Читать онлайн Твои нежные руки, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Твои нежные руки - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Твои нежные руки - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Твои нежные руки - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Твои нежные руки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Прибрежная Виргиния. 1808 год
Резкие, бодрящие ветры дули с Атлантики, принося ароматы соли и свежей воды, скопившейся в устье реки Джеймс; хрупкие пальцы водорослей лежали зеленоватым тонким кружевом на желтом песке и чуть шевелились под вездесущим бризом. Вдоль линии берега шагали сучковатые ладанные сосны, вели хороводы амбровые деревья и шелестели густыми кронами дубы. Топкие болотистые участки по всей дельте реки превращали изрытые неровные берега в цепи небольших прудов, в которых так и кишела водяная живность, а голубоватые пики пондетерии украшали обмелевшие притоки.
Семнадцатилетняя Амелия Кортленд стояла по колено в воде, крепко сжимая сачок на длинной ручке. Бесформенные коричневые юбки подоткнуты за кожаный ремень так высоко, что открывают бедра. Сведя в одну прямую линию густые брови, она уставилась на воду, покрытую зеленой ряской, облепившей босые ноги. Пологие берега заливчика с соленой водой поросли жесткими травами. Тут, на глубине, скрывались синие крабы, и следовало быть начеку, если хочешь выследить добычу.
Легкая рябь определила норку, где скрывалось членистоногое. Девушка, нагнувшись, зачерпнула сачком, послала животное в ловушку с легкостью опытного ловца и, торжествующе улыбаясь, подняла сеть на поверхность. Рассерженные крабы громко скребли длинными клешнями друг о друга.
— Так и знал, что найду тебя здесь, — раздался юношеский басок, и Амелия без всякого удивления подняла глаза на брата. Ветер трепал черные кудри, такие же смоляные, как ее собственные, знакомые черты казались чуть огрубленной копией ее собственных, тех, что она изредка видела в зеркале.
На губах девушки заиграла легкая улыбка.
— Еще немного, — заметила она, с трудом взмахнув тяжелой сетью, — и партия готова на продажу.
Кристиан, не отвечая, ступил в воду, чтобы помочь сунуть сеть, набитую крабами, в плавучий садок, привязанный в тростниках. Закончив работу, он вышел на берег, чтобы заглянуть в корзинку из ивовых прутьев, изумленно вскинул брови и покачал головой. Улыбка вмиг преобразила хмурого мужчину в беззаботного юнца.
— Да у тебя куда больше крабов, чем у мастера Ковинтона с его сотней ловушек.
— Можно подумать, ты не знал, кто из нас настоящий умелец, — отмахнулась девушка, в свою очередь, выбираясь на сушу. Юбки, несмотря на все предосторожности, промокли, и она, высвободив подол, хорошенько отряхнулась, так что во все стороны полетели песок и водоросли.
Влажный коричневый ситец неприятно лип к босым ногам. — Кроме того, мастер Ковинтон предпочитает приятное ничегонеделание упорному труду, особенно когда дело касается его самого.
— Ты весьма строго судишь о бедняге, — фыркнул Кристиан.
— И ничуть не преувеличиваю. А ты, чем болтать, помоги лучше рассортировать крабов. Найдутся несколько и с мягкими панцирями.
Брат и сестра принялись дружно отделять синих крабов, уже начинавших сбрасывать панцирь, от тех, что только готовились это сделать. Аккомпанементом служил приглушенный стук клешней, ударявшихся друг о друга, когда животные пытались удрать.
— Взгляни на них, — засмеялся Кристиан, — тянут своих же собратьев обратно в садок. Едва одному удается выбраться наверх, другие тащат его вниз.
— Совсем как некоторые мои знакомые, — вздохнула Амелия и, встав, вытерла руки о юбки. Снова наступила тишина. Над головами изящными белокрылыми стрелами метались чайки, подхваченные воздушным течением. Резкие гортанные крики разносились далеко вокруг.
Мир и покой снизошли на землю: весьма редкое явление в окрестностях деревушки Ньюпорт-Ньюс. Все здесь было знакомым, вплоть до последней детали унылого пейзажа. Хоть что-то постоянное в ее бурной, запутанной, полной неудач жизни!
— Тебя послали за мной? — бросила она, поворачиваясь.
— Мистрис Ковинтон считает, что юной леди неприлично бродить одной, без сопровождения. Что скажут люди?!
Амелия снова фыркнула и вполголоса выругалась. Совершенно непристойное поведение, наверняка вызвавшее бы заслуженный упрек мистрис Ковинтон.
— Последнее время мне не часто удается бродить одной. Кроме того, люди всегда находят, о чем судачить. Обо мне. О тебе. О маме и папе…
Слова ее словно потонули в неловком молчании: рана была еще слишком свежа, и всякое упоминание о родителях причиняло новую боль. Атмосферу несколько оживило хлопанье крыльев цапли, охотившейся за рыбой в приливном озерце. Громкий всплеск послал по воде крошечные волны, и цапля вынырнула в нескольких ярдах от берега с рыбой, извивавшейся в клюве. Еще мгновение — и птица взмыла в воздух.
Амелия взглянула в глаза брату, увидела в них ту же неизбывную тоску и растянула губы в вымученной улыбке.
— Мистрис Ковинтон вполне может подождать еще немного. Как только увидит крабов, сразу забудет, зачем тебя послала.
Небо затянули облака, спаявшие океан и горизонт в одно целое. Брат и сестра побрели к берегу. Им не было нужды делиться мыслями: они прекрасно понимали друг друга. Амелия уселась на песчаную дюну, поросшую травой, вытянула ноги и стала смотреть вдаль. Пальцы зарылись в песок, нагретый солнцем, и девушка с наслаждением ощутила, как теплеют ступни. Океанский прибой со знакомым грохотом разбивался о песок и прибрежные скалы, оставляя на обратном пути мусор и мелкую рыбешку, обломки просоленного дерева, пустые раковины. Клочки белой пены медленно таяли, когда волны откатывались назад и исчезали в бесконечном круговороте, таинственном, древнем, как само время, и таком же безразличном к людским бедам и нуждам. Равнодушный океан, замкнутый, неизведанный мир, не допускающий в свои секреты посторонних.
«Если бы только и я могла исчезнуть так легко…»
Ветер откинул волосы с ее лба, разметал по плечам длинные спутанные шелковистые пряди. Зеленые глаза чуть сощурились от неожиданно яркого света, отразившегося в воде. Ресницы густыми опахалами легли на щеки, чуть отливавшие золотистым загаром после долгих прогулок по берегу. Щеки, нахлестанные ветром, порозовели, но взгляд по-прежнему оставался грустным.
Одна мысль терзала ее, преследовала все дни и недели, не давала уснуть. Мысль о том, как несправедливо обошлась с ними судьба. Разве она вела бы сейчас столь жалкое существование? Все пропало, непоправимо изменилось в одну секунду, стоило карете опасно накрениться на крутом повороте. «Несчастный случай», — твердили окружающие, но случившееся казалось Амелии чудовищной шуткой рока, оставившей ее и Кристиана сиротами, одинокими в мире, которому они были не нужны. Как долго тянулись эти полгода…
Сплошной кошмар, в который превратилось бытие детей, скорбевших по родителям, еще усугубился изгнанием из родного дома. Брата и сестру отдали в руки черствых представителей власти, объяснив, что отец был слишком беззаботен, не думая о смерти, и не сделал соответствующих распоряжений. Бедняга чересчур любил жизнь и смело смотрел в будущее, не предполагая столь печального конца.
Положение Кристиана было легче: он почти достиг совершеннолетия. А вот беззащитная девушка без денег и покровителей полностью зависела от Ковинтонов, почтенного семейства, в котором и без нее было шестеро детей. Но по крайней мере ей предоставили крышу над головой. Что же касается теплого приема… не слишком ли многого она ожидала?
— Мы с радостью постараемся исправить недостатки их ужасного воспитания и внушить им покорность к Господу нашему и всему, что свято, — любила говаривать мистрис Ковинтон с самодовольно-фарисейской улыбочкой, омерзительно искажающей ее худую физиономию с резкими чертами и острым носом. — Им полезно узнать, как живут порядочные богобоязненные люди.
Порядочные! Словно мама и папа были окаянными грешниками! О, как она тоскует по ним!
Больше никогда не будет веселых семейных пикников, вечных шуток, смеха, бесконечной радости. Все пропало, все исчезло, остались только они двое, безутешные дети, брошенные в городе, населенном сухими, черствыми пуританами, как чумы сторонившимися капитана Кортленда и его надменной жены, вечно задиравшей нос и презиравшей честных горожан.
Надменная?! Мама?! Та женщина, которую знала Амелия, — мягкая, добрая дама с мечтательным взглядом и грустной улыбкой?!
Только после ее гибели девушка нашла в маленькой шкатулке тикового дерева связку писем, написанных много лет назад, когда молодая Анна изливала любовь, жестоко растоптанные надежды и боль сердца в так и не отосланных посланиях. Старательно перевязанные шелковой ленточкой, они много лет пролежали в шкатулке вместе с еще несколькими, полученными от какой-то дамы.
Бедная мама! Любовь к мужу дорого ей обошлась.
Кристиан, немного помедлив, уселся рядом на песке.
Он еще не успел перерасти свою юношескую неуклюжесть, и конечности его по-прежнему казались чрезмерно худыми и голенастыми, хотя рост и разворот плеч давали некоторое представление о том, каким привлекательным мужчиной он когда-нибудь станет. Брови вразлет и такие же, как у сестры, глаза наверняка затронут сердце не одной девушки. Вот только одет он едва ли не хуже Амелии. Сбитые каблуки сапог утонули в песке. От него слабо пахло табаком и спиртным.
— Опять ходил в доки! — спокойно заметила она. В голосе не было ни капли упрека, но брат независимо пожал плечами и, лениво опершись о локти, принялся с насмешливо-одобрительным выражением оглядывать Амелию.
Ветер играл его кудрями, глаза сверкали изумрудами, во взгляде сквозила искренняя привязанность к сестре.
— Ты становишься настоящей мегерой, Ами, — заметил он с чисто мужской заносчивостью.
— Не смей меня так называть! Амелия — вот мое имя!
Амелия. Запомнил?
— Амелия Сара Анна Кортленд — чересчур длинно для крошки ростом не выше комара!
Что же, верно. Худая, нескладная, с тощими руками и ногами… печальная реальность, ничего не поделаешь! Недаром она не любила зеркал! Черные завитки обрамляли лицо с высокими скулами, зелеными, косо посаженными, как у цыганки, огромными очами и пухлогубым, чересчур большим ртом.
— Не грусти, Ами, — пошутил Кристиан, подавшись вперед. — Я позабочусь о тебе, когда, останешься старой девой.
— Интересно, как тебе это удастся, когда о себе и то не способен позаботиться! — взорвалась девушка, взметнувшись с места и принимаясь отряхивать юбки. Кристиан едва успел прикрыться от дождя острых песчинок. — Ты мужчина! Почти. Никто не остановит тебя, если захочешь сбежать! Это я принуждена гнить в забвении у Ковинтонов! Нет, долго мне не вынести!
Веселые искорки во взгляде погасли, и Кристиан слетка прищурился, не в силах определить, что тревожит сестру.
— Что случилось, Ами?
Облака разошлись, и чайка, взмывшая высоко в небо, казалась белым цветком на фоне густой синевы. Тростник с тихим шорохом гнулся под ветром, прижавшим грубую ткань юбки к стройным ногам. Девушка отвернулась и глубоко вздохнула. Коричневый ситец прильнул к упругим грудкам, плоскому животу и бедрам, которые она втайне считала безнадежно угловатыми.
— Ами! — воскликнул Кристиан, вскакивая и кладя руку на ее плечо. От него словно исходили тепло и сила, искреннее сочувствие, стремление утешить. — Поколебавшись, он нерешительно пробормотал:
— Мне тоже не хватает их…
Отчаяние комом застряло в горле. Девушка стряхнула его руку, отступила, скользя на мокром песке, и вздохнула:
— Дело не только в этом… Не пойму, что со мной творится. Последнее время постоянно ощущаю, что вот-вот взорвусь, а отчего — не знаю.
«Не правда — все я знаю. Странные чувства копятся в моей душе, но с кем поговорить? Ах, если бы только мама была здесь! Она видела меня насквозь и нашла бы нужные слова, чтобы объяснить…»
Амелия отпрянула еще на шаг, поймала подол так и не просохшего платья и, приподнявшись на носочках, сделала изящный пируэт, как учила мама. О, как это было давно: уроки бальных танцев в маленькой гостиной, воспоминания о прошлом. С каким неподдельным удовольствием мать передавала дочери опыт своей недолгой юности..
Амелия так и не узнает, какие чувства обуревали ее при этом.
Девушка, закрыв глаза, покачивалась под одной ей слышимую мелодию, когда-то звучавшую на старом клавесине зимними вечерами. В ноздри словно ударил запах воска, которым натирали мебель. Откуда-то донесся смеющийся голос матери, повторявшей, что дочь должна ступать легко, а не топать, как слон.
«Дорогая, ты хочешь, чтобы мужчина влюбился в тебя или упал, споткнувшись о твою выставленную ногу?»
Солнышко пригревало лицо и обнаженные руки, песчинки впивались в босые ноги, отлетая фонтаном при каждом повороте, а она все кружилась, плавно изгибаясь, как тростник под ветром, закинув руки за голову, двигаясь в такт безмолвной музыке, певшей об отчаянной тоске.
Кристиан настороженно наблюдал за сестрой, впервые заметив округлившиеся изгибы ее фигуры. Когда это случилось? Ами всегда оставалась младшей сестрой, милой, доброй, хоть временами и надоедливой, девчонкой. Но женственность?.. От этого ему стало как-то не по себе.
Девушка наконец остановилась, запыхавшаяся, раскрасневшаяся, усыпанные песком юбки открывают ноги до колен. Сейчас, с рассыпавшимися, растрепанными, выбившимися из кос прядями, она больше не походила на ребенка. В раскосых глазах играло такое осознание собственных чар, что Кристиан даже растерялся. Все представления о сестре вмиг растаяли, как морская пена. Он вдруг почувствовав себя малой щепкой, плывущей по волнам без руля и ветрил.
Юноша нерешительно вытянул руку, но, тут же опустив, пробормотал:
— Я помогу тебе нести крабов.
Они спрятали садок в тростнике, подальше от любопытных глаз, и бросили в ведро только крабов, предназначенных для мистрис Ковинтон. К тому времени как они добрались до дома, над деревней сгустились сумерки. В окнах небольшой гостиной, почти всегда пустовавшей, горел свет. У ворот стоял незнакомый экипаж. В полумраке смутно поблескивали черная кожа и ярко-красные колеса.
Амелия встрепенулась, стиснула пальцы брата и выдохнула:
— Кит… это карета мастера Данбара. Того поверенного, что рассказал нам… о папе.
Брат с сестрой переглянулись. Кристиан было обнял сестру за плечи, словно стараясь защитить, но тут же отстранился.
— Люди, подобные мастеру Данбару, редко приносят хорошие новости.
Юноша поставил ведро с крабами, отчаянно скребущими по дереву стенок, и тут же забыл о нем. Передняя дверь распахнулась, и на пороге возник мастер Ковинтон, широкоплечий коротышка с щетиной редеющих волос.
— Вам давно пора бы вернуться, — проворчал он. — Зайдите, пожалуйста, в дом.
Несколько смущенный столь неожиданной вежливостью человека, предпочитавшего резкие приказы обычным просьбам или разговору. Кит поспешно загородил собой сестру, явно опасаясь удара.
— А в чем дело?
— Скоро узнаете. Ну же, шевелитесь! — уже нетерпеливо бросил он, однако в голосе прозвучало нечто вроде уважения: вещь для такого человека абсолютно неслыханная.
Войдя в гостиную, Кит прежде всего украдкой взглянул на мистрис Ковинтон, чинно восседавшую на стуле с высокой спинкой в позе, такой же непреклонной и каменной, как ее неуступчивый характер. Она молча поманила Амелию.
— Подойди ближе, дитя. Взгляни на себя: платье грязное, помятое, так и разит солью и рыбой. А туфли! Представляю, что ты вытворяла все это время.
— Жена!.. — остерег Ковинтон с заискивающей, явно вымученной улыбкой. — Молодые люди, с вами желает поговорить сквайр Данбар.
— Именно, — вмешался тот, поднимаясь. — Надеюсь, нам позволят потолковать с глазу на глаз?
— С глазу на глаз? Разумеется, сквайр, разумеется, — залебезил Ковинтон. Очевидно, такой поворот дела был для него неожиданным. Супружеской чете до смерти хотелось узнать, в чем дело, но Данбар упорно молчал, пока Ковинтоны не убрались из комнаты, а потом плотно прикрыл за ними дверь и, обернувшись, без улыбки уставился на собеседников. Седые клочковатые брови нависали над глубоко посаженными глазами, длинный тонкий нос на конце утолщался и выжидающе подрагивал, совсем как у любопытного лесного зверька. Кит попытался отвести взгляд, но то и дело невольно поглядывал на нос поверенного, гораздо чаще, чем того требовали приличия. Данбар плавно взмахнул на удивление изящной рукой, и Ами послушно уселась, таращась на него круглыми, будто блюдца, глазами. Куда подевалась уверенная в себе молодая женщина? Снова превратилась в несчастную оборванную девчонку-подростка. Плотно сжав дрожащие губы, она молча ждала.
— Что привело вас сюда, мастер Данбар? Прошло уже больше полугода… Надеюсь, дела папы наконец-то улажены? — осведомился Кит.
— Совершенно верно, — отозвался поверенный, улыбаясь глазами. Недовольное выражение лица сменилось снисходительным. — Да и улаживать особенно было нечего, после того как все долги были розданы. Капитан Кортленд был прекрасным человеком, но, к сожалению, не слишком дальновидным финансистом. Но я здесь не поэтому.
Поверенный осекся, откашлялся и двинулся к камину, заставленному дешевыми статуэтками. Два медных подсвечника соседствовали с фарфоровыми собачками, гордостью мистрис Ковинтон, купленными во время последнего визита в Норфолк.
Данбар коснулся пальцем белого с синим песика, вздохнул, повернулся к молодым людям и, заложив руки за спину, принялся покачиваться на каблуках. Тонкий выношенный ковер заглушал звуки. Губы поверенного были растянуты в подобии ухмылки.
— Я получил письмо от вашей крестной. Вас просят приехать к ней, как только все приготовления к отъезду будут закончены.
— Крестная? — недоуменно повторила Ами, бросив взгляд на брата. — Не пойму, о чем вы…
— Разумеется, для вас это должно явиться потрясением.
Не знал, что леди Уинфорд, которую я известил о гибели ваших родителей, упомянута в завещании капитана Кортленда как ваша крестная. Кстати, завещание составлено на редкость плохо, и это лишь доказывает мое мнение, что законники не должны выступать в роли собственных поверенных. Но как бы то ни было, все позади. Да, леди Уинфорд — ваша крестная мать и отдала необходимые распоряжения, касающиеся детей леди Анны. Этим занимались ее лондонские адвокаты. — Помедлив, Данбар оглядел убогую комнату и мягко добавил:
— Думаю, там вы будете куда счастливее, чем здесь.
Брат с сестрой долго молчали. В гостиную доносились приглушенные крики детей, сопровождаемые собачьим лаем. Но в крохотной, душной, дурно обставленной комнате слышалось лишь мерное дыхание.
Амелия боялась шевельнуться. Сейчас она казалась столь же хрупкой, как фарфоровая статуэтка, словно малейшее движение — и она разлетится на множество осколков.
— Думаю, это вполне нам подходит, мастер Данбар.
Вполне, — выговорила она Наконец.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Твои нежные руки - Роджерс Розмари



Моя любимая книга.
Твои нежные руки - Роджерс РозмариМария
15.12.2011, 19.20





Мой самый любимый роман из всех романов!!!! Я купила эту книгу и когда мне грустно и одиноко, то я читаю только "Твои нежные руки" и мир сразу становится лучше. Холт Брекстон - ИДЕАЛЬНЫЙ МУЖЧИНА!!!!
Твои нежные руки - Роджерс РозмариАня
20.10.2012, 15.36





Только начала читать, пролог- Г герой трахает чужую жену, просто "Идеальный мужчина", не совладавший с собой и набросившийся на женщину к которой он не испытывает, со слов автора "ни любви, ни нежности, ни хотя бы симпатии" СВЕРХ ИДЕАЛ, Аня!
Твои нежные руки - Роджерс РозмариТимуровна
20.10.2012, 15.45





Что-то я не заметила , что гг - идеальный мужчина, скорее хам и подонок. Спал с чужими женами, насиловал гл.героиню и постоянно оскорблял ее, как-то не вяжется с образом положительного героя. Роман разочаровал, как и его герои, хотя в конце Холт и сподобился предложить героине стать его женой . 5/10
Твои нежные руки - Роджерс Розмаринатали
20.10.2012, 21.07





тихий ужас...гг издевается над гг-ей как только может.Морально совсем задавил...и где любовь?в самом конце,в последней строчке?а до этого что было?прелюдия?...бррр
Твои нежные руки - Роджерс РозмариНаталья
21.10.2012, 15.36





Стиль у автора безупречный,героиня не дурочка,а вот герой ну слишком твердолобый
Твои нежные руки - Роджерс РозмариВиктория
21.10.2012, 18.50





Стиль у автора безупречный,героиня не дурочка,а вот герой ну слишком твердолобый
Твои нежные руки - Роджерс РозмариВиктория
21.10.2012, 18.50





Интересная книга,как и другие у автора
Твои нежные руки - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.41





Один раз можно прочитать.
Твои нежные руки - Роджерс РозмариКэт
9.07.2013, 14.27





Весь роман сплошные оскорбления главной героини,ужас!Ну не любовь это!!! Не понравилось,
Твои нежные руки - Роджерс Розмарис
11.07.2013, 16.41





Ну что сказать ? Первая часть читается легче , чем вторая , т. к.во второй части много лишней воды про политику и войну . Главный герой мне не очень понравился , какой то он озлобленный что ли , твердолобый , а вот героиня мне понравилась ,не смотря на то , что очень часто мне было ее просто жалко .Роман на любителя .Кому то очень понравится , а кому то может и не очень . Но читать все же стоит .
Твои нежные руки - Роджерс РозмариMarina
10.12.2014, 18.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100