квартероны — те, в ком всего лишь четверть негритянской крови.
Анжи недоуменно уставилась на собеседника, но тот впился взглядом в танцовщицу.
— Не понимаю. Разве она не американка?
— Верно. Но по общественному положению стоит куда ниже креолов или англичан. Здесь свои традиции, мадемуазель. И классовые различия достаточно остры, впрочем, как и во Франции, где аристократы смотрят свысока на простолюдинов. Подобные неписаные законы сушествуют во всем мире. Всегда найдутся те, кто стоит на самой верхней или нижней ступеньке.
— Я думала, что в Америке все равны. Разве мулаты теперь не свободны?
— И да и нет. Верно, что после войны цветные получили некоторые права, а рабство отменено. Мужчинам, однако, приходится из кожи вон лезть, чтобы чего-то достичь.
Он красноречиво пожал плечами и скептически усмехнулся.
— Впрочем, Пинкни Пинчбек, избранный в сенат штата два года назад, председатель республиканского клуба «Форт Уорд», родился свободным негром и поднялся до самых вершин. Но он исключение.
— Значит, угнетение черных продолжается? Делакруа с усмешкой показал на танцовщицу:
— Взгляните, по-моему, она не жалуется на свою участь.
Анжи, нахмурившись, присмотрелась к Эжени. Лицо мулатки лоснилось от пота, красноватая кожа блестела полированным янтарем. Тонкие точеные черты лица, кудрявые волосы… нетрудно догадаться, что каждый мужчина в этом зале хотел бы добиться ее благосклонности. Их глаза сверкали алчным желанием. Очевидно, Эжени прекрасно это понимала, потому что медленно раздвинула губы в улыбке, открывая жемчужины белых ровных зубов.
По-прежнему покачивая бедрами, она подняла руки над головой, словно предлагая себя, и вдруг изящно, по-балетному, нагнулась, подметая длинными прядями пол, прежде чем выпрямиться и снова закружиться, отталкивая и маня одновременно.
Некоторые мужчины бросали ей цветы; красные и белые розы усыпали паркет у ее ног. Эжени ловко подхватила один цветок, прикусила стебель и, подняв юбку до колен, вызывающе тряхнула головой, так что локоны черной вуалью на миг закрыли лицо.
Под неустанное биение музыки танцовщица откинула голову, повела плечами и на миг остановилась перед высоким человеком, прислонившимся к колонне. Он не пошевелился, только продолжал смотреть на нее внезапно сузившимися глазами, чуть скривив рот в подобии усмешки. Несмотря на сложенные на груди руки и небрежную позу, даже неопытную Анжи поразила его непонятная настороженность. Незнакомец явно был начеку. Чего же он опасается?
Пока Эжени старалась привлечь внимание мужчины, маняще колыхая грудью, Анжи изучала предмет ее симпатии. Его кожа была почти такой же красноватой, как у девушки, длинные черные волосы доходили до низкого воротника. Одетый в облегающие желтовато-коричневые брюки, черную визитку, белую сорочку и короткий галстук, он производил довольно приятное впечатление. Однако Анжи он напомнил туго сжатую пружину, которая в любой момент может высвободиться и нанести сокрушительный удар, или тигра, готового вот-вот напасть на ничего не подозревающую жертву.
Анжи неожиданно осознала, что сердце бешено колотится, а монотонная доселе барабанная дробь все убыстряется. Эжени сладострастно вращала бедрами, одновременно притопывая ногами, напомнив Анжи узкую парижскую улицу, где находилось кабаре и девушки на сцене бесстыдно задирали ноги. Туда тоже приходили мужчины, в основном затем, чтобы выбрать хорошенькую любовницу. О да, она знала о таких вещах, о развратниках, заводивших содержанок, которых осыпали подарками и даже покупали дома… словом, забавлялись новой игрушкой, пока та не надоедала. Во Франции такое положение дел было общепринятым.
— Вон тот мужчина, — прошептала она Анри, беря протянутый бокал с пуншем, — он покровитель Эжени?
Делакруа сухо и как-то зло рассмеялся:
— О нет. По крайней мере не в том смысле, что вы имеете в виду. Я познакомился с ним во время войны, когда он служил у северян. Правда, я слышал, что он до сих пор не расстался с армией, вместо того чтобы по крайней мере хоть притвориться джентльменом.
— Неужели? Он не похож на военного.
— Потому что не носит мундира? Это чистый маскарад. Правда, при нем нет оружия, но от этого он не менее опасен.
Джейк Брейден из тех людей, с кем бы я не хотел столкнуться в темном переулке… впрочем, и на людях тоже. Представить не могу, что он здесь делает, если только не возжелал сговориться с Эжени… Господи Боже! Простите, мадемуазель, я непростительно забылся, рассуждая с вами о столь вульгарных вещах. Мне не следовало даже упоминать о подобном человеке при даме, поскольку он всего-навсего полукровка, низкий распутник, под учтивой миной которого скрывается полное отсутствие совести и моральных принципов.
— Полукровка? Что это означает?
— Говорят, что он плод союза индианки из племени команчей и мексиканца, хотя это, разумеется, всего лишь слухи. Никто не посмеет справиться у него, правда ли это, а сам он не собирается распространяться на эту тему, так что пока эту тайну никто не разгадал.
— Интересно, — протянула заинтригованная девушка. — Команчи, кажется, живут где-то на западе? И считаются примитивными…
— Дикарями, совершенно верно. Но думаю, отцовская кровь все же разбавила то буйное пламя, которое пылает в жилах этих разбойников, так что он, если пожелает, вполне способен вести себя как джентльмен.
Теперь Анжи просто жаждала побольше узнать о Джейке Брейдене. Как, должно быть, он опасен… вот и Анри Делакруа тоже так думает. Именно о подобных людях с горечью и презрением высказывалась мать.
Все же Миньон никогда не упоминала, что внешне они кажутся вполне цивилизованными, а модная дорогая одежда придает им достаточно приличный вид. Возможно, Анри прав и это всего лишь фасад, а воображение снова сыграло с ней плохую шутку.
Да и сейчас Джейк Брейден ведет себя безупречно, хотя Эжени беззастенчиво дразнит его, водя бархатистыми лепестками розы по широкой груди, пока длинные ноги взбивают пену нижних юбок. Но объект ее внезапной прихоти так и не двинулся с места, и танцовщица наконец уплыла в вихре танца с прощальным, откровенно зовущим взглядом.
Анжи поднесла к губам бокал, все еще наблюдая за Брейденом. Чем так уж заинтересовал ее этот человек, репутация которого, очевидно, далеко не безупречна?
Джейк вдруг резко вскинул голову и, кажется, вонзился в нее взглядом. Душа девушки ушла в пятки. Неужели он смотрит на нее? Нет, этого просто быть не может! Должно быть, смотрит на месье Делакруа, ведь они давние знакомые!
— Sacrebleu!
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
Какая наглость!
— Месье? — удивленно пролепетала Анжи, испуганная ненавистью в голосе новообретенного поклонника. Анри вымучил улыбку, но в темных глазах сверкнула ярость.
— Прошу прощения, мадемуазель, сорвалось с языка. Старые обиды надо забывать. Сегодня мне следовало бы не думать ни о ком, кроме вас.
Девушка растерянно оглянулась, но Брейден уже исчез. И ей отчего-то показалось, что бал потерял свою привлекательность. Вероятно, она слишком ревностно ищет новых впечатлений, опасностей и авантюр, считая свою жизнь слишком унылой и тоскливой. Вне всякого сомнения, повстречайся ей на самом деле человек, не слишком ладивший с законами и правилами, вряд ли Анжи нашла бы его столь уж привлекательным. Но пока этого не произошло, девушку так и тянуло к неизведанному.
— Мадемуазель, вы находите танец Эжени интригующим? Вопрос Делакруа вернул Анжелу к действительности, и девушка досадливо поморщилась. Неужели ее лицо настолько выразительно?
— О нет, — пренебрежительно бросила она, — женщине неприлично и унизительно выставлять себя напоказ подобным образом.
— Вы, конечно, правы. И должно быть, шокированы этим небольшим развлечением. Но здесь, в Новом Орлеане, мы привыкли к такого рода представлениям. Пойдемте, я провожу вас к матушке. Видите, она возвращается вместе с месье Гравье и губернатором Уормотом.
Направляясь в другой конец зала, Анжи не смогла устоять перед искушением обернуться и посмотреть, присоединился ли к Эжени ее неотразимый любовник. Но ни той ни другого уже не было видно. Они наверняка сейчас вместе, и Анжи никогда больше его не увидит, что, возможно, к лучшему. Но все же легкое непонятное разочарование сверлило сердце. Как жаль, что это волнующее видение так быстро исчезло!
Странно обескураженная, она пожаловалась на головную боль, и Миньон, хоть и нахмурилась, все же разрешила дочери вернуться к себе.
— Проводить тебя, Анжелика?
— Нет, не хочу отнимать тебя у таких очаровательных джентльменов. Ничего со мной не случится, мама. Бетт даст мне отвар от головной боли и поможет лечь.
— Ну хорошо. Вероятно, всему виной чрезмерное возбуждение после такого долгого путешествия. Тебе следует отдохнуть.
Мужчины выразили сожаление столь внезапной болезнью и надежды на быстрое выздоровление. Анжи с величайшим облегчением покинула душный зал с его давящей жарой. В широких коридорах оказалось прохладнее, и девушка быстро спустилась вниз, на первый этаж, где находилась ее спальня, но остановилась у широко открытой двери, ведущей на веранду, откуда дул свежий ветерок. Повинуясь внезапному порыву, она переступила порог, вышла в сад, остановилась у беседки, увитой цветущими лианами, и вдохнула нежное благоухание. В центре сада возвышался фонтан: изо рта огромной каменной рыбы в широкую чашу лилась вода.
Приблизившись к фонтану, девушка залюбовалась игрой света на прозрачных струях. Висевший на стене фонарь отбрасывал причудливые отблески на окружающий пейзаж. Из бального зала доносились едва слышные аккорды шопеновского ноктюрна, которому аккомпанировали трели маленькой ночной птички, примостившейся среди листьев, затенявших беседку. Вечерние тени окутали девушку синеватым покрывалом. Впервые с той минуты, как судно подошло к пристани, ее охватило чувство умиротворенности, словно родина наконец-то признала и приветствовала ее.
И когда музыканты заиграли популярную мелодию, Анжи тихо запела, вдруг вспомнив слова сентиментальной баллады:
Когда черты любимого лица
Вдруг растворятся в памяти моей…
Птичка, словно поняв, что творится на душе у девушки, вторила ей, и обе безмерно наслаждались необычным дуэтом. Но тут музыка смолкла, и крылатая певунья с громким чириканьем упорхнула из сада, оставив Анжи в одиночестве. Несколько минут она молчаливо прислушивалась к журчанию воды, падавшей с верхнего яруса на нижний, тихо радуясь своей свободе.
За беседкой, у дальней стены, стояла скамейка из кованого железа, и девушка уселась, тщательно расправив юбки, чтобы не смять оборку. Занятая собой, она ничего не замечала вокруг, а когда подняла глаза, замерла от страха: из темноты появилась чья-то высокая фигура и ступила в полосу света. Анжи закричала бы, но горло намертво перехватило. Только сейчас она узнала человека, потревожившего ее уединение.
Джейк Брейден…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все, что пожелаю - Роджерс Розмари



интересная книга
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.32





Я перечитала огромное множество любовных романов, но этот один из 3х моих самых любимых!) Прочитала первый раз еще в школе, и потом еще перечитывала много раз, и всегда с удовольствием. Герои - сильные личности, сюжет невероятно увлекательный, держит в напряжении, от книги просто невозможно оторваться. ГГ-й просто мужчина мечты!)Удивляюсь столь низкому рейтингу, честное слово...
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариСветА
21.09.2013, 7.30





Роман понравился.Немного затянуто,но,ничего,получила огромное удовольствие.Читайте.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариНаталья 66
4.11.2013, 21.06





Одна из тех,что захватывает с первых страниц. Всё прописано просто ...прям смотришь фильм.Герой отпад вообще))))
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариИрина
2.02.2014, 21.51





Начало книги очень интересное. Но вторая половина так себе. Кто любит читать про индейцев, им , наверное, она должна понравиться.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариНатали
4.02.2014, 14.07





Не понравился!!! Удивлена тем,что нет ни одного отрицательного отзыва,наверное это все дело в моем вкусе... На 20главе хотела бросить,но как то жаль потраченого времени,да и осталось не много и я продолжила читать....и в принципе не ошиблась,концовка была не так уж и плоха! А собственно почему не понравился? Все дело в Гг-и,наивная,избалованная дурочка,для меня она испортила очень даже хороший сюжет! А вот Гг-ой очень даже ничего!!! На любителя!!! Моя оценка 6/10.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариО.П.
15.05.2014, 9.38





Либо обожают романы Роджерс Розмари, либо не понимают их и не любят. Откровенные, чувственные, загадочные, увлекательные - таковы ее книги. Не спорю, что на вкус и на любителя. Я такой страсти давно не встречала. Дело даже не в постельных сценах, хотя они просто потрясающие! А в умении передать саму магию,ауру, электрический накал этой страсти. Я не просто читала (и перечитывала) книгу. Я была в ней. Впитывала неукротимую, дикую природу , влюблялась и ревновала Джейка. От главного героя кровь стучит в висках и жар приливает к щекам. В общем, нужно читать.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариРина
15.09.2014, 5.09





По мне, так роман не очень. И сюжет хорош, а сопереживать не вдохновил. Побольше бы чувств и эмоций. Но лучше прочесть роман, чем коменты, и иметь свое суждение.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.10.2014, 22.28





Очень понравился. Перечитала уже массу романов, но этот хочется особо отметить.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариИрина
16.04.2015, 16.55





Прочитав уже два романа этой писательницы, хочется сказать, что у неё только одна, но довольно большая проблема. Она абсолютно не умеет писать концовки. Последняя глава вечно скомканая. Такое ощущение, что она всё пытается уместить в два, три предложения, но весь роман при этом в целом хорош.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариVinilla
28.02.2016, 0.13





Как по мне так роман не очень. Мамаша идиотка, пережив в молодости такие ужасы, допустила турнэ дочки по местам боевой славы. Папаша козел, который так нечестно разделил наследство между дочерьми, и для которого благополучие дочерей стоит ниже, чем его земля. Неужели можно так рисковать своими потомками, тем более девочками? Да и герой вечно, скрипящий зубами, много о себе воображал, куда симпатичнее лейтенантик. 5 балов.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариНюша
1.03.2016, 2.49





Как по мне так роман не очень. Мамаша идиотка, пережив в молодости такие ужасы, допустила турнэ дочки по местам боевой славы. Папаша козел, который так нечестно разделил наследство между дочерьми, и для которого благополучие дочерей стоит ниже, чем его земля. Неужели можно так рисковать своими потомками, тем более девочками? Да и герой вечно, скрипящий зубами, много о себе воображал, куда симпатичнее лейтенантик. 5 балов.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариНюша
1.03.2016, 2.49





Очень понравился роман!Читайте.Как бы хотелось,чтобы не смотря не на что люди любили и прощали друг-друга. Спасибо автору 10
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариЛюбовь
9.05.2016, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100