Читать онлайн Темные огни, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темные огни - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темные огни - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темные огни - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Темные огни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Возможно, первая встреча Джинни с князем Иваном Васильевичем Саркановым произошла бы при менее экзотических обстоятельствах, если бы тот не приехал раньше времени. Едва генерал упомянул на следующее утро о появлении князя, Джинни сказала:
— Отчего же он приехал раньше, чем мы его ожидали? И откуда мне было знать, что сопровождавший его господин — сеньор Себастьян Лердо де Техада?
— То, что президент назначил сопровождающим члена кабинета министров, свидетельствует о важности визита. Да уж, сеньора, более неподходящего момента для танцев с крестьянками и «солдадерас» вы и выбрать не могли. Хорошо еще, что князь отнесся к этому с юмором.
— Очень рада, — ответила Джинни не без сарказма.
— Бросьте, сеньора! Я не сержусь на вас, хотя признаюсь, что вчера вечером мне было не до смеха. Жаль, что у князя назначено столько встреч, в том числе и с вашим любимчиком капитаном Хоскинсом, — он надолго лишит меня вашего общества.
— Я буду в восторге, если капитан Хоскинс не вымолвит при мне ни слова! — сердито воскликнула Джинни.
Довольно скоро Джинни призналась себе, что была несправедлива к князю. Он относился к женщинам истинно по-рыцарски. Но взгляд светлых глаз князя, острый и хищный, так не вязавшийся с его утонченной учтивостью и мягким выражением красивого лица, настораживал Джинни.
Накануне ночью Джинни было не слишком приятно, когда полковник Феликс Диас оттащил ее от подруг, ухватив за запястье, и, смеясь, шепнул, что на этот раз она уж точно попала в переплет. Джинни почувствовала себя еще хуже, узнав, что человек, заговоривший с ней возле церкви, оказался одним из членов кабинета министров президента Хуареса, а его спутник — тем самым русским князем, кого ожидали здесь с таким нетерпением.
Растрепанная, босая, в крестьянской одежде, Джинни предстала перед князем. Полковник Грин был взбешен, Карл Хоскинс клокотал от ярости, а сеньор Лердо не скрывал удивления.
Впрочем, все это как-то обошлось. Сеньор Лерда уехал в Сан-Луис, после чего Джинни стала гидом и переводчицей князя. Он не внушал ей симпатии, и что-то в нем по-прежнему настораживало Джинни.
Высокий, красивый, стройный, светловолосый — князь, несомненно, пользовался успехом у женщин и легко завоевывал их сердца любезностью, лестью, а также высоким положением. Он явно не терпел ни малейшего давления и в отношениях с людьми устанавливал свои правила. Чтобы ближе познакомиться с Джинни, он предложил ей прогулку верхом.
— Полагаю, вы ездите на лошади столь же грациозно, как и танцуете, мадам, — сказал он, игриво сверкнув глазами. Джинни с неудовольствием заметила, что во время прогулки взгляд его неотрывно следовал за ней. Князь словно не видел того, что она ему показывала.
Теперь Джинни одевалась и причесывалась очень скромно, а говорила с князем весьма холодно. Он же говорил с Джинни несколько иронически, словно показывая, что разгадал ее игру.
«Вот негодяй! — думала Джинни после прогулки. — Он, вероятно, думает, что я таким способом хочу привлечь его внимание». Она порадовалась, что не приняла приглашения князя отобедать вечером. Ей очень хотелось, чтобы поскорее вернулся Стив. Трудно проявлять терпение, так долго ожидая любимого. Когда Джинни наконец осталась в пустой комнате, ею овладел беспричинный страх. Он был таким сильным, что у нее разболелась голова.
Джинни охватило неудержимое желание убежать, исчезнуть, скрыться куда-нибудь от интриги, в которую, она чувствовала, ее пытаются вовлечь. «Да нет же, это просто смешно!» — подумала она. Ведь, в сущности, князь джентльмен и, даже если захочет, не сможет причинить ей вреда, ибо она всегда окружена друзьями. Но вот что действительно нужно сделать, так это выяснить, зачем ему понадобилось приезжать в Мексику и почему сам президент принимает его с такими почестями. Ну ничего, скоро князь отправится к себе на родину, в далекую Россию, армия генерала захватит Мехико, Стив вернется к ней и она будет с ним в полной безопасности.
Однако все было не так просто, как полагала Джинни. Князь Сарканов оказался человеком весьма умным и проницательным, и его было совсем непросто обвести вокруг пальца.
Карл Хоскинс злился на Джинни, считая себя униженным, а потому хотел объясниться с ней. Если князь оставлял ей свободную минуту, тут же появлялся бородатый капитан. Джинни не удавалось укрыться от него даже в штабе генерала. Карл смотрел на нее печальными, влюбленными глазами.
— Боже мой, Джинни, что с тобой стало? Разве можно путаться со всяким сбродом да еще и танцевать, как крестьянская девчонка? А теперь к тебе приставили этого русского князя. Может, как партнера для подобных танцев?
— Напротив, это меня приставили к князю, — резко возразила Джинни и покраснела от смущения и злости. Уж слишком этот Карл навязчивый! С тех пор, как она отказалась стать его любовницей, он пытался, хоть и весьма неуклюже, изображать любящего брата, но желание обладать ею, светившееся в глазах, выдавало его с головой. Вот и теперь он надоедал ей расспросами. — Что за человек твой муж? И почему его здесь нет?
— Карл, но ведь он солдат! Ему приходится выполнять приказы. И, пожалуйста, не заводи эту старую песню. Сколько раз надо повторять, что я люблю своего мужа! И буду любить его всегда! И жить я собираюсь теперь в Мексике!
— Ты несешь чушь! Вспомни о своем отце. — Карл давно уже перешел с Джинни на «ты». — Разве ему не следует уделять внимания? Зачем тебе хоронить себя заживо в этой глуши, да еще с человеком, который…
— Хватит, Карл! Если ты не оставишь меня в покое, я просто не стану тебе отвечать.
Тут к ней на помощь неожиданно пришел князь. Он зашел в штаб без свиты и, увидев Карла Хоскинса, смерил его презрительным взглядом.
— Что, капитан опять докучает вам? Может, мне попросить полковника Грина, чтобы он перевел его в другое место?
— А вы уверены, что полковник согласится на это, чтобы угодить вам?
Джинни не удержалась и показала князю коготки, но тот ответил ей лишь иронической улыбкой:
— Надеюсь, у меня больше влияния, чем вы полагаете. Пойдемте! — Он властно взял ее под руку и повлек к двери. — Думаю, сейчас самое время вас чуточку удивить, — загадочно сказал он. Князь помог ей сесть в открытый экипаж, предоставленный ему полковником Грином.
Они отправились в Куэрнаваку, бывшую резиденцию императора, где Джинни уже однажды была. В Ла Борда, летнем дворце императора, теперь размещалась штаб-квартира полковника Луиса Адиего, который явно готовился к их визиту и был предупрежден о нем заранее.
— Ваш багаж прибыл из Акапулько, — перевела Джинни князю слова одного из служащих и удивленно посмотрела на него. Неужели князь собирается пробыть в Мексике дольше, чем она предполагала? А если так, что у него на уме?
Джинни не рассчитывала, что путешествие затянется, и обрадовалась небольшому эскорту, который предоставил ей генерал Диас. Она чувствовала себя спокойнее, когда ее окружали знакомые лица, все более убеждаясь, что с князем надо быть настороже.
Наступил вечер, и князь, приняв приглашение полковника Адиего, решил пообедать во дворце.
Князь много говорил за обедом, а Джинни переводила. Потом полковник повел князя на экскурсию по бывшему императорскому дворцу. Князь делал вид, будто внимает каждому слову полковника Адиего…
К концу экскурсии у Джинни ныли ноги, и она обрадовалась, что их пригласили передохнуть в патио — внутренний дворик, куда принесли и прохладительные напитки.
— Кстати, справьтесь у полковника, не приезжал ли сюда сегодня днем кто-нибудь из моих соотечественников?
Джинни перевела вопрос князя, на который полковник ответил, что четыре русских матроса привезли вещи князя, а с ними прибыл и друг князя, граф Черников, который теперь отдыхает в своей комнате.
— Кажется, у вас, сеньора, сегодня не слишком хорошее настроение, — заметил князь. — Однако надеюсь, что встреча с графом доставит вам удовольствие — он очень интересный человек и много путешествовал. Весьма возможно, что у вас окажутся общие знакомые.
Джинни уловила в его словах какой-то тайный намек. Что-то, известное только князю, несомненно, забавляло его, но, что бы это ни было, Джинни решила сохранять полное спокойствие.
Видимо, князю очень хотелось, чтобы она встретилась с этим русским, но Джинни сомневалась, что у нее и графа Черникова могут найтись общие знакомые. Князь Сарканов был единственным русским, которого она когда-либо видела.
— На графе начинают сказываться бурно прожитые годы, — лениво и не без иронии заметил князь. — Впрочем, он человек достойный и прекрасный собеседник. Думаю, граф скоро придет.
Джинни ожидала увидеть сутулого пожилого человека, почти старика. Граф между тем был высок, хорошо сложен и очень моложав, хотя его волосы и усы начинали седеть. Он вышел из дома быстрым и легким шагом и не мигая уставился на Джинни глазами стального цвета. Она почувствовала, что краснеет под его пристальным взглядом.
Граф Черников тотчас извинился перед Джинни, что так внимательно смотрел на нее, и, наклонившись, поцеловал ей руку:
— Простите меня, мадемуазель! Но мне вдруг показалось… да, в самом деле сходство поразительное!
Изумленная Джинни переводила взор с улыбающегося лица графа на насмешливую физиономию Ивана Сарканова.
— Вы, кажется, сказали, граф, что я кого-то вам напоминаю? Какую-нибудь даму?
— В том-то и дело! Разве князь не сказал вам? Мне хотелось только взглянуть на вас, хотя ради этого я проделал длинный путь по ужаснейшим в мире дорогам! Однако игра стоила свеч, не так ли, дорогой князь? Мадемуазель, вы копия вашей матери.
— Вы знали мою мать? — спросила Джинни, затаив дыхание. Ее глаза вперились в графа. Тот подвинул кресло поближе к Джинни.
— Да, именно так, дитя мое! Надеюсь, вы не возражаете, что я вас так называю? Я знал вашу мать и вашу тетушку Селину, на редкость добрую и чувствительную женщину. Я имел честь навестить ее, прежде чем отправился вслед за князем в Америку.
— Не покажете ли мне, полковник, вашу коллекцию огнестрельного оружия, о которой вы давеча упоминали. Думаю, нам следует оставить эту парочку наедине — пусть поговорят о прошлом.
Английский язык князя оставлял желать лучшего, но полковник его понимал, ибо и сам не слишком хорошо изъяснялся по-английски. Джинни бросила на князя сердитый взгляд, но тот лишь улыбнулся и слегка прищурился. «Почему это Сарканов притворяется, что не владеет английским? Почему он так настаивал, чтобы ему дали переводчика?» Прежде чем Джинни собралась с мыслями, князь поклонился и последовал за полковником во дворец.
— Не сердитесь на князя, мадемуазель. Это я настоял на встрече с вами.
Услышав негромкий, но приятный голос графа, Джинни повернулась к нему:
— Признаюсь, граф, я ничего не понимаю и просто в отчаянии! Уж не хотите ли вы сказать, что князь все это подстроил? И мой приезд сюда, и нашу встречу? — В ее голосе слышалось раздражение, но граф протянул руку и мягко коснулся ее плеча:
— Потерпите немного, дорогая, и выслушайте меня — тогда вы все узнаете. Я понимаю, что вы удивлены и даже разгневаны. Но позвольте мне высказаться, а уж потом задавайте вопросы. Отнеситесь с юмором к пожилому человеку, который знал вашу мать и восхищался ею. Однажды я видел и вас, хотя вы этого не можете помнить — вы были тогда малюткой.
Глаза графа скользнули по фигуре Джинни, и она инстинктивно сжалась. У него был приятный голос, и звучал он очень мягко, но что-то во взгляде графа тревожило ее. Почему он так странно на нее смотрит? Что собирается рассказать?
— Доверьтесь мне и слушайте внимательно, даже если мой рассказ покажется вам совершенно невероятным. Клянусь, все, что вы услышите, чистая правда. Я ждал вашего совершеннолетия, чтобы посвятить вас в это, но, когда приехал в Париж, ваша тетушка сообщила мне, что вы в Америке. Ваша тетушка тонкая и проницательная женщина, но ей не следовало… впрочем, ладно — что сделано, то сделано, но моя миссия так и осталась невыполненной.
Прижав похолодевшие ладони к пылающим щекам, Джинни слушала графа сначала со всевозрастающим удивлением, а затем с недоверием. Если бы не его серьезность и спокойствие, Джинни, скорее всего, решила бы, что рассказанная им история, так похожая на роман, — чистейший вздор. Несколько раз она порывалась остановить графа, закричать, что все это невозможно и он не имеет права говорить такое о ее матери, да и о ней самой. Но глаза графа выражали такую решимость, что Джинни не хватило духу оборвать его.
— Вашей матерью была Женевьева Ла Круа…
Так начал он свой рассказ. И пока граф говорил, обдумывая каждое слово, перед мысленным взором Джинни предстала ее мать. Но не та болезненная женщина, похожая на тень, которая вечно лежала в постели, отвернувшись от света, а другая — такая же молодая и красивая, какой была теперь Джинни.
Очаровательная Женевьева, как некогда ее называли, юная и полная жизни, последовала зову сердца, как поступила и Джинни, ее дочь, по прошествии многих лет.
— Они встретились случайно в соборе Нотр-Дам де Пари, и он не мог оторвать от нее глаз… тогда Женевьеве исполнилось шестнадцать лет, и она еще училась в пансионе. Но когда человек молод, влюблен и настроен решительно… Короче, они нашли где встретиться. У вашей матушки была подруга, молодая замужняя дама, не чуждая романтических чувств, — она-то и устроила все. Так это началось. Я был доверенным лицом того, кто с ней встречался, но, слишком молодой и беспечный, я не смог предотвратить того, что случилось, хотя отлично знал: добром это не кончится.
Дитя мое, вы молоды, а потому поймете, что произошло между этими юными существами, страстно влюбленными друг в друга. Как я и предполагал, эта история, в конце концов, выплыла наружу, и родители вашей матери узнали обо всем. Тогда они поспешно выдали ее замуж за молодого американца, боготворившего ее. Правда, при других обстоятельствах он никогда не добился бы ее руки. Она уехала с ним в Америку — и там, в Новом Орлеане, вы и родились.
Едва шевеля губами, Джинни пролепетала:
— И… и, значит, мой отец…
— Ваш отец, ваш настоящий, отец, дитя мое, в то время был цесаревичем. Сейчас он — русский царь.
Последние слова графа вывели Джинни из состояния шока:
— Нет, нет и нет! Я слишком долго слушала вас и, заметьте, не перебивала! Но ваш рассказ — чистейший вздор. И это сказал бы любой на моем месте. Вы вдруг сваливаетесь мне на голову неизвестно откуда и спокойно объявляете, что мой настоящий отец… Нет, все это совершенно невероятно! Я, конечно, не знаю мотивов, заставивших вас, граф, рассказывать мне подобные бредни. Могу лишь представить себе…
— Дитя мое, тише!
Граф схватил дрожащие руки Джинни в свои, не позволяя ей высвободиться и вскочить на ноги. Потом снова заговорил:
— Вы должны выслушать меня до конца, как мы и условились! Ваш настоящий отец не мог жениться на вашей матери, хотя только этого и хотел, ибо любил ее. Но царская семья никогда не дала бы согласия на этот брак, да и семья Женевьевы едва ли хотела бы его. Вы представить себе не можете, какой скандал разразился бы в России, если бы цесаревич и ваша мать тайно обвенчались. Сколько бедствий постигло бы тогда нашу несчастную страну! Итак, Александр вернулся в Россию и вскоре обвенчался с принцессой, с которой был помолвлен. Но он не мог забыть свою первую любовь. Вы не поверите, но он до сих пор носит медальон с миниатюрным портретом вашей матери. Его убедили, что Женевьева счастлива в браке. Все его попытки разузнать о судьбе Женевьевы пресекала ваша добрейшая тетушка Селина, которая упрямо твердила одно: Женевьева счастлива, оставьте ее в покое! С этим мы не могли ничего поделать. По чистой случайности я узнал о побеге вашей матери во Францию, выяснил, что она бежала вместе с вами и вскоре умерла совсем еще молодой женщиной.
— Но… Господи, ведь даже в раннем детстве я чувствовала, что в жизни моей матери есть какая-то тайна. Она всегда была такой несчастной и бледной! Я расспрашивала всех о причине ее развода с отцом, но мне отвечали, что у меня слишком пылкое воображение и никаких тайн нет.
Граф тяжело вздохнул и участливо погладил руку Джинни:
— Все старались действовать в ваших интересах. Я же соблюдал интересы моего друга, теперешнего императора. Очень долгое время я скрывал от него одно важное обстоятельство: как врач, я весьма скоро понял, что ваша мать беременна. Об этом я поставил в известность лишь вашу тетушку Селину. Уже тогда мне было приказано доставить царевича домой, в Россию. Если бы я не подчинился, меня сослали бы в Сибирь. Селина поступила так, как считала необходимым. Лишь много лет спустя я рассказал Александру, что Женевьева подарила ему дочь. Кстати, дитя мое, — заметил он с улыбкой, — отыскать вас оказалось совсем непросто. Секретная полиция двух держав помогала разыскивать вас, не говоря уж об агентстве Пинкертона в Соединенных Штатах. И вот, наконец, мы получили долгожданную информацию о том, что вы находитесь при дворе несчастного императора Максимилиана.
Джинни смотрела на графа во все глаза:
— Нет-нет, я ничего не понимаю! К тому же я не могу оправиться от шока. Мысли мои в полном разброде. Но все же хочу вас спросить: какое мне дело до всего этого сейчас? Почему вы не оставили все как есть? Зачем приехали сюда и чего хотите от меня?
Граф все так же пристально смотрел на Джинни, словно не слышал ее гневной тирады:
— Боже, как вы похожи на нее! Удивительное сходство! Но теперь я вижу в вас и сходство с отцом: у вас чисто русские скулы и такой же разрез глаз.
— Но я никак не пойму, какое отношение имеет все это к вашему визиту. Мне все говорили, что я очень похожа на мать, но что из того? Зачем вы мне это говорите?
Джинни едва сдерживала рыдания: столько всего сразу обрушилось на нее. В душу заползал липкий страх. Она не желала больше ничего слушать.
— Неужели вы не понимаете зачем? — Голос графа звучал все так же ровно, но в глазах появилось суровое выражение, и он нахмурился. — А как вы сами думаете? Зачем я отправился в Америку с князем Саркановым? Только потому, что ваш отец желает увидеть вас!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темные огни - Роджерс Розмари



Замечательная книга как и предидущая.Захватывает.Люблю её книги.
Темные огни - Роджерс РозмариОльга
6.05.2012, 11.15





растянуто,размыто,то идного люблю,то другого...не понравилось.совсем.чтение этой кники-потерянное время для читателя
Темные огни - Роджерс Розмарисвета
6.05.2012, 12.04





Только что кончила читать.Это вторая книга из трилогии.Сложные судьбы ГГ,но мне очень понравилось.Первая книга ЛЮБОВЬ СЛАДКА,ЛЮБОВЬ БЕЗУМНА,а третья ПОСЛЕДНЯЯ И ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ.Читайте.
Темные огни - Роджерс РозмариНаталья 66
4.03.2014, 12.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100