Читать онлайн Развлекающие толпу, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Развлекающие толпу - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Развлекающие толпу - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Развлекающие толпу - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Развлекающие толпу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Но оказалось, что Гаррис предусмотрительно запасся тележками. Ив Плейдел, посмеиваясь, ехал на одной из них рядом с Анной:
– Ох уж эти американцы! Всегда стараются все устроить поудобнее! – Ив загорел и хорошо выглядел. Он крепко расцеловал ее при встрече. – А ты… ты все так же прекрасна, как и тогда, когда мы виделись в последний раз, cherie. – Взгляд его карих глаз был, как всегда, откровенен. – Хотя тебе не мешало бы немного поправиться. Неужели Гаррис тебя морит голодом? Не забывай, что теперь ты уже не манекенщица, а киноактриса. Так что нет никакой необходимости греметь костями!
– Ничего, свежий морской воздух творит буквально чудеса с моим аппетитом! – весело отпарировала Анна. Ив был единственным знакомым среди всех вновь прибывших. Остальные были в основном из операторской команды, которую возглавлял прибывший из Нью-Йорка мрачный человек по имени Дэвис. Он все время подозрительно косился на небо, будто ожидая, что солнце с минуты на минуту скроется за тучами.
– Если ты ему понравишься, то тебе гарантированы самые выигрышные ракурсы! – шутливо прошептал Ив. – Я видел некоторые его работы. Он – замечательный оператор. Лучший в своем роде! Так же, как и я.
Ракурсы, костюмы, монтаж. За обедом все разговоры вращались вокруг технической стороны дела, и Анна лишь молча слушала, начиная сомневаться, что когда-нибудь научится разбираться во всех этих тонкостях. Гаррис, подобно опытному дирижеру, умело направлял разговор в нужное русло.
В этот день вертолет сделал два рейса. А завтра, наверное, прилетят и все остальные.
– А что мы будем делать с массовкой? – угрюмо спросил Ив.
Гаррис терпеливо разъяснял:
– Я уже обо всем позаботился. В основном мы будем привозить статистов из Лос-Анджелеса. Но будем снимать и местных жителей, у которых есть необходимый опыт. Конечно, это будут только члены профсоюза. Так что мы никого не обидим.
– Было бы совсем неплохо, если бы держалась хорошая погода, – пробурчал Дэвис, – и не было дождей. – Его взгляд скользнул по Анне, и она почувствовала, что краснеет. Впервые она всерьез задумалась обо всех сценах, которые ей предстоит сыграть. И в большинстве из них ее партнером будет Уэбб… интересно, скоро ли он приедет? Но Анна тут же спохватилась. «Внимательно следи за разговором и учись, а не думай обо всякой ерунде!» – напомнила она себе.
Вдруг она услышала имя, которое сразу привлекло ее внимание и заставило прислушаться.
– Эспиноза привозит с собой Анну-Марию, – сказал Гаррис Иву. – Она мне звонила сегодня утром. – После этих слов он пристально посмотрел на застывшее лицо Анны. – Извини, дорогая, но я не успел ввести тебя в курс дела. Ты, наверное, слышала о Сале Эспинозе? Анна-Мария – его любовница. Думаю, вы найдете контакт. Она не только красива и очаровательна, но еще и совершенно потрясающая массажистка. Спроси у Ива – он подтвердит, что во всем мире не найти лучшей пары рук.
– Да, у нее действительно настоящий талант, – согласился Ив. – Я никогда не встречал таких профессионалов. Недаром Эспиноза так ее ценит: после гонок никого, кроме нее, к себе не подпускает.
– Когда у тебя будет тяжелый день, мы попросим Анну-Марию сделать тебе один из ее знаменитых массажей. А таких дней будет много. Зная Ива, это можно утверждать наверняка!
Плейдел лишь кротко закатил глаза.
– Обо мне говорили и не такое, mon ami. Но, может быть, не стоит так сразу пугать нашу героиню? Ты забыл ей сказать, что я еще и очень терпелив, – с этими словами Ив улыбнулся Анне. – Не стоит бояться, дорогая. Поверь, это все того не стоит. – И цинично добавил: – Тем более, что большинство женщин, которых я встречал, были прирожденными актрисами!
В этот вечер Гаррис не стал провожать Анну наверх. Он лишь довел ее до лестницы, не переставая подшучивать по поводу ее упорного нежелания пользоваться лифтом, который установил Дэнни Феррано.
– Но я люблю эту лестницу! Мне всегда нравилось подниматься по ней в свою комнату.
Он придет сегодня к ней? Наверное, нет. В его взгляде промелькнуло сожаление. Им с Ивом еще предстоит набросать план съемок на следующую неделю. Анна была рада этому: бессонная ночь накануне, сигаретный дым и послеобеденные коктейли очень утомили ее.
Гаррис наклонился и нежно поцеловал ее в губы.
– Анна, ты так красива. И мне бы очень хотелось, чтобы… – поймав ее вопросительный взгляд, он осекся и криво усмехнулся: – Черт возьми! По-моему, я выбрал неудачное время и место для серьезного разговора. Но мне просто хотелось, чтобы ты знала: ты ничем мне не обязана. Понимаешь? Ты совершенно свободна, что бы ни случилось.
Позднее, лежа в постели и отложив в сторону сценарий, Анна думала о том, что бы это все могло означать. Гаррис был так серьезен, так торжественен. Конечно, при его чуткости он не мог не заметить ее холодности. Может быть, таким неуклюжим образом он пытался натолкнуть ее на мысль о других любовниках? Неужели дело в этом?
В течение нескольких недель всей съемочной группе предстояло жить в полном отрыве от внешнего мира. «Закрытые съемки». Конечно, неизбежны и ссоры, и вражда, и проявления характеров. Но все-таки на первом месте должно быть чувство общности – ведь им предстоит вместе создать фильм, которому бы поверили миллионы зрителей. Анна вспомнила то почти завистливое и тоскливое чувство, которое она испытывала, глядя на людей искусства, всего два года назад. Тогда она была чужой в их мире, но на этот раз будет по-другому.
Анна долго лежала без сна, вглядываясь в темноту и прислушиваясь к отдаленному рокоту волн за окнами. Потом пошла в ванную и приняла снотворное. Вернувшись, она включила радио, и спальню заполнила негромкая музыка. Гаррис еще не поднялся к себе, но это не имело значения – сегодня он вряд ли придет к ней.
Перед тем как окончательно заснуть, ей показалось, что она слышит шум вертолета. Интересно, он прилетал или улетал? Хотя это не имело ни малейшего значения – она прекрасно все сможет узнать и утром…
Анна не слышала ни хлопанья дверей, ни звука голосов, ни шума лифта. Проснулась она от яркого солнечного света и аромата кофе, который щекотал ей ноздри. Тяжелые шторы были раздвинуты. Повернувшись на спину, Анна приглушенно вскрикнула и инстинктивно натянула одеяло до самого подбородка. Над ней с подносом в руках стоял Карим и улыбался.
– Уже почти полдень, и все, кроме тебя, наслаждаются прекрасной погодой. Что нужно было делать прошедшей ночью, чтобы так устать?
Улыбка стала еще шире, и она увидела белоснежные зубы.
– Ты напоминаешь перепуганную девственницу, которая прячется от похотливых глаз. Это интригует.
Злость окончательно согнала остатки дремоты.
– Позвольте вас спросить, Карим, что вы, собственно, здесь делаете?
– Я всего лишь заменяю черномазую служанку, которая должна была принести этот поднос. Разве у меня плохо получается?
В его насмешливых словах явственно ощущался плохо скрытый подтекст. Одетый в облегающую шелковую рубашку и обтягивающие брюки, с небрежно повязанным на смуглой шее платком, он был бесспорно красив. А горящий взгляд угольно-черных глаз был совершенно однозначен.
Анна чувствовала, что ее щеки пылают.
– Благодарю вас. Это было очень мило с вашей стороны. А теперь можете поставить поднос и идти.
Насмешливое выражение бесследно исчезло с лица Карима, резко потемневшего от злости.
– Не стоит разговаривать со мной, как со слугой, ma belle! Боюсь, что тебе предстоит еще очень много узнать о мужчинах. Я не выхолощенный американец или англичанин, который может стерпеть оскорбление от женщины. И ты скоро в этом убедишься!
– Вы сейчас не на съемочной площадке, Карим, а я в данный момент совершенно не расположена к драматическим сценам. Может быть, вы все-таки выйдете, чтобы я могла одеться? – Анна старалась говорить как можно спокойнее, но в глазах сквозил испуг и настороженность.
Карим с такой злостью поставил поднос на туалетный столик, что почти весь кофе разлился, но и после этого он продолжал стоять, глядя на Анну сверху вниз.
– Интересно, чего ты так боишься? Что скрываешь за своей маской презрения? Точно так же, как и пытаешься скрыть свое тело от моих глаз? А может быть, ты относишься к типу женщин, которым необходимо чувствовать себя изнасилованными? Хорошо, я доставлю тебе такое удовольствие. И после этого ты во всем будешь покорна мне. Ты станешь передо мной на колени и, если прикажу, возьмешь в рот. Ты будешь выполнять любое мое желание.
Он добился своего. Расчетливая грубость его слов шокировала и испугала Анну. Раздался неприятный смех.
– Ну что… опять боишься? Меня, себя или тайных желаний, которые пытаешься скрыть под внешней неприступностью? Не нужно строить из себя испуганную девственницу. Я прекрасно знаю, как ты страстна. Твоя подруга Кэрол однажды давала мне послушать довольно интересную пленку, и я слушал, как ты стонешь от наслаждения, когда тобой овладевают, – он издевательски рассмеялся прямо ей в лицо.
– Неужели ты не знала, какую очаровательную игру придумали они вместе с твоим cher ami Уэббом Карнаганом? Это нечто вроде соревнования. Каждый должен записывать на магнитофон свои постельные сцены с другими, а потом они вместе все это прослушивают и получают массу удовольствия. По-моему, довольно остроумно придумано, тебе не кажется?
Анна почувствовала внезапный приступ тошноты. Ярость душила ее. Нет… Неправда! Он специально придумал это, чтобы сделать ей больно, чтобы отомстить за собственную уязвленную гордость.
– Вы лжете! – сказала она вслух. – И я больше не желаю ничего слышать. Поэтому вам лучше…
– Внимательно следи за своими словами, когда разговариваешь со мной, Анна Мэллори! Потому что мое терпение не безгранично. Учти, что я предпочитаю вообще не тратить времени на лишние разговоры. И мне не нужны посторонние эротические звуки, чтобы завестись.
Он продолжал стоять над ней. Его красивое лицо казалось еще более смуглым от плохо сдерживаемой ярости. Анна невольно отпрянула, что вызвало на лице Карима кривую ухмылку.
– Но, – вкрадчиво продолжал он, – я все-таки терпеливый человек. И я уверен, что наше время еще придет, – он сделал шутовской поклон и продолжал: – Простите, что потревожил ваш сон! Я подожду… и вы тоже. Bon matin.
Карим давно ушел, а Анна все не могла прийти в себя от боли и унижения. Если бы только она могла не слушать насмешливый, издевательский голос Карима! Неужели это правда? Неужели Уэбб и Кэрол действительно играют в эту «очаровательную игру»? Неужели они возбуждают друг друга таким образом? «Послушай, что записала я, а потом послушаем, что записал ты». Анна чувствовала, что у нее начинается истерика. Может быть, не стоило так опрометчиво отказываться от услуг Карима? Но он реагировал на отказ, как испорченный, избалованный ребенок, который никогда ни в чем не знал удержу. Неужели он говорил правду? Но даже если и так, почему она лежит здесь, съежившись, как перепуганный зайчишка? К черту Уэбба, вместе с его извращенными играми! И к черту Карима, который тоже всего лишь пытается вести игру по собственным правилам. Она не боится ни того, ни другого. И докажет это.
Гнев оживил Анну и придал ей силы, необходимые для общения с остальными гостями Гарриса. Судя по его словам, все они были очаровательны. Особенно греческий миллионер Петракис. Если она правильно поняла, то он недавно развелся со своей второй женой. А его нынешняя любовница, Сара Веспер, будет играть в фильме ее мачеху.
«Я свободна, – думала Анна. – Свободна!» Даже Гаррис постоянно напоминал ей об этом. Заканчивая макияж, Анна снова и снова повторяла своему отражению: «Я обязательно расквитаюсь с Уэббом… Я отплачу этому грязному мерзавцу его же монетой!»
Заново отделанная столовая на первом этаже выглядела очень по-испански. Несмотря на ранний час, там уже были сервированы коктейли.
Анна наконец решилась спуститься вниз. Она надела летнее шелковое платье с оборками на юбке. Узкий корсет приподнимал грудь, отчего та казалась больше. Последняя коллекция Сен-Лорана тоже отдавала дань испанскому стилю. Это платье придавало Анне дополнительную уверенность в себе, и она была готова к встрече с чем угодно… и с кем угодно.
Негромкая музыка заглушала рокот океана, а ее, в свою очередь, перекрывал шум голосов и громкий смех.
Сегодня в столовой не было видно операторов, инженеров и техников. Здесь была только элита, гости Гарриса – представители самых высоких кругов разных стран. Несмотря на ранний час, они явно весело проводили время.
В последний раз с тоской подумав о свежем, прохладном воздухе, о запахе сосен и океана, Анна вошла в столовую. И почти тотчас же рядом с ней оказался Гаррис Фелпс. Серые глаза пристально изучали ее лицо.
– Ты плохо спала сегодня? Я уже начал беспокоиться, что ты вообще не спустишься вниз. Конечно, мне следовало самому подняться к тебе, но… – он извиняющимся жестом показал на гостей, собравшихся в столовой, – ты же сама видишь, что здесь творится!
Нежно взяв Анну за руку, Гаррис аккуратно поцеловал ее в уголок накрашенного рта.
– Дорогая, ты выглядишь просто бесподобно. Пойдем, я познакомлю тебя с нашими гостями.
«Нашими гостями!» Гаррис мягко напомнил ей о том, что она должна исполнять обязанности хозяйки.
Его тактичность заставляла Анну невольно чувствовать себя виноватой.
– Я очень поздно проснулась, – шепотом ответила она, размышляя о том, стоит ли рассказывать Гаррису об утреннем посещении Карима. Но время было упущено. Гаррис уже начал бесконечные представления, переводя ее от одной группы гостей к другой.
Одно имя сменялось другим, и у Анны возникло ощущение, что она просматривает страницы светской хроники. Но некоторые из гостей все же выделялись на общем фоне…
Таки Петракис… Коренастый подвижный брюнет, который слишком долго прижимался губами к ее руке. Элегантная шатенка, которая была с ним, казалось, ничуть не возражала; она лишь заговорщически улыбнулась Анне. Сара Веспер – светская львица, которая стала киноактрисой. Выйдя замуж за одного из немногих богатых английских герцогов, она бросила кино. Теперь же, овдовев, с радостью согласилась сниматься в «Жажде славы». Ее драгоценности представляли собой целое состояние, а точеное личико было необыкновенно моложавым. Анне она сразу понравилась – у нее была обаятельная искренняя улыбка и естественные непринужденные манеры.
Руфусу Рэндаллу принадлежали целая сеть газет, несколько ведущих журналов и два издательства. Он также владел контрольным пакетом акций одной из крупнейших телекомпаний, хотя сам всегда старался держаться в тени.
– «Рэндалл Хаус» опубликовал «Жажду славы», Анна, – Гаррис тактично напомнил ей об этом факте, на тот случай, если она забыла.
Рэндалл был невысок и широкоплеч. При разговоре Он помогал себе правой рукой с вечно зажатой в ней сигарой. Ярко-голубые глаза пристально рассматривали Анну из-под кустистых бровей. Ей был хорошо знаком этот откровенный, оценивающий взгляд. Он был свойственен очень богатым людям.
– На обложках журналов вам просто нет равных. Надеюсь, что в качестве киноактрисы вы будете столь же неотразимы.
Анна что-то вежливо бормотала в ответ, пытаясь понять, почему он продолжает так внимательно рассматривать ее. Но внезапно он выпустил ее руку из своей медвежьей лапы и сказал:
– А вы очень похожи на мать. Я знал ее. Это была необыкновенно красивая женщина.
Его слова потрясли Анну. Не дав ей прийти в себя, Руфус уже переключил свое внимание на Гарриса:
– Ты не возражаешь, если мы опубликуем небольшую статью о ней в «Персоналитиз»? Только самые общие сведения. Нужно опередить всех потенциальных конкурентов, – неожиданно он хрипло рассмеялся: – Я решил, что ты не станешь возражать, а потому уже дал задание Джеффу – кстати, где этот сукин сын? – взять у нее небольшое интервью. Вы не против, мисс Мэллори?
Анна терпеть не могла таких деспотичных самодуров, но тем не менее согласилась. Правда, Рэндалл ничего другого и не ожидал.
Наконец, к ее великой радости, они расстались с издателем и продолжили обход гостей.
Клаудия дель Антонини была одета в нечто, прикрывающее лишь самые необходимые места и смело облегающее аппетитные выпуклости. Ее лицо исказилось в непонятной гримасе, которая, по-видимому, должна была обозначать вежливую улыбку. Ив Плейдел, стоящий рядом со своей бывшей женой, поцеловал Анну в губы и сделал ей витиеватый комплимент, что, естественно, не улучшило настроения Клаудии.
Дядя Карима, эмир, был в арабском головном уборе, что плохо сочеталось с его европейским костюмом. По-французски этот элегантный человек с ястребиным носом говорил так же бегло, как и Карим. Он галантно поцеловал Анне руку, и она почувствовала на себе такой же оценивающий взгляд, каким смотрел на нее его племянник. Карим стоял рядом с ним и лишь вежливо поклонился, но Анне он был неприятен и напоминал о сегодняшнем пробуждении.
К счастью, эмир задержал Гарриса, и Анна наконец смогла идти туда, куда ей хочется.
Первым делом она направилась к бару, который расположился вдоль одной из стен. Она уже достаточно долго играла роль радушной хозяйки и заслуживала небольшой награды.
– Пожалуйста, смешай мне мартини, Дейв.
Джин – сверху. Оливку можешь оставить себе.
Слава Богу, хоть Уэбба еще не было. Она Пока не готова к встрече с ним. Будь он проклят… проклят! Значит, она была лишь очередной записью в их с Кэрол совместной коллекции? Встречаться с Кэрол ей не хотелось. Стоило только представить, как они с Уэббом занимаются любовью под магнитофон, и тошнота подступала к горлу. Но она отомстит ему! Обязательно отомстит!
– Ваше здоровье. Я впервые встречаю женщину, которая знает толк в настоящем мартини.
Лицо человека, произнесшего эти слова, показалось Анне смутно знакомым: загорелая кожа и ранняя седина, бакенбарды и смеющиеся голубые глаза. Он стоял рядом с ней, облокотившись на стойку. Анна сделала небольшой глоток, оценивая коктейль. Тем временем ее сосед продолжал:
– Меня зовут Гарольд Брайтман. Надеюсь, я не слишком навязчив?
– Какая замечательная встреча! Значит, вы мой новый гуру. Я – Анна Мэллори, и мне просто необходимо научиться расслабляться. Разве Гаррис вам ничего не говорил?
Брайтман проигнорировал язвительность Анны. Его улыбка осталась по-прежнему дружелюбной и немного озорной.
– Это действительно замечательно, что я встретил именно вас! Но сегодня вы производите впечатление вполне расслабленной. Гаррис же говорил мне только о том, как он счастлив, что нашел вас для своего нового фильма. И другие аналогичные комплименты.
Мартини был вкусным и холодным, но, к сожалению, слишком быстро закончился. Она подтолкнула свой бокал к Дейву, и тот вновь наполнил его, не задавая липших вопросов. Анна же тем временем продолжала улыбаться доктору Брайтману.
– Не будет банальностью, если я скажу, что читала вашу книгу и она мне очень понравилась? Мой бывший гуру, доктор Холдейн, очень часто цитировал ее.
Брайтман выглядел польщенным.
– Боюсь, что мне тоже не приходит на ум ничего, кроме обычных в таких случаях банальностей. Типа вопроса о том, каково эта – быть киноактрисой? Сам я давно и безнадежно влюблен в кинематограф.
Второй мартини казался еще лучше первого, и на этот раз они рассмеялись вместе.
– А если серьезно, то мне совершенно непонятно, зачем такой очаровательной, уверенной в себе молодой женщине может понадобиться… как вы это называете?.. гуру.
Краем уха Анна услышала собственный смех. Нет, мартини точно когда-нибудь погубит ее! Ну и черт с ним!
Плюнув на все, она вновь пододвинула свой стакан к Дейву и небрежно ответила:
– Видите ли, дело в том, что я слишком много пью на подобных вечеринках: никак не могу окончательно снять напряжение. Кроме того, я вообще не уверена, что смогу играть. Работа модели – это совсем другое. Но я же ничего не смыслю в актерской игре… Черт побери, я, кажется, несу полную околесицу! Простите меня.
Брайтман внимательно слушал, и, казалось, его совсем не смущала некоторая бессвязность ее речи. Как он мил, подумала Анна, и ей захотелось потрепать его по руке.
– То, что вы чувствуете, – совершенно нормально. Но если вам кажется, что лучше…
– Анна! Наконец-то! Я тебя повсюду искал. Привет, Гал. Рад, что вы уже познакомились, – Гаррис принес с собой неприятную суету. Стоило ей устроиться поуютнее, как он тут же захотел ее куда-то увести, с кем-то познакомить…
– А мы тут так мило болтали, – пыталась она хоть немного оттянуть время. – Доктор Брайтман собирается научить меня расслабляться. Правда, доктор?
– Обязательно! Если вы действительно думаете, что это вам необходимо.
– Я в этом абсолютно уверена!
Брайтман улыбнулся, с сожалением глядя им вслед. А Гаррис уже уводил Анну к очередной группе гостей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Развлекающие толпу - Роджерс Розмари



Отлично,захватывающий сюжет и отлчный хэпи энд.
Развлекающие толпу - Роджерс Розмаримарина
18.09.2012, 19.55





Роман захватывает,но столько насилия у этого автора. Прочла вторую книгу и создается впечатление что автор кайфует от садизма и унижением гл. героинь, а глав. герои выступают в роли мачо-чмо. но равнодушным не оставил.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариЛика
10.12.2012, 22.05





Герой Уэбб. Букву э заменить на е. Все со всеми на глазах у всех, но с кем-то это любовь
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариНатка
11.12.2012, 1.40





Ojen interesnay i ne presnay kniga8/10
Развлекающие толпу - Роджерс Розмариkarina
16.02.2013, 18.41





Понравилась. ещё б что развратное про артистов поискать что ли, про них блядей.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариЛада Калина
26.08.2013, 22.39





Классный роман. Ебутся кто с кем попало. Главный герой Уёбб (Уэбб??) От перемены буквы смысл не меняется. Ебёт всех подряд, всё что двигается и ползает: чужих жён, своих бывших, своих настоящих, старух, молодых, здоровых, больных. Какое-то животное, каким движут одни инстинкты. Я ещё понимаю, ну ловелас. С одной неделю поматросил-бросил, потом с другой пару дней помутил-бросил. А то ОДНОВЛЕМЕННО мутит с дюжиной баб, вот что отвращает, будто бы по часам расписано: с утра с одной, днём с другой, вечером групповуха с лесбиянками. Приходит жена и застаёт его в постели с бабой. Он голову в песок и пошёл в душ яйца полоскать, бабы сами пусть дерутся. А вечером спит с бывшей женой. На следующий день охмуряет пьяную итальянку. При этом он никого не бросает. А все бабы, кого мужья недоёбывают, сами его как жеребца используют. Думаю, писательница затаила злобу на мужской род, сама писательница своего героя ненавидит. Главная героиня – фригидная брондинка, влюблённая в Уёба, что похабно издевательски-насмешливо к ней относится. Ненавидит его и всех его баб, но стоит ему слегка её чмокнуть и она превращается в овощ, потому что он – единственный кто её удовлетворил. После групповухи-изнасилования одновременно пятью мужиками через час с удовольствием занимается любовью с любимым. Какое бешенство матки? Она фригидная. Параллельно как с главным героем, героиня ебётся с хачиком Каримом. Обнаркоманенная и, кажется, получает удовольствие, но на утро не помнит: кто и с кем? И когда он днями не даёт ей проходу, непонимающе клыпает: "Ты скажи, ты скажи, чё те надо?" Также среди её параллельных связей бизнесмен Гаррис, который в отличие от ГГ, что похабно к ней относится, восхищается ею, видит её личность, скрытый аристократизм, уважает. Но так нет, чтобы её завоевать, покорить, показать своё превосходство над тупым животным, показать ей, как должен вести себя нормальный мужчина, он с завистью подглядывают в камеры слежения, как Уёб ебёт каждый день разных баб и дрочит.rnИ что толку что главные герои в конце решили пожениться? Артисты. Через полгода разведутся. Кобель поблудный – это диагноз. И что толку что влюбился? Ничего хорошего из этого не выйдет. Вот если бы осталась с тем, кто её уважал, но, но... тот пидор. В общем читать интересно, книга понравилась, без соплей, без приторностей. Герои ведут себя, как ведут себя люди, правдоподобно. Что бабы думают, мужчина спит с разными бабами и при этом страдает, представляет всегда одну, только ту. Нет. Это миф для наших тупых романтичных женских бошек. Они и хотят, и желают других баб и при этом любят одну единственную. Реализм. Такая настоящая мужская любовь. И мне интересно читать именно реализм человеческих отношений, а не неправдоподобные вздохи и сопли. Можете кидаться в меня помидорами.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариКрасная Шапочка
11.09.2013, 18.52





Шапка, браво! Вот здоровый взгляд на предмет
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариРоза
11.09.2013, 20.09





ужас...
Развлекающие толпу - Роджерс Розмаринастя
9.10.2014, 23.53





Шапка, респект, надо почитать. :D
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариИва
10.10.2014, 6.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100