Читать онлайн Темные огни, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темные огни - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темные огни - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темные огни - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Темные огни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

— К сожалению, граф не составит нам сегодня компанию: ему слегка нездоровится. Ничего страшного — немного перегрелся на солнце. Вы не возражаете, если мы пообедаем вдвоем?
Джинни не возражала хотя бы потому, что еще не совсем пришла в себя после дневного сна и действие порошков графа продолжало сказываться на ней. Она не выказала удивления, даже увидев, что стол накрыт на двоих.
Итак, предстоял интимный ужин. Быть может, хоть сейчас она наконец узнает, чего от нее хочет князь?
Если бы не легкая качка, могло бы показаться, что они не на корабле, а в небольшом, роскошно обставленном ресторане: затененные розовыми абажурами светильники, великолепно накрытый стол, сверкавший позолотой столовых приборов.
Князь старался изо всех сил угодить своей даме. Джинни слушала его рассказы о заморских странах, о самых невероятных приключениях. Какое-то время он был губернатором Аляски, потому о нем и вспомнили, когда возник вопрос о продаже Аляски Соединенным Штатам.
Казалось, князь не пытался извлечь никакой выгоды из столь удачно сложившейся для него ситуации и в отсутствие графа держался так же светски, как и при нем. Но, несмотря на это, Джинни испытывала прежнее недоверие к нему. Его глаза сверкали, когда взгляд останавливался на ней. Отвечая на его вопросы и поддерживая легкую беседу, Джинни постоянно думала об одном: когда же он сбросит маску?
Подождав, пока лакей внесет пышущий жаром самовар, из которого русские так любят пить чай, князь протянул Джинни инкрустированную золотом чашку и сказал: — Я добавил в чай немного ликера, который привез с собой граф Черников. Может быть, выпьем за ваше русское будущее?
Она отпила глоток и поморщилась — напиток оказался слишком приторным.
— Это тост?
Он улыбнулся, показав ровные белые зубы:
— Мы, русские, произнося тост, готовы выпить даже чай, хотя для этого существует водка, но к ней вам еще предстоит привыкнуть. — Он откинулся на спинку стула и стал пристально разглядывать Джинни. — Вижу, что мой тост вас не прельстил. Но скажите, разве будущее не волнует вас?
Почувствовав в его словах вызов, Джинни хотела по обыкновению ответить дерзостью, но вместо этого лишь равнодушно пожала плечами:
— Признаться, не слишком. Да и с чего? У меня и без того было достаточно волнений.
— Разве? А мне казалось, что вы относитесь к тому типу женщин, которые волнуются и волнуют других. Как бы вы ни чувствовали себя сейчас, ваша жизнь никогда не будет пресной и скучной. Отчего бы вам не стремиться с открытой душой навстречу судьбе? Уверен, что, испытав столько потрясений, вы и на этот раз встретите ее с открытым забралом и уж, конечно, не убежите трусливо в кусты.
Зеленоватые глаза Джинни округлились — ее поразили не сами слова, но сила убеждения князя.
— Убежать в кусты? Вот уж нет, хотя я не понимаю, какую именно судьбу вы мне уготовили.
— Неужели? А ведь однажды я довольно точно выразил свои намерения. Помните, как мы прогуливались рука об руку в залитом лунным светом парке?
— Я полагала, что ответила вам тогда достаточно ясно…
— Да, вы объясняли, почему не можете стать моей, — но этого мало, княгиня. Причины, о которых вы тогда упоминали, отпали одна за другой. И вы уже не в Мексике, а на корабле, который плывет в Соединенные Штаты. Прошу вас, прислушайтесь к моим словам!
Он неожиданно перегнулся через стол и взял ее руку:
— Итак, вы вернетесь в Штаты с высоко поднятой головой, как и подобает княгине, или будете прятать лицо и смущаться, как какая-нибудь гувернантка? Надеюсь, вы знаете, как сурово встречает общество человека, некогда принадлежавшего к избранному кругу. Про вас ходит много сплетен. Сюда дошли слухи о вашем — хм — поведении, поскольку в город стали возвращаться люди, когда-то имевшие отношение ко двору низложенного императора Максимилиана. И еще, — тут его глаза сузились, — прежде чем отправиться в Мексику, я свел знакомство с одной весьма разговорчивой американкой, вдовой господина Бакстера. Ага! Вижу, что вы кое-что припоминаете. Так вот, она рассказала мне, что встречалась с вами в Веракрусе…
Джинни побледнела, но через секунду щеки ее залились румянцем. Да, Веракрус. Воспоминание об этом месте пронзило ее сердце, словно кинжал.
— Обо мне уже достаточно сплетничали! И вы полагаете, что после этого я стремлюсь занять хоть какое-то место в так называемом обществе?
— Я-то уверен, что вы украсите любое общество, княгиня. И будете поглядывать при этом на всех сверху вниз, коли вам так захочется. Если согласитесь стать моей женой.
— После всего случившегося я надеялась, что вы навсегда оставили эту глупую затею!
Сарканов встал и чуть не силой заставил Джинни подняться.
— Почему глупую? Разве вы не поняли, что я привык добиваться своего? Будьте же благоразумны, Вирджиния, — Боже, как же вы похожи на цыганку! — и подумайте о себе! Да они жить вам не дадут, вспоминая этого малого, который сначала вас похитил, потом силой принудил к любви и, наконец, бросил, как самую обыкновенную шлюху, сотни которых следуют за мексиканской армией. — Не умолкая, он все сильнее прижимал Джинни к себе. У нее не было сил сопротивляться. — Нет, милая, я не варвар-американец, готовый овладеть женщиной против ее воли. Я-то уверен, что настанет день, когда вы будете мечтать о моих объятиях. Сейчас, например, вы мечтаете о том, чтобы я вас поцеловал.
Значит, приглашение пообедать — лишь предлог? Возможно ли, чтобы сейчас, когда все ее существо восставало против него, губы — помимо ее воли — ответили на поцелуй? Неужели сильные теплые руки князя вытеснили из ее памяти другие руки? На все эти вопросы следовало ответить утвердительно. Как это князь сказал пять минут назад? «Вы должны быть благоразумной…» Да, ей и в самом деле следует подчиняться разуму, а не чувствам.
Джинни сдалась: ее дыхание участилось, глаза закрылись. Она ощутила, как рука князя стала осторожно поглаживать ее спину. Странно, ей совсем не хотелось сопротивляться, напротив, она сильнее прижалась к князю Ивану. Она не воспротивилась даже тогда, когда руки князя коснулись ее груди. Его страстные поцелуи, прежде приводившие Джинни в ярость, вызывали в ней теперь ответное чувство, с которым было бесполезно бороться.
«Не понимаю, что со мной происходит, — подумала она, чувствуя головокружение. — Может, я и в самом деле обычная потаскуха?» — Она вспомнила, как стонала от страсти в постели с Майклом, а потом с Мигелем Лопесом. И вот теперь она уступает этому русскому князю, которого раскусила с первой же встречи. Более того, она не могла отрицать, что принимает его ласки с восторгом. «Да, я и в самом деле обыкновенная шлюха…» Впрочем, как бы ни называла себя Джинни, тело ее, казалось, жило теперь отдельной жизнью и растворялось в сладостной истоме.
Князь Иван спустил бретельки вечернего платья с ее плеч и, нагнувшись, целовал ее обнаженные груди. Джинни обхватила его широкие плечи и откинула голову назад. Она забыла обо всем, испытывая только желание.
Вдруг князь Иван обнял ее за талию и прошептал, зарывшись лицом в ее пышные золотисто-рыжие волосы:
— Взгляни в иллюминатор, Дорогая. Как хорош океан при свете убывающего дня!
Он оказался прав. Таких удивительных красок Джинни еще не видела. Золотое закатное небо освещало темные воды океана. Сине-зеленые, они пенились у корпуса корабля, который рассекал водную гладь.
— Вы похожи на океан, ибо столь же непостоянны и прекрасны, как он. А изгибы женского тела напоминают волны, не так ли? — Его руки гладили Джинни, ласкали ее, и она отзывалась на эти требовательные ласки. — Да! Я не ошибся, взглянув на вас впервые, — помните, когда вы танцевали? У вас душа цыганки — страстная и огненная, но это проявляется лишь в тот момент, когда вы сами этого хотите. И вот сейчас вы хотите этого, не так ли?
У нее перехватило дыхание, а князь Иван, усмехаясь, подхватил ее на руки.
Джинни казалось, будто она в чашечке розового цветка, а вокруг нее кружатся розовые лепестки, то закрываясь, то раскрываясь вновь. Она часто вспоминала одно стихотворение Уильяма Блейка. Сейчас она вдруг произнесла любимые строки:
О, роза, ты творение природы…
Подобно золотому светлячку,
Ты тоже источаешь свет,
Но он не золотой, а алый…
Князь Иван тихо засмеялся, еще крепче обняв ее:
— Вирджиния! Я и не знал, что вы еще и поэт в душе. Так вы сравниваете себя с розой? А кто же тот таинственный незнакомец, который однажды придет и сорвет цветок, не побоявшись шипов? Я не собираюсь делать тайну из нашей любви. Вы станете моей женой, княгиня, и пусть об этом узнает весь свет!
Джинни рассмеялась:
— А разве принцы встречаются с принцессами только в сказках? Вы же сами мне об этом говорили.
— Ваша память делает вам честь, как, впрочем, и все остальные ваши достоинства. Но даже принц всего-навсего человек.
Чуть позже появился бородатый капитан. Джинни помнила, что он что-то читал по-русски, скорее всего — стихи. Потом ей снова говорили что-то по-русски, и она послушно повторяла, но видела только одно — зелено-голубые, почти прозрачные глаза князя Ивана. А когда этот ненужный разговор прекратился, она снова оказалась на руках у князя Ивана и тот опять стал покрывать ее поцелуями.
— Вот теперь я имею право сжимать вас в объятиях!
Джинни не помнила, как они оказались у нее в каюте. В памяти остались лишь горячие пальцы князя, расстегивающие крючки на ее платье.
— Сегодня я твой повелитель и раб. Этой ночью ты будешь принадлежать мне.
Он поднес к ее губам бокал, в котором пенилась прохладная чистая влага, и Джинни, послушная, как дитя, выпила. После этого каждое прикосновение князя странно и сильно возбуждало ее; она испытывала неутолимую потребность в его ласках. Внизу живота появилась мучительная истома, и всю ее охватили страсть и нега. Перед ее глазами снова замелькали розовые лепестки, но потом они сомкнулись над ней, и Джинни провалилась в темную душистую бездну.
Когда Джинни проснулась, ей показалось что рядом с ней лежит Стив. Ах, Стив — как крепко он сжимал ее в объятиях — даже во сне!
Но когда Джинни открыла глаза, легкое покачивание мгновенно напомнило ей о том, где она. А отрывочные воспоминания о вчерашнем вечере, скорее всего, только пригрезились ей во сне — ведь в кровати она лежала одна и шелковые простыни ласкали ее кожу.
— Не хочется будить вас, дорогая, но спешу сообщить, что мы почти в Сан-Франциско. Думаю, вам следует одеться, ведь вас ожидает встреча с добрейшим сенатором и его супругой.
Джинни быстро натянула на себя простыни:
— Что вы делаете в моей каюте?
Одетый и свежевыбритый, князь Сарканов по обыкновению иронически улыбнулся.
— Любовь моя! Я очень старался, чтобы вы не выпили лишнего прошлым вечером. Поэтому если вы сейчас скажете, что забыли о союзе, заключенном нами ночью, я приду в отчаяние.
— Союзе?
Проследив за его взглядом, она увидела два кольца у себя на пальце — кроваво-красный рубин, оправленный в золото, а под ним — широкое обручальное с причудливой гравировкой.
— Боюсь, что они чуть великоваты, но позднее мы это исправим. Скоро я подарю вам и другие украшения.
Он подошел ближе, и, подняв глаза, Джинни встретилась с ним взглядом.
— Вирджиния, моя алая роза, протянувшая мне навстречу свои лепестки, вы опровергли утверждение о том, что мужчина не может быть влюблен в свою жену. Я хотел бы остаться с вами далеко в море и в полном одиночестве. Совершив с вами кругосветное путешествие, я не заметил бы, как прошло время.
— Как, вы намекаете на то, что мы обручились? Я не… Нет, кое-что я все-таки помню, но не понимаю, какое отношение к этому имеет замужество…
Он присел на кровать и откинул длинными пальцами волосы, упавшие ей на лоб.
— Вы ответили на все вопросы без малейшего колебания и на отличном русском языке. Уверен, вы без труда освоите этот язык. Но язык любви вам не надо изучать, Вирджиния, — серьезно сказал он. — Я готов напомнить вам о том, как мы с вами провели эту ночь. Как жаль, что погода не помешает нам войти в гавань! Помочь вам одеться?
Когда Джинни спускалась на берег по шаткому трапу, опираясь на руку князя, а граф Черников поспешал сзади, ей все еще казалось, что она бредит. То, что она вспомнила, казалось ей обрывком какого-то странного сна. Да, она позволила князю Ивану целовать ее… читала ему стихи. А потом капитан корабля сочетал их браком — Иван переводил его слова, а Джинни вполголоса повторяла за ним все, что следовало.
Два офицера из судовой команды были свидетелями церемонии, а потом… потом Иван на руках отнес ее в каюту, где она отдалась ему, бесстыдно, с жаром отвечая на его ласки.
— Ах, молодежь, молодежь! Отчего вы так поторопились с женитьбой? — осторожно спросил Черников. — Вы могли совершить обряд как положено, в церкви. И почему вы избрали для этого вечер, когда я занемог?
— Что ж, есть вещи, которые не терпят отлагательства.
При этом князь Иван положил руку на талию Джинни — как раз под грудью, а она, только что приняв один из порошков графа, ни единым словом не возразила против этого, а, напротив, чувствовала только покой — сладостный и обволакивающий. Да, она вышла замуж за князя Ивана. Ну и что? Прошлого ведь все равно не вернешь.
«Княгиня» — так называли ее все.
— Сенатор, позвольте представить вам княгиню Сарканову! Они поженились вчера на борту корабля.
Соня, проливавшая слезы радости, казалось, ничуть не изменилась. Ее отец — тоже; впрочем, как выяснилось, он вовсе ей не отец. Интересно, как теперь к нему обращаться? Сенатор не утратил былой привлекательности. Легкая седина на висках придавала ему еще более значительный вид.
— Джинни! Доченька! — Сенатор обнял ее. От него слегка пахло табаком и дорогим одеколоном. Следом за сенатором к щеке Джинни приложилась его супруга Соня. От Сони тоже приятно пахло духами.
— Ах, Джинни, если бы ты только знала… впрочем, не стоит об этом. Мы все так рады за тебя!
Князь Иван оттеснил от нее репортеров, которые сновали вокруг, пытаясь задавать вопросы.
— Княгиня! Ведь это княгиня, не так ли? Скажите, пожалуйста, что вы чувствуете, вновь ступив на американскую землю?
— Можете ли вы как-нибудь прокомментировать события, происходящие сейчас в Мексике?
— Знаете ли вы, что императора Максимилиана казнили? Что вы можете сказать об этом? Ваше личное отношение к императору?
— Джентльмены! Моя жена слишком утомлена путешествием. Кроме того, она встретилась с родителями после долгой разлуки. Надеюсь, вы понимаете, что мы хотим побыть в кругу близких и друзей? На все ваши вопросы она ответит позже, уверяю вас. Да, мы пробудем здесь некоторое время, и у вас будет много случаев побеседовать с моей супругой.
— Да, да, именно так — позже! Я буду рад ответить на ваши вопросы, друзья, но только после того, как мы с дочерью доберемся до дома.
Дом сенатора находился в фешенебельном районе города — Ринкон-хилл. Но Джинни слишком устала, чтобы выражать восторги по поводу этого роскошного особняка. Ей совсем не понравилась поездка по узким, поднимавшимся вверх улицам, продуваемым ветром.
— Надеюсь, тебе понравится комната, которую я приготовила? — без умолку трещала Соня, хотя глаза ее по временам испуганно останавливались на лице Джинни. — Конечно, это не комната, а настоящие апартаменты. Ты сможешь делать все что захочешь и принимать кого угодно… — Вдруг она замолчала и взяла холодную руку Джинни в свои ладони: — Джинни! Что с тобой приключилось? Ты… ты счастлива? Подумать только, ты замужем… О Господи!
Джинни слегка нахмурилась:
— Почему ты так взволнована? Я думала, что и ты и… отец хотели именно этого.
Соня снова торопливо заговорила, покусывая губы:
— Ну конечно! Мы очень, очень желали тебе счастья! Но, Джинни, этот скоропалительный брак! Ты уверена, что…
— А зачем было тянуть? — холодно возразила Джинни. — Князь Иван решил, что разумнее всего представить меня обществу как свою жену. К тому же, — тут голос ее зазвенел, как натянутая струна, — мне не хотелось огорчать вас скандалом. Как, по-вашему, этот брак пресечет сплетни?
— Джинни! — взволнованно воскликнула Соня. — Ты так сильно изменилась!
— Конечно, изменилась! Боже, Соня, зачем нам притворяться, что с момента нашей последней встречи ничего не случилось? Неужели мне нужно подробно рассказывать вам обо всем, что произошло? — Джинни замолчала, заметив испуг Сони. — Прости меня, ради Бога. Иван ведь сказал, что я устала. Мне необходимо отдохнуть.
Голубые глаза Сони не отрывались от Джинни.
— Я… я пришлю к тебе Тилли. Ты помнишь Тилли? Уж как ей хочется на тебя взглянуть! Но потом ты, может, сочтешь, что тебе нужна новая служанка. Но об этом мы поговорим после, когда ты придешь в себя.
Джинни подставила Соне щеку для поцелуя и вымученно улыбнулась:
— Как только я отдохну, мое восприятие жизни изменится. Спасибо за все, особенно за терпение.
Комната, в которой расположилась Джинни, выходила окнами на залив. Город лежал внизу, у подножия холма. Он был так красив, что хотелось пойти побродить по его улицам. Оставшись одна, Джинни была почти счастлива, хотя и ругала себя за неблагодарность к близким.
Ну почему все события последних дней, в том числе и злополучная свадьба, по-прежнему казались ей мороком, ночным видением? Однако драгоценные кольца на ее безымянном пальце свидетельствовали о реальности происшедшего. Да, она княгиня Сарканова, жена князя Ивана, а вовсе не какого-то Стива. По крайней мере, уж этот брак ее так называемый отец не станет аннулировать!
— Мисс Джинни, мисс Джинни!
Обернувшись, она увидела Тилли, которая смотрела на нее округлившимися от любопытства глазами.
— Боже мой, мисс, простите, я хотела сказать — «мадам», до сих пор не могу поверить, что вы наконец вернулись! Подумать только, вы снова в Сан-Франциско, и к тому же замужняя дама. Бог мой, ваш муж такой интересный господин! Такой аристократ — ну просто до кончиков ногтей! Вы и представить себе не можете, как мы все рады за вас.
Их глаза встретились, и, как ни странно, Джинни поняла, что в этот момент они с Тилли подумали об одном. Не об Иване, нет, о другом мужчине. О темноволосом голубоглазом сорвиголове, грудь которого крест-накрест пересекали ленты с патронами. О том, кто посадил Джинни на лошадь и насильно увез из дома. О том, кого она сначала ненавидела, потом полюбила и с кем прошла и проехала чуть не половину континента.
«О Стив! Где ты теперь? Что подумаешь обо мне, узнав, как я жила без тебя?»



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темные огни - Роджерс Розмари



Замечательная книга как и предидущая.Захватывает.Люблю её книги.
Темные огни - Роджерс РозмариОльга
6.05.2012, 11.15





растянуто,размыто,то идного люблю,то другого...не понравилось.совсем.чтение этой кники-потерянное время для читателя
Темные огни - Роджерс Розмарисвета
6.05.2012, 12.04





Только что кончила читать.Это вторая книга из трилогии.Сложные судьбы ГГ,но мне очень понравилось.Первая книга ЛЮБОВЬ СЛАДКА,ЛЮБОВЬ БЕЗУМНА,а третья ПОСЛЕДНЯЯ И ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ.Читайте.
Темные огни - Роджерс РозмариНаталья 66
4.03.2014, 12.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100