Читать онлайн Развлекающие толпу, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 45 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Развлекающие толпу - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Развлекающие толпу - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Развлекающие толпу - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Развлекающие толпу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 45

– Кажется, становится холодно. Посмотри, солнце уже садится.
Потягиваясь, Рия встала. Ее тело было великолепно, и она знала это. Рия не совсем понимала, как это произошло, но теперь снова и снова хотелось, чтобы Уэбб обладал ею. Может быть, дело в том, что ой изменился так же сильно, как и она? Раньше он обращался с ней так бережно и заботливо, словно она была сделана из стекла. Теперь же – как и должно обращаться с женщиной – грубо и жестоко. Рию радовало, что он так же безжалостен и циничен, как она сама. А тот факт, что он был наемным убийцей, переполнял ее гордостью. Ей надоели бесконечные бесплодные интриги, в которых приходилось участвовать. Все эти годы ей был нужен кто-то такой же, как и она сама. Человек, которому она могла бы довериться, с которым могла бы поделиться своими планами. А то, что он не сразу уступил ей, заставляло восхищаться им еще больше. Но теперь, когда все карты раскрыты, ничто не помешает им работать вместе.
Она снова потянулась и посмотрела на него. Ее взгляд слегка затуманился, а голос звучал хрипловато и возбуждающе:
– Что будем делать? Оденемся и пойдем к остальным или…
Следуя многолетней привычке, она окинула взглядом пляж – убедиться, что они одни. Волны лизали узкую полоску песка, которая была совершенно пустынна, кроме… Внезапно Рия закричала. В ее голосе звучала ярость и тревога:
– Уэбб, посмотри! Следы! Они ведут прямо сюда…
А потом оба услышали крик. Он эхом отражался от окружающих скал, а женщина все кричала и кричала.
– О Боже!
С платформы на пляж вело несколько шатких ступенек, но Уэбб, вскочив на ноги, одним кошачьим движением спрыгнул на влажный песок. Немного поколебавшись, Рия последовала его примеру. Перед отъездом с Кубы она прошла разностороннюю подготовку, и, благодаря этому, ее тело было очень гибким и мускулистым. А ее пистолет был снабжен глушителем, и Рия умела с ним обращаться.
Анна спохватилась слишком поздно. Увидев тень, она попыталась бежать, но снова все происходило, как в одном из ее ночных кошмаров. Ноги вязли в мокром песке, который сковывал движения, и сильные руки схватили ее за плечи и развернули.
– Какого черта ты здесь делаешь? Шпионила…
Он задыхался от быстрого бега и с трудом сдерживал ярость. Анне удалось освободить одну руку, и теперь она лихорадочно шарила в сумке в поисках пистолета. Это была последняя, отчаянная попытка спасти свою жизнь. Уэбб стоял против света, и ей не видно было его лица, но она знала, что он совершенно обнаженный, только что оторвавшийся от той, другой женщины. Первобытный страх смешивался с ненавистью, и это придавало ей силы для борьбы, которая, впрочем, была неравной и бесполезной. Сумка упала с плеча, и все ее содержимое вывалилось на землю. Уэбб крепко держал Анну, заломив ей руки за спину. Боль была невыносимой, и она бы закричала, если бы он свободной рукой не зажал ей рот.
Глаза слезились от слепящего солнца, и Анна-Мария казалась лишь темным силуэтом на оранжево-красном фоне.
– Это очень хорошо, что тебе удалось обезвредить эту девку, mi querido. Иначе я бы с большим удовольствием пристрелила ее. Хотя, наверное, нам все равно придется это сделать – она знает слишком много. Мы можем оставить тело здесь – рядом с мертвым любовником, а крабы и океан довершат все остальное.
– Ты становишься слишком кровожадной, любовь моя. И это мешает тебе трезво смотреть на вещи. Для начала не мешало бы узнать, кому она говорила о том, что идет сюда.
Почувствовав, что еще немного – и он сломает ей руку, Анна перестала вырываться и обмякла. Это своеобразное объятие казалось жестокой пародией на то, что было между ними раньше. Она ненавидела и презирала себя за собственную слабость, но по лицу уже текли слезы, которые она не могла сдержать.
– Какая разница? Она же слышала наш разговор! Не можем же мы ее после этого отпустить. Мы можем убить ее сейчас и спрятать тело в одной из маленьких пещер, куда прилив принес его тело, – голос Анны-Марии был совершенно ровным, даже небрежным. С тем же успехом она могла бы говорить о сдаче в прачечную грязного белья.
– Разница между профессионалом и любителем заключается в том, что первый, перед тем как действовать, взвешивает все за и против, – уверенный тон Уэбба не допускал никаких возражений. Он продолжал крепко держать Анну, хотя понимал, что она уже не имеет ни сил, ни воли к сопротивлению. – Я не хочу, чтобы мне пришили убийство. А потому мы найдем безопасное место и спрячем ее там до тех пор, пока не выясним, кто ее послал и кому она говорила, что пошла сюда.
– Разве это что-нибудь изменит? Да и куда мы ее спрячем? По-моему, это пустая трата времени. – Анна-Мария помрачнела. В ее взгляде, брошенном на Анну, сквозила ничем не прикрытая злоба и ненависть. Но она привыкла подчиняться приказам, а здесь командовал Уэбб. По крайней мере, он не кудахчет над этой белокурой сучкой, как другие…
Анна слышала, как они спокойно продолжают обсуждать проблему ее убийства, и ей все меньше верилось, что это происходит на самом деле.
– Так спроси ее… спроси ее сейчас, знает ли кто-нибудь о том, что она здесь. А если она попытается кричать, я ее пристрелю. Если же ей вдруг не захочется с нами разговаривать, то я найду способ заставить ее. Вряд ли она привыкла к боли или грубому обращению.
– Заткнись, Рия! У нас нет на это времени. Мы должны возвратиться и обеспечить себе алиби. Потерпи немного. Зато потом… – То, как он произнес последние слова, заставило Анну похолодеть. Из дула пистолета Анны-Марии смотрела смерть. Из глаз Уэбба – смерть и предательство.
Наконец Уэбб принял окончательное решение.
– Лодка. На ней есть брезентовый чехол, и под него никогда никто не заглядывает. Уже начинается прилив – он смоет все следы. Может быть, нам удастся представить все так, будто она испугалась и решила убежать…
Хищная улыбка Анны-Марии искривила жесткий рот и обнажила сильные белые зубы:
– Как чудесно ты все придумал, дорогой! Да, это именно то, что нам нужно. Думаю, мы с тобой прекрасно сработаемся.
Большую часть дня Крег Гайятт просматривал видеозаписи. Монитор вышел из строя во время вчерашней грозы, но у них имелись про запас видеомагнитофоны «Сони», которые легко подключались к любому телевизору. Гаррис Фелпс был внизу, помогая Иву Плейделу успокаивать встревоженных членов съемочной группы, и видеозаписи из хранилища ему принес Сал Эспиноза.
– Вы многое пропустили и, пока все остальные будут выяснять отношения, можете наверстать упущенное.
Он был весьма тактичен и оставил Крега одного. На то имелись веские причины. Не считая нескольких эпизодов, почти на всех предоставленных ему кассетах была снята Анна. Но это было отнюдь не то холодное, пассивное создание, которое запомнилось ему со времен их брака. Казалось, что перед ним совсем другая женщина – чувственная и страстная. Женщина, которая дает столько же, сколько берет. Для которой в любви не существует никаких ограничений и сдерживающих факторов. Наблюдая за ней и Каримом, Крег не мог поверить, что перед ним та самая застенчивая, закомплексованная девушка, на которой он женился, у которой был первым и в которой безуспешно пытался разбудить женщину. Казалось, она пьяна от страсти.
А потом он наблюдал за ней и Уэббом Карнаганом. Значит, вот какой она может быть… и вот как с ней нужно обращаться. Как со шлюхой… У Крега вспотели ладони и возникла ноющая боль в паху. Он старался быть с ней нежным и терпеливым. Вот она обмякает в объятиях Карнагана и безропотно позволяет ему увести себя туда, куда он хочет. Неужели она может быть такой на самом деле?
«Ты должен это выяснить… Ты должен обязательно сам это выяснить!» Нужно лишь спуститься на один этаж и пройти по короткому коридору. Этот древний дом всегда напоминал ему или мавзолей, или старую гостиницу, в которой он однажды останавливался. Неужели есть люди, которым нравится жить в таких огромных особняках? И теперь этот дом принадлежал Анне – благодаря щедрости Гарриса Фелпса, который, однако, не забыл позаботиться о том, чтобы их комнаты были смежными. Хотя Фелпс, казалось, совсем не возражал против его переезда. Может быть, у них с Анной одна из этих модных нынче связей, которые ни к чему не обязывают партнеров? Крег Гайятт был чрезвычайно здравомыслящим человеком и справедливо гордился своим холодным умом, но сейчас и он с трудом сдерживал ярость. Лживая притворщица! Как охотно она давала другим то, в чем так долго отказывала ему.
В дверях комнаты Анны он столкнулся с обеспокоенным Гаррисом, который сразу спросил:
– Гайятт, вы не видели Анну? Она сказала мне, что будет отдыхать, но когда я пришел, ее не было… так же как и пистолета, который я ей дал.
Они связали ее и засунули в рот кляп. Интересно, от чего она умрет раньше – от удушения или от переохлаждения? Анна застонала. Она лежала в очень неудобном положении на дне маленькой моторной лодки в полной темноте; сверху был туго натянут брезент, который почти не пропускал воздуха.
– Извини, малышка, – пробормотал Уэбб, склоняясь над ней и потуже затягивая узлы, – но все справедливо в любви… ты должна помнить о том, что я говорил тебе прошлой ночью.
Слух неприятно резанул издевательский смех Анны-Марии:
– Все справедливо в любви и на войне, кажется, так звучит эта пословица? А вот я не собираюсь перед тобой извиняться. Наоборот, мне бы очень хотелось посмотреть, как ты немного помучаешься, перед тем как умрешь… Пусть это даст тебе пищу для размышлений до нашего прихода.
Ветер становился все сильнее. Когда они волокли ее из пещеры обратно на платформу, она еще пыталась сопротивляться. Анна-Мария перетряхнула содержимое ее сумки и презрительно рассмеялась, обнаружив пистолет: «Значит, у тебя даже был пистолет? И ты побоялась им воспользоваться… или не успела. Хотя сейчас это уже не имеет никакого значения».
Анна боялась делать резкие движения – лодка могла перевернуться и упасть с платформы… уже начался прилив. Ей казалось, что шум волн значительно усилился. Их пенные языки жадно лизали сваи, на которых держалась платформа. Очень трудно было окончательно не впасть в отчаяние. Ведь она попросила Джину Бенедикт никому ничего не говорить… Все будут искать ее, но никто ничего не узнает, до тех пор, пока не будет слишком поздно. Скоро один из них придет и сбросит лодку с платформы. А может, они просто привяжут к ней груз и бросят в воду. Ведь это так несложно! И даже тело ее не прибьет к берегу, как это было с Каримом…
То, что происходило с ней, было даже хуже сна, потому что она совершенно точно знала, что не проснется. Но самое ужасное было в том, что Уэбб, зная о ее тайном страхе перед океаном, из всех возможных способов убийства выбрал именно этот.
«Иногда она бывает на редкость своевольной и непослушной девчонкой! – откуда-то из глубин памяти всплыл раздраженный голос матери. – Ты только посмотри, как она все время шпионит за мной!»
Ее отшлепали и отправили в постель, пригрозив отослать обратно в Дипвуд, если она не научится вести себя как следует.
«Не забудь прочитать перед сном молитву, Анна», – голос бабушки оставался мягким даже тогда, когда она упрекала ее.
«Если я умру во сне, прими меня, Господи, к себе», – зловещее предположение, с которого начиналась эта молитва, всегда пугало Анну, но сейчас она не могла вспомнить никаких других, тщательно вызубренных ею в свое время. Она умрет… Господи, ну почему он не убил ее сразу? Почему не позволил Рии застрелить ее? Она не хотела томиться в мучительном ожидании неизбежной смерти.
Ею вновь овладел приступ первобытного, животного страха. Она пыталась вытолкнуть кляп изо рта, пыталась кричать, но глухие звуки, вырывавшиеся из горла, только пугали ее еще больше. То ли от ее судорожных движений, то ли от усилившегося ветра, лодка начала раскачиваться. Сдавленные рыдания душили ее еще больше, чем кляп, и дышать становилось все тяжелее.
Ей необходимо немедленно успокоиться! Немедленно! А не то она захлебнется в собственных слезах. Ни в коем случае нельзя сдаваться! Люди выбирались и не из таких переделок. Достаточно вспомнить все те книги, которые она читала, фильмы, которые видела. Разве инстинкт самосохранения не доминирует над всеми остальными?
Анна заставила себя лежать спокойно, и приступ истерии постепенно пошел на убыль. Она уже дошла до той точки, когда ей было абсолютно нечего терять… кроме собственной жизни. Но пока она жива; ее оставили здесь одну, а значит у нее еще есть время. «Думай! – приказывала она себе. – Не сдавайся! Не доставляй им такого удовольствия».
Проверив узлы на запястьях и щиколотках, она обнаружила, что они на удивление слабые. Кровоснабжение не было нарушено, и веревка, лежавшая на дне лодки, оказалась очень ветхой. Если бы ей только удалось подтянуть ноги к связанным за спиной рукам… По крайней мере, стоило попытаться. Поблизости не нашлось ни осколка стекла, ни старого ржавого ножа, и она могла рассчитывать только на свои пальцы, но скоро и они совсем одеревенели от холода и отказались ей служить.
* * *
– Никто не видел Анну? – Гаррис Фелпс старался, чтобы его вопрос прозвучал как можно небрежнее. Ив Плейдел с группой операторов снимал общие фоновые планы и необычные световые эффекты, вызванные дымом от пожара на предзакатном небе. Ив снова с головой ушел в свой проклятый фильм, и теперь, после отъезда Рэндалла, «все остальные детали» полностью легли на плечи Фелпса и Эспинозы. Кроме того, Анна бесследно исчезла, а Уэбб Карнаган вдруг объявился в обнимку с Анной-Марией, и эта парочка вела себя так, будто проводила здесь второй медовый месяц.
Никто не заметил ухода Анны, никто не знал, куда она пошла. Все были слишком заняты своими собственными делами – пытались решить задачу, достаточной ли компенсацией являются двойная оплата и премия за пребывание в нескольких милях от бушующего лесного пожара. Правда, теперь, когда все уже поняли, что, пока они находятся на острове, никакая опасность им не угрожает, происходящее начинало казаться не более чем захватывающим и будоражащим приключением. А после того как ветер изменился, исчезла и опасность быть отрезанными от остального мира.
– Не могу понять, куда она могла уйти! – Гаррис Фелпс нервно теребил усы.
Эспиноза лишь пожал плечами:
– Женщины! Кто их поймет? Может, ей просто захотелось побродить в одиночестве. Подумать. А может, хотела спрятаться от своего бывшего мужа?
– Хорошо, но куда она могла от него спрятаться? Все машины на месте – я проверял. Палумбо ее тоже не видел. Скоро начнет темнеть, и если она до тех пор не вернется…
– Почему вы оба такие мрачные??. – перед ними стояла Анна-Мария. Она оставила Уэбба пререкаться с Плейделом, который был в ярости, потому что ни Уэбба, ни Анны не оказалось на месте именно тогда, когда они были ему больше всего нужны.
– За что тебе платят деньги, в конце концов? За то, что ты проводишь здесь отпуск?
Когда Ив злился, его акцент становился очень заметным. Но Анна-Мария не сомневалась, что Уэбб сумеет с ним справиться. Она же хотела выяснить у Сала, не говорила ли Анна кому-нибудь, что собирается пойти на пляж. Если нет, то тогда…
– Она наверняка вернется, – когда Анна-Мария подошла, Эспиноза как раз заканчивал эту фразу. Ее приход он воспринял с большим облегчением. – Где ты была? Ты не видела Анну?
Она казалась немного загоревшей и… пресыщенной. Эспиноза невольно поинтересовался, чем именно они занимались с Уэббом Карнаганом после утреннего разговора.
– Мы загорали на пляже и никого не видели. А почему ты спрашиваешь? Разве она не в своей комнате?
– Нет! – раздраженно вмешался Фелпс. – И это совсем на нее не похоже – исчезнуть, не сказав никому ни единого слова…
– Может быть, она с мистером Гайяттом – своим мужем?
– Гайятт беспокоится точно так же, как и я.
Чувствовалось, что Гаррис не на шутку взволнован.
Бросив предостерегающий взгляд на Анну-Марию, Эспиноза попытался сменить тему:
– Кажется, он сейчас на радиостанции? – предварив возможные расспросы с ее стороны, он пожал плечами и пояснил: – Наши телефоны не работают – пожар повредил провода.
В это время появился Гайятт. Вид у него был измученный. Рука нервно приглаживала волосы – жест, для него совершенно нехарактерный.
– Я не мог понять, что происходит. Но, очевидно, береговая охрана и пожарные обратились за помощью в Форт-Орд. Они собираются разместить здесь своих людей… Начальник береговой охраны говорит, что это самая удобная точка. И они знают, что у нас есть вертолет и посадочная площадка… – он сделал паузу, переводя взгляд с одного застывшего лица на другое, и сердито продолжал: – Черт побери! Я не больше вашего понимаю, что это может значить. Не исключено, что это происки Риардона, а может, и нет. Насколько я знаю, он не собирался предпринимать радикальных шагов до тех пор, пока не получит дополнительной информации.
Но… – он снова замолчал и, глядя прямо на Гарриса, резко сменил тему: – Анна еще не появлялась?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Развлекающие толпу - Роджерс Розмари



Отлично,захватывающий сюжет и отлчный хэпи энд.
Развлекающие толпу - Роджерс Розмаримарина
18.09.2012, 19.55





Роман захватывает,но столько насилия у этого автора. Прочла вторую книгу и создается впечатление что автор кайфует от садизма и унижением гл. героинь, а глав. герои выступают в роли мачо-чмо. но равнодушным не оставил.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариЛика
10.12.2012, 22.05





Герой Уэбб. Букву э заменить на е. Все со всеми на глазах у всех, но с кем-то это любовь
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариНатка
11.12.2012, 1.40





Ojen interesnay i ne presnay kniga8/10
Развлекающие толпу - Роджерс Розмариkarina
16.02.2013, 18.41





Понравилась. ещё б что развратное про артистов поискать что ли, про них блядей.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариЛада Калина
26.08.2013, 22.39





Классный роман. Ебутся кто с кем попало. Главный герой Уёбб (Уэбб??) От перемены буквы смысл не меняется. Ебёт всех подряд, всё что двигается и ползает: чужих жён, своих бывших, своих настоящих, старух, молодых, здоровых, больных. Какое-то животное, каким движут одни инстинкты. Я ещё понимаю, ну ловелас. С одной неделю поматросил-бросил, потом с другой пару дней помутил-бросил. А то ОДНОВЛЕМЕННО мутит с дюжиной баб, вот что отвращает, будто бы по часам расписано: с утра с одной, днём с другой, вечером групповуха с лесбиянками. Приходит жена и застаёт его в постели с бабой. Он голову в песок и пошёл в душ яйца полоскать, бабы сами пусть дерутся. А вечером спит с бывшей женой. На следующий день охмуряет пьяную итальянку. При этом он никого не бросает. А все бабы, кого мужья недоёбывают, сами его как жеребца используют. Думаю, писательница затаила злобу на мужской род, сама писательница своего героя ненавидит. Главная героиня – фригидная брондинка, влюблённая в Уёба, что похабно издевательски-насмешливо к ней относится. Ненавидит его и всех его баб, но стоит ему слегка её чмокнуть и она превращается в овощ, потому что он – единственный кто её удовлетворил. После групповухи-изнасилования одновременно пятью мужиками через час с удовольствием занимается любовью с любимым. Какое бешенство матки? Она фригидная. Параллельно как с главным героем, героиня ебётся с хачиком Каримом. Обнаркоманенная и, кажется, получает удовольствие, но на утро не помнит: кто и с кем? И когда он днями не даёт ей проходу, непонимающе клыпает: "Ты скажи, ты скажи, чё те надо?" Также среди её параллельных связей бизнесмен Гаррис, который в отличие от ГГ, что похабно к ней относится, восхищается ею, видит её личность, скрытый аристократизм, уважает. Но так нет, чтобы её завоевать, покорить, показать своё превосходство над тупым животным, показать ей, как должен вести себя нормальный мужчина, он с завистью подглядывают в камеры слежения, как Уёб ебёт каждый день разных баб и дрочит.rnИ что толку что главные герои в конце решили пожениться? Артисты. Через полгода разведутся. Кобель поблудный – это диагноз. И что толку что влюбился? Ничего хорошего из этого не выйдет. Вот если бы осталась с тем, кто её уважал, но, но... тот пидор. В общем читать интересно, книга понравилась, без соплей, без приторностей. Герои ведут себя, как ведут себя люди, правдоподобно. Что бабы думают, мужчина спит с разными бабами и при этом страдает, представляет всегда одну, только ту. Нет. Это миф для наших тупых романтичных женских бошек. Они и хотят, и желают других баб и при этом любят одну единственную. Реализм. Такая настоящая мужская любовь. И мне интересно читать именно реализм человеческих отношений, а не неправдоподобные вздохи и сопли. Можете кидаться в меня помидорами.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариКрасная Шапочка
11.09.2013, 18.52





Шапка, браво! Вот здоровый взгляд на предмет
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариРоза
11.09.2013, 20.09





ужас...
Развлекающие толпу - Роджерс Розмаринастя
9.10.2014, 23.53





Шапка, респект, надо почитать. :D
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариИва
10.10.2014, 6.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100