Читать онлайн Темные огни, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темные огни - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темные огни - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темные огни - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Темные огни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Он был в ярости, но, несмотря на это, понимал, что ему нанесли смертельный удар.
Уж она-то не теряла времени даром! Ох уж эта Джинни: оказывается, она была просватана за другого! Но отчего это бесило его еще больше, чем ее связь с Карлом Хоскинсом, которым была увлечена с давних пор? И почему он не мог забыть о ней, как забыл о десятках других женщин?
Он любил ее. Пусть Господь покарает эту маленькую лицемерку, эту предательницу, пусть в душе ее будет ад, но что же делать ему, если он так любит ее? Зачем убеждать себя, что в нем говорит не любовь, а уязвленное самолюбие? Стив Морган ходил из угла в угол, как раненый зверь, хотя ему давно пора было спать. Он не мог отделаться от призраков прошлого, оттого, что было связано с ней.
Джинни. Мягкие любящие губы. Лгунья! «Я люблю тебя, Стив, только тебя!»
Почему она это говорила? И зачем только он так сглупил, оставив ее одну? Да, самая большая ошибка — то, что он помчался тогда в Веракрус, желая вернуть ее. Но раз уж он на это пошел, следовало сделать все, чтобы уберечь ее от искушений. Он должен был отослать ее куда-нибудь на заброшенную гасиенду или привезти сюда, в дом деда. Кстати, именно это он и собирался сделать, вернувшись поздним вечером в Гваделупу и надеясь застать свою драгоценную женушку в постели, где ей и полагалось быть.
Вместо нее он нашел записку от другого мужчины, лежавшую на ее подушке, а Джинни проводила ночь совсем в другом месте — в Куэрнаваке. А ведь он скакал верхом почти восемнадцать часов без передышки, причем нарушив приказ, так разве удивительно, что у него сдали нервы? Он и без того отличался вспыльчивостью, а тут просто взорвался. Попадись ему тогда под руку Джинни, он задушил бы ее.
С тех пор прошло три месяца. Война закончилась, а вместе с ней — и его пребывание в рядах армии. Последние недели войны он провел на границе, где вступал в перестрелки с дезертирами, пытавшимися пробраться в Соединенные Штаты, и всякими бандитами. При этом охотились и на него самого в надежде заполучить награду, обещанную за его голову сенатором — отцом Джинни. Это особенно бесило Стива, и желание навсегда забыть о неверной жене окончательно созрело в нем. Неужели он даст подстрелить себя только потому, что сенатор жаждет его крови? Он даже заподозрил, что и Джинни замешана в этой охоте. Может, она решила избавиться от него, обозленная его внезапным уходом? Или боится свидетеля своих экстравагантных поступков, выйдя замуж за очень знатного русского?
Черт бы побрал этого Бишопа, который сообщил ему последнюю новость! Стив подошел к столу, стоявшему у самого окна и заваленному бумагами. Нетерпеливо разбросав их, он нашел то, что искал, — желтый манильский конверт, который ему вручили только сегодня утром. Стива извещали, что мистер Джим, скотопромышленник из Соединенных Штатов, навестит его в ближайшее время, чтобы побеседовать с ним о делах. Разумеется дело, которое хотел обсудить с ним Бишоп, не имело ни малейшего отношения к скоту. Стив брезгливо смотрел на конверт. Надо было уничтожить его сразу — у Бишопа, надо сказать, весьма своеобразное чувство юмора! Что ж, теперь и с Бишопом, и со службой покончено. Он пообещал это деду и в самом деле отправил письмо с прошением об отставке. Теперь Стив считал себя свободным от всяческих обязательств. Хорошо бы отправиться в путешествие ради собственного удовольствия.
«Нужно порвать письмо Бишопа сию же минуту», — сердито подумал Стив. Он плюхнулся в кресло и положил на стол длинные ноги. Потом задумчиво уставился на желтый конверт и извлек из него газетную вырезку.
Яркий свет лампы осветил довольно блеклую фотографию и надпись под ней: «Князь и княгиня Саркановы в опере. Родители невесты мистер и миссис Уильям Брендон сопровождают новобрачных».
На фотографии все они вышли не слишком удачно и казались скованными, но даже на этом снимке бросалась в глаза грациозность Джинни и неповторимое выражение ее лица. Один только локон, выбившийся из собранных в высокую прическу волос, ниспадал на обнаженное плечо. Ее голову украшала алмазная диадема, а шею — ожерелье из крупных драгоценных камней. «Похоже на изумруды», — решил Стив, не отрывая от фотографии глаз. Да как она смеет так великолепно выглядеть! Подумать только — ничуть не изменилась! На снимке, однако, она не улыбалась, но ее рука покоилась на руке мужа. «Вот шлюха!» — с яростью подумал Стив.
Скомкав пресловутую вырезку с такой злостью, словно то была не бумажка, а горло Джинни, он швырнул ее в камин. Газетная бумага мгновенно вспыхнула и через долю секунды превратилась в пепел. Вот так сгорела и их любовь. И как только женщинам удается вести двойную игру! Ведь ей ничего не стоило отделаться от него под любым предлогом, да хоть просто исчезнуть. Но она следовала за ним во время утомительнейшей военной кампании, старалась привязать к себе, изображала бурную страсть и проливала лицемерные слезы. Потом, как опытная кокотка, взяла и убежала. Какой же он дурак, что поверил всему этому да еще и сам признался ей в любви!
«Господи!» — громко воскликнул Стив. Надо сделать все, чтобы она не думала, будто он любит ее, ну и, конечно, ни на минуту не выпускать ее из поля зрения. Если бы он продолжал относиться к ней с грубоватой снисходительностью, и не более, возможно, ему удалось бы удержать ее.
Стив так погрузился в свои невеселые думы, что не заметил, как в комнату вошел дед.
— Вот что, Эстебан, твои уединенные занятия нравятся мне не больше, чем твои выходки. Во всем надо знать меру. А что, здешние женщины тебе уже не по нраву?
Дон Франсиско опирался на трость и подволакивал одну ногу. С тех пор, как он перенес удар, возраст стал сказываться все больше и больше, хотя сдаваться старик не собирался. Когда Стив в первый раз увидел деда после болезни, перемена в нем несказанно поразила его. Но Стив ничем не выказал этого, спокойно глядя в глаза старика, по-прежнему молодые.
Вот и теперь, увидев перед собой морщинистое лицо деда, его седые усы и перекошенный рот, Стив с деланной беззаботностью пожал плечами:
— Здесь красивые женщины, дедушка, но, признаюсь, это, — он указал на стол, заваленный бумагами, — интересует меня куда больше. Скажи, дед, ведь тебе тоже нравится манипулировать людьми при помощи денег — вот я и пытаюсь разобраться, как ты превращаешь все эти акции, всевозможные паи в различных предприятиях, иными словами, бумажки, в золото.
— Ага, — сердито кивнул старик. — Так, значит, ты счел это вызовом, да? Конечно, все эти штучки кажутся весьма занимательными и значительными, но в основном тогда, когда ты прокручиваешь дела у себя в голове, как бы строишь теории.
Он прохромал дальше и уселся на стул, придвинутый ему Стивом.
— Раз уж у тебя, как и у меня, бессонница, может, поговорим?
Когда Эстебан неожиданно для всех вернулся, дон Франсиско, скрывая радость, взглянул на него, как и прежде, сурово, но ни о чем не спросил, надеясь, что в один прекрасный день внук сам расскажет ему обо всем. Информацию, полученную из разных источников, в частности, от своего племянника Ренальдо Ортеги, дед хранил про себя. Однако он сразу заметил перемены, происшедшие с его неугомонным и непоседливым внуком, и кое о чем догадался. Именно поэтому в своих беседах со Стивом дон Франсиско не касался тем, связанных с женой внука, точнее, бывшей женой.
Внимательно посмотрев на деда, Стив подошел к шкафу и вернулся с двумя стаканами, наполненными вином.
— Так что же вы хотели обсудить со мной, сэр?
Палка черного дерева стукнула об пол, хотя уже не с той силой, с какой в былые времена дон Франсиско колотил стеком о разные предметы. Стив прекрасно помнил этот стек, как и то, что дед, приходя в ярость, неизменно пускал его в ход.
— Черт возьми, внучек, тебе незачем разыгрывать передо мной благовоспитанного господина! По правде говоря, мне не слишком понятно твое увлечение бумагами — всему свое время! Почему ты уже не скачешь по округе с Диего Сандовалом и почти не навещаешь свою цыганку, как прежде? — не без сарказма спросил дон Франсиско. — Неужто ты превратился в анахорета лишь потому, что я возложил на твои плечи кое-какие дела, уже непосильные для старика? Так что же ты скажешь по этому поводу?
О том же — слово в слово — спросила его Консепсьон, когда Стив навестил ее после возвращения.
— Будь ты проклят, Эстебан! Значит, решил наконец посмотреть на меня? Интересно, а что ты поделывал все это время? Кто она такая? — Ступив босой ногой в дорожную пыль, Консепсьон подняла руку, чтобы вцепиться ему в лицо. Он отступил в сторону, дернул ее за запястье и сбил с ног. Она упала, а Стив стоял над ней и ухмылялся.
— Животное! Ты… — Она обрушила на него поток брани и ругала до тех пор, пока он не поставил ее на ноги, схватив за волосы.
— А я-то думал, что Ренальдо воспитает из тебя настоящую сеньору! А ты как была шлюхой, так и осталась. Разве так приветствуют мужчину, проделавшего столь длинный путь, чтобы посмотреть на тебя?
— Ты появляешься только тогда, когда это нужно тебе. Мне не следовало приезжать сюда — уж лучше бы я подалась в Техас вместе с отцом и нашла бы там настоящего мужчину. Смотри-ка, а она тебя укротила — эта белолицая, эта «пута», которая во всеуслышание заявляла, что ты был вынужден на ней жениться.
— Заткнись, Сепсьон! — злобно крикнул он, и женщина, зная, каков Стив в гневе, тут же умолкла.
— Ладно, — сказала она примирительно. — Так что ты поделывал все это время? Где побывал? — Она поняла, что не стоит упоминать о женщине-гринго, которая называла себя его женой. Как оказалось, они вовсе не были женаты, и Эстебан теперь снова свободен. Но он изменился, и она поняла, что это связано с Джинни.
— Занят был, — отрезал Стив. — Послушай, зачем ты бесишь меня с той минуты, как я появился на пороге?
Не ответив, она неожиданно прильнула к нему и вскоре почувствовала, как его тело начало расслабляться. В следующее мгновение она ощутила его руку у себя на талии.
— Тебе пора бы научиться не задавать столько вопросов сразу, — хрипло сказал он, покрывая ее поцелуями. Ох, уж эта диковатая, но добрая и теплая Консепсьон. С ней всегда знаешь, что и почему, никаких неожиданностей. На время Стив позабыл о Джинни и о том неприятном ощущении, которое вызвала у него фотография в газете. Простое, но сильное чувство овладело им. Да, дед прав — ему следует почаще приезжать сюда, в этот домик, который он когда-то подарил Консепсьон. Вообще-то он собирался провести с нею ночь, хотя еще не сообщил ей об этом. Ему вдруг пришла в голову мысль, заставившая его улыбнуться: а вдруг у Консепсьон другие планы? Ревнивая, она была слишком похожа на него самого: если ее любовник долго не появлялся, Консепсьон ничего не стоило завести нового.
Позже, когда они лежали вместе и горячее солнце обжигало их влажные от пота тела, Стив небрежно бросил:
— Ты ждешь сегодня дружка под вечер? Может, мне уйти пораньше?
Она удовлетворенно засмеялась и потерлась о его загорелое мускулистое тело:
— Неужели сеньор ревнует?
Синие глаза Стива лениво скользнули по ее лицу.
— А ты как думаешь?
— Думаю, что тебе наплевать, есть у меня кто-нибудь или нет. Но скажу одно — женщина имеет право позаботиться о себе, если о ней не заботится никто другой, так?
— Да, — мрачно подтвердил Стив и добавил: — Кто он?
— Ах, — она пожала плечами и прижалась к нему, — какая разница? Возможно, его зовут Диего Сандовал. А может, это твой двоюродный брат. Хоть он и сидит, уткнувшись в книгу, но как-никак мужчина. Но какого черта ты притворяешься, что тебя это задевает? Мы с тобой знаем друг друга слишком давно, и, хотя мне всегда очень нравилось спать с тобой, я не могу жить одними лишь воспоминаниями. Я ненавижу одиночество, хоть я и не шлюха, Эстебан. И все же я не стану сидеть здесь и гадать, когда ты изволишь появиться — если вообще изволишь. Но раз уж ты сейчас со мной, я приложу все усилия, чтобы удержать тебя. — Потом нежно добавила: — Не беспокойся, сегодня ночью ко мне никто не придет. Я хочу, чтобы ты остался со мной.
Когда первые лучи солнца позолотили небо, они стали беседовать, как старые друзья, знавшие друг друга с незапамятных времен.
— Я ее ненавижу, — тихо сказала Консепсьон, — но, видать, ты и в самом деле любишь ее. Или любил. И эта любовь тебя изменила. Отчего ты не хочешь мне признаться? Уж мне-то ты можешь говорить все. Вот что еще, — задумчиво добавила она, потершись щекой о его плечо, — я готова поклясться, что и она тебя тоже любила. — Поскольку Стив молчал, она храбро закончила: — Только скажи на милость, почему ты ее ревнуешь, а меня — нет?
Стив ответил ей с неожиданной для себя самого откровенностью:
— Черт, откуда мне знать? Я-то считал ее женой, но нет на свете ничего смешнее покинутого мужа! Конечно, я разозлился, узнав, что она уехала с тем русским, который, как я слышал, был ее постоянным партнером во время танцев. Да еще этот капитан Хоскинс, написавший ей такое сентиментальное письмо с признаниями в любви и скрытой ревностью. А уж с каким пылом он вспоминал о своих отношениях с моей так называемой женой! Что мне было делать — торчать там и ждать, когда она изволит объявиться? А ведь меня с минуты на минуту могли схватить и предать военно-полевому суду!
— Может, так тебе и следовало поступить. Дождаться ее и послушать, что она скажет в свое оправдание. Если уж ей, как и мне, приходилось подолгу оставаться одной, почему она не имела права скрасить долгие часы ожидания? Посмотри на меня — неужели ты думаешь, что я терпела бы такое отношение к себе? И какая разница, муж ты мне или нет. А ты-то сам! Да если б ты захотел женщину, разве бы ты стал колебаться?
— А я думал, что ты ее ненавидишь, — едко промолвил Стив.
— Так и есть! Уж если я ее встречу, ей придется расквитаться со мной. Эта шлюшка-гринго мне задолжала, так что не обольщайся на этот счет! И все же скажи, чем она отличается от других женщин?
— Да ничем, — сурово ответил он.
Гораздо труднее было беседовать с Бишопом — тем самым «мистером Джимом» из Техаса, который «приехал закупать скот».
Как обычно, Бишоп сидел на коне, как мешок, а голову украшала даже не шляпа, а шляпка с крохотными полями — слабая защита от палящего солнца. Однако неопровержимые аргументы Бишопа могли остудить любую горячую голову.
— Ты, Морган, думал задницей, а не головой. Очень жаль. Раньше ты казался надежным парнем. Я-то считал, что твое главное достоинство — полное отсутствие совести, но после женитьбы ты, видать, сильно изменился.
— Джим, не уговаривай меня — это бесполезно, Я решил с этим покончить. Я ведь даже послал тебе письмо, прося отвязаться от меня. Мне до смерти надоели все связанные с тобой интриги. И я больше не хочу, чтобы в меня стреляли. Зачем мне тратить лучшие годы, гоняясь за кем-нибудь или, напротив, убегая и прячась. Да пойми ты — я вышел из игры! Постарайся забыть о том, что ты для меня припас, да кстати и о том, что сюда ездил.
Бишоп только вздохнул:
— Так я и думал. Впрочем, ты не очень-то меня слушал и, похоже, не обдумал как следует мое предложение. — Вдруг он задал вопрос, изумивший Стива: — Это не ты случайно прикончил Карла Хоскинса?
— Дьявольщина! Послушай…
— Его нашли в пустом винном погребе в заброшенном соборе. Говорили, что он умер от удара бутылкой по голове. На самом же деле причина его смерти — вроде бы колотая рана, нанесенная кинжалом или ножом. Очень точный удар в сонную артерию — так-то!
Бишоп пожал плечами, поскольку Стив молчал.
— Понятно, его искали. Боюсь, что подозрения падут на тебя. Особенно после таинственного исчезновения миссис Брендон, случившегося днем раньше. Но она потом объявилась снова — в состоянии шока, как мне сообщили. Зато Хоскинс пропал. Так что, — тут Бишоп понизил голос, — капитан Хоскинс, с которым ты, помнится, подрался, приказал долго жить. Один парнишка, который вроде бы знает обо всей этой истории больше других, рассказал полковнику Лопесу, что встретил человека, с виду североамериканца, в гваделупской церкви и тот послал его с весточкой к мисс Брендон. В этой «весточке» упоминалось твое имя: «Чтобы узнать об Эстебане, приходите к воротам церкви» — так, кажется, начиналось послание. Она кинулась к месту встречи в сопровождении этого самого мальчика. Тот спрятался в зарослях, чтобы проследить, все ли в порядке у сеньоры. Потом увидел мужчину, лицо которого скрывала шляпа. Высокого, заметь. Еще он заметил борьбу — парнишке было не разглядеть, дождь к тому времени припустил изо всей силы. Но он слышал крики о помощи. И вот этот парень, совсем еще мальчишка, испугался и побежал в лагерь, чтобы позвать на помощь. Но к кому было, спрашивается, идти? Над ним бы просто посмеялись и дали пинка под зад, чтобы не лез куда не надо…
— Очень занимательная история, — процедил Стив сквозь зубы.
— Пожалуй, что так, — спокойно сказал Бишоп. — Ты же знаешь, я питаю слабость к фактам. И вот загадочным образом пропавшая мисс Брендон неожиданно появляется перед своими обеспокоенными друзьями в сопровождении местного падре. К сожалению, его служанка предпочитает держать язык за зубами.
Она рассказала только о том, что молодая дама, почти обнаженная, едва дотащилась до дверей домика после того, как на нее совершили нападение североамериканские наемники. Ну как, улавливаешь, что произошло?
— Похоже, я отвык думать в этой глуши, — хрипло проговорил Стив. — Почему бы тебе не рассказать в нескольких словах остальное?
— Что ж, — проговорил Бишоп, — думается, остальное ты знаешь. Оказалось, что у князя Сарканова на удивление много знакомств в самых высоких сферах. Ведь все события стали разворачиваться после его приезда, или ты этого не заметил? Тебе дали весьма ответственное задание, но подальше от лагеря… Джинни назначили переводчицей к князю Сарканову благодаря усилиям сеньора Лердо де Техады. Когда же случилось все самое страшное, на помощь ей пришел именно князь. Как я знаю, он друг сенатора Брендона и, более того, деловой партнер. Сенатор также был не прочь оказать услугу князю, а потому сообщил ему, что аннулировал твой брак с Джинни. Князь поведал об этом нескольким людям, в частности, полковнику Грину, — ведь он поделился с тобой этой новостью, не так ли? Затем князь Сарканов с графом Черниковым уехали из Мехико, весьма удовлетворенные. Полагаю, что они увезли с собой и ту особу, за которой приезжали. Как только они прибыли в Сан-Франциско, мисс Брендон вышла замуж за князя и стала княгиней Саркановой.
Воцарилось тягостное молчание. Бишоп, исподтишка поглядывая из-под куцых полей своей шляпы на Стива, заметил, что его лицо словно окаменело.
— Значит, теперь Джинни — княгиня. Уверен, что сенатор без ума от своего зятя. Джинни тоже не выглядит несчастной. Какого черта я влез во все это?
Джим Бишоп успокоился.
— Человеку свойственно задавать себе такие вопросы, — спокойно сказал он. — На свете много загадок. Для меня, например, не совсем понятны связи князя Сарканова с Русско-Американской компанией. Эта весьма почтенная фирма, которая долгое время приносила сказочные прибыли, вдруг стала терпеть убытки. Поговаривают, что князь играет по крупной, но не всегда удачно. Он покинул Россию, чтобы поправить свои дела, и в Туркестане встретился с графом Черниковым. Оттуда князь направился на Аляску, а потом неожиданно для всех объявился в Соединенных Штатах как член дипломатической миссии, наделенный полномочиями вести переговоры с правительством Соединенных Штатов о продаже Аляски. Но почему, скажи на милость, в Сенате такая сильная оппозиция против этой сделки? В апреле оппозиция отказалась ратифицировать соглашение. Они до сих пор тормозят ратификацию, причем наш общий друг Брендон — один из лидеров оппозиции. Сарканов же, который рассчитывал разбогатеть на Аляске, и в самом деле стал человеком состоятельным. Он женится на дочери сенатора и теперь покупает ей дорогие украшения. Он близкий друг графа Черникова. Тот же — доверенное лицо русского императора. Ну что, ты и сейчас думаешь, что все случившееся — только случайное стечение обстоятельств?
— Ты всегда лихо разгадывал головоломки, Джим. И, как я помню, не только при игре в покер, — сухо заметил Стив. — Но сейчас, черт побери, меня на это не купишь. И не пытайся меня убедить, что Джинни принудили выйти замуж за Сарканова. Ты забываешь, что я знаю ее слишком хорошо. Принудить Джинни крайне непросто. К тому же я внимательно разглядывал ту вырезку из газеты, которую ты мне прислал… Извини, Джим, но если Сарканов и сенатор Брендон и впрямь замешаны в какой-нибудь афере, то, вероятно, Джинни заодно с ними. Помню, одно время ее весьма соблазняла мысль провозить золото в Мексику контрабандным путем. Бог мой, да она всегда считала, что ее отец — умный и предприимчивый человек. Нет, на меня не рассчитывай. У меня нет ни малейшей охоты иметь дело с моей бывшей женой, к тому же я не хочу подставлять лоб под пули желающих получить награду, назначенную за мою голову сенатором Брендоном.
— Да, — равнодушно промолвил Бишоп, — это я тоже слышал. Не могу упрекать тебя за то, что ты отказываешься от опасного дела, не сулящего к тому же прибыли. Твой приятель Диего Сандовал сказал мне, что ты вернулся сюда, на гасиенду, отчасти потому, что твой дед перенес удар, после которого стал почти инвалидом. Что ж, теперь, видно, ты осядешь здесь надолго…
Стив бросил на него настороженный взгляд.
— Мой дед, — начал он, — вовсе не такой уж инвалид, как тебе кажется. Что же до меня, то я собираюсь отправиться в Европу через несколько месяцев.
— Да ну? — Бишоп оживился. — Прекрасно, если ты посетишь Париж и Лондон во время своего путешествия, то, может, не откажешься выполнить небольшое поручение? Вернее сказать, это исходит не от меня, а от департамента. О бывшей жене и князе можешь не волноваться. Я поручу их заботам другого человека. Как считаешь, Паркер подойдет?
— Твой проклятый Паркер чуть что хватается за оружие! Ты сам мне об этом говорил. Если ты приставишь его к Джинни, то…
Пытаясь подавить гнев, Стив перехватил спокойный, оценивающий взгляд серых глаз Бишопа и с чувством выругался:
— Разрази тебя гром, Бишоп, со всей твоей логикой и знанием человеческой природы!
Бишоп улыбнулся.




Часть вторая
МИЛЛИОНЕР



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темные огни - Роджерс Розмари



Замечательная книга как и предидущая.Захватывает.Люблю её книги.
Темные огни - Роджерс РозмариОльга
6.05.2012, 11.15





растянуто,размыто,то идного люблю,то другого...не понравилось.совсем.чтение этой кники-потерянное время для читателя
Темные огни - Роджерс Розмарисвета
6.05.2012, 12.04





Только что кончила читать.Это вторая книга из трилогии.Сложные судьбы ГГ,но мне очень понравилось.Первая книга ЛЮБОВЬ СЛАДКА,ЛЮБОВЬ БЕЗУМНА,а третья ПОСЛЕДНЯЯ И ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ.Читайте.
Темные огни - Роджерс РозмариНаталья 66
4.03.2014, 12.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100