Читать онлайн Твои нежные руки, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Твои нежные руки - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Твои нежные руки - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Твои нежные руки - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Твои нежные руки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Разбудила ее внезапно наступившая тишина. Назойливый шум резко оборвался. Только поскрипывание веревок нарушало гнетущую атмосферу.
Амелия пошевелилась, еще не проснувшись окончательно, и осторожно повернулась на бок. Койка была узкой, чуть пошире книжной полки, с тощим тюфяком, вделанная в переборку, над которой виднелся иллюминатор. За круглым стеклом, покрытым зеленоватым налетом, плескались бесконечные серые волны. Она держала иллюминатор приоткрытым, пока не пришлось его задраить: постоянная сырость раздражала куда больше, чем отсутствие свежего воздуха.
Придется выйти на палубу поискать Кита. Амелия едва выносила путешествие, но брат в отличие от нее искренне наслаждался каждой минутой. Посудина была просто старым корытом, не то что узкие, изящные клиперы, которыми она так восхищалась, но Акт об эмбарго от 1807 года воспрещал американским кораблям заходить в иностранные порты и предписывал пассажирам плавать на голландских торговых судах. «Саксесс» был действительно построен в Голландии, но капитан был американцем — утонченное пренебрежение английским эмбарго, воспрещавшим торговлю с Британией иди Францией. Кит утверждал, что такие меры вызваны досадной необходимостью, после того — как американский фрегат «Чесапик» подвергся обстрелу британского судна и несколько американских моряков были убиты или насильно завербованы в королевский флот.
— Все это напрямую связано с французами, — пояснял он сестре, — поскольку Наполеон закрыл французские порты для англичан. Теперь британцы требуют, чтобы все суда, идущие в запретные для них порты, сначала заходили в английские гавани и платили пошлину за груз. Возможно, это не так уж и плохо, но британцы начали хватать все суда, которые отказываются подчиниться, а Франция задерживает те, которые выполняют приказ. Америка оказалась между молотом и наковальней.
Поэтому они и сели на борт голландского судна, отправлявшегося из Ньюпорт-Ньюс в Лондон.
После всех месяцев унылого отчаяния им наконец повезло. Мечта стала явью, надежды на будущее расцвели вновь вместе с радостью обретения семьи. То есть почти. В короткой записке леди Уинфорд любезно приглашала к себе детей ее дорогой крестницы Анны.
Амелия пыталась вспомнить, говорила ли когда-нибудь мама о леди Уинфорд. Кажется, да, хотя в то время это вряд ли ее интересовало. Только позже, перечитывая письма, перевязанные шелковой ленточкой, она поняла, как много они значили для Анны Кортленд. Леди Уинфорд обычно упоминала о милых пустяках, вроде бальных платьев, прогулок в Гайд-парке, новом мопсике. Чернила выцвели, бумага потерлась на сгибах, словно письма складывали и разворачивали десятки раз.
Как, наверное, одинока была мама, как мало она ее знала!
У Амелии стиснуло сердце от жалости к матери, которая так мало побыла с ней. Она видела маму только глазами ребенка и не понимала отчаяния женщины, отвергнутой родными. Девушка лежала тихо, наблюдая, как луч света скользит по полу каюты и столб танцующих пылинок отсвечивает золотом. Началась довольно сильная качка. Корабль поднимался на гребне, задерживался на миг, чтобы рухнуть вниз. Вокруг по-прежнему царило странное спокойствие: ни обычного топота ног, ни громких команд, ни хлопанья парусов.
Последние три дня Кит был слишком занят, чтобы уделять ей внимание. Он обожал корабли, хотя отнюдь не был уверен, что хочет в Англию.
— Там мне нечего делать, Ами, — признался он, когда сестра спросила, почему брат никак не восхитился необычайным великодушием леди Уинфорд. — У меня другие планы.
— Но ты ведь поедешь со мной? — дрожащим голосом прошептала Амелия, охваченная паникой при одной мысли о том, что придется одной вынести тяготы пути и жить с чужими людьми. — Я не смогу, если тебя не будет рядом.
Кит немного помолчал, прежде чем обнять ее за плечи и кивнуть:
— Придется.
Чувство вины несколько унялось после заверений, что брат действительно хочет быть с ней. Возможно, он просто желал, чтобы его уговаривали. Совсем как в детстве, когда он предпочитал дуться из-за пустяков, а мать с отцом шутками и смехом заставляли мальчика забыть о мнимых обидах. Все же для Амелии большим облегчением было видеть, как он счастлив в окружении моряков. Он даже выглядел своим среди команды, когда босой, в широких полотняных штанах тянул такелаж под внимательным присмотром капитана и первого помощника. И говорил он теперь на другом, малопонятном языке, то и дело употребляя морские термины: драить палубу, лезть на ванты, тянуть шкотовый угол… поднять паруса…
Амелия только диву давалась, откуда он набрался всего этого. Правда, и капитан Ярборо относился к Киту довольно снисходительно, всячески поощряя его увлечение. И неудивительно: в конце концов, за билеты была заплачена кругленькая сумма. Зато Амелия не раз замечала, как груб и резок капитан с командой. Очевидно, настоящая жизнь простого матроса была далеко не так привлекательна и полна упоительных приключений, как казалось неопытному юноше. Она не раз говорила ему об этом, но Кит попросту отмахивался от сестры. Она никак не могла взять в толк, почему вонь смолы и изматывающий труд завораживают его, но тут уже ничего не поделаешь. Возможно, к тому времени, как они доберутся до Лондона, новизна впечатлений поблекнет и Кит поймет, что карьера моряка — далеко не вечный праздник. Скорее, тоска смертная.
Внезапный рывок судна отбросил девушку к краю койки, и она едва успела схватиться за деревянный поручень, прикрученный к переборке. Едва корабль выровнялся, она спустила ноги на пол и выждала немного, чтобы попасть в такт качке. Амелия уже приучилась улавливать момент, когда корабль поднимает ее в воздух и на миг кажется, что вот-вот взлетишь. Ей ужасно нравилось это ощущение, но было ненавистно резкое падение, грозившее вбить ее в самое днище. Всегда казалось, что она чрезмерно долго находилась наверху и теперь расплата неминуема.
Амелия со вздохом вцепилась в спинку стула, почувствовала, как он ускользает от нее, и тяжело оперлась на край стола, привинченного к полу: единственный неподвижный предмет в ее неустойчивом мире.
По доскам палубы барабанили шаги матросов, где-то заливалась трелями боцманская дудка. Амелия, все еще держась за стол, потянулась к платью, висевшему на вбитом в стену колышке. Каюта была такой крошечной, что она могла, не вставая, дотянуться до любого места.
Становилось все жарче: теплый воздух проникал с верхней палубы, принося с собой пряный запах специй, лежавших в трюмах: корицы, гвоздики, ванили и мускатного ореха. Кроме того, судно везло в лондонские доки кедровую древесину, ковры и другие товары, которые, по словам Кита, принесут неплохую прибыль голландской компании.
Амелия, судорожно извиваясь, умудрилась наконец втиснуться в платье и наспех причесалась: откинула волосы на плечо и заколола шпильками. Небольшой квадратик полированного олова заменял зеркальце: невероятная роскошь в этих суровых условиях, где было лишь самое необходимое. Ночной горшок прятался за небольшой скользящей дверцей в стене. Девушка едва не умерла от стыда, когда, воспользовавшись им впервые, выставила за дверь каюты, как велел капитан. Ужасно неловко — оказаться единственной женщиной на корабле, полном мужчин. Десятки глаз алчно следили за каждым ее движением, стоило Ами показаться на палубе.
Кое-как одевшись, она двумя шагами пересекла каюту и открыла дверь. Узкий трап вел из темного прохода на главную палубу; квадрат неяркого света указывал дорогу наверх из сырой полутьмы. Девушка поднялась по ступенькам и зажмурилась от яркого солнца и высекающего слезы ветра. Вокруг царил настоящий хаос.
— Ами!
Она, так и не открыв глаз, повернулась на звук голоса и, немного освоившись, почти столкнулась с Китом. Тот положил ей руку на плечо и легонько подтолкнул к люку.
— Немедленно вниз!
— Ни за что!
Девушка поспешно освободилась, немного раздраженная его властными манерами. Последнее время он ведет себя как ее опекун!
— Я ничего не ела и устала сидеть в душной каюте.
Кроме того, если ты…
— Ами, — настойчиво прошептал он, сжав ее пальцы, — черт возьми, сейчас не время спорить. Спускайся к себе и запри дверь.
— Запереть…
Амелия осеклась и растерянно огляделась, только сейчас распознав нечто неладное в бурной деятельности команды. К бортам выкатили пушки, закрепили на месте, палубу посыпали песком и по команде капитана ставили паруса. Девушка судорожно вцепилась в поручень трапа.
— Кит, что происходит?
— Капитан пока сам не уверен. Впередсмотрящий заметил корабль, идущий к нам под всеми парусами. Флаг не поднят, так что капитан сомневается…
— Сомневается в чем?
Кит отвел глаза и нахмурился.
— Пираты, — выдавил он. — Мы всего в нескольких днях пути от Ньюпорт-Ньюс, так что вполне возможно, это всего лишь еще одно торговое судно. Но все же капитан Ярборо — человек осторожный.
Матросы в панике метались по палубе, взлетали на мачты, тянули снасти, разворачивали последние паруса, спеша поскорее набрать ветра и уйти от неизвестного судна.
— Ясно, — протянула Амелия и, поколебавшись, положила ладонь брату на руку. Мускулы под пальцами мгновенно напряглись: он явно ждал, что сестра не захочет уйти без него. Но вместо этого она тихо вымолвила:
— Береги себя, Кит. Кроме тебя, у меня никого не осталось.
Кит нежно погладил ее по щеке и, чуть помедлив, улыбнулся:
— Все будет хорошо. Не волнуйся обо мне.
«Боже, — думала Амелия, медленно шагая вниз, — сколько жен, сестер, матерей и возлюбленных слышали эти же слова. Страшно представить!»
Она скорчилась на койке, дрожа от страха, пока «Саксесс» разрезал волны со все возрастающей скоростью. Недаром она выросла в портовом городке и с детства наслушалась страшных историй о пиратах! Некоторые превратились в легенды, вроде повествований о Шарки и Черной Бороде, и при упоминании этих имен девочку охватывал приятный озноб. Но реальность была куда хуже. В рассказах об их опустошительных налетах, приукрашенных лживыми дифирамбами несуществующим героическим деяниям, пираты казались не столько морскими разбойниками, жадными, жестокими грабителями, сколько озорными мальчишками, играющими в опасные игры. Но Амелия умела отличить правду от вымысла, не питала иллюзий относительно благородства корсаров и надеялась, что судно окажется всего лишь встречным бригом или шхуной. После появления закона, запрещавшего работорговлю, невольничьи и пиратские корабли были вытеснены из этих вод правительственными патрульными катерами и плавание в Атлантике стало считаться безопасным. В самом крайнем случае судно может оказаться французским, а французы не склонны щадить капитана, посмевшего нарушить эмбарго, наложенное ими на Англию. Но они все еще находятся в американских водах…
Грохот выстрела разом покончил с надеждами на то, что дело обойдется миром. «Саксесс» вздрогнул, накренился, палубные пушки ответили огнем. Амелия свалилась на пол, кое-как встала на четвереньки, тяжело дыша от страха. Уши разрывал ужасный шум: вопли, мольбы о помощи, стоны, зловещий гром канонады, глухие отдаленные всплески… воплощение всех кошмарных снов. Сказки, которые так забавно рассказывать в зимние вечера у камина, под вой ветра в трубах, вдруг стали явью.
Ужас захлестнул девушку, но не парализовал, а побудил к действию. Все что угодно, только не это бесплодное ожидание в чреве корабля. Не в ее привычках покорно ждать гибели! Если смерть близка, Амелия встретит ее рядом с братом.
Поспешно вскочив, спотыкаясь, хватаясь за что ни попадя, лишь бы не упасть, она пробралась к двери, с трудом отодвинула засов и тут же задохнулась от дыма и серных паров, высекших слезы из глаз. Густой туман проникал в люк и клубился по сырому проходу. Девушка двинулась к трапу, едва передвигая налившиеся свинцом ноги. Сердце колотилось так громко, что заглушало рев пушек.
Она уже схватилась за деревянное кольцо крышки, когда свет, лившийся в щели, неожиданно померк. Девушка инстинктивно прижалась к влажной стене, не зная, что делать, и втянула голову в плечи, когда тяжелая связка лохмотьев влетела в люк и с тошнотворным стуком приземлилась у ее ног. Ей послышался вопль, но ответить она не смогла: горло перехватило. Она не могла двинуться, словно парализованная, и только ворочала глазами. Под ее ошеломленным взглядом тюк внезапно превратился в человеческий силуэт. Голова откинута, рот разинут, взгляд устремлен в никуда, яркая алая полоса прочертила шею и грудь.
Тошнотная желчь обожгла глотку и нос, и Амелия с трудом подавила рвотные спазмы. На глазах выступили слезы. Коленки подгибались, но девушка решительно двинулась к трапу, подгоняемая желанием увериться, что брат не плавает в собственной крови, испуская последний вздох.
Творившееся на палубе не поддавалось описанию. Настоящий ад предстал ее глазам. Пороховой дым стлался густыми слоями, окутывая мертвых и умирающих, яркие оранжево-желтые вспышки, подобные языкам пламени, плясали на морских волнах. Корабль снова вильнул в сторону, как норовистая лошадь, и девушка, схватившись за линь, почувствовала, как он обвис и скользнул на палубу, словно готовая ужалить змея. Канаты такелажа, порванные и обгоревшие, свисали с мачт, стелились по палубе, становясь смертельной паутиной, в которой запутывались люди.
Амелия закашлялась, задохнулась, но заставила себя пробираться по заваленной обломками палубе в отчаянной попытке найти Кита. Ни одно лицо не казалось знакомым: все одинаково потные, вымазанные сажей матросы лихорадочно заряжали пушки, не обращая внимания на пороховые ожоги, красными пятнами усеявшие руки и плечи.
Оскальзываясь на чем-то мокром, происхождение которого не смела установить, Амелия упорно шла вперед, протаптывая дорожку между разбросанных кофель-нагелей, обрывков парусины и неподвижных тел. И все-таки нашла Кита! Он стоял у огромного двадцатичетырехфунтового орудия, мрачный, грязный, беспрекословно выполнявший приказы канонира.
— Кит…
Ей показалось, что он не слышит, потому что вместо слов с пересохшего языка срывалось нечто вроде карканья.
Но брат поднял глаза, увидел ее и немедленно подбежал.
— Что тебе тут надо? Я велел…
— Не хочу умирать одна.
Брат протянул черную руку, привлек Амелию к себе.
Она ощутила дрожь его тела, поняла, что он напуган не меньше, чем она, и сознание того, что и у брата есть слабости, внезапно успокоило девушку.
— По крайней мере мы вместе, — прошептала она и увидела в его глазах отчаяние.
— Да. Послушай, Ами, я хочу, чтобы ты спряталась за этими бочонками. Не выходи, пока я не прикажу, или… в случае крайней необходимости. — Он неуклюже чмокнул ее в щеку и выдавил улыбку. — Может, все и обойдется.
Еще рано сдаваться. Ярборо — старый морской волк, и мы еще держимся на плаву. Мне нужно бежать: старший канонир погиб, и каждая пара рук на вес золота.
Какая это была мука — скрываться за бочонками, привязанными к рубке, и наблюдать, как Кристиан подтаскивает ядра и порох — немного медленнее остальных, но так же старательно.
Промокнув от брызг, захлебываясь дымом, Амелия тряслась от страха, не понимая, на чьей стороне перевес. Сражение продолжалось целую вечность. Дни, часы, годы… прежде чем все закончилось — не воплями торжества, а стонами побежденных. Пиратское судно подошло ближе, в борт «Саксесса» неумолимо впились абордажные крюки.
Сопротивление было коротким и бесплодным. Оцепенев от ужаса и тоски, девушка наблюдала, как уцелевших выстроили на палубе. Все стихло; дым развеялся, оставив едкую пороховую вонь.
Последним подошел Кит, ни разу не взглянув на то место, где таилась сестра. Всей своей фигурой, выражением лица он приказывал, умолял, просил не выскакивать.
Не обращая внимания на многочисленные занозы, Амелия оперлась ладонями о доски палубы и подалась вперед в безуспешных стараниях получше разглядеть, что происходит. Тревога и волнение за брата сжимали сердце стальной хваткой.
Кто-то отдавал неразборчивые команды. Туда, где находилась девушка, доносились лишь отдельные слова. Мышцы затекли, ноги ныли, но она боялась шевельнуться, парализованная уверенностью в том, что рано или поздно все равно придется показаться. Ее так или иначе найдут: на корабле невозможно стать невидимой. И стоит ли трястись как мышь, если Кит…
Она отказывалась думать о неизбежном. О том, что Кита могут… Немыслимо!
Раздался громкий грубый смех, сопровождаемый предсмертным воплем и ужасающим горловым клекотом. Амелия прижала руки к ушам, зажмурилась, но тут же отняла руки, пытаясь расслышать знакомый голос. Капитан Ярборо что-то холодно ответил. Его слова были встречены хохотом. Пираты стали вытаскивать из трюмов груз. Железные полосы, которыми были обиты ящики, противно скрипели по доскам. Борта судов опасно терлись друг о друга с пронзительным, почти человеческим визгом, канаты натягивались и трещали.
У Амелии кружилась голова. Может, они всего-навсего, заберут груз и оставят их в покое? «Господи, прошу тебя, пусть они уплывут поскорее…»
Но надежда быстро умерла, когда пираты рассыпались по всему судну. И разумеется, немедленно обнаружили ценный приз. Кто-то из незваных гостей, весело блестя глазами, выдернул ее из укрытия и потащил на палубу.
Непристойные реплики, жадные взгляды, отрешенное лицо Ярборо, мучительное отчаяние в глазах Кита, побудившее его выступить вперед.
— Не трогай ее!
Требование было встречено издевательскими ухмылками. Кита бесцеремонно толкнули обратно, пригрозив тесаком.
Широкоплечий пират в куртке красного атласа и таких же панталонах, совершенно не сочетавшихся с парой пистолетов, показался Амелии предводителем этой бандитской шайки. Бесстрастно оглядев девушку с головы до ног, он обратился к Киту:
— Это твоя жена?
Кит, поджав губы, качнул головой.
— Сестра, — выдавил он.
— Вот как? Сестра?
Слабая улыбка коснулась уголков губ.
— Приведите ее ко мне, — велел он, сопровождая слова повелительным жестом. — Иди сюда, красавица! Да ты, никак, напугалась? Боишься, что мы тебя обидим?
Пираты охотно откликнулись на шутку вожака. Те, кто не перегружал ящики и бочонки, придвинулись ближе, алчно пожирая глазами девушку. Амелию подтолкнули вперед. Спотыкаясь, она брела к капитану, сопровождаемая хором откровенных предсказаний относительно своей судьбы. Счастье еще, что наивная девочка почти ничего не понимала, хотя, судя по лицу Кита, дела ее были совсем плохи.
Никто не слушал протестов капитана Ярборо, уверявшего, что перед ними благородная леди, не привыкшая к вульгарным речам и подобному обращению.
— Так, значит, ты еще девственница? — тихо поинтересовался капитан, обводя пальцем контуры ее лица.
Амелия затрепетала от омерзения. Ни один мужчина до сих пор не смел говорить с ней в таком тоне. Словно она игрушка, созданная специально для их развлечения!
— Возьмем ее с собой, кэп Джек! — ощерился один из пиратов. — Научим девчонку джиге под одеялом!
— Неплохо бы, — задумчиво протянул капитан Джек, отнимая руку и продолжая изучать пленницу. Амелия не произнесла ни слова, боясь, что расплачется. Рука, сжимавшая ее плечо, казалась слишком жесткой. И бежать некуда, не к кому обратиться, даже если она найдет в себе мужество просить пощады.
Пират, державший ее, переступил с ноги на ногу. Заскорузлая лапища погладила ее шею, легла на грудь. Девушка попыталась вырваться, но не тут-то было. Ноздрей коснулось нечистое дыхание. Капитан хладнокровно наблюдал, как грязные пальцы больно стискивают небольшой холмик, пока девушка не вскрикнула. Кристиан, забыв обо всем, бросился на помощь. Двое пиратов метнулись к нему, на ходу выхватывая кинжалы. На солнце ярко блеснуло острое лезвие, желтоватое сияние словно высветило свирепые физиономии, и Амелия окончательно потеряла голову.
— Кит, не надо! О Господи, нет! Только не троньте его, пожалуйста, не троньте…
К ее облегчению, капитан Джек властно поднял руку, и мужчины покорно отступили, хотя и заставили Кристиана встать на колени и оттянули за волосы его голову, обнажив шею.
— Только дотронься до нее — и я прирежу тебя! — бушевал он в бессильной ярости.
Предводитель бандитов рассмеялся.
— Боюсь, тебе не так-то легко это удастся, юный петушок! Похоже, сейчас наш верх, хотя бы численный, но это уже кое-что! А теперь угомонись и дай нам время подумать.
Даже сквозь дымку ужаса Амелия неожиданно распознала этот тон — тон человека образованного, хотя и привыкшего к беспрекословному подчинению, — и безумная, нерассуждающая надежда вспыхнула в ней. Неужели он когда-то был джентльменом? Может, все-таки поддастся ее уговорам? Тихой мольбе о милосердии?
— Капитан, — начала она, с трудом отведя глаза от Кристиана, — мы с братом сироты, одни в этом мире. Не осуждайте его за желание защитить сестру, ибо он привык оберегать меня.
— Неужели?
Холодный взгляд обратился к людям, выгружающим пряности, скользнул по обломкам и мертвым телам, усеявшим палубу, и вернулся к Амелии.
— Как по-твоему, он готов на любую жертву ради тебя?
Девушка поколебалась. Под маской равнодушия скрывалась некая злобная цель. Нет, никакой он не джентльмен. Пират, морской разбойник, низкий негодяй, вождь людей, привыкших грабить и убивать. Как наивна она была, думая, что сможет торговаться с человеком без чести и совести!
— Да, — бросил Кристиан, прежде чем она успела ответить. — Я сделаю все, чтобы спасти ее от этих свиней!
Капитан Джек, почти не обращая на него внимания, обратился к девушке:
— Сколько тебе лет, дитя?
Она замялась, не зная, что лучше: солгать или сказать правду, но, поняв, что особой разницы все равно не будет, призналась:
— В прошлом сентябре исполнилось семнадцать.
Под его откровенным раздевающим осмотром она поежилась, покраснела и опустила голову.
— Семнадцать. Почти женщина. Многие в твоем возрасте уже замужем и имеют ребенка. А то и двух.
Амелия не ответила. Палуба накренилась; судно поднялось на гребне волны, и пиратский корабль толкнулся в борт со зловещим скрежетом дерева о дерево. Капитан повернулся, сделал знак, и Кита подняли на ноги. Юноша яростно сжимал кулаки, пытался бороться. Но на шею ему накинули веревку, впившуюся в кожу: вполне достаточно, чтобы усмирить любого бунтаря.
На палубе воцарилось внезапное спокойствие. Зловещее выжидательное молчание. Холодный озноб пробежал по спине Амелии, превратив кровь в лед. Она затаила дыхание, когда капитан шагнул к Киту.
— Молодой задира, ты что-то слишком дерзок, — издевательски-тихо начал он. — Посмотрим, соответствует ли твоя отвага остроте языка. Несколько наших были убиты сегодня. Хватит ли у тебя мужества жить на борту корабля, под нашим флагом, или позволишь своей милочке-сестрице заменить тебя? Правда, говорят, что женщины на судне приносят несчастье, что и было сегодня доказано как нельзя лучше. Даже если это всего лишь дурацкий предрассудок, бабы все равно отвлекают мужчин от дела и сеют распри. Я лично в любой момент предпочту сильные руки визгу и истерикам. Ну, что скажешь? Сумеешь доказать, что ты настоящий мужчина, заняв ее место?
Кристиан смело встретил его взгляд, несмотря на то что руки тряслись крупной дрожью.
— Я пойду с тобой, хотя никогда не думал, что свяжусь с грязными пиратами, вместо того чтобы стать настоящим матросом.
Капитан иронически усмехнулся:
— Настоящим матросом? Если имеешь в виду этих жалких олухов, вскоре поймешь, как ошибался. Капитан Ярборо давно известен мне как жестокий, бесчеловечный деспот, готовый скорее засечь человека до смерти, чем вспомнить о милосердии. Но ты еще это усвоишь. Всему научишься. Живее, парни, тащи его на борт вместе с другими холостяками, которым надоело рабство на торговом судне.
Этого не может быть! Просто не может быть!
Амелия ринулась вперед и схватила предводителя пиратов за руку.
— Нет! Не уводите его! Заклинаю…
— Он идет со мной по доброй воле. Ему предоставили выбор, — язвительно прошипел капитан, сверкнув прозрачными осколками глаз. — Если пожелаешь занять его место, моя команда будет в восторге, уверяю тебя, и устроит себе праздник на то короткое время, что тебе осталось прожить.
— Ами!
Едва Кита отпустили, как он бросился к ней, схватил за руку холодными пальцами и прижал к себе.
— Я дам о себе знать, как только смогу, — прошептал он, стискивая ее все крепче. Она услышала беспорядочный стук его сердца. Дрожащая рука неуклюже гладила ее по голове. Несчастный мужественный братик пытается еще и утешить ее! Господи, да он напуган не меньше, чем она…
О, вынести это нет сил!
Прильнув к нему, она пыталась что-то сказать, но душили слезы, а сердце болело, словно пронзенное пиратским кинжалом.
И Кит ушел, перепрыгнув через поручень на палубу пиратского корабля. Абордажные крючья были убраны, и ветер наполнил паруса судна под черным флагом. Скоро на горизонте виднелась лишь маленькая точка, но и она пропала. «Саксесс» медленно поворачивал на прежний курс.
Матросы сновали по палубе, убирая мусор, ставя паруса и заворачивая тела в саваны, чтобы бросить в море.
Ничего не замечая кругом, Амелия не отходила от борта еще несколько часов после того, как пиратский корабль исчез. Наконец капитан Ярборо силой оторвал ее от поручня и, обняв за плечи, проводил в каюту, после чего поднес к губам кружку с бренди и заставил выпить.
— Кристиан молод, — вздохнул он, — и силен. Не его первого силой увели пираты. Если повезет, он сумеет скоро сбежать.
Выпитое на пустой желудок спиртное согрело ее, но голова снова закружилась. Не выпуская оловянной кружки, девушка подняла умоляющие глаза:
— А если нет?
Не получив ответа, она закрыла глаза. Еще минута — и девушка услышала стук закрывшейся двери. Теперь она совсем одна, и ей куда хуже, чем после гибели родителей. Тогда она по крайней мере знала, что они покоятся в мире. Но Боже, что станется с Китом? Это она во всем виновата: заставила брата ехать с ней, а ведь он хотел остаться…
Тоска и скорбь разрывали душу, молчаливые бесполезные слезы ручьями лились по щекам.
Прошло немало времени, прежде чем она наконец заснула и грезила во сне о тех счастливых временах, когда жизнь была добра к ним.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Твои нежные руки - Роджерс Розмари



Моя любимая книга.
Твои нежные руки - Роджерс РозмариМария
15.12.2011, 19.20





Мой самый любимый роман из всех романов!!!! Я купила эту книгу и когда мне грустно и одиноко, то я читаю только "Твои нежные руки" и мир сразу становится лучше. Холт Брекстон - ИДЕАЛЬНЫЙ МУЖЧИНА!!!!
Твои нежные руки - Роджерс РозмариАня
20.10.2012, 15.36





Только начала читать, пролог- Г герой трахает чужую жену, просто "Идеальный мужчина", не совладавший с собой и набросившийся на женщину к которой он не испытывает, со слов автора "ни любви, ни нежности, ни хотя бы симпатии" СВЕРХ ИДЕАЛ, Аня!
Твои нежные руки - Роджерс РозмариТимуровна
20.10.2012, 15.45





Что-то я не заметила , что гг - идеальный мужчина, скорее хам и подонок. Спал с чужими женами, насиловал гл.героиню и постоянно оскорблял ее, как-то не вяжется с образом положительного героя. Роман разочаровал, как и его герои, хотя в конце Холт и сподобился предложить героине стать его женой . 5/10
Твои нежные руки - Роджерс Розмаринатали
20.10.2012, 21.07





тихий ужас...гг издевается над гг-ей как только может.Морально совсем задавил...и где любовь?в самом конце,в последней строчке?а до этого что было?прелюдия?...бррр
Твои нежные руки - Роджерс РозмариНаталья
21.10.2012, 15.36





Стиль у автора безупречный,героиня не дурочка,а вот герой ну слишком твердолобый
Твои нежные руки - Роджерс РозмариВиктория
21.10.2012, 18.50





Стиль у автора безупречный,героиня не дурочка,а вот герой ну слишком твердолобый
Твои нежные руки - Роджерс РозмариВиктория
21.10.2012, 18.50





Интересная книга,как и другие у автора
Твои нежные руки - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.41





Один раз можно прочитать.
Твои нежные руки - Роджерс РозмариКэт
9.07.2013, 14.27





Весь роман сплошные оскорбления главной героини,ужас!Ну не любовь это!!! Не понравилось,
Твои нежные руки - Роджерс Розмарис
11.07.2013, 16.41





Ну что сказать ? Первая часть читается легче , чем вторая , т. к.во второй части много лишней воды про политику и войну . Главный герой мне не очень понравился , какой то он озлобленный что ли , твердолобый , а вот героиня мне понравилась ,не смотря на то , что очень часто мне было ее просто жалко .Роман на любителя .Кому то очень понравится , а кому то может и не очень . Но читать все же стоит .
Твои нежные руки - Роджерс РозмариMarina
10.12.2014, 18.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100