Читать онлайн Развлекающие толпу, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 35 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Развлекающие толпу - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Развлекающие толпу - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Развлекающие толпу - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Развлекающие толпу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 35

– Анна, – Ив Плейдел был терпелив, но на его лице застыло мученическое выражение, – дорогая моя, ты абсолютно не слушаешь того, что я тебе говорю. А эта сцена очень, очень важна. И я пытаюсь тебе втолковать, как именно нужно ее играть. Здесь должен быть дух стихийности, а если мы начнем снимать дубль за дублем, то от него не останется и следа. Надеюсь, ты это понимаешь?
Он укоризненно покачал головой:
– Когда же вы научитесь перед съемками пораньше ложиться спать? Это касается всех!
Он обвел взглядом небольшую комнату, задержав его на Уэббе Карнагане, который с трудом подавлял зевоту, и на Саре Веспер, сияющая улыбка которой не могла скрыть темных кругов под глазами. Ив вздохнул. Черт бы набрал этих актеров! Капризные дети! Даже Анна Мэллори, которая поначалу отличалась рассудительностью. Но она оказалась способной ученицей. Что это с ней сегодня? Необычная скованность, отсутствующий взгляд. Жаль, что он вчера не смог подольше задержаться в просмотровой комнате. Интересно, чем закончился их разговор с Гаррисом? Странные у них отношения. Фелпс не производил впечатления человека, у которого могут быть слабости. И все же…
Ив заставил себя отогнать эти мысли и вернуться к действительности. Все, что его интересует, он сможет выяснить и позднее. А пока необходимо сосредоточиться самому и заставить сосредоточиться всю эту банду бездельников.
На кой черт нужны эти бесконечные прогоны? Особенно теперь, когда даже Энни доказала, что может совсем неплохо играть. И на экране, и в жизни. Они сидели друг против друга, и, взглянув на нее, Уэбб с удовлетворением отметил, что она избегает смотреть в его сторону, пытаясь сосредоточиться на Иве.
Предстояло снимать грандиозную сцену обольщения, и Уэбб невольно почувствовал облегчение от того, что на этот раз у него не было ножа. Анна была совершенно непредсказуема. Интересно, многое ли она унаследовала от своего отца? Какие страсти скрываются за этим невозмутимым фасадом? Он снова вспомнил, как впервые увидел ее. Юная девушка, скользящая по заснеженному склону. Заброшенный ребенок, пытающийся обрести себя. Ему трудно было привыкнуть к происшедшим в ней переменам.
Вытянув перед собой ноги, Уэбб старался выглядеть как можно беззаботнее, не позволяя мрачным мыслям отразиться на его лице. Слишком много вопросов, на которые он по-прежнему не знает ответов, а время уходит. С Риардоном шутки плохи, и ему нужно думать о своей сестре и племянниках. А Анна, несмотря на все его влечение к ней, находится по другую сторону баррикад. И ему придется использовать ее, потому что у него нет другого выхода.
Гаррис и Руфус Рэндалл в это утро не пошли на съемочную площадку. Они просматривали записи, сделанные прошлой ночью. Глаза Фелпса были немного воспалены – он очень поздно лег спать.
Во-первых, из-за Анны, а во-вторых – из-за «контролирующего устройства», как, смеясь, называл его Сал Эспиноза.
– У этого парня, Дэнни Феррано, было, судя по всему, очень богатое воображение. Помимо того, что это «контролирующее устройство» оказалось нам очень полезным, оно еще и сделало из нас вуайеристов, разве не так?
После свидания с Клаудией Эспиноза вернулся в просмотровую комнату. Из них всех он был самым спокойным и беспристрастным. Для него это прежде всего была игра, соревнование. Наверное, это был тот же самый азарт, который заставлял его рисковать жизнью, участвуя в различных авторалли. Будучи типичным плейбоем, он обладал деньгами, связями и властью. Как спортсмен, он пользовался заслуженным международным признанием, его везде принимали. Даже несмотря на его немалую личную заинтересованность в их нынешнем совместном предприятии, Эспиноза все равно вел себя как сторонний наблюдатель.
Гаррис относился к этому несколько по-другому. Для него это было уже не просто предприятие или тщательно разработанный проект, а давно поставленная цель, которая наконец достигнута. Правление элиты. Союз больших денег и большой власти. Для них не существует национальных границ. Гаррис вспоминал свои разговоры с отцом. Тогда он был слишком молод и глуп, чтобы понимать все до конца. Могущество, которое дает деньги. Безграничные возможности для манипулирования другими людьми. Он долго выжидал, шаг за шагом приближаясь к заветной цели. Он знал, что в конце концов его усилия и долготерпение будут вознаграждены. Осталось совсем недолго. К концу недели сюда приедут Кэрол и Маркхем. До выборов еще довольно далеко, и сенатор пока не очень стеснен в своих передвижениях. Предполагалось, что он проведет эти выходные в Сайпресс-Поинт, играя в гольф со своим ближайшим другом и соратником Бобом Парментером. Парментер, так же как и Эспиноза, был спортсменом международного класса. Мультимиллионер и глава огромной корпорации, он был также известным яхтсменом и теннисистом, великолепно стрелял и играл в гольф. Кроме того, Парментер был председателем совета директоров международной компании, владеющей многочисленными скотоводческими ранчо в Техасе, Аргентине и Австралии. Лишь очень немногие знали, что первые шаги Парментера финансировало ЦРУ, на которое он до сих пор и работал. А у ЦРУ были свои счеты с Риардоном.
Риардон… Анна. Гаррис нахмурился. Анна была единственным кусочком головоломки, который упорно не хотел становиться на место. Гаррис знал, что Эспинозе и Рэндаллу не дает покоя вопрос о том, насколько она для него важна. Он и сам этого не знал. Анна оказалась гораздо сложнее и глубже, чем ему показалось вначале. Несмотря на то что ему удалось сделать ее своей любовницей, она по-прежнему оставалась для него загадкой. Может быть, вся беда в том, что он слишком привык к легкодоступным женщинам, ослепленным его именем, положением и богатством. Интересно, какова будет реакция Анны, когда она до конца поймет все, что происходит? Гаррису хотелось, чтобы она была потрясена, восхищена, безоговорочно доверяла и отдавалась ему. Причем не только физически, но и духовно.
Прошедшей ночью она была еще более холодна, чем обычно. Перед тем как раздеться, она поинтересовалась, снимают ли их в данный момент на пленку, и выключила свет. Он нежно поцеловал ее и ушел. Наступит день, когда она наконец сможет оценить то, что он предоставил ей полную свободу выбора. Она поймет, как они похожи, и осознает, что ее увлечение Уэббом Карнаганом – не более чем слабость плоти. Ведь Карнаган лишь использует ее в собственных целях…
Съемки проходили на улице. День был довольно облачным, с моря дул холодный ветер. Все дрожали от холода. И даже операторы надели теплые куртки.
Анна с сожалением подумала о том, что не может закутаться так же, как и они. Правда, работая моделью, она привыкла рекламировать легкие и воздушные летние платья промозглой английской весной. Стоило ей подумать об этом, как в памяти тотчас всплыли съемки в Суррее, улыбающееся лицо Уэбба и она сама, бегущая ему навстречу в развевающейся на ветру юбке. Анна порвала все суррейские фотографии, хотя не раз потом пожалела об этом.
Снимая серию коротких эпизодов, Ив извел всех своей дотошностью. Пытаясь хоть как-то согреться, Анна и Сара жались друг к другу, а он в это время снимал бесконечную вереницу подвод – испано-мексиканских carretas, медленно продвигающуюся вперед на фоне синего калифорнийского неба. В сопровождении отцовских vaqueros и перебежчика-американца Глория возвращалась домой с юго-запада. Ей необходимо забыть обо всем и снова стать Глорией. Анна сделала глоток горячего кофе с коньяком, но даже это не помогло согреться.
– Бр-р!
У Сары тоже зуб на зуб не попадал.
– Я даже не могла себе представить, что в солнечный день может быть настолько холодно.
Сара была, как всегда, очаровательна, и Анна старалась не вспоминать о них с Джиной в объятиях друг друга. В конце концов, это их личное дело. Интересно, Джина сегодня пришла посмотреть на съемки или испугалась резкого ветра и осталась в доме?
Наконец все было готово к съемкам эпизода, в котором Глория тайно убегает к небольшому ручью, спрятавшемуся среди деревьев, чтобы искупаться. Был полдень – время сиесты.
– Постарайся расслабиться, дорогая, – Сара нежно поцеловала ее в лоб и ушла.
Лежа в крытом фургоне, Анна подумала о том, что теперь, когда она поняла суть актерской игры, ей с каждым разом становится легче и легче входить в роль. Ив сказал, что она должна, считая про себя, определенное время пробыть в фургоне, потом выглянуть и, осторожно осмотревшись по сторонам, выбраться наружу. Главное – придерживаться сценария и не забегать вперед! Ив сегодня был не в самом благодушном настроении и удовлетворился только третьим дублем.
– Очень хорошо. А теперь…
Казалось, что он даже повеселел в предвкушении предстоящей сцены.
«А теперь, – подумала Анна, дрожа от холода, стоя в тоненькой шелковой сорочке по пояс в ледяной воде и делая вид, что ей это очень нравится, – я должна стоять здесь и ждать его!»
Тело настолько онемело от холода, что мозг тоже напрочь отказывался воспринимать окружающее. Ей было совершенно наплевать, что намокший шелк абсолютно ничего не прикрывал. Лишь бы все это поскорее закончилось!
«ДЖЕЙСОН НАБЛЮДАЕТ ЗА КУПАЮЩЕЙСЯ ГЛОРИЕЙ. КРУПНЫЙ ПЛАН – ЛИЦО ДЖЕЙСОНА. ОН В ЯРОСТИ…»
Согласно сценарию, она почувствовала чье-то присутствие и обернулась. Согласно сценарию, он схватил ее за плечи и встряхнул. После этого все стало настолько же реальным, как в тот памятный жаркий день во внутреннем дворике.
Если бы под рукой оказался нож, она бы снова ударила его. Но на этот раз она бы нанесла удар точнее. Пытаясь вырваться, Анна поскользнулась и упала. Он рывком поднял ее на ноги и поцеловал. А потом… Потом холод сменялся жаром. Его прикосновение зажгло внутренний огонь, который в очередной раз полностью испепелил ее волю. Но такой же огонь зажегся и в нем самом. Она это поняла, а точнее, почувствовала, когда они опустились на влажную зеленую траву. Мокрый шелк затрещал под его руками.
Они совершенно забыли о камерах, о десятках людей, которые наблюдали за ними. И не имело значения, что Уэбб, вместо слов роли, шептал: «Энни, любовь моя!» Это можно будет поправить при тонировке, подумал Ив. На его лине блуждала странная улыбка. Между этими двумя определенно что-то есть. То, что они сейчас делали, не было актерской игрой. Забыв обо всем на свете, они были полностью поглощены друг другом. Пусть Гаррис сам посмотрит материал и убедится.
– Уэбб, пожалуйста, не надо… – слабо пыталась протестовать Анна, но очередной поцелуй закрыл ей рот, и все остальное перестало иметь значение.
Наконец съемки были закончены, и они ехали обратно в уют и тепло старинного дома, где их уже ждала горячая еда и выпивка. Анна сидела между Ивом и Сарой. Уэбб раздобыл где-то одеяло и укутал ее – точно так же, как много месяцев назад в старом затхлом театрике Дипвуда. Он начал что-то говорить, но она не стала слушать и отвернулась. То, что произошло только что перед камерами, перед всеми этими людьми, было отвратительно. Она ненавидела Уэбба, но больше всего ненавидела саму себя. Как она могла допустить это? Как она могла в очередной раз допустить это? Ей срочно необходимо увидеться с доктором Брайтманом. Он должен помочь ей побороть это слепое желание; должен изгнать демона, сидящего внутри ее.
– Какой ты замечательный актер, Уэбб! Правда, она оказалась тоже неплохой актрисой, – голос Рии был таким же шелковистым, как и ее платье.
– Я ведь могу вернуть комплимент, малышка. Так что помолчи немного, ладно?
Запоздалая ревность Рии раздражала. Особенно сейчас, когда ему необходимо было разобраться в самом себе и многое обдумать.
Она была на съемочной площадке и вместе с ним ехала обратно, используя каждый толчок для того, чтобы посильнее прижаться к нему. Теперь она сидела в кресле, поджав под себя ноги, и исподлобья наблюдала за тем, как он раздевался, собираясь принять душ.
Черт побери, он не должен ничего объяснять Рие! Но есть вещи, которые он должен объяснить самому себе! В частности, его животную реакцию на Анну, когда она, промокшая и дрожащая, оказалась в его объятиях. В тот момент он забыл обо всем, кроме ощущения ее тела, кроме вкуса ее губ. Безумие! Наверное, он действительно сошел с ума.
– Потереть тебе спинку, дорогой?
Уэбб подумал о скрытой камере и вспомнил о том, что Рия еще может ему понадобиться.
– Это было бы просто замечательно. Думаю, что массаж мне бы тоже не повредил.
Итак, все роли были наконец распределены, и игра началась. В конце концов, он же актер, черт возьми! А Рия очень даже сексуальна, так же, как и многие другие женщины, с которыми он занимался любовью без любви. Ни одна из его связей не длилась дольше двух-трех месяцев. Большая же их часть не переживала следующего утра.
Уэбб вошел в ванную и включил душ. Не глядя на вошедшую следом Рию, он знал, что она уже раздета. Рия. Сколько лет он мечтал воскресить ее из мертвых! Но действительность превзошла все его ожидания.
Каждое движение Рии было рассчитанно «естественным». Повернув к нему мокрое смеющееся лицо, она спросила:
– Потереть тебе спинку прямо сейчас, или ты предпочитаешь заняться сначала чем-то другим?
– Она действительно иногда слишком увлекается, тебе не кажется? – хитро поглядывая на Гарриса, Ив Плейдел вполголоса продолжал: – Жаль, что ты не видел сегодняшних съемок. Это было весьма любопытно. Все на контрастах… Жгучая ненависть, притом совершенно искренняя, но только до тех пор, пока он не поцеловал ее… Интересно, что по этому поводу скажет доктор Брайтман? Она помчалась к нему сразу после съемок.
Гаррис не клюнул на эту удочку, хотя просмотр дневных экстр явно не доставлял ему удовольствия. Его голос звучал спокойно и бесстрастно, как всегда:
– Анна очень легковозбудимый и нервный человек, а доктор Брайтман умеет ее успокаивать. Мы ведь для этого его пригласили – приводить в порядок расстроенные нервы и предотвращать срывы.
Камера автоматически фиксировала все, что происходило в комнате у Уэбба Карнагана. Беседа между Анной и Галом Брайтманом тоже никуда от него не уйдет. В этом Гаррис был уверен. Недаром же он предложил Брайтману отдавать ему на хранение все записи бесед с «пациентами».
Он уставился на экран, но почти ничего не видел. В мозгу проносились различные варианты решения проблемы, которую они с Руфом Рэндаллом обсуждали незадолго до этого. В свое время он разберется в своих отношениях с Анной, но ему страстно хотелось продемонстрировать ей, что ее жестоко обманули. Тогда эта странная любовь – ненависть превратится в чистую ненависть. Может быть, Брайтман сможет помочь…
Итак, оставался Карнаган… и Карим, который слишком много болтал и на поверку оказался весьма ненадежным. Эти двое не слишком жаловали друг друга. Гаррис начал задумчиво поглаживать усы, и на его губах появилась едва заметная улыбка. Сценарий… Ну конечно! Решение содержится уже в самом сценарии. Необходимо только четко рассчитать время. Особенно если учесть, что со дня на день могут приехать Кэрол и Маркхем.
Зажегся свет. Оживленно переговариваясь, все начали подниматься со своих мест. Ив обсуждал технические подробности с вечно угрюмым оператором-постановщиком. Карим держался особняком и был мрачнее тучи. Ни Уэбб, ни Анна не пришли на просмотр. К Гаррису подошел Сал Эспиноза.
– Как тебе это понравилось? Сколько огня, сколько страсти!
Его улыбка была, как всегда, загадочной.
– Странно только, что ни он, ни она не пришли на просмотр.
Говоря это, он внимательно наблюдал за Гаррисом, и от него не укрылось странное выражение, промелькнувшее в обычно непроницаемых серых глазах. Но вот что именно это было? Злоба или триумф?
– Анна, наверное, внизу – она сейчас с Галом Брайтманом и Джиной. А что касается Карнагана…
– Анна-Мария мне говорила, что он не в очень хорошем настроении. Кстати, она тоже собирается присоединиться к брайтмановским сеансам медитации. Хотя, кажется, он сам называет их по-другому. Не помню, как именно, но это неважно.
Наконец Гаррис принял окончательное решение и спокойно перебил Эспинозу:
– Скоро ужин, а я хотел бы переговорить с тобой до него. У меня, кажется, возникла идея, как нам разрешить некоторые из наших маленьких проблем.
Анна довольно много выпила за ужином и решила не принимать снотворное, но заснуть не могла. Она заперла дверь. Точнее, обе двери. Если Гаррис захочет войти к ней, то поймет, что сегодня ей хочется побыть одной. Гаррис никогда не давил на нее, он был очень тактичен. С ним Анна чувствовала себя в безопасности, его любовь была постоянной и надежной, но не навязчивой. Ну почему она не могла ответить ему взаимностью? Это многое бы упростило.
И он был честен с ней – до определенного предела. Интересно, где он сейчас? Сидит за монитором и наблюдает за тем, чем занимаются остальные? Хотя какое она имеет право осуждать его? Она сама с трудом поборола желание одеться и подняться в башню. Наблюдать за ничего не подозревающими людьми в их самые интимные моменты, когда они не скрывают своих слабостей, – в этом было какое-то болезненное очарование.
Ей-то самой сегодня днем присутствие посторонних было не помехой. Не думай об этом! Ведь именно так сказал ей Гал Брайтман до того, как пришли остальные:
Джина Бенедикт с развевающейся гривой черных волос и, как это ни странно, улыбающаяся Анна-Мария. Мокрые пряди были собраны в узел на затылке!
– Я целую вечность провела под душем. Хорошо, что на этом участке побережья нет недостатка в пресной воде – это избавляет меня от чувства вины. – Анне показалось, что при этих словах Анна-Мария бросила на нее торжествующий взгляд.
Она настолько легко находила со всеми общий язык, что это настораживало. Казалось, ей прекрасно известны все слабости собеседников. Польстив доктору Брайтману, Анна-Мария улыбнулась Джине и села рядом с ней так, что их плечи соприкасались.
– Надеюсь, я вам не помешала? Дело в том, что сегодня вечером мне тоже совершенно необходимо… как вы это называете?., расслабиться. Я устала от постоянного напряжения.
Они все были напряжены, хотя и по разным причинам. Через некоторое время Джина, не спрашивая ни у кого разрешения, достала из кармана куртки косячок с травкой, глубоко затянулась и пустила его по кругу.
Травка была очень крепкая, и после первой же затяжки у Анны закружилась голова. Подействовала она и на остальных. Теперь беседа протекала гораздо более откровенно.
Оказалось, что Джина некоторое время была замужем, и у нее есть четырехлетняя дочь, которую она обожает.
– Но она живет с моими стариками. А что делать? Разве я могла обеспечить ребенку нормальную жизнь? Для начала мне нужно было разобраться в самой себе. А он даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь мне. Наш брак был своего рода экспериментом, который закончился полным фиаско. Но теперь я, слава Богу, действительно свободна. И внутренне тоже.
– А ты? – Брайтман повернулся, к Анне-Марии. Он напоминал опытного дирижера, управляющего своим маленьким оркестром. – Расскажи о себе.
– О себе? Боюсь, что моя жизнь напоминает отрывок из плохого романа. Вы, наверное, знаете, что я кубинка. Но во время революции мне пришлось бежать из страны. Я была еще очень молода, но уже многое испытала. Боль, унижение, страх. Здесь я начала преподавать испанский и занималась этим до тех пор, пока не встретила одного человека. Он работал в организации… Вы понимаете, какого рода работу я имею в виду? Мы полюбили друг друга и поженились. Но, судя по всему, это не понравилось его начальству…
Она сделала паузу, как бы собираясь с мыслями – пальцы теребили подол шелковой юбки. Джина достала еще один косячок и протянула ей. Анна-Мария глубоко затянулась и продолжала:
– Однажды, когда муж был в отъезде, один из них пришел навестить меня. Он сказал, что я могла бы помочь им и тем самым помочь мужу в его работе. Это означало засылку на Кубу. И знаете, в то время я очень гордилась тем, что ко мне обратились с подобным предложением. Они, конечно, предупреждали меня о возможных опасностях, но я даже не задумывалась над этим. Я согласилась и потерпела неудачу.
Ее голос звучал по-прежнему ровно и спокойно, как будто она говорила о самых обычных вещах.
– Они пытали меня. Я обнаружила, что не могу вынести такую боль, и рассказала им все, что знала. Правда, знала я совсем немного. Окончательно убедившись в том, что больше им ничего не добиться, они отпустили меня. Но к тому времени я уже стала совершенно другим человеком. Они убедили меня в том, что мой муж все знал с самого начала, что он понимал, чем закончится это задание. Я не хотела верить, но… Там был один русский советник. Он по-своему очень хорошо ко мне относился и опекал вплоть до своего отъезда. А потом появились и другие «опекуны». Наконец мне разрешили свободно передвигаться и даже покинуть Кубу, если у меня возникнет такое желание. Я встретила Эспинозу. Мы хорошо принимаем друг друга, и наши отношения устраивают нас обоих. Вот и все..
– Все мужики – сволочи! – Джина Бенедикт с трудом сдерживала возмущение, и доктор Брайтман начал привычно успокаивать ее. Анна молчала. Рассказ этой женщины, столько перенесшей за свою недолгую жизнь, потряс ее.
Теперь, выслушав Джину и Анну-Марию, она понимала, что ей абсолютно не о чем рассказывать. Чего стоили все ее переживания на их фоне? Джина отсидела в тюрьме за участие в демонстрации против войны во Вьетнаме. Анна-Мария уже успела узнать, что такое пытки и предательство самого близкого человека. Она на себе испытала, что такое борьба, ставка в которой – жизнь. Все это пробудило в Анне какое-то странное чувство вины, и она обрадовалась, когда пришел слуга и сообщил, что обед подан.
Уэбб уже был в столовой. При виде его Анне стоило больших усилий отогнать от себя воспоминания о сегодняшних съемках, особенно после того, как, проигнорировав карточки рядом с приборами, он подошел и сел рядом с ней на место Гарриса.
– Привет, Энни. Как ты себя чувствуешь?
– Замечательно! А почему ты об этом спрашиваешь?
Она сама понимала, что ее потуги на непринужденность выглядели довольно жалко. Его волосы были влажными. Интересно, сколько он провел под душем? Со съемок он уехал вместе с Анной-Марией – это она точно помнила.
– Почему? Наверное, потому что меня это интересует.
Его золотисто-желтые глаза напомнили Анне о бенгальском тигре, которого она однажды видела в зоопарке. Огромный зверь делал вид, что спит, но чувствовалось, что в любую секунду он готов к прыжку. Не выдержав этого пристального взгляда, Анна отвела глаза. Сосредоточенно намазывая хлеб маслом, она тихо проговорила:
– К чему эти игры, Уэбб? Почему ты не хочешь оставить меня в покое и направить свои усилия в другое русло?
Рассмеявшись, Уэбб взял нож из ее предательски дрожащей руки.
– А почему ты не хочешь перестать притворяться и бороться с собственными чувствами?
Его прикосновение подействовало на нее, как удар электрического тока. Голос был мягким и бархатистым.
– Ты трусишка, Энни. Всегда пытаешься куда-то убежать. Ты убегаешь только от меня или от всего?
В эту минуту она его ненавидела. Он был так чертовски уверен в себе! Его слова терзали ее, били по самым уязвимым местам. Уэбб знал ее слабости и сознательно играл на них. Будь он проклят!
Стараясь придать голосу бесстрастность, она спросила:
– Чего ты от меня хочешь, Уэбб?
Анна-Мария внимательно наблюдала за ними. Так же как и Клаудия, сидевшая за другим концом стола. Даже доктор Брайтман казался обеспокоенным.
– Мне очень трудно ответить на этот вопрос, Энни. Я сам точно не знаю. Ты никогда не давала мне возможности разобраться в этом до конца.
– Это не ответ!
Рука Анны судорожно сжала нож.
– Я знаю, – Уэбб накрыл ее руку своей. – Только не нужно снова набрасываться на меня с этой штукой, ладно? Мне кажется, что нам необходимо поговорить, малышка. Давай прогуляемся под луной – подальше от недремлющего ока камер.
Анна понимала, что от Уэбба не укрылся испуг, промелькнувший в ее взгляде при этих словах. Но ответить она не успела. Помешал Карим, который явился с опозданием и занял место справа от нее. Позднее Анна не могла понять, обрадовал или огорчил ее его приход. Но то, что он моментально разрушил ту едва ощутимую связь, которая возникла между нею и Уэббом, было несомненно.
– Мы только что закончили смотреть экстры. Жаль, что тебя не было с нами. Ты совершенно замечательная актриса! Я никак не могу дождаться съемок наших сцен. Особенно теперь, когда я увидел, как хорошо ты входишь в роль.
Губы Карима искривились в подобии улыбки, но взгляд черных глаз был злобен и угрюм. Анна заставила себя улыбнуться в ответ. Ее чувства вновь брали верх над разумом. Она избегала смотреть на Уэбба, но не могла не ощущать его присутствия. Выпустив ее руку, он повернулся к ней спиной и стал разговаривать с Сарой, которая спустилась к столу одновременно с Каримом.
Его слова остались без ответа, так же как и многочисленные вопросы, которые она задавала себе сама. Что ж, тем лучше! По крайней мере, общаясь с Каримом, который совершенно не скрывал своих чувств и намерений, ей было легко сохранять хладнокровие.
Хладнокровие… Если бы она могла всегда оставаться спокойной и невозмутимой! А ведь Крег еще в Лондоне предупреждал ее. Почему она тогда не прислушалась к его словам? Хотя Уэбб тоже по-своему прав. Она действительно все время пытается убежать от самой себя, якобы в поисках своей истинной сущности. А было ли там вообще что искать?
Отдаленный грохот прибоя не давал Анне заснуть. Она встала с постели, быстрым, но осторожным движением раздвинула тяжелые занавеси и открыла окно, выходящее на узкий карниз. Холодный соленый воздух освежал лицо и тело.
«Давай прогуляемся под луной», – сказал Уэбб перед приходом Карима. До полнолуния осталось совсем недолго, и прибывающая луна казалась каплей ртути, перекатывающейся среди черных скал. Ее холодный свет посеребрил поверхность моря, испещренную темными пятнами водорослей.
Ребенком она любила сидеть на балконе, вцепившись в железные перила, и смотреть на океан. Она ждала, что вот-вот на горизонте покажутся мачты приближающихся кораблей. Иногда в туманные дни ей даже казалось, что она видит наполненные ветром паруса и черный флаг с эмблемой смерти. Пираты. Но мавританская принцесса не боялась их. Она сама станет такой же, как они. И у нее будет свой корабль, как у Анны Бонней…
На горизонте вспыхнул огонек, и повзрослевшая Анна подумала: «Рыбаки. Вышли на ночной лов».
А если бы она все-таки согласилась прогуляться с Уэббом под луной? Что тогда?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Развлекающие толпу - Роджерс Розмари



Отлично,захватывающий сюжет и отлчный хэпи энд.
Развлекающие толпу - Роджерс Розмаримарина
18.09.2012, 19.55





Роман захватывает,но столько насилия у этого автора. Прочла вторую книгу и создается впечатление что автор кайфует от садизма и унижением гл. героинь, а глав. герои выступают в роли мачо-чмо. но равнодушным не оставил.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариЛика
10.12.2012, 22.05





Герой Уэбб. Букву э заменить на е. Все со всеми на глазах у всех, но с кем-то это любовь
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариНатка
11.12.2012, 1.40





Ojen interesnay i ne presnay kniga8/10
Развлекающие толпу - Роджерс Розмариkarina
16.02.2013, 18.41





Понравилась. ещё б что развратное про артистов поискать что ли, про них блядей.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариЛада Калина
26.08.2013, 22.39





Классный роман. Ебутся кто с кем попало. Главный герой Уёбб (Уэбб??) От перемены буквы смысл не меняется. Ебёт всех подряд, всё что двигается и ползает: чужих жён, своих бывших, своих настоящих, старух, молодых, здоровых, больных. Какое-то животное, каким движут одни инстинкты. Я ещё понимаю, ну ловелас. С одной неделю поматросил-бросил, потом с другой пару дней помутил-бросил. А то ОДНОВЛЕМЕННО мутит с дюжиной баб, вот что отвращает, будто бы по часам расписано: с утра с одной, днём с другой, вечером групповуха с лесбиянками. Приходит жена и застаёт его в постели с бабой. Он голову в песок и пошёл в душ яйца полоскать, бабы сами пусть дерутся. А вечером спит с бывшей женой. На следующий день охмуряет пьяную итальянку. При этом он никого не бросает. А все бабы, кого мужья недоёбывают, сами его как жеребца используют. Думаю, писательница затаила злобу на мужской род, сама писательница своего героя ненавидит. Главная героиня – фригидная брондинка, влюблённая в Уёба, что похабно издевательски-насмешливо к ней относится. Ненавидит его и всех его баб, но стоит ему слегка её чмокнуть и она превращается в овощ, потому что он – единственный кто её удовлетворил. После групповухи-изнасилования одновременно пятью мужиками через час с удовольствием занимается любовью с любимым. Какое бешенство матки? Она фригидная. Параллельно как с главным героем, героиня ебётся с хачиком Каримом. Обнаркоманенная и, кажется, получает удовольствие, но на утро не помнит: кто и с кем? И когда он днями не даёт ей проходу, непонимающе клыпает: "Ты скажи, ты скажи, чё те надо?" Также среди её параллельных связей бизнесмен Гаррис, который в отличие от ГГ, что похабно к ней относится, восхищается ею, видит её личность, скрытый аристократизм, уважает. Но так нет, чтобы её завоевать, покорить, показать своё превосходство над тупым животным, показать ей, как должен вести себя нормальный мужчина, он с завистью подглядывают в камеры слежения, как Уёб ебёт каждый день разных баб и дрочит.rnИ что толку что главные герои в конце решили пожениться? Артисты. Через полгода разведутся. Кобель поблудный – это диагноз. И что толку что влюбился? Ничего хорошего из этого не выйдет. Вот если бы осталась с тем, кто её уважал, но, но... тот пидор. В общем читать интересно, книга понравилась, без соплей, без приторностей. Герои ведут себя, как ведут себя люди, правдоподобно. Что бабы думают, мужчина спит с разными бабами и при этом страдает, представляет всегда одну, только ту. Нет. Это миф для наших тупых романтичных женских бошек. Они и хотят, и желают других баб и при этом любят одну единственную. Реализм. Такая настоящая мужская любовь. И мне интересно читать именно реализм человеческих отношений, а не неправдоподобные вздохи и сопли. Можете кидаться в меня помидорами.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариКрасная Шапочка
11.09.2013, 18.52





Шапка, браво! Вот здоровый взгляд на предмет
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариРоза
11.09.2013, 20.09





ужас...
Развлекающие толпу - Роджерс Розмаринастя
9.10.2014, 23.53





Шапка, респект, надо почитать. :D
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариИва
10.10.2014, 6.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100