Читать онлайн Твои нежные руки, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Твои нежные руки - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Твои нежные руки - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Твои нежные руки - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Твои нежные руки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Дорога к Лондонскому мосту была запружена телегами и экипажами. Несмотря на мороз и ледяные натеки, весь Лондон, похоже, устремился на Зимнюю ярмарку, бурлившую на намертво застывшей реке. Амелия, все еще не успокоившаяся, хотела было повернуть назад, но побоялась, что Люси заподозрит неладное: в конце концов именно под предлогом посещения ярмарки им и удалось улизнуть из дома в такой холод.
По всей Темзе были рассыпаны палатки, лотки, расхаживали разносчики, торговцы пирожками, устрицами, фруктами, разгуливали праздные зеваки, шныряли карманники и подозрительные личности. Повсюду царила праздничная атмосфера, хотя приходилось ступать медленно и осмотрительно: лед был скользким, как стекло, а берега — довольно обрывистыми. Люси смеялась каждому слову лакея, а Трент честно старался уделять равное внимание барышне и розовощекой горничной.
Соблазнительные ароматы горячего хлеба разносились вокруг; гуляющие, особенно мужчины, уже успели согреться бренди, джином, пивом и другими горячительными напитками. По обеим сторонам возвышались игорные палатки, наспех натянутые на деревянные колья, напоминавшие расшатанные зубы.
Троица медленно пробиралась сквозь толпу. Трент купил всем по мясному пирогу, оказавшемуся жирным, но удивительно вкусным, с начинкой из говядины и лука, залитых густой подливой с пряностями. Смеясь над собственной неспособностью уберечь перчатки от пятен, Амелия с жадностью набросилась на лакомство, особенно после того как сообразила, что не ела вот уже два дня.
С ее стороны, возможно, не так уж глупо решиться на прогулку, хотя ничего еще не решено и груз бед и неприятностей давит на плечи. Но здесь, среди беспечных гуляк, старавшихся хоть на минуту забыть тяготы жизни, можно стать одной из них и наслаждаться простыми удовольствиями.
— Смотрите, мисс Кортленд! — воскликнула Люси, задыхавшаяся после спуска по крутому обрыву. — Куклы! Панч и Джуди! Давайте посмотрим!
Наверху ширм, увенчанных красным занавесом, кривлялись марионетки, обмениваясь сальными шуточками.
Невидимые руки управляли «супружеской четой» с гротескно-уродливыми лицами; невидимые голоса с грубоватым остроумием обсуждали последние городские события, высмеивали аристократов, упражнялись в язвительных перепалках. Амелия громко смеялась вместе с соседями, забавляясь быстрым обменом ехидными репликами, задевавшими всех и вся: от политиков до королевской семьи.
— Приобрели вкус к вульгарным развлечениям, мисс Кортленд?
Она мгновенно поняла, кому принадлежит знакомый низкий голос: для этого даже оборачиваться не потребовалось. Поняла — и оцепенела. Только этого не хватало!
Откуда он взялся?! Но ответить все же придется.
— Видите ли, — сухо процедила она, — последнее время мне так часто приходится бывать в обществе людей низких, чтобы не сказать подлых, что это всего лишь невинные забавы по сравнению с теми, которые приходилось наблюдать.
— Вы так считаете? — Уголок рта дернулся в подобии улыбки, не затронувшей, однако, глаз. — Для многих, смею сказать, они не так уж невинны.
— Подобные высказывания меня давно уж не удивляют. Вы всегда предпочитаете думать о людях худшее.
— И почти всегда оказываюсь прав.
Он буквально сверлил Амелию взглядом, словно точно знал, куда и зачем она сегодня ездила. Ну почему он уставился на нее как на преступницу? И без того она лишилась самообладания при одном виде этого человека.
— Простите, милорд, мы как раз уходим, — обронила она.
— Как удачно, и я тоже! Провожу вас домой. У Меня дело к бабушке.
— Вряд ли стоит беспокоиться, милорд. Наша карета неподалеку.
— Превосходно! — обрадовался Холт. — Мои спутники жестоко покинули меня, а я терпеть не могу наемные экипажи.
Что ей оставалось делать? Нельзя же грубить графу при слугах!
Пришлось сдаться и взять его под руку, хотя она так и сжалась от прикосновения к его рукаву.
Но мучения ее на этом не кончились. Деверелл сел рядом на бархатное сиденье, близко, чересчур близко, заполнив, казалось, все свободное пространство своим разгоряченным телом. На противоположном сиденье устроилась Люси, как нельзя больше походившая на маленькую яркую птичку, с лицом, раскрасневшимся от холода и шуточек красивого лакея.
Перестук колес на разбитом льду, брызги растаявшего снега, летевшие во все стороны, тряска, толчки… но Амелия ничего не замечала, мечтая лишь скорее оказаться дома. Тогда она сумеет ускользнуть от нежелательного присутствия Деверелла. И без того тяжелые воспоминания одолевали ее. Она не могла забыть о той ночи в библиотеке. Подробности смешались в одурманенном бренди мозгу, но реальность оказалась слишком жестокой. И его неотступный взгляд… весело-издевательский, под стать лениво-равнодушной позе.
Она рассеянно отметила появление нового шрама на лице. Красный, еще не до конца заживший, он придавал его физиономии еще более злобное, чем обычно, выражение.
Решив, что с нее довольно, девушка отвернулась к окну, рассматривая опустевшие улицы и заваленные снегом крыши домов. Белоснежный пух, сверкающий сотнями алмазов, скрывал грязь и уродство, придавая Лондону незаслуженную, почти неземную чистоту. Как фальшива бывает внешность!
— Вам, похоже, нравится играть с опасностью, мисс Кортленд.
Девушка неохотно отвела взгляд от окна.
— Почему вы так считаете, милорд?
— Посещать подобные места без надлежащего сопровождения не только глупо, но и опасно.
— Вряд ли что-то может случиться средь бела дня…
— Очевидно, вы забыли убийства на Ратклиффской дороге.
Амелия даже задохнулась от возмущения.
— Не забыла, но все это произошло больше года назад, причем в Ист-Энде.
— Не слишком далеко отсюда. Мы почти рядом с новыми лондонскими доками, не говоря уже об Уаппинге и Бермондси, буквально кишащих пьяными матросами с судов и лихтеров, возчиками, портовыми грузчиками и проститутками, любой из которых будет счастлив избавить вас от сумочки, а если нальется спиртным по самое горло — то и от жизни.
— Какая горячая обвинительная речь, милорд! Какая пространная тирада! Но, насколько припоминаю, убийства на Ратклиффской дороге совершались другом одной из несчастных семей.
— Да, и он кончил свой путь на виселице, но кое-кто утверждает, что у него были соучастники.
Люси сдавленно застонала, побледнев как полотно.
— Не стоит ли нам сменить тему беседы, милорд? — раздраженно бросила Амелия. — Я нахожу все это довольно утомительным.
Деверелл послушно замолчал. За окном сменялись пейзажи, но девушка безучастно отмечала лишь самые известные места, мимо которых они проезжали. Собор Святого Павла, перекресток Фаррингдона и Блэкфрайарз-роуд… А вот и Бикон-Хаус!
Трент поспешно открыл дверцу кареты, и Амелия, опершись на его руку и игнорируя помощь графа, спустилась по ступенькам и направилась к крыльцу.
Бакстер с непроницаемым лицом приветствовал молодых людей, взял у Амелии ротонду и, пробормотав, что леди Уинфорд отдыхает в нижней гостиной, обратился к Девереллу:
— Милорд, графиня будет рада видеть вас.
— Не сомневаюсь. Ах нет, мисс Кортленд, не стоит убегать так быстро. — Он поймал ее пальцы, сжал, не давая вырваться, растягивая губы в деланно-учтивой улыбке, за которой пряталась мрачная решимость. — Надеюсь, вы осчастливите нас своим обществом?
— Я должна отказаться, милорд, — пробормотала девушка, смело встретив его вызывающий взгляд. «Подбивает устроить сцену в присутствии Бакстера?» — События этого дня сильно меня утомили.
— И все же я настаиваю.
Отлично сознавая, что дворецкий навострил уши, Амелия постаралась воздержаться от дальнейших споров.
Деверелл способен на все. На любую пакость. Страшно подумать, что он сотворит, если она по-прежнему будет отказываться.
— Хорошо, милорд, поскольку, очевидно, у вас какие-то важные новости.
Она изнемогала от напряжения. Жар его ладони нестерпимо жег кожу… неприятное воспоминание о ночи в библиотеке, о его ужасных словах на следующий день.
Даже находиться рядом с ним — и то невыносимо тяжело: слишком свежи сердечные раны.
Деверелл распахнул дверь. Расстроенная девушка не заметила, куда идет, и спохватилась, лишь оказавшись в библиотеке, а вовсе не в гостиной, где ждала бабушка.
Но граф бесцеремонно подтолкнул ее вперед. Амелия чуть не упала и, едва дверь за ними закрылась, яростно набросилась на Деверелла:
— В чем дело, милорд?! Очевидно, вы хотите что-то сказать мне с глазу на глаз, поэтому поторопитесь. Я не желаю находиться с вами наедине.
Граф, скрестив руки на груди, прислонился к стене, обдавая ее синим льдом бесстрастного взгляда.
— Не слишком ли запоздалая предосторожность?
— Тут вы правы, — резко бросила она, — но никогда не поздно предотвратить очередное… происшествие.
— Считаете, что мне захочется повторить? — вкрадчиво рассмеялся он.
— Мне и думать об этом противно!
О Господи, что она ему сделала? Почему он так злобно преследует ее, искажает смысл любого слова… Хоть бы оставил в покое, она и так старается как можно реже попадаться ему на глаза…
Но Деверелл, похоже, вовсе не собирался оставлять ее в покое. Следил за ней, как кот за порхающей в саду птичкой, с ленивой уверенностью в том, что способен в любую минуту положить конец игре.
— Жаль.
Он словно раздевал ее бесстыдным взором, проникавшим, казалось, сквозь одежду.
— Мы оба сделали ошибку, мисс Кортленд, у которой могут быть последствия. Я готов принять на себя ответственность за них.
— Да неужели?
Амелия вопросительно склонила голову набок. Но он не отвернулся, не попытался извиниться, объяснить, посочувствовать. Но чего и ожидать от дьявола? Не тот он человек, чтобы честно признать свою вину или оправдываться.
— Разумеется.
Оттолкнувшись от двери, он нетерпеливо запустил пальцы в волосы. Амелия совершенно не к месту заметила, что они чересчур отросли и длинные пряди почти закрывают лоб, а сзади доходят едва не до воротничка, черными штрихами выделяясь на белоснежной ткани галстука, завязанного простым, но элегантным узлом.
— Если вы забеременеете, нужно сделать соответствующие распоряжения.
Забыв о галстуке, она снова воззрилась в беспощадное лицо собеседника. Почему ей самой это не пришло в голову? Он прав, все возможно.
— И какие же именно распоряжения вы имеете в виду, милорд Деверелл? — хладнокровно осведомилась она, хотя внутри бушевало раскаленное добела пламя ярости.
— В таких случаях наилучший выход — замужество, — сухо сообщил он, пожимая плечами, чем еще больше взбесил Амелию. — Уверен, что мы сможем найти вам подходящего супруга, из тех, кто не будет слишком сокрушаться по поводу вашей… неосторожности.
— Или того, что я преподнесу ему незаконного ребенка, не так ли?
Губы графа рассерженно сжались.
— Да, и если это окажется правдой, нужно признаться жениху заранее.
— Вижу, вы все предусмотрели.
— Не все. Зато составил список возможных кандидатов, хотя не исключаю, что вы предпочтете выбрать сами.
Чувствуя, что вот-вот взорвется, если заговорит громко или сделает резкое движение, Амелия медленно повернулась и направилась к камину. Вот здесь, на этом месте перед узким диванчиком, она лежала в его объятиях, потерявшая стыд, податливая, жаждущая его ласк. Это она помнила, помнила тепло его тела, жар огня и тревожный стук его сердца у ее обнаженной груди.
Когда это было? Два дня назад? Три? Целую вечность?
Всего несколько минут — и жизнь непоправимо испорчена…
Амелия вскинула голову. Как настороженно он глядит, словно боится, что она на него набросится. Но разве она может представлять серьезную угрозу ему, такому сильному, высокому, ловкому, закаленному в боях? Нет, чисто физическая сила зачастую бесполезна там, где имеется лучшее оружие женщины. Ее язык.
— Вам не кажется, милорд, что человек, не способный решать за себя, вряд ли имеет право определять судьбу других? Я не настолько глупа, чтобы считать, будто вы, имея крайне сомнительную репутацию, смеете судить меня! Если я не ошибаюсь, несколько лет назад весь Лондон кипел слухами о чужой жене, дуэли и последующем самоубийстве мужа-рогоносца! Так почему же я должна доверять вам свою жизнь, если вы так бездарно испортили свою собственную?
На несколько мгновений граф, казалось, потерял дар «речи. В ушах девушки шумела кровь, часы на каминной полке оглушительно тикали, древесная смола, попадая на огонь, злобно шипела.
— Спрячь когти, тигренок, — вымолвил он наконец, но, судя по окаменевшему лицу и выдвинутой вперед челюсти, уколы попали в цель. — Мы говорим не обо мне. О вас.
— Нет, о том, как бы вам поскорее отделаться от своей доли ответственности.
— Черт побери, я здесь для того, чтобы взвалить на себя позор за случившееся. Стараюсь все уладить как полагается.
— Как, милорд Деверелл, неужели это предложение руки и сердца? Польщена, но, увы, принуждена отказаться. Не имею ни малейшего желания жить с бессовестным, беспринципным человеком.
Граф ринулся к ней, едва не вывернул руку и злобно прошипел:
— Если вы именно такого мнения о моем характере, нужно быть последней идиоткой, чтобы намеренно бесить меня. Я честно намеревался предложить вам достаточную сумму в качестве компенсации за потерю невинности, что позволило бы найти супруга, обладающего всеми мыслимыми добродетелями, удовлетворяющими даже наш ханжеский парламент. Поэтому предлагаю вам придержать язык, прежде чем, к своему прискорбию, вы обнаружите, что зашли слишком далеко.
— Далеко? С человеком, подобным вам, милорд?!
Она не дрогнула, даже когда его пальцы впились в ее запястье, едва не ломая кости.
— Будет ли чересчур большим преувеличением сказать, что вы самый аморальный, самый растленный негодяй из всех, кого я знаю? Если добавить, что вы воспользовались моим состоянием — состоянием женщины, потерявшей брата и к тому же не совсем сознававшей, что делает? О да, признаю, я не сопротивлялась и поэтому должна одна расплачиваться за все, что произошло. Вы же как ни в чем не бывало пойдете своим путем, без всякого сожаления, не страдая из-за последствий, впрочем, как и в том случае, когда лорд Уикем застрелился в библиотеке.
Ярость застлала синеву глаз черной пеленой. По обе стороны рта проступили глубокие белые канавки. В эту минуту он казался смертельно опасным зверем, и девушка впервые ощутила что-то похожее на страх.
Однако графу удалось овладеть собой. Отпустив ее, он презрительно усмехнулся:
— Тот, кто уверен, что женщины — слабый пол, никогда не сталкивался с вами, мисс Кортленд. У вас не язык, а змеиное жало, и, источай оно яд, я бы уже лежал мертвым на полу. И хотя вы весьма подробно перечислили мои недостатки, все же ваших проблем это не решает. Вы погублены. Будь во мне чуть больше жестокости, я позаботился бы о том, чтобы вы провели остаток жизни в монастыре. К несчастью для вас, свет относится к моему поведению немного иначе, чем к вашему.
А вот это чистая правда. Его посчитают ловким соблазнителем, ее — потаскухой, распутницей, от которой шарахаются порядочные люди Падшей женщиной Как часто репутация девушки была непоправимо очернена, если кто-то становился свидетелем случайного поцелуя или прогулки в обществе мужчины без компаньонки или горничной. А она сотворила немыслимое.
Амелия чуть вздернула подбородок, мысленно проклиная графа и чертовы правила приличия.
— Как бы то ни было, я не допущу, чтобы меня продали, как лошадь на аукционе «Таттерсолз», тому, кто даст больше. Я сама определю свою судьбу!
— Неужели? — цинично ухмыльнулся граф, очевидно, успев обрести обычную самоуверенность. — И кто же этот счастливчик? Не стоит разыгрывать скромницу, мисс Кортленд. Что ни говори, а приданое я плачу из собственного кармана! — Не дождавшись ответа, он торжествующе кивнул:
— Так я и думал. Нет у вас выбора.
— Ошибаетесь.
— В таком случае поведайте мне имя своего нареченного, мисс Кортленд, или он собирается посетить меня в самом ближайшем будущем?
Амелия гневно сжала кулаки, но голоса не повысила:
— Я предпочла бы, чтобы он сам приехал к вам.
— Вне всякого сомнения. Что означает мою правоту.
Вы просто боитесь признать очевидное.
— Вовсе нет… но моя дружба с сэром Алексом вас не касается.
— Сэр Алекс… Мейтленд?! — неверяще повторил граф, вскинув брови. — Тот самый Мейтленд? Черт возьми, даже вы не можете быть столь безмозглой!
— Сэр Алекс совсем не то, что вы, — отрезала уязвленная девушка — Он добр, благороден и великодушен.
Образованный человек и предпочитает возвышенные разговоры недостойным связям с замужними дамами!
Он продолжал ошеломленно таращиться на Амелию, пока та не исчерпала все аргументы. О, ей не стоило упоминать о сэре Алексе, но он, конечно, оправдает ее ожидания, если не из дружбы, то за деньги, предложенные Девереллом. Судя по бедной обстановке и убогим комнатам, он совсем не богат и к тому же заверил, что предпочитает ее общество любому другому, так почему бы ему не согласиться?
— Ну да, — протянул Деверелл, — истинное совершенство. И уж конечно, никаких недостойных связей с особами противоположного пола.
— Это всем известно, милорд, — бросила Амелия, стараясь выразить голосом то безмерное презрение, которое испытывала к нему, и одновременно сохранить достоинство, сильно пострадавшее в свете печальных обстоятельств.
— Бедная наивная мисс Кортленд… Неужели вы единственная в Лондоне ничего не знаете о Мейтленде? Разумеется, это не может повлиять на ваши планы, но мне отчего-то кажется, что вы понятия не имеете об истинных склонностях Мейтленда.
Только тут Амелия заподозрила неладное, но поскорее отвернулась и села на краешек дивана.
— Не мелите чушь! Я прекрасно изучила все пристрастия сэра Алекса.
— Вряд ли, мисс Кортленд, — саркастически усмехнулся граф. — Видите ли, Мейтленд обожает находиться в компании красивых молодых людей и не слишком любит женщин, но если вы по-прежнему считаете, будто он женится на вас, готов дать свое благословение.
Несмотря на недоверие к графу, Амелия отчего-то сразу поняла, что он не лжет. Это многое объясняет.
Теперь у нее не осталось надежды. Как унизительно, что именно Деверелл открыл ей глаза и теперь цинично наблюдает ее мучения!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Твои нежные руки - Роджерс Розмари



Моя любимая книга.
Твои нежные руки - Роджерс РозмариМария
15.12.2011, 19.20





Мой самый любимый роман из всех романов!!!! Я купила эту книгу и когда мне грустно и одиноко, то я читаю только "Твои нежные руки" и мир сразу становится лучше. Холт Брекстон - ИДЕАЛЬНЫЙ МУЖЧИНА!!!!
Твои нежные руки - Роджерс РозмариАня
20.10.2012, 15.36





Только начала читать, пролог- Г герой трахает чужую жену, просто "Идеальный мужчина", не совладавший с собой и набросившийся на женщину к которой он не испытывает, со слов автора "ни любви, ни нежности, ни хотя бы симпатии" СВЕРХ ИДЕАЛ, Аня!
Твои нежные руки - Роджерс РозмариТимуровна
20.10.2012, 15.45





Что-то я не заметила , что гг - идеальный мужчина, скорее хам и подонок. Спал с чужими женами, насиловал гл.героиню и постоянно оскорблял ее, как-то не вяжется с образом положительного героя. Роман разочаровал, как и его герои, хотя в конце Холт и сподобился предложить героине стать его женой . 5/10
Твои нежные руки - Роджерс Розмаринатали
20.10.2012, 21.07





тихий ужас...гг издевается над гг-ей как только может.Морально совсем задавил...и где любовь?в самом конце,в последней строчке?а до этого что было?прелюдия?...бррр
Твои нежные руки - Роджерс РозмариНаталья
21.10.2012, 15.36





Стиль у автора безупречный,героиня не дурочка,а вот герой ну слишком твердолобый
Твои нежные руки - Роджерс РозмариВиктория
21.10.2012, 18.50





Стиль у автора безупречный,героиня не дурочка,а вот герой ну слишком твердолобый
Твои нежные руки - Роджерс РозмариВиктория
21.10.2012, 18.50





Интересная книга,как и другие у автора
Твои нежные руки - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.41





Один раз можно прочитать.
Твои нежные руки - Роджерс РозмариКэт
9.07.2013, 14.27





Весь роман сплошные оскорбления главной героини,ужас!Ну не любовь это!!! Не понравилось,
Твои нежные руки - Роджерс Розмарис
11.07.2013, 16.41





Ну что сказать ? Первая часть читается легче , чем вторая , т. к.во второй части много лишней воды про политику и войну . Главный герой мне не очень понравился , какой то он озлобленный что ли , твердолобый , а вот героиня мне понравилась ,не смотря на то , что очень часто мне было ее просто жалко .Роман на любителя .Кому то очень понравится , а кому то может и не очень . Но читать все же стоит .
Твои нежные руки - Роджерс РозмариMarina
10.12.2014, 18.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100