Читать онлайн Все, что пожелаю, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все, что пожелаю - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все, что пожелаю - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все, что пожелаю - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Все, что пожелаю

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Не успел ветер унести последние отзвуки ее крика, как оглушительный взрыв вырвал девушку из цепких лап, и Анжи растянулась на камнях. За первым выстрелом последовал второй. Бандиты было метнулись к оружию, но тут же замерли, когда из-за ближайшего валуна показались несколько человек. Один выступил вперед и, взмахнув ружьем, заговорил с похитителями на их языке, издавая странные грудные звуки. Анжи, кое-как присмотревшись сквозь спутанный занавес волос, увидела индейца, совсем голого, если не считать набедренной повязки, обнажавшей длинные ноги. Молнии, нарисованные белой краской, избороздили его лицо, придавая незнакомцу такой же свирепо-дикий вид, как у его сородичей.
Может, эти новые негодяи решили отобрать добычу у старых?
Она поднялась на четвереньки, упираясь пальцами ног в подвернувшийся булыжник и дожидаясь возможности сбежать. Мужчины долго спорили, пока тот, что с ружьем, не выпалил снова. Пуля ударила в скалы над головами его противников, послав вниз дождь мелких осколков.
Девушка непроизвольно сжалась, ожидая, что следующая пуля будет предназначена для нее. Все ее пилы сосредоточились в одном порыве: нужно скрыться, и пусть они хоть поубивают друг друга!
Она старалась незаметно отползти вбок. Пятки скользили по гальке и глине. Если бы только она не осталась совсем голой, наверняка бы не чувствовала себя такой беззащитной и слабой!
Но тут ее вновь схватили за волосы, потянули назад и бесцеремонно толкнули к большому валуну. Слезы поражения заскользили по ее щекам, и Анжи плотно сжала губы. Нет, она не доставит им удовольствия мольбами о пощаде! Она уже сообразила, что все призывы к милосердию только забавляют их, и если не сможет изменить свою судьбу, по крайней мере хотя бы умрет достойно.
Приготовившись к худшему, Анжи подняла голову, но, к счастью, индейцы все еще продолжали спорить из-за нее. Может, они все-таки начнут перестрелку и в суматохе ей удастся улизнуть?
Дрожа от холода и страха, она скорчилась под нависшим карнизом, не обращая внимания на то, что острые камешки больно впиваются в колени. Мужчина с ружьем что-то приказывал своим соратникам.
Еще несколько минут, и обе стороны, очевидно придя к взаимному соглашению, успокоились, и Анжи съежилась при виде того, как раскрашенный индеец отбросил ружье и вытащил длинный острый нож.
Мужчина, собиравшийся изнасиловать ее первым, выхватил свой, не менее устрашающий, а остальные образовали круг, подбадривая противников криками. Анжи пыталась отвернуться, но не могла и широко раскрытыми глазами наблюдала, как они медленно двигаются по импровизированной арене, то наступая, то отступая. В блестящем металле отражался огонь костра, рассыпаясь множеством искр на остро наточенных лезвиях.
Волосы насильника были длинными и жирными. Более короткие пряди его соперника перехватывала полоска кожи, повязанная вокруг головы. Во всем остальном они казались неотличимыми, особенно когда сошлись в молчаливой смертельной схватке: сцеплялись, расцеплялись, обходили друг друга, лишь изредка отпуская издевательские, судя по тону, реплики. Кровь текла ручьями по бронзовым голым торсам.
Несмотря на неотвязный страх, Анжи постепенно увлеклась этим необычным, захватывающим, хотя и жестоким зрелищем. Оба напряжены, как сжатые пружины, жаждущие высвободиться, но осмотрительность берет верх: в таком деле торопливость смерти подобна.
Наконец один из мужчин рванулся вперед, и кончик ножа мелькнул подобно змеиному жалу, чтобы снова напиться крови.
В наступившей тишине слышалось лишь тяжелое дыхание дерущихся. Они сцепились в который раз, и тут похититель вдруг с каким-то странным неверящим выражением отступил, замер на миг и медленно повалился на колени. Второй оседлал его, и не успела Анжи крикнуть, как его нож вонзился в податливую плоть.
Давясь рвотными спазмами, Анжи спрятала лицо в ладонях. Что же теперь будет с ней? Отдадут победителю или изнасилуют? Или убьют? Ведь несмотря на то что ей пообещали жизнь, новая шайка явно взяла верх над старой!
Она осторожно подняла голову. Размалеванный индеец все еще стоял над своей жертвой, широко расставив ноги, всем своим видом вызывая на бой очередного соперника. Но никто не принял вызова, хотя мужчина, давший ей одеяло, что-то глухо пробормотал. Победитель кивнул, сунул нож в чехол и, выпрямившись, неторопливо направился к Анжи. Она со страхом сжалась. От запаха свежей крови и зверств, свидетельницей которых она стала, ее тошнило.
— Нет! Не смей притрагиваться ко мне… О Боже, уж лучше убей сразу, чем это…
Она попыталась схватиться за его нож, но он ребром ладони ударил ее по сразу онемевшим пальцам. Паника перевесила доводы разума, и Анжи принялась бороться с ним, не боясь смерти, скорее наоборот, надеясь на быстрый конец.
Выплевывая ругательства на испанском, французском и английском, она сопротивлялась что было сил, но он только посмеивался, отражая каждый бесплодный удар с почти пренебрежительной легкостью. Девушка стала уставать. Воздуха не хватало, но страшнее всего было омерзительное сознание собственной беспомощности. Она вцепилась было ему в глаза, но он грубо вывернул ее руку, так что Анжи упала на колени. Индеец что-то издевательски прохрипел под хохот остальных и, подняв ее на ноги, прижал спиной к своей окровавленной груди. Анжи дернулась, но индеец распластал ладони на ее голом торсе и что-то объявил остальным. Те дружно кивнули.
Он, разумеется, предъявил на нее права, и сквозь дымку страха и безнадежности Анжи подумала, что обречена на самое худшее в руках этого грязного дикаря, который сражался и убил своего собрата за ценный приз — возможность взять пленницу первым.
И хотя разум твердил о необходимости подчиниться, потому что повиновением часто добьешься большего, чем сопротивлением, она принялась инстинктивно вырываться, когда индеец потащил ее к зарослям полыни на краю лагеря, где было не так светло.
Она все-таки попыталась отстранить его руку, обвившую талию, но его мышцы напряглись, и он, прижав ее к себе и приподняв, поволок за собой.
Добравшись до пыльных кустов, он свободной рукой швырнул на камни одеяло, подтолкнул туда Анжи и прижал ее к земле своим телом. Она порывисто вскинула колено, пытаясь ударить его в пах, и, кажется, это ей удалось, потому что индеец негромко охнул.
— Прекрати! — рявкнул он по-французски, и Анжи от неожиданности застыла. Какой знакомый голос! — Делай вид, что сопротивляешься, — продолжал он на том же языке, — иначе они заподозрят недоброе.
Нет, этого быть не может! Или все-таки может?
Откинув голову, она вгляделась в его глаза. Не черные, даже не карие… желтые, как заморский янтарь! Тигриные. Джейк? Это лицо Джейка, покрытое толстым слоем краски? О Иисусе… если так, почему он это делает?
— Это ты? — прошептала она.
Вместо ответа он погладил ее по животу и нетерпеливо дернул свою набедренную повязку. Ледяной взгляд пригвоздил ее к месту. Ни искорки милосердия, ни унции жалости!
— Кричи, — процедил он. — Погромче. Спектакль должен быть достаточно убедительным.
— Но что… нет!
Он грубо раздвинул бедра Анжи и одним толчком вонзился в лоно, так неожиданно и больно, что она не смогла сдержать крика, которого требовал Джейк. Тот, согнув руку, придавил ее грудь и взял девушку быстро и грубо. Анжи наконец дала волю эмоциям и страху, изводившему ее все это время, и зашлась в истерическом вопле, пока не надорвала горло. Пробормотав ругательство, Джейк наконец ослабил хватку, приподнялся и с кривой усмешкой заключил-:
— Думаю, ты неплохо сыграла.
Он присел на корточки, одернул кожаную безрукавку, прикрыл Анжи краем одеяла и обернулся к собравшимся у костра мужчинам. Те остались безразличными. Тогда Джейк громко бросил фразу на наречии апачей, поднялся, оставив девушку лежать в полыни, направился к огню и пригвоздил одного из сидевших презрительным взглядом:
— Hakani unu nahanu? — перешел он на наречие команчей.
Команчи отвел глаза, очевидно удивленный тем, что к нему обращаются на родном языке, и пожал плечами.
— Ничего со мной не случилось, — угрюмо выдавил он.
— Почему же в таком случае ты стакнулся с людьми, не уважающими обычаи команчей? — допытывался Джейк, пренебрежительно ткнув пальцем в остальных. — Вижу, тебе не слишком по душе то, что они вытворяют.
— Мне не по душе то, что вытворяют белые люди. Нужно бороться не между собой, а с ними, иначе нас уничтожат поодиночке.
Джейк, немного помолчав, кивнул:
— Это правда. Но такой способ не годится.
— А ты знаешь другой, получше?
— Знаю только, что белых слишком много» и если станешь сражаться с ними пулями и стрелами, никогда не победишь.
Горькая улыбка была ему ответом, и Джейк от всей души пожалел, что не может предложить этому человеку столь необходимого решения. Поднявшись, он объявил:
— Мы уезжаем. Я беру женщину с собой. Команчи тоже встал и кивнул:
— Ты завоевал ее в драке. Она твоя. Если отдашь ее дону Луису де Ривера, он заплатит золотом.
— Спасибо за совет.
Его подозрения подтвердились, но Джейк по-прежнему горел молчаливой яростью. До какой же низости опустился дядюшка!
Он подхватил Анжи с земли. Девушку все еще трясло, но она не протестовала, когда Джейк завернул ее в одеяло, бросил поперек седла, а сам сел сзади. Вскоре лагерь остался позади. Хотя погони он не ожидал, все-таки рисковать не следовало, и поэтому лошадей гнали во весь опор. Один за другим команчи, сопровождавшие его, исчезали, растворялись в ночи, словно по какому-то молчаливому соглашению, и он наконец остался наедине с Анжи. Теперь возможным преследователям придется разделиться: следы ведут сразу в нескольких направлениях.
К утру Анжи, немного успокоившись, забылась от усталости в его объятиях. Одеяло сползло, открывая мягкие белые груди. Джейк вспомнил, как она боролась с похитителями, выказывая поразительные стойкость и мужество, и снова ощутил холодную ярость при мысли о том, что чужие грязные руки касались этого изящного тела.
Ему страстно захотелось прикончить их всех. И совсем недостаточно, что он расправился с тем, кто хотел первым обесчестить Анжи. Будь ситуация несколько иной, Джейк зарезал бы его как свинью, по обрядам апачей, как полагается при подобного рода преступлениях. При мысли о том, как он едва не потерял ее в ночи и отыскал только благодаря крику Анжи и отсветам костра, у него кровь стыла в жилах. Насильников было шестеро. Вряд ли бы Анжи пережила эту ночь.
И всему виной его дядя.
Больше всего на свете он хотел бы заставить дона Луиса заплатить за эту гнусность, но доказательств нет. Вряд ли кто-то поверит словам грязного индейца. Даже если против дона Луиса выступят люди, затаившие на него зло, показания их наверняка окажутся слишком расплывчатыми и неубедительными. Джейку нужно нечто большее. Неопровержимые улики или свидетели, словам которых поверят, если против столь влиятельного человека будет возбуждено судебное расследование. Но за все эти годы не удалось найти ни того, ни другого. Оставалось надеяться, что когда-нибудь безнаказанность сделает его неосторожным и чересчур самоуверенным. Когда-нибудь…
Анжи пошевелилась.
— Куда мы едем? — сонно спросила она. — Нужно скорее увидеть маму или дать ей знать, что я жива.
Джейк, умудрившись заплести ее волосы в подобие косы, свисавшей со спины, поспешно прикрыл одеялом ее груди.
— Мы пока не можем вернуться, Анжи.
— Почему нет? — вскинулась девушка, и он только сей час заметил расплывшийся по ее скуле багровый синяк. — Я не вернусь на ранчо «Де Тезон»!
— Ни в коем случае. Но я не рискну отвезти тебя домой Если такое случилось однажды, значит, вполне может повториться.
— Хочешь сказать, бандиты… я действительно в опасности? И все из-за этой земли?
Вместо ответа Джейк натянул поводья под укрытием карниза, нависающего над крытым откосом Собачьего каньона. Столовые горы с плоскими вершинами окрасились алым под лучами рассветного солнца. Каньон прорезал каменные пласты, поднимаясь к вершине горы, самой западной из хребта Сакраменто, и петляя прихотливыми изгибами между огромными многоцветными отрогами. Извилистая горная тропа, льнувшая к скалам, серпантином поднималась все выше, до перевала, где росли горные сосны и узкая речушка прокладывала звенящую дорожку среди валунов, собираясь природными бассейнами в каменных впадинах.
Это ущелье, которое мексиканцы именовали каньоном де Перро, считалось местом сбора апачей мескалеро. Часто безрассудные горячие мексиканцы, преследуя шайки индейцев, попадали сюда по узкой тропе, загороженной скалами с обеих сторон, и слишком поздно замечали, что за каждым кустиком и булыжником прячется враг. Град камней и стрелы сбивали их вниз, с огромной высоты, в бездонную пропасть, где поджидала старуха с косой. Многие находили на дне каньона свой последний приют.
Идеальное место для засады.
Джейк спрыгнул на землю, снял с седла Анжи и отнес в тень. Она что-то пробормотала, но Джейк молча, несмотря на слабое сопротивление, отнял одеяло, проделал ножом дыру и надел на Анжи импровизированное пончо, которое к тому же подвязал кожаным ремешком.
— Придется обойтись этим, пока не найдем тебе одежды поприличнее, — коротко буркнул он, вкладывая нож в расшитый бисером чехол.
— Я сначала посчитала тебя одним из них, — созналась Анжи. Это было первое ее упоминание о прошедшей ночи, и он мрачно свел брови.
— Знаю. Но никто, даже ты, не должен был узнать во мне племянника дона Луиса. Если бы это произошло, я никогда бы не сумел отнять тебя у них.
Анжи вздернула подбородок, а рот упрямо сжался. Как хорошо он помнил этот жест!
— Мог бы каким-то способом дать понять, что это ты!
— Ты и сама знаешь, что не мог. Девушка, тяжело вздохнув, отвернулась.
— Да, ты прав. Представить не могу, что сказала или сделала, если бы подумала… поняла, что это ты.
Лицо ее слабо порозовело. В глазах сгустились тени, нижняя губа слегка задрожала. Джейк потянулся к ней, но Анжи отстранилась.
— Нет! Пожалуйста. Не касайся меня, Джейк! Рука Джейка бессильно повисла.
— Господи, Анжи, неужели боишься, что я обижу тебя? Девушка уставилась в землю, поросшую желтой травой и усыпанную галькой.
— Нет. Но ты видел. Видел, что они делали…
— Причинили тебе боль? — с трудом выдавил Джейк. Глаза девушки наполнились слезами.
— Конечно! — гневно выпалила она. — Не в том смысле, какой ты, верно, подразумеваешь, но бесцеремонно дотрагивались до меня там, где… где… раньше касался… только ты… и это было так… так постыдно! Мерзко! Ах, Господи, я хотела умереть или убить и… — она прерывисто вздохнула, — чувствую себя такой грязной! И теперь все гадаю, что я должна была сделать, чтобы остановить их или удержать… предотвратить то, что произошло… может, если бы мы не встретились в беседке, или я не выбежала бы навстречу бедному Темпу, или…
— Анжи, тут нет твоей вины. Как ты могла справиться с шестерыми индейцами? Подумай хорошенько! Ты ничего не могла поделать. Именно это я и пытался объяснить тебе тогда, но не хотел пугать и вдаваться в подробности, боясь, что ты не поверишь. Но хоть теперь, может, поймешь меня. Случившееся не имеет ничего общего с тобой. На карту поставлены ранчо, вода и рудник, а может, и золото. Людям рот не заткнешь. Ходят разные слухи, правдивые или нет. Но эти негодяи способны на все, лишь бы разбогатеть. Их не интересует, кто попутно будет принесен в жертву в процессе получения желаемого. Главное — захватить «Дабл Икс». Вы с Ритой попали в паутину, вырваться из которой будет сложно.
— Рита жива?
— Да. Во время нападения она находилась в доме, и двое армейских офицеров пришли ей на помощь. Повезло. К тому же им главным образом нужна была ты, поскольку в этом случае Рита быстро сдалась бы и отказалась от всяких прав на землю и рудник.
— Кто это они? О ком это ты все толкуешь? Джейк спокойно встретил ее взгляд.
— Мой дядя и твоя мать.
Побелевшая как полотно Анжи покачала головой:
— Твоя дядя — возможно, но не мать. Она не стала бы!
— Анжи, говорю тебе, она тут замешана, хотя не думаю, чтобы она знала о намерениях дона Луиса.
— Ни за что не поверю, — с бешенством прошипела девушка, — чтобы мать рисковала жизнью собственной дочери!
— Ты совершенно права, и Миньон не позволила бы, чтобы с твоей головы хоть волос упал! — И когда Анжи недоуменно подняла брови, добавил: — Если бы все знала.
— Мать не настолько глупа!
— Да, но с дядей ей не тягаться. Он жаден, коварен, лжив, но чертовски умен и привык говорить людям то, что они хотят слышать. Он наверняка сказал матери, что увезет тебя в безопасное место и убедит продать землю, а потом даст вам достаточно денег, чтобы вы смогли вернуться во Францию и жить в роскоши. Но как только ты подпишешь бумаги, он отречется от своего слова, не отдаст ни цента — и что ты сможешь поделать? Ничего. — Но это нечестно!
— Будь он честен, из него вышел бы чертовски хороший политик, ну а так… он попросту покупает сенаторов. Если он сумеет заполучить ранчо и рудники, значит, завладеет почти всем югом Нью-Мексико и станет некоронованным королем этой территории.
— Но что ему нужно? Денег? Всех земель этого штата? — раздраженно бросила она.
— Может быть. Но думаю, что добивается он не этого, хотя некоторые глупцы политики считают, что могут всю жизнь выманивать у него подачки в обмен на некоторые одолжения.
— Но в таком случае ради чего он готов на преступление?
— Ради независимости.
Анжи, как-то странно посмотрев на него, чуть усмехнулась.
— Независимости не того рода, что необходима большинству людей, но свободы от того самого правительства, которое беззастенчиво использует. Думаю, ему нужна очередная революция, Анжи, война между Соединенными Штатами и Мексикой, и на этот раз исход наверняка будет иным, если, конечно, он станет цепко держать в руках эти земли. Когда в Мексике были французы, он пытался с помощью конфликта со сторонниками президента Хуареса вбить клин между Америкой и Мексикой, но не сумел. Теперь он подбивает индейцев на восстание, натравливая их на поселенцев. Те грабят, убивают, жгут дома, а он прибирает к рукам все новые земли, уверяя мятежников, что не намеревается удерживать их в своем владении. Кроме того, он снабжает индейцев деньгами, продает оружие по низким ценам, а говядину вообще за сущие гроши. И одновременно отсылает виски, скот и оружие в резервации, а все деньги использует на разжигание новой войны с Мексикой.
— А… а отец знал об этом? — сокрушенно прошептала Анжи.
Джейк покачал головой.
— Далеко не все. Черт, да я сам до последнего времени понятия не имел, насколько далеко все это зашло. Видишь ли, я не часто виделся с ним по вполне понятным причинам.
— Но почему отец позволил мне ввязаться во всю эту историю, даже ни о чем не предупредив?
— Скорее всего у него просто другого выхода не было, девочка. Он однажды признался, как сильно хочет, чтобы ранчо досталось той, в жилах которой течет его кровь, а ведь Рите не терпелось убраться отсюда подальше. Может, он посчитал, что именно ты будешь сражаться за него зубами и когтями.
— Понятно.
Девушка надолго замолчала. Разговор на этом прервался.
На следующее утро они въехали в сонную деревушку, притулившуюся под сенью хребта Сакраменто. Смыв белую краску и переодевшись, Джейк приобрел новую одежду для Анжи, объяснив толстой мексиканке, с подозрением уставившейся на него, что на них напали индейцы и пришлось уносить ноги. После этого она немного смягчилась и согласилась отдать простую белую сорочку, красную юбку и сыромятные башмаки за несколько раковин «кончо», служивших в тех местах разменной монетой. Увидев размер раковин женщина расплылась в улыбке и добавила черную шаль и несколько свежих лепешек. Джейк вежливо поблагодарил ее и, забрав с собой всю охапку, вышел.
Когда Анжи оделась и выбросила донельзя истрепанное серапе, они отправились в крошечный кабачок. Из открытой двери доносились невероятно соблазнительные запахи, и путники с жадностью съели по огромной миске бобов с мясом и тортильями.
Устроившись поудобнее на жестком деревянном табурете, Анжи подняла глаза.
— Куда мы едем, Джейк? Ты так и не сказал мне. Поколебавшись, Джейк честно признался:
— По правде говоря, я сам не знаю. Как только дон Луис узнает о твоем побеге, немедленно сообразит, какую ты представляешь для него опасность как потенциальный свидетель Разумеется, не известно еще, кому поверят, ему или тебе, но я не рассчитывал бы на такое. Он вознамерится любой ценой заткнуть тебе рот.
— Свидетель? Но чему?! — охнула Анжи, широко распахнув полные страха глаза. — Я ничего не видела и не слышала… просто эти ужасные люди пытались…
— Но ведь дон Луис ни в чем не уверен! К этому времени тебя должны были доставить в условленное место, где он собирался «спасти» несчастную пленницу. Но индейцы признаются, что кто-то из команчей выиграл тебя в честном поединке. Будем надеяться, что он не догадается, кто именно пришел тебе на помощь, но я бы и на это не рассчитывал. Он слишком проницателен и помнит, что когда-то я жил с команчами, а если не сумеет меня отыскать…
Анжи, крепко сжав руки, невидящим взглядом уставилась в стену. Солнечные зайчики, игравшие на столах и потолочных балках, превращали ее волосы в сверкающий нимб. Хотя они в основном путешествовали по ночам, кожа девушки приобрела нежный персиковый оттенок. Она похудела, высокие скулы выдавались более четко, глаза казались огромными, но это лишь красило ее, и Джейк заметил, какие взгляды бросают на Анжи сидевшие за соседним столиком мужчины. Чересчур пристальные, по его мнению.
Он незаметно расстегнул кобуру. Анжи, поглощенная своими мыслями, не обратила на это внимания.
Поднявшись, он протянул руку, и девушка растерянно моргнула, не сразу вернувшись к действительности.
— Накрой волосы шалью, Анжи, — пробормотал Джейк, и она недоуменно подняла брови, но тут же послушалась, натянув лоскут темного ситца на лоб и связав концы на затылке в подражание местным жителям.
Они вышли на длинное деревянное крыльцо. К коновязи было привязано три измученных пыльных лошади с покрытыми пеной боками. Джейк неспешно проследовал мимо, не отнимая руки от талии Анжи.
Едва они добрались до проулка, где он оставил лошадь, за спиной послышались шаги. Джейк немного переместился, так что Анжи оказалась слева. Теперь правая рука свободна, и выхватить револьвер можно в мгновение ока.
Лошадь оказалась на месте, в конце проулка, и Джейк, подсадив в седло Анжи, вручил ей поводья. Потом взял животное под уздцы и повел на главную улицу. Но там уже поджидали двое мужчин из кабачка. Джейк небрежно положил ладонь на рукоять револьвера.
— Вы ждете меня, джентльмены?
— Может быть, — бросил один и, сплюнув в грязь, бесцеремонно оглядел Анжи. — А вернее, поджидаем даму.
— Она со мной.
— Это можно исправить.
Он усмехнулся одними губами, а его спутник отступил в сторону и тоже схватился за оружие. Но тут же с ужасом уставился в черный зрачок револьвера, направленный прямо ему в грудь.
— Вряд ли, — процедил Джейк. — Уж такая у меня привычка: не люблю ни с кем делиться.
Анжи тихо ахнула. Лошадь фыркнула и переступила с ноги на ногу, звеня сбруей. Звук прозвучал особенно громко в душной тишине. Джейк взвел курок.
— Что-то еще, джентльмены?
Говоривший осторожно попятился, но его компаньон злобно оскалился:
— Черт, мистер, ни к чему так на нас напирать! Мы всего лишь хотели потолковать с маленькой леди! Давненько мы не видели белой женщины в этой глуши: одни скво и мексиканки!
Джейк качнул головой, но ничего не ответил, продолжая пристально смотреть на мужчин. Наконец оба поспешно ретировались, звеня шпорами. Как только они исчезли из виду, Джейк вскочил в седло, направился назад по проулку и холмами объехал деревню.
— Это было так уж необходимо? — осведомилась Анжи, когда деревушка осталась позади.
— Да, если только ты не собиралась остаться с ними. Что, по-твоему, они хотели от тебя? Поговорить по душам?
— Нет, но теперь они могут пуститься за нами в погоню.
— Сомневаюсь. Судя по виду, они слишком ленивы, чтобы влезать в неприятности. Не снимай шали, и в следующий раз нам не о чем будет беспокоиться.
Раздраженный ее недогадливостью, Джейк пришпорил лошадь, обнял Анжи, и они полетели вперед. Жара наконец ослабла, стало прохладнее, когда они направились по каменистому склону, к россыпи огней, сверкающих в сумерках. Речка привела их в городок Ла-Лус, угнездившийся на западном откосе гор Сакраменто. Внизу тянулись уродливые натеки вулканической магмы, застывшей тысячелетия назад грубыми острыми гребнями.
— Нельзя ли нам остановиться здесь на ночь? — устало пробормотала Анжи. — Мне бы хотелось для разнообразия провести ночь в постели.
— Возможно.
Он не упомянул, что кто-то их преследует. Не стоит зря тревожить ее.
— Нам нужна другая лошадь, эта скоро свалится. Ненавижу идти пешком.
В отель они не пошли. Пришлось лечь на охапках сена в платной конюшне. Он не хотел показываться на людях, на случай если за ними гонятся те люди, с которыми у него случилась стычка в деревне. Правда, Анжи яростно протестовала:
— Не понимаю, почему мы не можем снять комнату и лечь в настоящую постель! Я столько времени спала на земле, что все мое тело покрыто синяками!
— Предлагаю сделку, — лениво усмехнулся Джейк. — Дай мне посмотреть, и я, вполне вероятно, соглашусь.
— Пропади ты, Джейк Брей… ой! Он грубо дернул ее за руку:
— Лучше, если не станешь называть меня по имени, девочка. Никогда не знаешь, чьи любопытные уши могут оказаться поблизости.
Анжи молча потирала то место на запястье, куда впились его пальцы.
— А по мне, было бы лучше, если бы ты откровенно объяснил, что происходит. Я устала блуждать в темноте, как малое дитя. Кто знает, если бы ты мне сказал правду в Новом Орлеане, я бы держалась подальше от Нью-Мексико!
— В самом деле?
Девушка, немного подумав, вздохнула:
— Нет. Я в любом случае поехала бы.
— Но ты нашла здесь то, что искала?
— А ты?
Она с улыбкой склонила голову набок. Обычно бледное лицо сейчас порозовело. Глубокий вырез сорочки обнажал точеные плечи, юбка раскинулась на душистой соломе.
— Я так мало знаю о тебе. Расскажи, чего ты хочешь от жизни?
Джейк, неловко заерзав, прислонился к толстому деревянному столбу.
— Крышу над головой, теплую постель и женщину, которая разделит все это со мной.
— Одну или несколько?
Джейк ухмыльнулся и сунул в рот сухой стебелек.
— Это зависит от женщины. Если она окажется мне под стать, значит, вполне подойдет.
— Под стать? В постели, конечно? — ехидно осведомилась Анжи. — Ты слишком предсказуем.
Джейк тихо рассмеялся, вспомнив свой собственный едкий укол в тот первый день на ранчо, перекинул соломинку в другой уголок рта и весело заметил:
— Видишь ли, мужчинам это очень важно. Будь я того сорта мужчина, что женятся, хотелось бы, чтобы она стала для меня всем.
— Женой, нянькой, экономкой и потаскухой? Все в одном лице? В субботу вечером шлюха, в воскресенье утром — святая?
— Немного опыта в ведении счетных книг не помешало бы, — фыркнул Джейк и, когда Анжи скривилась, подался вперед и накрыл ладонью ее подбородок. — Честно сказать, я никогда об этом не задумывался. Просто был уверен, что не доживу до женитьбы.
— И очевидно, ошибался.
Джейк растерянно уставился в фиалковые глаза, как громом пораженный хрипловатым голосом и слабой улыбкой. Длинные ресницы легли на ее щеки, а на шее чуть заметно бился пульс. Невольная усмешка тронула его губы: — Очевидно.
И Анжи, словно ожидавшая такого ответа, подалась вперед и зажмурилась, когда он наклонился, чтобы поцеловать ее, и сладостное жаркое пламя страсти, всегда тлевшее между ними, сейчас поднялось к самому небу. В этот поздний час в конюшне никого не осталось, кроме них и лошадей, и Джейк не спешил, долго, трепетно лаская Анжи, прогоняя страхи ласками, шепча любовные слова, медленно раздевая ее и укладывая на одеяла, разостланные на соломе.
Сначала Анжи, терзаемая воспоминаниями о той ужасной ночи, была скованной, неловкой, и Джейку пришлось проявить значительно больше терпения и доброты, чем он предполагал. Ни одну из его женщин не приходилось уговаривать так долго. Но и ни одна не была Анжи.
И когда он вошел в нее и она тихо вскрикнула, волна небывалой нежности затопила Джейка, волна, испугавшая и встревожившая его. Нельзя было позволять Анжи так властно вторгнуться в его жизнь, но с самой первой встречи она заполнила все его мысли. Господи, просто несправедливо… хотеть ее… заботиться… любить… Нет, он не мог. Не желал любить ее, потому что это сделает его уязвимым. Он и не погиб до сих пор лишь потому, что оставался одиноким и враги не могли использовать против него ни семью, ни родственников. Джейк знал, что дядя без всяких колебаний пойдет на нечто подобное, если будет уверен, что сумеет сломить племянника.
Делая выпад за выпадом, вздрагивая от утонченного наслаждения, погружаясь в бархатистые глубины, Джейк с ужасом сознавал, что, если даст волю чувствам, им обоим конец.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все, что пожелаю - Роджерс Розмари



интересная книга
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.32





Я перечитала огромное множество любовных романов, но этот один из 3х моих самых любимых!) Прочитала первый раз еще в школе, и потом еще перечитывала много раз, и всегда с удовольствием. Герои - сильные личности, сюжет невероятно увлекательный, держит в напряжении, от книги просто невозможно оторваться. ГГ-й просто мужчина мечты!)Удивляюсь столь низкому рейтингу, честное слово...
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариСветА
21.09.2013, 7.30





Роман понравился.Немного затянуто,но,ничего,получила огромное удовольствие.Читайте.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариНаталья 66
4.11.2013, 21.06





Одна из тех,что захватывает с первых страниц. Всё прописано просто ...прям смотришь фильм.Герой отпад вообще))))
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариИрина
2.02.2014, 21.51





Начало книги очень интересное. Но вторая половина так себе. Кто любит читать про индейцев, им , наверное, она должна понравиться.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариНатали
4.02.2014, 14.07





Не понравился!!! Удивлена тем,что нет ни одного отрицательного отзыва,наверное это все дело в моем вкусе... На 20главе хотела бросить,но как то жаль потраченого времени,да и осталось не много и я продолжила читать....и в принципе не ошиблась,концовка была не так уж и плоха! А собственно почему не понравился? Все дело в Гг-и,наивная,избалованная дурочка,для меня она испортила очень даже хороший сюжет! А вот Гг-ой очень даже ничего!!! На любителя!!! Моя оценка 6/10.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариО.П.
15.05.2014, 9.38





Либо обожают романы Роджерс Розмари, либо не понимают их и не любят. Откровенные, чувственные, загадочные, увлекательные - таковы ее книги. Не спорю, что на вкус и на любителя. Я такой страсти давно не встречала. Дело даже не в постельных сценах, хотя они просто потрясающие! А в умении передать саму магию,ауру, электрический накал этой страсти. Я не просто читала (и перечитывала) книгу. Я была в ней. Впитывала неукротимую, дикую природу , влюблялась и ревновала Джейка. От главного героя кровь стучит в висках и жар приливает к щекам. В общем, нужно читать.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариРина
15.09.2014, 5.09





По мне, так роман не очень. И сюжет хорош, а сопереживать не вдохновил. Побольше бы чувств и эмоций. Но лучше прочесть роман, чем коменты, и иметь свое суждение.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.10.2014, 22.28





Очень понравился. Перечитала уже массу романов, но этот хочется особо отметить.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариИрина
16.04.2015, 16.55





Прочитав уже два романа этой писательницы, хочется сказать, что у неё только одна, но довольно большая проблема. Она абсолютно не умеет писать концовки. Последняя глава вечно скомканая. Такое ощущение, что она всё пытается уместить в два, три предложения, но весь роман при этом в целом хорош.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариVinilla
28.02.2016, 0.13





Как по мне так роман не очень. Мамаша идиотка, пережив в молодости такие ужасы, допустила турнэ дочки по местам боевой славы. Папаша козел, который так нечестно разделил наследство между дочерьми, и для которого благополучие дочерей стоит ниже, чем его земля. Неужели можно так рисковать своими потомками, тем более девочками? Да и герой вечно, скрипящий зубами, много о себе воображал, куда симпатичнее лейтенантик. 5 балов.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариНюша
1.03.2016, 2.49





Как по мне так роман не очень. Мамаша идиотка, пережив в молодости такие ужасы, допустила турнэ дочки по местам боевой славы. Папаша козел, который так нечестно разделил наследство между дочерьми, и для которого благополучие дочерей стоит ниже, чем его земля. Неужели можно так рисковать своими потомками, тем более девочками? Да и герой вечно, скрипящий зубами, много о себе воображал, куда симпатичнее лейтенантик. 5 балов.
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариНюша
1.03.2016, 2.49





Очень понравился роман!Читайте.Как бы хотелось,чтобы не смотря не на что люди любили и прощали друг-друга. Спасибо автору 10
Все, что пожелаю - Роджерс РозмариЛюбовь
9.05.2016, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100