Читать онлайн Темные огни, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темные огни - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темные огни - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темные огни - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Темные огни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Джинни казалось, что никогда еще время не ползло так медленно. Стояла середина мая, и штаб генерала Диаса расположился в маленьком городке, раскинувшемся вокруг монастыря Святой Девы Гваделупской. Шпили огромного собора на холме Тепейяк казались декорацией в преддверии грядущих событий. Армия Диаса стала лагерем на полпути между городишком Гваделупа и красавцем Мехико и заняла выжидательную позицию.
Дон Порфирио делал все обдуманно и не спеша. Пока его неутомимые солдаты выкуривали сторонников императора из окрестных деревушек и маленьких городов, он ждал, чем кончится распря между городской верхушкой, генералом Маркесом и приверженцами дискредитировавшего себя императорского режима, которым удалось укрыться за стенами Мехико.
— Мехико — наша столица. Зачем ее разрушать? Рано или поздно они поймут, что их дело дрянь, и сдадутся. А пока мы вынуждены бездействовать, сеньора, поучите меня французскому и английскому, согласны?
В генерале ощущался фатализм индейских предков, но главными чертами его характера были храбрость и галантность, свойственные испанцам. Не вызывало сомнений, что общество молодой красивой женщины доставляет ему немалое удовольствие, особенно в это скучное время.
Знание нескольких языков и непринужденная светскость Джинни чрезвычайно располагали к ней генерала. В его штабе впервые появилась женщина, да еще настоящая леди, притом смелая и с сильным характером. А дон Порфирио никогда еще не встречал таких дам из высшего света. С ней можно было поговорить даже о политике и военной стратегии и при этом подивиться ее незаурядному уму и знанию предмета. Счастлив тот, кому досталась такая женщина — к тому же еще и красавица. Вот это жена! Дон Порфирио не упускал случая напомнить об этом Стиву.
— Похоже, генерал считает, что он первый заметил твои достоинства, дорогая, — однажды вечером сказал Стив. — Никогда не слышал, чтобы он делал столько комплиментов женщине. Теперь он присвоил мне звание майора, но при этом назначил меня курьером, так что мне придется гораздо чаще отлучаться. Просто удивительно!
— Надеюсь, ты не видишь в этом тайного умысла? — Джинни приподнялась на локте, взглянула ему в лицо и облегченно вздохнула, увидев, что он улыбается.
— Нет, я придаю значение своей военной карьере и новой должности, но, увы, должен сознаться, что это отчасти и моих рук дело. Уж очень мне надоело сидеть без дела с другими офицерами и думать, чем бы заняться, — особенно теперь, когда ты постоянно занята днем.
— Но ведь ты будешь уезжать на несколько дней, — жалобно проговорила Джинни, — я просто умру со скуки!
— А ты будешь тем временем кружить головы молодым штабным офицерам и покоришь сердце генерала Диаса. Не говоря уж об американских волонтерах, которые расквартировались в Текскоко.
— Да ты же угрожал избить меня, если я взгляну на другого мужчину!
— Так оно и случится, если я застану тебя на месте преступления, поэтому тебе придется действовать крайне осторожно.
Она укусила его за губу, так и не поняв, шутит он или говорит серьезно. А вдруг Стив просто дает ей понять, что и сам не упустит случая, если встретит хорошенькую девушку? «А ведь я до сих пор не так уж хорошо знаю его», — подумала Джинни, вглядываясь в лицо Стива с пристальным вниманием любящей женщины.
«Как же она красива! — размышлял между тем Стив. — Как прекрасны ее зеленые цыганские глаза с загадочной поволокой, как совершенно ее тело, покрытое загаром, как великолепны ее золотистые волосы с медным отливом!»
Стив с трудом признавался даже себе, что Джинни — единственная из всех женщин — имеет над ним огромную власть и заставляет его страдать от самой примитивной ревности. Но хуже всего было то, что он не мог представить себе жизни без нее. И это не оставляло ни малейших сомнений. С тех пор как он увидел Джинни, она, несмотря на все сопротивление Стива, заняла главное место в его душе. В один прекрасный день Стив понял, что любит ее, и это открытие было как гром среди ясного неба.
Эгоистичный с другими женщинами, Стив Морган неожиданно осознал, что полностью поглощен желанием понять Джинни, узнать, что совершается в ее душе. Видя ее беспокойство и тревогу, он не мог объяснить их причину. Медленно и нежно Стив притянул Джинни поближе к себе и стал молча ласкать, с удовлетворением отмечая, что она трепетно отдается его ласкам. Вдруг Джинни с легким вздохом опустила голову на его плечо; это означало только одно — она всецело в его власти. Но о чем же она все-таки постоянно думает, вот вопрос!
Между тем Джинни думала о той непреодолимой физической и духовной связи, которая их объединила и существовала, казалось, независимо от их воли. Когда они лежали вот так, как сейчас — прижавшись друг к другу обнаженными телами, — всегда возникало желание физической близости. Но ведь существовало и нечто иное, куда более тонкое и сложное — потребность быть вместе всегда, всю жизнь. Вот только бы ей научиться получше понимать его! Она выдержала все — упреки в неверности, насмешки над ее прежней жизнью, даже жестокость, но только потому, что любила Стива. Даже теперь, когда Стив стал с ней мягким и нежным, его тон бывал по-прежнему насмешливым. Но она все равно любила его, забыв о том, что случалось между ними раньше и как сильно он заставлял ее страдать. Теперь она боялась лишь одного — потерять его, увидеть, как он опять превращается в сурового, чужого человека, вызывающего у нее приступы безотчетного страха.
С тех пор, как он признался, что любит ее, стена, разделявшая их, рухнула. Им нужно было одно — время, которое позволит им лучше узнать и понять друг друга.
Стив нежно откинул волосы со лба Джинни и стал легонько целовать ее шею и щеки.
Интуиция подсказывала Джинни, что Стив понимает ее душевные проблемы, но не хочет об этом говорить, принуждать ее к откровенности. Похоже, он начал уважать ее независимость и внутреннюю свободу.
— Я люблю тебя, Стив, только тебя.
— Я знаю, детка. Я тоже тебя люблю.
Джинни до сих пор не понимала, как ей удалось увлечь этого человека. Раньше ей казалось, что Стив может бросить ее в любую минуту или походя оскорбить. Она сомневалась, что нужна ему, — разве что для плотских утех. В былые дни Стив не раз говорил ей, как ценит свободу и независимость. «Женщины, — сказал он однажды, — пытаются заманить мужчин в ловушку, именуемую браком, и пользуются для этого всеми средствами, предоставленными им природой, включая заламывание рук и горькие слезы…» Нет, от нее он такого не дождется. Бог наградил ее сильным характером. Неужели он начал это понимать?
Лежа в объятиях мужа и слушая, как он шепчет ей слова любви, Джинни забыла о своих страхах — да и как не забыть, если самое легкое его прикосновение заставляло ее трепетать? Не так уж важно, куда и надолго ли придется уезжать Стиву. Джинни верила, что он непременно вернется; что ж, она будет ждать его. Судьба соединила их, а любовь не даст им разлучиться.
Стив ускакал на рассвете, а к тому времени, когда примчался покрытый пылью посланец из Керетаро, Джинни уже сидела за письменным столом в небольшой приемной перед кабинетом генерала Диаса. Керетаро пал, и император отдал свою шпагу генералу Эскобедо. Говорили, что императора предал полковник Мигель Лопес, один из его ближайших друзей, похвалявшийся тем, что у него есть сторонники в обоих лагерях. Когда-то Мигель был и ее другом и помог их сближению со Стивом. Неужели возможно, что полковник Лопес — двойной агент, тайно служивший делу революции?
Джинни погрузилась в размышления, недоумевая, почему ее огорчила весть о взятии Керетаро, — ведь это значит, что война скоро закончится.
Вдруг Джинни услышала голос с сильным американским акцентом.
— Прошу извинить меня, мадам, но один из солдат на улице утверждает, будто вы говорите по-французски.
Подняв голову, Джинни увидела высокого бородатого мужчину в синей униформе с капитанскими нашивками.
Джинни побледнела, а ее зеленые глаза расширились.
Но не успела она и слова вымолвить, как капитан изумленно воскликнул:
— Джинни, Джинни Брендон!
Все закружилось перед глазами Джинни, но, наконец, овладев собой, она спокойно произнесла:
— А, Карл Хоскинс! Вот уж не ожидала увидеть вас здесь! Когда мы в последний раз виделись, вы…
Мужчина оперся руками на ее стол и даже наклонился к Джинни, словно не веря собственным глазам. Она заметила, как пристально он всматривается в ее лицо, будто и в самом деле хочет убедиться, что перед ним именно Джинни.
— Я перестал работать у вашего отца, когда мы перебрались в Калифорнию. Некоторое время… хм… был шерифом в Соединенных Штатах, пока мы не узнали… что вы, так сказать… — Он запнулся, подбирая слова, и на его лице проступил румянец. Джинни неожиданно отметила, что борода ничуть не портит этого привлекательного парня с нордической внешностью. Неужели прошло только два года с тех пор, как она была влюблена в Карла Хоскинса?
Его неожиданное появление здесь казалось совершенно необъяснимым. Просто непостижимое совпадение!
Пока Джинни все это обдумывала, румянец постепенно вернулся на ее щеки. Точнее, она залилась краской, но, слишком пораженная встречей, не заметила этого.
— Что же вы делаете здесь, скажите ради Бога? Да к тому же в форме?
— Господи! — позабыв о светских приличиях, Карл продолжал в упор смотреть на Джинни, не обращая внимания на любопытные взгляды мексиканских офицеров, считавших себя покровителями и защитниками очаровательной «ла тененте».
— Джинни Брендон! Просто не верится…
— Перестаньте глазеть на меня, капитан, — раздраженно сказала Джинни. — Вы так и не объяснили мне, что здесь делаете и почему на вас эта форма! Вы что, прибыли сюда по какому-то важному делу?
Хоскинс, наконец, взял себя в руки, хотя по-прежнему пялился на Джинни.
— Я один из американских волонтеров «Легиона чести». Мы прибыли в Мексику под командованием полковника Грина, чтобы помочь президенту Хуаресу. Нас только что перебросили в район Текскоко. Вот только встретить здесь вас я уж совсем не ожидал. Боже, да ведь, узнав о вашем исчезновении из Мехико, отец решил, что вас либо взяли в плен, либо вы вернулись в Париж… Господи, Джинни, — вдруг прорвало его, — вы и представить себе не можете, как все всполошились из-за вас. После того, как миссис Брендон вернулась вся в слезах, вне себя от тревоги и рассказала вашему отцу, что вас похитили, он убедил меня принести присягу и вступить в отряд рейнджеров, которые вызвались вас отыскать. Мы раза два напали на ваш след и, скорее всего, настигли бы вас, но…
Джинни снова вспыхнула: она слишком хорошо помнила то бесконечное путешествие через горы и пустыни, когда она была пленницей Стива. Тогда она ненавидела его и страстно желала лишь одного — сбежать от своего похитителя. Конечно, она надеялась, что ее отыщут и спасут. Джинни поняла, что Карл — один из немногих, кого отец посвятил в свои планы. Значит, его появление в штабе не так уж случайно, как она было подумала. Как-никак, а он все-таки шериф, представитель закона! Однако, надев мексиканскую форму, он уже не мог действовать как официальный представитель американского государства… Джинни обрадовалась, что Стива нет в лагере.
Зеленые глаза Джинни чуть сузились, когда она посмотрела на Карла, подсознательно желая выместить на нем раздражение, вызванное в ней внезапным страхом и беспокойством:
— Зачем вспоминать все это, с тех пор прошло слишком много времени. Как видите, сейчас я в полной безопасности. К тому же мне нравится дело, которым я сейчас занимаюсь, по крайней мере, я приношу хоть какую-то пользу.
Карл нахмурился. Он постепенно осознавал, что перед ним действительно Джинни Брендон — с теми же изумрудными смеющимися глазами, с таким знакомым ртом, столь часто кривившимся в иронической улыбке. Джинни Брендон, когда-то слывшая настоящей леди и отчаянной кокеткой. Он сходил с ума от ревности, когда она убежала из поезда в Эль-Пасо с тем самым французом, а уж потом, когда узнал, что ее похитил человек, несимпатичный ему и никогда не внушавший доверия, ревность и ярость захлестнули его. Тогда Карл хотел одного: найти и убить Стива Моргана — затравить его как бешеного пса, как самого последнего преступника, каковым, по его мнению, тот и был, — и спасти очаровательную дочь сенатора. Что произошло с ней за последние два года? Какой опыт она приобрела? И еще одна тайная мысль терзала его: вглядываясь в ее лицо, столь же прелестное и холодное, как и прежде, Карл думал: сколько же мужчин делили с ней постель?
— Мне все еще не верится, что это вы, — повторил Карл. Значит, вы и есть та самая женщина-лейтенант. Один из моих солдат говорил, что в штабе генерала Диаса появилась златокудрая леди, креолка или испанка, совершенно европейского вида. Черт возьми, неужели он и в самом деле решил, что вы родились в Мексике?
Услышав его пренебрежительный тон, Джинни сжала зубы от злости. Ох уж этот Карл, он всегда умел вывести ее из себя — она и сейчас видела, что он абсолютно не изменился, разве что отпустил бороду! Совсем уж некстати она вспомнила, что всегда не переносила его манеру целоваться.
— Вас привело сюда только любопытство? Ну что ж, капитан Хоскинс, придется вам кое-что разъяснить — для сведения ваших людей. Я приписана к штабу генерала, но не как военный специалист. Вам следует знать и то, — тут Джинни на секунду прикрыла глаза, а потом, распахнув их, встретилась со взглядом Карла, — что я жена майора Эстебана Альворадо, одного из доверенных лиц генерала.
Глаза Карла выразили недоверие и гнев:
— Вы, должно быть, шутите! Ваш отец, с которым я разговаривал месяца два назад, ни словом не обмолвился о…
— Он ничего не сказал о моем браке, потому что не знает о нем! Здесь, как видите, идет война, и мне лишь недавно удалось написать ему, о чем я, конечно, сожалею. Кстати, интересно, вы стали волонтером, чтобы найти меня или из патриотических соображений?
Карл покраснел:
— Я уже записался в легион, когда мне предложили стать волонтером, — сухо ответил он. — Но ваш отец был глубоко озабочен вашим исчезновением. Мы беседовали с ним перед тем, как я покинул Калифорнию. Вы не можете осуждать его за это. Уж очень долго он не имел от вас никаких вестей! А теперь вы объявляете мне, что вышли замуж и что ваш отец даже не знает об этом. Скажите, Джинни, какой бес в вас вселился?
Она метнула на Карла сердитый взгляд и раздраженно сказала:
— Полагаю, то, что касается меня, не имеет к вам никакого отношения. Я замужем, а значит, кроме американского, у меня есть еще и мексиканское гражданство. — Джинни заметила, что Карл побледнел, но глаза его выражали упрямство. Это еще больше разозлило Джинни, хотя она изо всех сил сдерживала себя. — Удивительно, Карл, вы словно не желаете замечать, что я уже совсем не та зеленая девица, какой была два года назад! Я нахожусь здесь по своей воле и замечу, кстати, что вполне счастлива.
Когда она произносила последние слова, ее голос совершенно невольно смягчился, а зеленые глаза потемнели от глубокого чувства.
На скулах Карла Хоскинса заиграли желваки, когда он заметил, как изменилась Джинни. Господи, до чего же она хороша, хоть и пострижена явно неумелой рукой и одета совсем просто. Но как она смеет говорить о счастье? Неужели Джинни спятила и вышла замуж за мексиканца? Карл Хоскинс через силу улыбнулся:
— Ну что ж, видимо, мне следует извиниться и поздравить вас с законным браком. Простите меня, Джинни. Поверьте, я был потрясен, увидев вас в штабе генерала.
Джинни ответила ему сдержанной улыбкой:
— Ваше появление, Карл, удивило меня не меньше. Так что же вы здесь делаете? Никто не убедит меня, что вы проскакали несколько часов верхом лишь для того, чтобы взглянуть на женщину, о которой сплетничают солдаты.
Карл вспыхнул:
— Боюсь, мне не следует об этом говорить, но я и в самом деле прибыл сюда с заданием. Полковник Грин просил меня передать записку генералу Диасу. У нас почти никто не умеет говорить по-французски, а между тем в ближайшее время мы ожидаем важного гостя: русского князя.
— Русского князя? — Изумленная Джинни подняла брови. — С чего это русский князь приезжает именно сюда, в Мексику, да еще в такое время?
— Князь Сарканов провел в Вашингтоне несколько месяцев. По поручению русского правительства он вел переговоры о продаже Аляски Соединенным Штатам. Его визит долго хранили в строжайшей тайне, но, кажется, государственный секретарь Стюард уже сообщил эту новость журналистам.
— Аляска! Я всегда думала, что там нет ничего, кроме снега и льдов.
— Да, так полагают многие, и мистер Стюард, видимо, хорошо понимает это. Однако Аляска находится в непосредственной близости к Соединенным Штатам, поэтому лучше уж ей быть под нашим контролем.
— Но с какой стати князь собирается пожаловать сюда?
— Ну… — Карл беспомощно развел руками, хотя и рад был тому, что наконец заинтриговал Джинни, — этого человека, как я понимаю, просто интересует война. Поэтому, получив разрешение президента Хуареса, он приезжает в Мексику как наблюдатель. Между тем я подозреваю, что полковник Грин опасается, как бы этот князь не вздумал встать под наши знамена и принять участие в военных действиях. Говорят, князь — прекрасный стрелок.
— Уверена, что он скоро поймет, чем отличается настоящая война от дуэли, — раздраженно заметила Джинни. Затем, вспомнив, кто она и почему состоит при штабе, важно добавила: — Думаю, стоит предупредить генерала о вашем приезде. Он был очень занят все утро — надеюсь, вы знаете, что Керетаро наконец пал? Но после того, что вы мне только что рассказали…
Карл Хоскинс наблюдал, как Джинни без умолку болтает с мексиканскими офицерами, которые время от времени бросали на него взгляды. Карл размышлял, кто же из них муж Джинни, но мысли его были не из приятных. Что, черт возьми, она нашла в этих мексикашках? Ведь Джинни могла бы стать французской графиней, а вместо этого отдала руку какому-то крестьянину-метису! Нет, он не видел в этом ни малейшего смысла.
Джинни исчезла за дверью кабинета Диаса, и Карлу пришлось охладить свой пыл — следовало дождаться хотя бы, когда она появится. Молодой мексиканский капитан, с которым Джинни только что разговаривала, подошел к Карлу и предложил ему стул, дружелюбно улыбнувшись и сверкнув белоснежными зубами.
— Так вы, значит, давний друг сеньоры Альворадо? Наверное, удивились, увидев ее здесь? Генерал Диас ума не приложит, как это раньше без нее обходился. Ему повезло: она такая образованная и знает столько языков.
— Уверен, что и муж сеньоры почитает себя счастливейшим из смертных, — заметил Карл, и улыбка мексиканца стала еще шире.
— Да уж, Эстебану Альворадо завидуют больше, чем кому-либо из офицеров генерала Диаса. Ну прежде всего тому, что его жена не побоялась отправиться вместе с ним на войну. Очень жаль, что его нет сейчас здесь.
Ага, значит, ее мужа нет, вот как! Карла пожирало любопытство. Стараясь не задавать слишком много вопросов, он все же выяснил у молодого офицера, что муж Джинни, близкий друг полковника Феликса Диаса, брата генерала, исполняет обязанности курьера при штабе.
Теперь капитан Хоскинс чувствовал себя куда увереннее, чем полчаса назад, когда переступил этот порог. Поскольку Диас использует Джинни как переводчицу, можно надеяться, что она не откажется помочь и полковнику Грину, ведь того считали весьма важным союзником. То, что президент Хуарес разрешил русскому князю присутствовать на театре военных действий, говорило само за себя: этот князь — важная птица. Но что думал об этом генерал Диас, получив распоряжение президента, никто не знал, хотя Джинни заметила, как недовольно он поджал губы. Впрочем, теперь у нее появились свои трудности. Карл Хоскинс явно не собирался так просто отказаться от ее общества, а Джинни никак не могла найти достойный предлог, чтобы уклониться от дальнейших встреч с ним.
Она была, конечно, рада, что Стива не оказалось рядом, но вместе с тем чувствовала необъяснимое раздражение и тоску. Подумать только, что ее нашел именно Карл Хоскинс! Ну почему, спрашивается, он, а не кто-то иной явился в штаб? Все страхи Джинни, казалось, давно рассеявшиеся, снова вернулись к ней, но теперь не было Стива, который успокоил бы ее. Кроме всего прочего, Стив всегда ревновал ее к Карлу и как-то даже заявил, что она его любовница. Интересно, станет ли Стив говорить об этом, когда вернется? Опасаясь реакции мужа, Джинни печально думала о том, как хрупок и ненадежен пока их союз. Да, они любят друг друга, это несомненно, но они слишком мало времени провели вместе, и взаимное доверие еще не укоренилось в их душах. К тому же как легко ранить сердце возлюбленного!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темные огни - Роджерс Розмари



Замечательная книга как и предидущая.Захватывает.Люблю её книги.
Темные огни - Роджерс РозмариОльга
6.05.2012, 11.15





растянуто,размыто,то идного люблю,то другого...не понравилось.совсем.чтение этой кники-потерянное время для читателя
Темные огни - Роджерс Розмарисвета
6.05.2012, 12.04





Только что кончила читать.Это вторая книга из трилогии.Сложные судьбы ГГ,но мне очень понравилось.Первая книга ЛЮБОВЬ СЛАДКА,ЛЮБОВЬ БЕЗУМНА,а третья ПОСЛЕДНЯЯ И ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ.Читайте.
Темные огни - Роджерс РозмариНаталья 66
4.03.2014, 12.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100