Читать онлайн Темные огни, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темные огни - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темные огни - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темные огни - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Темные огни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

На большой мягкой кровати в роскошно обставленной комнате Джинни провела беспокойную ночь. Она не могла забыть того взгляда, которым проводил ее князь Сарканов, когда они расстались после так называемой прогулки в саду. Осадок от этой «прогулки» еще долго оставался у нее в душе.
Она ворочалась в постели, припоминая все события этого бесконечного вечера. Да и сам вечер казался ей нереальным. Ее приезд в этот пышный дворец, тайна, открытая ей графом Черниковым, а главное, удивительная самоуверенность, с которой князь навязывал себя ей в мужья, — как все это могло случиться? Ведь она замужем за Стивом — за Стивом! Они любят друг друга… Но граф Черников вдруг объявил, что брак их расторгнут. Джинни поняла, что князь не только очень влиятелен, но и весьма агрессивен, ибо привык получать все, чего желает, любой ценой. И, наконец, где же Стив? Почему он так долго не возвращается?
Утром под глазами Джинни залегли темные круги. Она с облегчением вздохнула, узнав, что в коляске с ней поедет граф Черников, а князь отправится в Гваделупу верхом.
Граф не упоминал о событиях минувшего вечера и развлекал Джинни светской беседой. Большую часть пути он, однако, подремывал, откинув голову на подушки.
— Я старею, увы! Путешествия уже утомляют меня. Надеюсь, вы простите меня, дитя мое?
В этот день князь казался загадочным. Но Джинни постоянно ощущала на себе его взгляд, и это тревожило ее. Поскорее бы вернуться и остаться одной в своей комнате. Джинни решила рассказать генералу Диасу, в каком двусмысленном положении она оказалась, согласившись стать переводчицей князя Сарканова. Она не сомневалась, что генерал все поймет. Тогда она попросит его поскорее вернуть Стива…
Джинни быстро выскочила из коляски, наспех попрощавшись с графом Черниковым и пообещав навестить его на следующий день. Она уже решила сказать графу, что слова о «долге» и «обязанностях», налагаемых на нее якобы родственными отношениями с императором России, для нее не более чем пустой звук. Все это сказки, и она им не верит. Она заявит графу, что не собирается уезжать из Мексики независимо от того, что он или кто-то еще думает об этом. Поняв, что она непреклонна, князь и граф оставят ее в покое.
Не желая ни с кем встречаться, Джинни поднялась по черной лестнице, с облегчением вздохнула, оказавшись у знакомой двери, отперла ее и вошла.
Но, осмотревшись, она вскрикнула и прислонилась к дверному косяку. Одежда Стива, его седельные сумки — все, до последней вещи, исчезло, отчего комната выглядела унылой и нежилой. «Но это невозможно, невозможно, — лихорадочно шептала Джинни. — Ведь не прошлой же ночью он уехал!» Она ждала его столько времени! Нет, он бы не уехал, не дождавшись ее и не оставив записки!
Глаза Джинни блуждали по комнате, отыскивая хоть какой-нибудь знак, который помог бы ей разгадать тайну исчезновения вещей мужа. Вдруг она подумала, что в комнату пробрался вор и вынес все вещи, — ну конечно, так оно и было!
Но ее-то вещи были на месте! И все же здесь, несомненно, кто-то побывал, ибо на ее подушке лежал скомканный клочок бумаги.
Джинни осторожно подошла к кровати, схватила записку и разгладила ее. Это было письмо от Карла Хоскинса, полное упреков и горькой ревности. Хоскинс обвинял Джинни в том, что она предпочла ему князя.
«Он пишет так, словно я подавала ему надежду, а потом переключилась на высокого гостя, — устало подумала она. — Прочитав эту записку, можно подумать, будто мы и впрямь были любовниками. А Стив, конечно, нашел ее, прочитал и оставил на видном месте. Нет, не может быть!» Ей хотелось кричать, плакать, но она прижала сжатые кулаки к губам, как делала в детстве, чтобы удержать слезы.
Дни шли за днями. Джинни была в полном смятении. Она то пыталась хоть чем-то утешиться, то погружалась в бездну отчаяния. Сначала Джинни отказывалась верить в то, что произошло. Конечно же, Стив любит ее. Они верят друг другу — ведь он клялся, что не может жить без нее. Не мог же он оставить ее, ничего не выяснив, бросить, как ненужную вещь. Стив не возвращался, и Джинни стала подумывать, что именно так он и поступил.
Даже те, кого она считала друзьями, сторонились ее, и никто не предложил ей помощи. Карл Хоскинс попал в больницу после драки со Стивом. Джинни стало ясно: все решили, что ей надо покинуть Мексику и вернуться домой к отцу.
Полковник Феликс Диас более других сочувствовал переживаниям молодой женщины.
— Послушайте, Джинни, отчего бы вам не сыграть в игру под названием «время все расставляет по своим местам»? Хвала Господу, я не женат — не то сошел бы с ума от ярости в такой вот ситуации. Весьма непросто объяснить женщине, сколь причудливые формы принимает ревность мужчины. Я знаю одно, что Эстебан вернулся — и даже вопреки приказу. Когда я беседовал с ним, он был слишком взбешен, чтобы мыслить логично. Он как раз пришел от полковника Грина. Я пытался объяснить ему ситуацию, но, по-моему, он просто не хотел ничего слушать. «Если не ошибаюсь, Джинни аннулировала наш брак, — заявил он. — Ну что ж, пожелайте ей счастья с новым женихом». И поверьте мне, малышка, если бы я не почитал вас женщиной не только красивой, но и умной, вы никогда не услышали бы от меня этих слов, я просто побоялся бы, что вы впадете в истерику.
Потом полковник сочувственно добавил:
— Разумеется, все это было сказано в состоянии помешательства, вызванного ревностью. Рано или поздно он остынет, успокоится и, уверен, пожалеет о своей несдержанности. Но пока… — Полковник Диас задумчиво потер ладонью подбородок. — Должен заметить, что все мы с нетерпением ждем, когда этот русский князек уберется от нас. Уж слишком много неприятностей доставил его приезд.
Джинни решила, что полковник мягко намекает на то, что для нее разумнее всего вернуться в Соединенные Штаты.
Князь Сарканов рассказал полковнику Грину, что сенатор Брендон аннулировал брак своей дочери, по поводу чего он даже написал письмо президенту Хуаресу. Теперь князь выжидал, когда Джинни, сломленная обстоятельствами, не выдержит и сдастся.
Случилось так, что капитан Хоскинс увидел Стива, когда тот вернулся. Они столкнулись нос к носу в одном из местных питейных заведений.
Об этом Джинни шепнула Долорес Батиста, в больших темных глазах которой блестели слезы, — она горячо жалела молодую женщину.
— Только прошу вас — никому не говорите. Маноло убьет меня, если узнает, что я приходила к вам. Рассказав мне о том, что там случилось — а он видел все своими глазами, — Маноло заставил меня поклясться, что я буду молчать. Но, донья Джения, ведь я-то знаю, как сильно вы любили Эстебана! Боюсь, все это подстроили ваши враги, которые теперь потирают от удовольствия руки, видя, что вы с ним расстаетесь.
Джинни и сама так же думала, но сейчас она молчала и только покусывала губы, слушая Долорес. Сочувственно взглянув на Джинни, Долорес продолжала:
— Ну так вот. Эстебан, конечно же, очень рассердился, когда приехал в лагерь и обнаружил, что вас нет дома. Эстебан пошел прогуляться, но видели бы вы, как он был разгневан!
Возможно, он тогда уже переговорил с американским полковником и… Мне не следовало подслушивать, но Бог создал женщину любопытной… Так вот, он сказал моему муженьку, что теперь не считает себя женатым и ему приказано сделать все возможное, чтобы вы благополучно вернулись к отцу. Что он еще говорил, мне не удалось разобрать, поскольку Маноло послал меня за выпивкой. А потом Эстебан предложил ему отправиться в кантину и как следует выпить там.
Кантина, о которой упомянула Долорес, была той самой, над которой Джинни занимала комнату. С некоторых пор она стала постоянным местом встреч американских волонтеров. Карл, без сомнения, тоже сидел там, поджидая ее возвращения. А может, он даже знал то, о чем она сама не подозревала, — что ей предстоит провести ночь под одной крышей с князем в Куэрнаваке. Неужели все это было спланировано заранее?
Последние несколько дней Джинни была в глубокой тоске, и рассказ Долорес еще больше опечалил ее. Да, она слишком хорошо знала Стива и отчетливо представляла себе, что произошло, когда он встретился с Карлом Хоскинсом.
Карл, вероятно, был крайне зол — чем же иначе объяснить ту грубую записку, которую он ей оставил. К тому же он наверняка выпил немало текилы. Поэтому, встретив Стива, которого всегда ненавидел, и поняв, что он муж Джинни, пришел в бешенство.
По словам Долорес, Стив и Карл о чем-то недолго поговорили, после чего американец покраснел и выкрикнул что-то оскорбительное в адрес Джинни. Карл без околичностей заявил, что был одним из многих ее любовников, а теперь она еще с одним — своим новым русским «другом».
— Неужели это все? — спросила Джинни Долорес. — Я хорошо знаю Хоскинса и уверена, что этим он не ограничился. Пожалуйста, не щади моих чувств, Долорес. Ты же понимаешь, я должна точно знать, что наплел этот дурак. Ведь это он так разозлил Эстебана, что тот уехал, не оставив мне даже записки!
Но почему Стив именно в ту ночь вернулся в лагерь? И почему он налетел именно на Карла?
Долорес Батиста всхлипнула и утерла глаза краешком рваной юбки. Ей не слишком хотелось продолжать, но она все-таки подтвердила, что американец говорил много. Сначала он оскорблял и поносил Джинни, но, заметив, что Стив не верит ему, Карл стал поносить самого Стива. При этом дружки Карла хохотали и всячески поддерживали его.
— А потом? Что же случилось потом?
— Потом Эстебан ударил его. Маноло вмешался и не позволил Эстебану убить гринго. Он сказал, правда, что чуть не завязалась потасовка между американцами и нашими, но, к счастью, среди гринго нашелся офицер, не такой пьяный, как другие. Он и прекратил потасовку. — Долорес подняла на Джинни глаза, полные слез. — Бедная донья Джения, что же вы теперь станете делать?
Об этом же Джинни спрашивала себя. Да, что же ей теперь делать? Что она может предпринять? Никогда прежде она не испытывала такого одиночества. Судя по всему, помощи ждать неоткуда. Когда она оставалась одна и лежала в постели, которую раньше делила со Стивом, ее охватывало ощущение нереальности происходящего. Как же так случилось, что всего за несколько часов вся ее жизнь трагически изменилась, счастье покинуло ее и будущее не сулит ничего, кроме душевной боли и отчаяния? Джинни пыталась убедить себя, что все это не более, чем ночной кошмар, который скоро кончится, но это ни к чему не приводило. Надежда увидеться со Стивом превращалась в недостижимую мечту.
«Он любил меня! В этом-то я уверена. Как же он мог меня разлюбить?»
Обиднее всего было то, что она вдруг поняла: Стив ей не верил никогда.
Джинни жила как во сне. Один унылый день сменялся другим, еще более тоскливым. В штабе генерала Диаса почему-то не было для нее работы, хотя Джинни знала, что пленных, в основном дезертиров из императорской армии, много. В лагерь она уже не ходила, да и зачем? К тому же Долорес рассказала, будто Мануэла стала распускать слухи о прошлом Джинни, не жалея при этом черной краски и утверждая, что она, Джинни, всегда была шлюхой.
Все это привело к тому, что почти все свободное время Джинни стала проводить в обществе графа Черникова. Слушая его рассказы о своей покойной матери, Джинни спрашивала себя: не потеряла ли и она, как Женевьева, свою недавно обретенную любовь?
За несколько дней после возвращения из Куэрнаваки заметно усилилась ненависть Джинни к князю, которого она считала причиной всех своих несчастий.
Когда она гневно обвинила его во всех смертных грехах, князь только приподнял брови и чуть презрительно улыбнулся:
— Дорогая мадемуазель! Хотя гнев очень красит вас, пожалуйста, прислушайтесь к голосу разума. Как, скажите на милость, мог я узнать, что ваш любовник вернется в тот самый вечер, на который я назначил вашу встречу с графом Черниковым? С тем же успехом вы можете обвинять в этом президента Хуареса! — И тут он сказал то, от чего сердце Джинни замерло: — Может, мне и в самом деле известить президента, что вы становитесь уж слишком несносной? Послезавтра я отбываю в Сан-Луис как представитель моего государя. Ходят слухи, что императора Максимилиана собираются казнить, и это вызывает озабоченность у многих коронованных особ в Европе.
— Я не хочу, чтобы вы упоминали обо мне президенту! — вырвалось у Джинни. Почему он ей угрожает?
— Но ведь он обязательно спросит меня, нашел ли я вас? Как мне известно, сенатор, ваш отец и мой добрый друг, рассылает повсюду телеграммы, пытаясь выяснить, где вы. Президент Хуарес, несомненно, обрадуется, узнав, что вы живы и здоровы. — Князь помолчал, а потом уже мягче сказал: — Если хотите, я постараюсь выяснить, где теперь этот сорвиголова, принесший вам столько горя. Не думаю, что это очень трудно. Полковник Грин, как я знаю, получил информацию о том, где находится майор, от самого генерала, который, кстати, весьма недоволен происшедшим. Так что нашего доброго майора теперь отправили на границу, где он командует патрулями. Весьма опасное задание, скажу я вам. Индейцы племени яки — народ весьма свирепый, и если справедливо то, что на территории Соединенных Штатов майор поставлен вне закона, то из охотника он может превратиться в дичь, поскольку за его поимку назначена награда. Все это, конечно, ужасно, но зато он не будет вас больше беспокоить, к чему вы, собственно, и стремитесь, не так ли? Ведь не можете же вы хотеть снова встретить человека, который поверил сплетням о вас — такой преданной и любящей женщине!
Не желая более слушать князя, Джинни выбежала из комнаты.
— Я никогда не выйду за него замуж! — крикнула она графу Черникову. — Даже если меня принудят вернуться к отцу. И вообще, я очень хочу, чтобы вы оба оставили меня в покое!
Но граф Черников по-прежнему обращался с Джинни, как с ребенком, который не ведает, что творит. Ему предстояло убедить Джинни отправиться вместе с ним в Россию. А уж ухаживания князя — не его дело.
Когда Джинни вновь встретилась с князем, тот сделал вид, словно между ними не было никакой размолвки. Джинни, которая злилась на себя за то, что Сарканов ухитрился нарушить ее душевное равновесие, тоже притворилась, будто не придает значения его угрозам.
С течением времени перспектива большого наступления на Мехико вырисовывалась все яснее и яснее, а Джинни, как спасения, лихорадочно ждала случая, который помог бы ей все исправить и вернуть любимого. Все уже понимали, что она уедет из лагеря генерала Диаса, едва вернется князь. Генерал только качал головой, глядя на нее, и в глазах его она видела осуждение.
— Мне будет очень недоставать вас, — сказал он. — Кстати, хочу извиниться, что стал невольной причиной вашей размолвки с Эстебаном. Но я уверен, что он найдет вас, когда кончится стрельба, иначе он просто спятит, поверьте. Признаюсь, меня не слишком огорчает отъезд князя. Он прирожденный интриган, — с неприязнью заметил генерал. — Как я понимаю, он уже намекнул президенту, что я не слишком нянчусь с пленными, даже если они родом из Европы.
«Карл Хоскинс и этот несносный князь разрушили всю мою жизнь, — подумала между тем Джинни, но тут же сказала себе: — Ничего… Я выдержу… Случались вещи и похуже, а боль скоро утихнет».
Но разве она могла забыть о былом счастье? Теперь у нее оставалось слишком много времени для размышлений и воспоминаний, и они превращали жизнь в пытку, не прекращавшуюся ни днем, ни ночью. Из-за этого она искала общества графа, человека, по-своему интересного и даже очаровательного. Его аристократические манеры нравились молодой женщине, а рассказы о путешествиях увлекали ее. Граф многое поведал ей о жизни императора Александра, хотя Джинни так и не могла думать о столь важной особе как о своем отце. Но разобраться в своих чувствах к сенатору Уильяму Брендону теперь тоже оказалось непросто. Ее уважение к нему и даже детское восхищение этим сильным и умным человеком в последнее время подверглись серьезному испытанию. Какие у него отношения с князем Саркановым? Почему он дал разрешение на брак с ней тому, с кем она никогда в жизни не встречалась?
— Поедемте со мной в Россию, — продолжал уговаривать ее граф Черников. — Но сначала отправимся в Сан-Франциско, где вы сможете пробыть, сколько захотите. Как я знаю, у князя Сарканова в Сан-Франциско дела, и он останется там до тех пор, пока ваш Сенат не ратифицирует соглашение о покупке Аляски. Смена обстановки благодатно на вас подействует. Потом мы отплывем в Европу — надеюсь, вы не откажетесь повидаться с тетушкой? А может, вы когда-нибудь согласитесь принять мое предложение и посетите Россию? Как знать, не захотите ли вы обосноваться там навсегда?
Он дал ей ясно понять, хотя и в самых деликатных выражениях, что ее образ жизни вызывает у него неизменное удивление. Подумать только — тащиться в обозе мексиканской армии! Жить подобно крестьянке и среди крестьян! Невероятно! И кому — женщине, которая по праву рождения принадлежит к высшему обществу! Он намекнул также, что человек, который добивается ее руки, происходит из очень богатой и родовитой семьи.
Джинни и сама предполагала, что князь богат. С тех пор, как первое острое чувство утраты и душевной боли притупилось, она стала замечать окружающее. Ей было необходимо на что-то опереться. Но на что? На свою гордость? Раз уж Стив, ничего не объяснив, покинул ее, она заставит себя не думать о нем. Ревность не дает права так обращаться с женой. Но если причиной разрыва была его уязвленная гордость, то и она сделает на нее ставку. Как мог он забыть о ее чувствах?
Итак, Джинни стала поджидать возвращения князя из Сан-Луиса. Как только он приедет, они могут отправляться. Да, она решила, что лучше всего — и для нее, и для всех — смириться с обстоятельствами.
Однажды в начале июня, когда они обедали с графом Черниковым, Джинни узнала, что князя ожидают с минуты на минуту.
— Я даже надеялся, что он успеет к обеду, — заметил граф, — но, возможно, из-за дождя он запаздывает.
Взглянув на небо, Джинни увидела тяжелые серые тучи. Вскоре совсем потемнело, и Джинни стало не по себе, однако она все же похвалила графа за то, с каким вкусом он обставил пустовавшую небольшую квартирку.
— Весьма тронут, но человек, привыкший к небольшому комфорту и путешествующий так много, как я, всегда знает, что брать с собой в дорогу. Мой камердинер — человек заботливый. — Бросив на Джинни проницательный взгляд, граф добавил: — Кстати, он начал паковать вещи. Мы должны уехать отсюда через день-другой. Признаюсь, наш отъезд позволит мне вздохнуть с облегчением.
Джинни спросила:
— А что слышно о судьбе императора?
— Вы говорите о Максимилиане фон Габсбурге? Печальная судьба! Этому несчастному следовало бы задуматься о последствиях, когда новый император Франции Луи Наполеон отказался выполнять условия Мирамарского договора. — Заметив огорчение Джинни, он мягко добавил: — Очень жаль, дитя мое, — вы ведь были знакомы с ним, не так ли? Что ж, кто знает, что в конце концов решит президент этой варварской страны? Возможно, он выпустит его на свободу. Так или иначе, все прояснится, когда вернется князь. Давайте забудем о грустном и насладимся обедом. Это, конечно, не самая изысканная пища, но смею вас уверить, что мой повар в свое время заслужил похвалу самого царя. Он просто обидится, если вы не оцените по достоинству его кулинарное искусство.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темные огни - Роджерс Розмари



Замечательная книга как и предидущая.Захватывает.Люблю её книги.
Темные огни - Роджерс РозмариОльга
6.05.2012, 11.15





растянуто,размыто,то идного люблю,то другого...не понравилось.совсем.чтение этой кники-потерянное время для читателя
Темные огни - Роджерс Розмарисвета
6.05.2012, 12.04





Только что кончила читать.Это вторая книга из трилогии.Сложные судьбы ГГ,но мне очень понравилось.Первая книга ЛЮБОВЬ СЛАДКА,ЛЮБОВЬ БЕЗУМНА,а третья ПОСЛЕДНЯЯ И ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ.Читайте.
Темные огни - Роджерс РозмариНаталья 66
4.03.2014, 12.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100