Читать онлайн Темные огни, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 44 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темные огни - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темные огни - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темные огни - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Темные огни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 44

Два дня спустя, уезжая из Эбайлена в сопровождении отряда солдат в голубой форме, Тони Лэсситер все еще испытывала гнев и унижение.
Во-первых, ее разозлил полковник Филипп Вэнс, который опоздал к назначенному часу, сославшись на какие-то срочные дела с индейцами. Во-вторых, шериф, этот дурак, заставил ее несколько раз повторить историю, происшедшую перед зданием банка. Она слезно упрашивала его арестовать всех Картеров, но тот отделался от нее, пообещав разобраться в этом деле. На том все и кончилось. Картеры благополучно отправились домой с деньгами, которые, по мнению Тони, принадлежали ей.
А этот голубоглазый скот, унизивший ее и назвавший Мессалиной, отбыл вместе с ними. Именно это бесило Тони больше всего. Она так разгневалась, что отправила несколько телеграмм в дополнение к тем, что послали полковник Вэнс и шериф.
— Не беспокойся, — утешал ее полковник Вэнс. — Наши парни непременно найдут этих любителей чужого скота, прежде чем они доберутся до своих непроходимых болот и скроются там. Они положат конец их деятельности.
А шериф между тем молча листал отчеты о разыскиваемых преступниках, безуспешно пытаясь обнаружить описание человека, спасшего Билли Дженнингэа.
— Да, весьма странно, — ворчал шериф. — Он отлично владеет собой и наверняка так же хорошо управляется с оружием. Один человек по имени Эйс из Нью-Мехико клянется, что где-то видел его раньше. Именно он посоветовал друзьям Билли держаться подальше от него.
— Он преступник, — быстро проговорила Тони. — Он вне закона! Иначе он не прятался бы в этих болотах! Кто еще связался бы с этими Картерами, чтобы похитить принадлежащий мне скот? Этот человек унизил меня… Он угрожал мне, шериф! Я очень напугана!
Конечно же, она преувеличила грозящую ей опасность, чтобы заставить шерифа заняться этим делом. Но вместе с тем Тони чувствовала, что это может доставить ей массу неприятностей. Она даже жалела, что по глупости не позволила Билли-Бою сопровождать ее в этот раз. На этого надежного парня всегда можно было положиться. Билли-Бой Дозьер — самый крутой наемник в этом штате. Он прекрасно владел кольтом и, будь он рядом с ней, он бы проучил этого индейца или мексиканца. Уж он не позволил бы оскорблять свою госпожу.
И откуда он только взялся? Кто он такой? Она скажет Билли-Бою, что он проворонил его, как, впрочем, и Ник. Как проник на ее землю этот подонок? Как он проскользнул незамеченным?
В результате он взбудоражил всю округу. Как еще можно объяснить то, что Картеры, которые тихо сидели на своих болотах после окончания войны и занимались своими делами, вдруг решили погнать скот на продажу в Эбайлен? А Мэт, который всегда выражал Тони свою преданность и так легко подчинялся ей… Нет, она никогда не простит Мэту, что он так подло предал ее. Как он осмелился на это? Она жалела, что ей не удалось спровоцировать толпу, которая охотно линчевала бы этого придурка. Неужели он ждал, что она поблагодарит его за избавление от того молодого парня?
Она, конечно, дурачила шерифа и полковника Вэнса, как, впрочем, и всех мужчин, имевших с ней дело. Она мило улыбалась им и всячески их очаровывала, но при этом размышляла о своих планах. Даже полковнику Вэнсу она дала понять, что верит его обещаниям.
Вернувшись домой, она сделает то, что давно уже пора сделать. Прежде всего она убедит Ника в том, что с этими Картерами нужно покончить раз и навсегда. Возмутительно, что они торчат на этих болотах и поощряют своим поведением других бездельников, незаконно проникающих в эти места. Зачем ей волноваться? Она не станет потакать всем этим проходимцам.
Тони не сомневалась, что ей удастся уговорить Ника. Узнав, как нагло Мэт Картер вел себя в Эбайлене, Ник согласится с ее предложением. Куда ему деться? В конце концов, у него есть доля в этом деле и он много потеряет, если все пойдет не так, как им хотелось бы.
Обратный путь к Бароку занял меньше времени, чем поездка в Эбайлен. Не зря ее сопровождали солдаты: она не задерживалась в пути. Тони рвалась домой, понимая, что у Фила Вэнса есть причины побыстрее добраться до Барока.
У Картеров этот путь отнимет более месяца, точнее, шесть недель. Им придется преодолеть большую реку на границе с Луизианой и множество мелких речушек и ручейков, пока они не доберутся до озера Каддо. Конечно, индейцы, которые идут с ними, хорошо знают эту дорогу, но это не ускорит их продвижения. Прежде чем они дойдут до дома, им станет ясно, что этот Маноло полагается только на интуицию, которая может подвести его.
— Он наемный убийца, — тихо убеждал отца Мэт. — Я давно уже говорил тебе об этом, папа. Его многие узнали. Один крутой парень из Эбайлена сказал мне об этом. Не думай, что он мексиканец.
— Тебе следует хорошенько взвесить все, Мэтью, — сдержанно ответил отец. — И не забывай, что именно он поддержал тебя и вытащил из этой неприятной истории возле банка.
— Мне плевать, кто он такой и что сделал для тебя, — вдруг вмешался в разговор Хэнк, обычно спокойный и рассудительный. — Как только он появился в наших краях, дела пошли гораздо лучше. Он заставил всех нас почувствовать себя мужчинами.
— Знаете, что? Может, он и впрямь тот друг Дэйва Мэдена, о котором так много говорила нам сестра? Готов поспорить, что Дэйв был крутым парнем в те давние времена, хотя потом вел размеренную и спокойную жизнь. Женщины! Они всегда губят хороших парней.
Сказав это, Мэт бросил косой взгляд на Джо-младшего и увидел, что тот ухмыляется, сидя перед костром. В этот момент к ним подошел Маноло с вязанкой дров. Все замолчали, потом оживленно заговорили о планах на будущее, вернее, о том, что теперь делать с заработанными деньгами.
— Нет никакого смысла класть их в банк Барока, — сказал один из них. — Нас сразу же пристрелят и, если мы появимся возле банка, скажут, что мы собирались ограбить его!
— Ну что ж, есть немало мест, где можно потратить наши деньги, можно положить их и в какой-нибудь банк в Луизиане — например, в Шривпорте или даже в Новом Орлеане!
— Или в Сан-Антонио, или Далласе, где нас никто не знает, кроме самых богатых владельцев ранчо вроде полковника Кинга или Шанхая Пирса.
— Кстати, о Пирсе, интересно, что случилось с этим старым поместьем, называемым Десмолин? Говорят, старый Шанхай выиграл это ранчо в покер за день до того, как этот пьяный осел Рауль прострелил свою дурную башку.
— А я слышал, что мистер Пирс потом проиграл это поместье, когда заключил пари с каким-то богатым владельцем железных дорог из восточных штатов, — невозмутимо сообщил Мэт полученную от Тони информацию. Узнав об этом, Тони чуть не взбесилась от ярости. Она немного успокоилась лишь тогда, когда убедилась, что новый владелец ничего не знает об этой земле и не будет пытаться навести здесь порядок. Уж кто-кто, а Тони знала, что эта земля — лакомый кусочек для любого понимающего человека. Она имеет важное значение, связывая все окрестные земли с городом. Кроме того, по этой территории проходила дорога к главным железнодорожным станциям.
Когда-то этой землей владел старый Амос Фенстер. Он неплохо управлял ею, тогда как его последний отпрыск Рауль Десмолин только кутил и бездумно проигрывал в карты доставшееся ему наследство. Сейчас старик Амос уже не мог контролировать ситуацию. Он почти не выходил из дома и никогда не снимал с себя меховую безрукавку, опасаясь болотной сырости.
Этот старик хорошо помнил Тома Лэсситера, поэтому Тони, впервые прибыв сюда еще невестой, сделала все возможное, чтобы подружиться с ним. Амос уже тогда проявлял ко всему полное безразличие, а потому позволил Тони делать на этой земле все, что ей вздумается, даже продавать скот, разгуливавший по земле Десмолина.
Мадам Лэсситер была очень упрямой и гордой южанкой. Она всегда добивалась своего и немало трудилась, чтобы обеспечить себе достойное существование. А Амоса не слишком волновало, что на этой земле появился новый хозяин. Он знал, что северяне неохотно приезжают в эти края. Поэтому новый хозяин вряд ли будет показывать норов и заниматься нововведениями.
Все это Маноло подробно изложил Мэт. Он не преследовал корыстных целей, а просто хотел скоротать время у костра. А им часто приходилось сидеть без огня холодными ночами и стеречь свои вещи.
К тому времени, когда они, наконец, вернулись домой на свои болота, Маноло, который еще два или три месяца назад был чужим для них, знал об их округе столько же, сколько любой местный житель. Но вот они не узнали о нем ничего нового. Они догадывались, что когда-то он жил с командами, слыхали, что он долго сидел в тюрьме, так как разбойничал с какой-то бандой. Они видели, что он свободно владеет оружием — револьвером и ножом.
Но всего этого было явно недостаточно, чтобы хорошо узнать человека, волею случая оказавшегося в их среде. Никто из них не был уверен, что понимает его, и все гадали, какую тайну он скрывает. Даже долгий и трудный переход в Эбайлен и обратно не помог им разобраться в нем. Это удивляло Мэта, который с самого начала невзлюбил Маноло и никогда не доверял ему. Теперь он почти не сомневался в том, что Маноло не скотовод, как они все решили вначале.
Когда они добрались наконец до дома, их встретили крики, рыдания, ярость и страх. Мисси, с потемневшими от слез глазами, выскочила на дорогу из хижины старого индейца, некогда бывшего вождем племени.
— Они сожгли наш дом! — закричала Мисси. — Сожгли все, даже мамины книги. А потом пришел дядя Ник и притворился, что очень расстроен и взволнован случившимся. Я не стала слушать его и разговаривать с ним. Это все… это все сделал Билли-Бой Дозьер. Он сказал… что вы все погибли. Только так ему удалось выманить Терезиту из дома! Он сказал, что всех вас застрелили по дороге домой… Солдаты все перерыли, перевернули вверх дном. Они что-то искали… С ними были люди шерифа, эти грязные подонки и мерзавцы… с огромными собаками-ищейками… Я думала… Мы все решили, что вы погибли! О, папа… Мэт… Мы думали…
Она подбежала к Маноло и бросилась ему на грудь, содрогаясь от рыданий. Пораженный, он стоял неподвижно. Ее отец с болью подумал о том, что с такой радостью встречают только мужей, вернувшихся после долгих странствий.
Солдаты пытались сжечь все, чтобы выкурить отсюда всех жителей. Но у них ничего не вышло. Они спалили дом, который Картеры выстроили своими руками на небольшом островке, но на том все и кончилось. Другие жители болот бросили свои дома и ушли в такие места, куда не решились отправиться даже солдаты со своими винтовками и собаками, хорошо понимая, что им оттуда не выбраться.
Джо Картер, поняв, наконец, что произошло, увел Мисси с собой, крепко обняв ее за плечи. Она все еще вздрагивала от рыданий, и ему стоило немалых усилий успокоить ее.
Маноло остался со стариком индейцем, братом матери Терезиты. Лицо старика было сморщенным, сухим, как пергамент.
— Тот парень, который смотрел на мою племянницу жадными глазами, — начал старик, — спросил ее, почему она сделала такой глупый выбор. Потом засмеялся и сказал, что она могла бы стать его женой. Он уверял ее, что солдаты убили вас всех, когда вы возвращались домой. Она поверила этому, как и все мы.
Старик вдруг замолчал и задумался.
— Надо ли продолжать? — тихо спросил он, но, не получив ответа, продолжил: — Мое сердце обливается кровью. Твоя женщина была младшей дочерью моей любимой сестры. Она пришла ко мне за несколько дней до этого, сияя от счастья, ибо носила под сердцем твоего ребенка. Она отчаянно и храбро боролась с тем белым подонком, который избил ее, а потом изнасиловал. Она не вынесла этого и бросилась на свой нож, чтобы ты не узнал о ее позоре.
Старый индеец говорил на своем языке, словно общался с соплеменником. Маноло все понял. Старик заметил, как в его голубых глазах зажегся мстительный огонь. Эти страшные глаза ярко блестели в полумраке индейской хижины.
— Я отомщу за свою женщину, — тихо сказал Маноло. — А скальп белого мерзавца, опозорившего ее, скоро украсит твою хижину, старик. Клянусь!
Мисси, ее отец и братья не сразу узнали о трагедии. Терезиту хоронили по обычаю ее племени, с которым все это время жил Маноло. Никто не мог отличить его от индейцев. Он провел с ними несколько дней, обдумывая план мести.
Когда траур закончился, Маноло стал тщательно готовиться к войне, как это всегда делали воины племени команчей. Однажды ночью он покинул свое убежище.
Теперь он был похож на индейца, ставшего на тропу войны. Свои длинные волосы он завязал на затылке, разрисовал лицо и тело символическими знаками и темными полосами, надел брюки и мокасины.
Он понимал, конечно, что повсюду его будут подстерегать люди Тони Лэсситер. В старом доме Мэдена все еще пьянствовали солдаты. Но воин племени команчей мог легко проскользнуть мимо них, с детства обученный незаметно пробираться в стан врага. Именно поэтому команчи были известны как ловкие конокрады.
Билли-Боя Дозьера не было в том доме, куда временно поселила его Тони. В это время он находился у Тони Лэсситер, в ее комнате, слабо освещенной лампами. Ночь была темная, и лишь изредка из-за облаков проглядывала яркая луна.
Под окном комнаты Тони был небольшой балкон, к которому тянулись толстые ветви старых деревьев. По ним не составляло труда добраться до балкона. Маноло постоял у стены, прислушиваясь к тихим звукам разговора.
У Тони Лэсситер было на редкость отвратительное настроение. Она не скрывала, что весьма недовольна Билли-Боем, и отчитывала его за допущенные промахи.
— Ты самый настоящий дурак! — злобно сказала она. — А больше всего меня раздражают дураки и тупицы! О чем ты думал, изнасиловав эту индейскую сучку? Я поняла бы это, если бы ты таким образом решил заманить его в ловушку! Но просто так, ради удовлетворения похоти! Непостижимо! Неужели тебе не ясно, что он может выследить тебя и убить? И все из-за того, что ты возомнил себя неотразимым жеребцом и бросаешься на каждую бабу. Хоть бы со мной посоветовался!
— Заткнись, черт бы тебя побрал! — так же злобно отозвался Билли-Бой, с трудом сдерживая досаду. — Чего ты, черт возьми, хочешь от человека, которому порядком надоело вынимать острые иглы из своей шкуры? Ты же сама не велела мне ехать с тобой в Эбайлен! И все из-за того, что ты вдруг решила произвести впечатление на этого толстого полковника, на этого гнусного янки! А когда ты послала мне телеграмму, черт бы ее побрал, я подумал, что могу делать все, что хочу! Откуда я мог знать, что эта сука бросится на нож только потому, что ее оттрахал настоящий мужчина? Я думал внести разнообразие в ее жизнь.
— Настоящий мужчина… Вот как ты себя называешь? Учти, даже мой старый муж, даже этот толстый полковник… Они и то мужчины по сравнению с тобой! Не выношу твоей развязности и чванливости, твоего самодовольства. Ты же хвастлив, как заяц, и ни на что серьезное не годишься. Даже Ники со всеми его слабостями…
Издевательский смех Тони оборвался, когда в окне мелькнула чья-то тень. Она не верила своим глазам. Ей казалось, что она увидела призрак. В ту же секунду в открытое окно впрыгнул обнаженный по пояс человек с чем-то блестящим в руке. Тони не сразу поняла, что это — нож или револьвер?
— Ни звука! — спокойно предупредил незнакомец. — Не двигаться. — Он был совершенно невозмутим, но холодный блеск остро отточенной стали убеждал в серьезности его намерений.
Тони неожиданно рассмеялась.
— Я же говорила тебе, не так ли? — обратилась она к Билли-Бою. — Ты всегда был дураком, мистер Дозьер! Посмотрим, что ты сделаешь теперь!
Незнакомец заговорил с Тони, словно хорошо зная, что она здесь главная.
— Мне нужен он, — твердо сказал он. — Но я с удовольствием разберусь и с тобой.
— Проклятие! — испуганно воскликнул Билли-Бой, тщетно пытаясь вспомнить, где оставил свою кобуру с револьвером. В этот момент в его мозгу промелькнула странная мысль: уж не подстроила ли она сама все это?
— Тони…
— Нечего таращиться на меня, дорогой! — злорадно сказала она, догадываясь, о чем он подумал. — Я не имею к этому никакого отношения. Надеюсь, ты слышал, что сказал этот человек? Он сказал, что ему нужен ты. Я правильно вас поняла? — спросила Тони, повернувшись к незнакомцу.
— Послушай, парень… — начал Билли-Бой, прекрасно понимая нелепость своего положения: он был голым и безоружным и даже не помнил, где бросил одежду и револьвер. Ощущение беспомощности подавляло его и вызывало панический страх. Он понял, что расплата неотвратима.
Билли-Бой все еще был в постели с Тони, хотя уже не лежал, а сидел. Едва он вскочил с постели и опустил ноги на пол, у его шеи тотчас же взметнулось лезвие ножа. Билли-Бой замер с открытым ртом.
— Не двигаться, — повелительно и брезгливо потребовал Маноло. Билли-Бой таращил глаза на обнаженное тело Тони. Он заметил, что она дрожит.
— Что вы собираетесь с ним сделать? — спросила Тони. — Если хотите драться, я не стану в это вмешиваться, обещаю вам. Может, вы хотите просто перерезать ему горло? — Выпалив все эти вопросы, Тони вдруг перешла на французский: — Если ты намерен драться, имей в виду, что под моей подушкой лежит нож. Только сам достань его оттуда. Я не хочу пострадать из-за тебя.
Маноло рассмеялся, обнажив белоснежные зубы. От этого жуткого смеха у Билли-Боя волосы встали дыбом.
— Ладно, — сказал ему Маноло, — почему бы тебе не взять этот нож? Ты уже понял, что не можешь рассчитывать на ее помощь? Но сперва свяжи ей руки за спиной. Так будет спокойней. Воспользуйся ее ночной рубашкой.
— Вы говорите по-французски? — изумленно спросила Тони. — Впервые в жизни вижу индейца, говорящего по-французски. А может, вы лишь наполовину индеец? Может, индейцем был ваш отец, и потому вас так разозлило, что Билли-Бой изнасиловал вашу женщину? Он говорит, что она не очень-то сопротивлялась… Расскажи ему то же, что и мне, Билли-Бой. Может, он не станет перерезать тебе глотку и ограничится тем, что отрежет твои…
— Заткнись! — грубо оборвал ее Маноло. — Заткнись и повернись на бок. А если ты попытаешься полезть под подушку, я разобью в кровь твою симпатичную мордашку. А ты быстро свяжи ей руки, — снова приказал Маноло, — а потом поднимайся, если у тебя не отнялись от страха ноги.
— Так вы даете ему возможность защищаться? — тихо спросила Тони. — Или побоитесь вступить с ним в поединок как мужчина с мужчиной? Если вы так хорошо владеете ножом, вам нечего опасаться. Если это будет честный поединок, вы убьете своего врата, а я отпущу вас на свободу.
— Я и сейчас свободен, — резко возразил Маноло.
Тони рассмеялась.
— Конечно, свободны, — согласилась она. — А вот руки Билли-Боя так дрожат от страха, что он не может связать меня.
— Сука! — гневно воскликнул Билли-Бой. — Ты… Ты самая настоящая сука! — Он привстал, но тут же опустился на кровать, почувствовав у горла лезвие ножа, и издал слабый стон. — О Господи! Послушай, это она заставила меня! Я не хотел! Вам сказали, что я не убивал ее? Она сама! Ей стало стыдно, ведь она дала мне понять, что я ей нравлюсь. Тони! Ради Бога, скажи что-нибудь!
— Хватит ныть, Билли-Бой. Почему бы тебе не встать и не сразиться с этим команчи, как он предлагает?
Билли-Бой не сомневался, что индеец прирежет его на месте. Но оказалось, что это не так. Тот отошел от кровати, не поворачиваясь, правда, к нему спиной. Билли-Бой даже не понял поначалу, что происходит. Только услышав злорадный смех Тони, он наконец сообразил, что нужно делать.
— Мне кажется, — нарочито весело сказала Тони, — что сейчас начнется волнующее зрелище. Вы же могли давно убить бедняжку Билли-Боя, если бы хотели этого. Но убить человека в честном поединке более благородно, не так ли? Ваша индейская кровь взывает именно к такому поединку, правда, команчи?
Тони быстро приподнялась, и в ее руке тускло блеснул двухзарядный револьвер. Никто не успел заметить, как он оказался в ее руке. Билли-Бой кинулся к подушке и вытащил длинный и острый нож.
— Вы будете драться, используя любые приемы, без всяких ограничений, и к тому же бесшумно, — грозно сказала Тони. — Я застрелю того, кто попытается убежать или позвать на помощь!
Циничный и жестокий смех Тони ошеломил Билли-Боя. Медленно приближаясь с ножом к своему противнику, он вдруг подумал о том, что напрасно связался когда-то с Тони Лэсситер. Но эту мысль тотчас вытеснила другая: как ему спастись? У него возникло предчувствие неизбежного конца.
Билли-Бой понял, что Тони не собирается помогать ему и не станет стрелять в его противника. Ему следовало предвидеть это.
А ведь из-за нее, в сущности, он и набросился на ту поганую индейскую женщину. Уж та в отличие от Тони наверняка умела делать так, чтобы мужчина чувствовал себя мужчиной. Почему, черт побери, она оказалась такой упрямой и строптивой?
Это была последняя мысль Билли-Боя. Поединок приближался к роковой развязке. Вообще-то Билли-Бой всегда отлично владел всеми видами оружия, включая и нож. Но этот индеец владел ножом куда лучше, чем он. Лезвие быстро мелькало перед лицом Билли-Боя.
— Будь ты проклят, индейский подонок! — крикнул, задыхаясь, Билли-Бой. — Будь ты проклят! — За его спиной послышался тихий смех Тони. Неужели она не понимает, что его сейчас убьют?
В этот момент индеец, которому надоела эта игра, видимо, решил, что пора кончать. Он сделал выпад вперед — и нож Билли-Боя отлетел в сторону. На запястье Билли-Боя появилась глубокая рана. Еще один выпад — и индеец воткнул нож в живот противника. Тот вскрикнул и замертво рухнул на пол. Все было кончено.
— О Боже! — воскликнула пораженная Тони. — Я никогда не видела ничего… Вы были прекрасны… как дикое животное… Как настоящий мужчина… Как восхитительна мужская сила! Чего же вы ждете? — Маленький револьвер выпал из ее руки. Тело Тони напряглось, а голос дрожал от волнения. — Ну же! Вы же видите, я готова отдаться вам! Я у ваших ног! Можете делать со мной все, что хотите! Он изнасиловал вашу женщину, верно? Так отомстите же за нее! Око за око, зуб за зуб. Разве не за этим вы пришли сюда? Билли-Бой был моим любовником, и теперь вы можете овладеть мною так же, как он сделал это с вашей женщиной. Возьмите меня… Изнасилуйте меня! Разве это не та месть, к которой вы стремились?
Он молча стоял перед ее кроватью, лихорадочно обдумывая ситуацию. Жажда мести постепенно оставляла его, вытесняемая вожделением. Он не отрываясь смотрел на ее обнаженное тело и понимал, что не совладает с животным инстинктом. Перед этой женщиной трудно было устоять.
— Сколько у тебя еще припрятано оружия?
— У меня только этот револьвер, милый. — Тони подняла грудь и раздвинула ноги. — Если ты настоящий мужчина, то, может, ты так же сразишься и с этим?
— Ты чертовски хорошая сучка, Мессалина.
— Да… А ты настоящий самец и будешь трахать меня так, как я того хочу. Ты ведь тоже хочешь этого? Ну давай же! О Господи! Побыстрее!
Она приняла его так жадно, с такой страстью, словно и впрямь была сукой, вцепившейся в кобеля, самкой, знающей лишь вожделение. Тони обхватила его руками и ногами, вонзив в его израненную спину свои длинные ногти. Он грубо схватил ее и подмял под себя. Ее движения становились все чаще и ритмичнее, а стон сменился глухим шепотом.
Он прикрыл ее рот рукой, но она стала вдруг кусать его пальцы. Ее тело дрожало от страсти.
Маноло быстро поднялся, подошел к мертвому Билли-Бою и снял с него скальп. — Послушай, Мессалина, — сказал он. — Здесь лежит мертвец, заливший кровью твой прекрасный персидский ковер. Тебе пора подумать о том, как ты объяснишь его смерть. Может, лучше связать тебя, чтобы это выглядело как нападение?
— Но ты же не собираешься уйти сейчас? До рассвета еще далеко, и, если ты не боишься, я могу потянуть за шнур, и Бен тотчас же принесет сюда немного вина. Он не войдет в комнату, пока я не разрешу ему. Он может оставить вино под дверью. Ну как?
Тони провела рукой по его спине.
— Команчи… Интересно, много ли этой крови течет в твоих жилах? Все эти шрамы… Неужели тебя так сильно били в тюрьме? Ты кричал, когда тебя били?
— У меня нет времени для разговоров с тобой, — тихо сказал он и оттолкнул ее. — Когда-нибудь ты сама узнаешь, что это такое.
— Не уходи, команчи! Я знаю, ты не доверяешь мне, но сейчас, когда я избавилась от него… — Она посмотрела на тело Билли-Боя. — У меня сейчас нет надежного защитника. Подумай об этом, хорошо? Я была бы счастлива, если бы ты согласился работать на меня, помогать мне. Мне нужен такой человек — сильный, храбрый и ловкий. Билли-Бой неплохо владел оружием, но вообще-то был слабаком. Ты же сам видел, как он корчился от страха. Ты же ничего не боишься, не правда ли, команчи? Ты жестокий дьявол и не слишком разборчив в средствах. Я права?
— Сука! — прохрипел он со злостью, когда она прокусила ему палец и высосала кровь. Она и впрямь была сукой, помешанной на крови волчицей. Посмотрев на нее, он подумал, что ему следовало скальпировать и ее или просто перерезать ей глотку.
— Да, мне нравится твоя животная страсть. Если ты хочешь заставить меня что-то чувствовать, причини мне боль! — воскликнула она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темные огни - Роджерс Розмари



Замечательная книга как и предидущая.Захватывает.Люблю её книги.
Темные огни - Роджерс РозмариОльга
6.05.2012, 11.15





растянуто,размыто,то идного люблю,то другого...не понравилось.совсем.чтение этой кники-потерянное время для читателя
Темные огни - Роджерс Розмарисвета
6.05.2012, 12.04





Только что кончила читать.Это вторая книга из трилогии.Сложные судьбы ГГ,но мне очень понравилось.Первая книга ЛЮБОВЬ СЛАДКА,ЛЮБОВЬ БЕЗУМНА,а третья ПОСЛЕДНЯЯ И ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ.Читайте.
Темные огни - Роджерс РозмариНаталья 66
4.03.2014, 12.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100