Читать онлайн Темные огни, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темные огни - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темные огни - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темные огни - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Темные огни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

В этот день произошло столько событий и Джинни познакомилась со столькими людьми, что к вечеру почти ничего не помнила. Всякий раз, когда Стив представлял ее как княгиню Сарканову, Джинни чуть не морщилась. Что будет, когда об этом узнает князь Иван или ее отец? К чему Стив затеял все это?
На корабле многие говорили по-испански, в частности и модно одетые женщины. Джинни стояла в маленькой, качавшейся на волнах шлюпке, а Стив заботливо поддерживал ее. Джинни должна была разбить большую бутылку шампанского о борт корабля, что она и сделала под громкие одобрительные возгласы собравшихся. Все это время она старалась не думать о грустном.
Вероятно, ей это удалось бы, не будь рядом Стива, который то и дело небрежно обнимал Джинни, словно предъявляя права на нее. Она видела устремленные на нее любопытные, а иногда и насмешливые взгляды. Она также понимала, что за ее спиной люди перешептываются.
К вечеру, когда клипер, подняв паруса, несся к Сан-Франциско, Джинни одолели дурные предчувствия.
— Может, ты спустишься в каюту и выпьешь еще немного шампанского? Или хочешь оставаться на палубе?
Да как он смеет теперь так спокойно, почти безразлично спрашивать ее об этом? Как будто… как будто…
Джинни с трудом подавляла ярость:
— Ну как, вы успешно осуществили ваши замыслы? А может, вы спятили? Шампанское! Да я выпила его столько, что опасаюсь, как бы не раскололась голова. И все же вы ни словом не обмолвились о ваших намерениях и не подумали объяснить свое поведение.
Стив крепко схватил Джинни за руки и твердо сказал:
— Если ты собираешься устроить мне сцену, то нам лучше спуститься в каюту. Там я объясню тебе все.
Если бы Стив не держал ее за руки, она бы кинулась на него с кулаками. Уже в каюте, когда он усадил ее в кресло и разлил по бокалам шампанское, Джинни подумала о том, почему ее чувства к Стиву всегда так быстро меняются. Прежде она любила его, потом ненавидела, теперь полюбила снова, вернее, думает, что полюбила, хотя ни в чем не уверена.
— Вот, выпей немного. Один бокал тебе не повредит, зато, может, твое лицо уже не будет таким обиженным. Я-то, признаться, думал, что ты обожаешь сюрпризы. По крайней мере, ты так говорила вчера.
— Я помню, что говорила вчера и что говорили вы! Но что вы пытаетесь мне доказать сегодня? Как это все…
— А я-то думал, что мои намерения совершенно ясны. Я пытался убедить тебя, что могу позволить себе содержать любовницу — даже если она дочь русского царя. — С этими словами Стив отвесил Джинни полупоклон и поднял свой бокал. — Конечно, если взглянуть на вещи здраво, то все это выглядит весьма забавно. И именно это заботит тебя больше всего, моя радость. Не горюй, со временем мы привыкнем. В конце концов, мы не чужие друг другу, и я прекрасно знаю, как ты умеешь ко всему приспосабливаться. Как-то раз, помнится, ты призналась мне, что больше всего хочешь иметь как можно больше богатых любовников. Не исключено, что ты по-прежнему к этому стремишься…
Джинни, бледная как мел, поднесла пальцы к вискам, почувствовав острую боль. Этот жест заставил Стива пожалеть о нарочитой жестокости своих слов. Черт бы ее побрал! И пропади пропадом его неудержимое влечение к этой женщине! То она жалит, как скорпион, то напоминает затравленного зверька.
«А ведь он и в самом деле меня ненавидит, — с грустью решила Джинни. — Он хочет заполучить меня только для того, чтобы снова и снова причинять мне боль. Он предложил мне стать его любовницей, но ему важно при этом подчеркнуть, что я всего-навсего дорогая шлюха… Нет, я больше этого не вынесу!»
Впрочем, нет, Стив заставит ее вынести все — разве он не доказал, что не остановится ни перед чем? А она так слаба! Вот и сейчас она боится встретиться с ним взглядом, а все потому, что ей кажется, будто он угадывает ее мысли… Но нет, Стив ненавидит слабость! Ведь она заинтересовала его сначала только потому, что имела смелость противостоять его натиску, отстаивала свое право на самостоятельность. Так что сдаваться ей нельзя.
— Ну что ж, — иронически начал он, — не слишком приятно, что ты замыкаешься, когда я пытаюсь прояснить наши отношения. Или ты ищешь объяснения для мужа, когда тот вернется из Сакраменто?
Она подняла голову и посмотрела на него сверкающими зелеными глазами:
— Из Сакраменто? Но как ты узнал? Он даже мне не сказал, куда едет.
Лицо Стива стало непроницаемым:
— Как жестоко с его стороны, подумать только! А хоть раз он говорил, куда отправляется и насколько?
Джинни показалось, что он слишком пристально взглянул на нее, намекнув на их отношения с мужем, и она взорвалась, забыв о головной боли:
— Почему ты об этом спрашиваешь? Какое это имеет к тебе отношение?
— Но, дорогая, все, что относится к тебе, затрагивает и меня, разве это непонятно? Почему ты не хочешь поболтать со мной о своем супруге? Неужели тебя гложет совесть? — С этими словами Стив отошел от стола. Теперь он смотрел на нее, как на чужую женщину, которую ему только еще предстоит понять.
— Ты испытываешь мое терпение, доводишь меня до белого каления, с тобой я почти теряю рассудок! Слава Богу, мы расстались, и, возможно, лишь как любовники сможем сохранить то лучшее, что было у нас в прошлом! Ведь тебя очень трудно забыть! Но когда я лежу в кровати один-одинешенек, мне приходит в голову, что жизнь с такой шлюхой превратилась бы для меня в сущий ад, и благодарю Творца, что теперь о твоей нравственности заботится другой.
— Господи, Стив, да ты ничуть не изменился! Ты остался таким же жестоким эгоистом и готов идти к своей цели, подминая под себя других, ни в чем неповинных людей! Ну скажи, зачем ты привез меня сюда? Чтобы отомстить мне, хотя я и не знаю, за что?
— Отомстить? — издевательски спросил Стив. — С какой стати я должен тебе мстить? Ведь мы оба с небольшими потерями выбрались из ловушки, называемой семейной жизнью! Иначе нам, возможно, пришлось бы вечно воевать друг с другом. Поверь, я почти благодарен тебе, что ты столь резво ухватилась за предоставленный судьбой шанс. Принцесса должна жить с принцем — и вот теперь, моя дорогая, ты засверкала, как драгоценный камень, для которого наконец подобрали достойную оправу. — Она содрогнулась от этих слов, а Стив, заметив это, коротко рассмеялся: — Джинни, мы слишком хорошо знаем друг друга, чтобы притворяться. Уверен, ты достаточно умна, чтобы оценить все преимущества нашего договора. Ведь мы сможем наслаждаться друг другом без сцен ревности и лишних вопросов. А так как твой муж частенько отлучается из дома, у нас вполне достаточно времени для общения. Поэтому перестань дуться и постарайся принять и признать мою правоту. В последнее время мне пришлось прибегать к силе, чтобы заполучить тебя.
— Перестань! — Джинни вскочила с кресла и сжала кулаки. — Как ты можешь говорить о наших отношениях так… так цинично? Почему ты продолжаешь мучить меня? Нет, ты просто не в состоянии понять женщину. Ведь до сих пор ты ни словом не обмолвился о том, зачем приехал в Сан-Франциско, подвергая страшному риску свою жизнь и мою… репутацию! Улыбайся на здоровье! Тебе же на всех наплевать. Ты, конечно, не знаешь Ивана, но скажу тебе, что у вас с ним есть одна общая, ненавистная мне черта. Вы лишены элементарной порядочности. Он был готов убить тебя, не зная, кто ты, но если он вдруг узнает…
— Ты что, думаешь, я его боюсь? Его или его наемных убийц? А может, ты боишься за него? Признаться, я не люблю терять того, что мне принадлежит, Джинни. И я еще не успел всласть насладиться твоим страстным телом, когда твой князь увез тебя. Конечно, я понимаю, что ни одному мужчине ты не будешь принадлежать безраздельно, ибо верность не в твоей натуре, да, честно говоря, и не в моей тоже. Признайся хоть в этом — зачем лицемерить!
Прижав Джинни к себе, Стив прильнул к ее губам. Она вдруг начала сопротивляться, хотя и сама не знала зачем. Скорее всего, потому, что слова Стива слишком задели ее. А может, и потому, что Стив поцеловал ее так, как целуют распутниц.
— Не надо, не надо! — шептала она в отчаянии, пытаясь увернуться от жадных поцелуев Стива. — Прошу тебя, Стив, перестань, я плохо себя чувствую, у меня болит голова…
— Господи! — выдохнул он и толкнул ее в кресло. — Ты, Джинни, совершенно несносна — уж не оттого ли, что твой муженек слишком часто оставляет тебя одну? Ладно, не стану домогаться тебя силой, если мысль о близости со мной вызывает у тебя головную боль.
У Джинни и впрямь так болела голова, что на глазах выступили слезы. Тело ее содрогалось от озноба, и она как сквозь сон слышала голос Стива, в котором теперь почему-то звучала доброта.
— Джинни! Боже, что с тобой? Ты заболела? Это от шампанского?
— Мне… Я должна принять порошок от головной боли, пожалуйста, поторопись, я едва могу терпеть! Там, в моем ридикюле, есть один порошок.
Стив молча принес ей порошок. Джинни тут же приняла его, и Стив, не обращая внимания на ее протесты, на руках отнес ее на кровать.
— Лежи спокойно, ради Бога. Больше я к тебе и пальцем не прикоснусь! Когда начнет действовать?
— Не знаю… Мне трудно думать… Это один из тех, что ты мне прислал. Порошки, которые мне оставил Иван, сильнее, но их у меня всего четыре. Он сказал, что даст мне еще, когда вернется. Я не понимаю, что это за болезнь, но граф Черников утверждает, что это все нервы.
— Джинни, — вздохнул Стив, — закрой, пожалуйста, глаза и ни о чем не думай. Мне очень жаль, что все так случилось — всему виной мой характер. — Стив никогда в жизни не извинялся перед ней, поэтому Джинни решила, что это ей померещилось.
Позже, очнувшись, она не могла понять, сколько времени провела в забытьи. Вокруг, в сущности, ничего не изменилось — все так же покачивался корабль и скрипели переборки. Она по-прежнему лежала на кровати, только в каюте стало гораздо темнее. Открыв глаза, Джинни поняла, что наступило облегчение: голова уже не болела, и она чувствовала прилив сил.
Стив сидел за столом, на котором вместо бутылки с шампанским стоял хрустальный графин, наполненный жидкостью янтарного цвета. Он, конечно, наблюдал за ней, пока она спала. Стив хмурился, но его голос звучал спокойно:
— Тебе уже лучше?
— Да, спасибо.
— Тогда я могу тебя кое о чем спросить?
Джинни удивилась — подумать только, Стив спрашивает у нее разрешения!
— Опять вопросы? — на всякий случай сказала она, пытаясь понять настроение Стива.
— Да, вопросы! — с издевкой подтвердил он, и это заставило Джинни собраться с духом, чтобы противостоять его нападкам.
— Не смотри на меня, как разъяренная тигрица, Джинни. Нам нужно кое-что обсудить, прежде чем я доставлю тебя к родителям. Когда мы устраним некоторые противоречия между нами, наши отношения окрепнут. Кто знает, возможно, мы даже станем друзьями.
— Как ты и Консепсьон?
Стив усмехнулся:
— Да, что-то вроде этого.
Он присел к ней на кровать и сделал вид, что не заметил, как она сжалась.
— Я не доверяю тебе, — призналась она. — Да и может ли быть иначе? Ты обманывал меня с самого начала, проделывал надо мной всевозможные штуки. Ты притворялся…
— Черт побери, если бы ты знала, какого труда мне стоит сдержать гнев! Ты разве не понимаешь, о чем я? — Потом он вдруг спросил: — Ты любишь своего мужа? Ты вышла за него по любви?
Джинни не задумываясь ответила:
— Нет! Он мне совсем не нравится! И никогда не нравился, с самого начала. Но он… Сейчас я и не помню, как все произошло. Сначала был Карл, а до него — шок от услышанного. Я не понимаю, как попала на корабль, и даже не помню, как мы поженились! Граф Черников стал давать мне лекарства, чтобы избавить меня от ужаса, который поселился у меня в душе после истории с Карлом…
Рассказывая Стиву о прошлом, Джинни чувствовала, что он ловит каждое ее слово, сдерживая эмоции.
— Так ты хочешь сказать, что к браку тебя принудили? Так же, как Хоскинс принудил тебя отдаться ему в подвале? Должно быть, князь Сарканов влюбился в тебя по-настоящему! Только представь себе: сначала находят твоего капитана в погребе с перерезанным горлом, а потом ты едешь в Америку в обществе русского князя. А через несколько дней становишься его женой. По «всему видно, что ему просто не терпелось сделать тебя своей — ну а ты… Поняв, что исправить уже ничего нельзя, ты решила извлечь максимум из сложившейся ситуации! Ну как, я прав? Так все и было?
Джинни уселась на постели:
— Опять старая песня! Иногда ты делаешь вид, что все понимаешь, а потом… Кстати, ты и сам далеко не святой, и отлично это знаешь. Несколько месяцев от тебя не было ни слуху ни духу: ты, видно, пытался убедить себя, что избавление от меня — благо. И вот…
— Ты недооцениваешь себя, любовь моя. Да ни один мужчина, если он и впрямь мужчина, не может устоять перед тобой. К тому же мне нужно было кое-что разузнать о тебе.
— А ведь ты вовсе не телохранитель Сэма Мердока, не так ли? — спросила Джинни. — Он сказал мне, что когда-то знал твоего отца и дружит с твоим дедом. Интересно, как тебе удалось втянуть его в свои авантюры и даже переименовать корабль?
— Ах, Джинни, какое у тебя богатое воображение! Если помнишь, я уже говорил тебе, что вернулся сюда поглядеть на твои метаморфозы. И тут я понял, что ты, оказывается, ничуть не потеряла для меня привлекательности. — В его голосе прозвучало нетерпение. — Нам надо поторопиться, если ты не хочешь, чтобы за тобой отправились на поиски. Кроме того, если мы пробудем здесь еще немного, я тебя просто-напросто изнасилую.
Джинни едва не рыдала от ярости и негодования:
— И это все, что ты хотел мне сказать? Тебе, оказывается, было необходимо разузнать все обо мне — и даже об отце и Иване? Но ты это от меня утаил! — Она попыталась сорвать с шеи тяжелое ожерелье. — А на какие деньги ты купил опалы? Украл или взял взаймы? Но под какое обеспечение?
— Раньше я не мог покупать тебе дорогие побрякушки, а теперь могу, потому что преуспел в финансовых операциях. Впервые в жизни у меня в руках оказались значительные средства, которые я удачно поместил. Мы с Сэмом Мердоком своего рода партнеры. Ну как, я удовлетворил твое любопытство?
Джинни не удовольствовалась этими объяснениями. Что он имеет в виду под операциями? Он затащил ее на корабль, а теперь пытается поскорее отделаться от нее.
Корабль между тем уже вошел в залив и отдал швартовы у дока Эмбаркадеро. Джинни уже однажды приходила сюда полюбоваться на корабли, подышать морским воздухом и ароматом специй, которые свозили сюда, казалось, со всего Востока. Днем здесь бурлила жизнь, слышались крики матросов и рабочих, гудение паровых лебедок.
Но ночью царила тишина. Погода ухудшилась, и Джинни закуталась в теплую накидку, которую Стив набросил ей на плечи. Накидку, как, впрочем, и все остальные предметы туалета, он достал все из того же гардероба, укрытого за резной панелью каюты.
— Мне, конечно, не следовало задерживать тебя на борту, но ты заснула мертвым сном. Да, скажи-ка, Джинни, сколько времени ты принимаешь эти порошки? Имеешь ли ты о них хоть малейшее представление?
— Я знаю одно — они приносят мне успокоение: головная боль проходит, и я вообще чувствую себя бодрее. Когда я остаюсь без них, мне кажется, будто я заболеваю. Но почему ты так странно смотришь на меня?
— Раньше у тебя никогда не болела голова, кроме тех случаев, когда ты слишком много выпивала. Я помню, что твоя кожа имела удивительный персиковый оттенок. Ты что, почти не бываешь на воздухе?
Ей хотелось убежать — все равно куда. Какое он имеет право донимать ее этими дурацкими вопросами? Поистине она оказалась в очень странной ситуации.
Словно угадав мысли Джинни, Стив крепче сжал ее руку и засмеялся:
— По крайней мере, ты все так же любишь спорить. И по-прежнему всегда оправдываешь себя — ведь ты у нас никогда ни в чем не виновата. Надеюсь, ты уже придумала какую-нибудь правдоподобную историю, чтобы успокоить родителей? А может, мне явиться к ним и объяснить твое опоздание?
— Объяснить… — Тут она побледнела. В самом деле, что же она им скажет? А если вернулся Иван? И эта новая одежда…
Стив помог ей сесть в карету, которая словно выросла из-под земли. Лошадьми управлял тот же человек, который утром провожал их в морское путешествие.
— Надеюсь, прогулка была приятная, сэр? Думаю, на козлы сейчас придется сесть мне.
Накидка, которую Стив подарил Джинни, была с капюшоном. Теперь Стив накинул капюшон на ее растрепанные волосы.
Они сидели рядом, тесно прижавшись друг к другу, и Стив обнял ее, когда карета тронулась.
Джинни повернулась к нему:
— Какая прекрасная мысль — явиться к моим родителям! Полагаю, увидев тебя, сенатор нажмет на курок без всякой жалости. Но ты очень искусен в интригах — придумай же, почему я так задержалась?
Ей казалось, что Стив не слышит ее. Его мысли витали где-то очень далеко.
— Скажи им, что была с Сэмом. Думаю, это уже приходило тебе в голову. И не волнуйся — твой муж еще не приехал. Полагаю, то, что он затеял, потребует куда больше времени, чем он рассчитывал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темные огни - Роджерс Розмари



Замечательная книга как и предидущая.Захватывает.Люблю её книги.
Темные огни - Роджерс РозмариОльга
6.05.2012, 11.15





растянуто,размыто,то идного люблю,то другого...не понравилось.совсем.чтение этой кники-потерянное время для читателя
Темные огни - Роджерс Розмарисвета
6.05.2012, 12.04





Только что кончила читать.Это вторая книга из трилогии.Сложные судьбы ГГ,но мне очень понравилось.Первая книга ЛЮБОВЬ СЛАДКА,ЛЮБОВЬ БЕЗУМНА,а третья ПОСЛЕДНЯЯ И ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ.Читайте.
Темные огни - Роджерс РозмариНаталья 66
4.03.2014, 12.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100