Читать онлайн Развлекающие толпу, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Развлекающие толпу - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Развлекающие толпу - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Развлекающие толпу - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Развлекающие толпу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Просыпаться утром было невообразимо тяжело. Анна судорожно пыталась выбраться из сна, но свинцовая усталость тянула обратно. Виолетта. По непонятной причине Виолетта начала раздражать ее. Ну почему она никак не может оставить ее в покое?
– Анна! Анна, ты собираешься просыпаться или нет? Через два часа тебе надо быть на съемках в Суррее, а мне уже пора на работу. Меня разбудил твой будильник. Поэтому, когда я поняла, что ты до сих пор не встала…
Анна с трудом открыла глаза и увидела склоненное над ней озабоченное лицо. Голос Виолетты стал резче:
– Ты нормально себя чувствуешь? Я не слышала, когда ты пришла…
– Я прекрасно себя чувствую! Просто накануне приняла снотворное, вот и все. Наверное, не стоило этого делать после всего выпитого вчера, – заставив себя сесть, Анна почувствовала легкое головокружение, но необъяснимая злость на Виолетту быстро привела ее в чувство. – И ты никак не могла слышать, когда я вошла, потому что ко времени твоего прихода я уже давно лежала в постели. У меня страшно разболелась голова, и Гаррис рано отвез меня домой.
От Анны не укрылся внезапно вспыхнувший на щеках Виолетты румянец, но она быстро справилась со смущением и непокорно встряхнула взлохмаченными кудряшками.
– Да… Честно говоря, я пришла довольно поздно. Или рано, если тебе так больше нравится!
– Неужели? – Анна пыталась придать своему голосу полное безразличие. Заставив себя выбраться из кровати, она неосознанно пошевелила пальцами, которые саднили в тех местах, где в них впились кольца. Уэбб! Вновь нахлынули воспоминания вчерашнего вечера, пробудив забытые чувства. А ведь снотворное она принимала только затем, чтобы отгородиться от них.
Конечно, это было крайне глупо с ее стороны – теперь Анна чувствовала себя совершенно разбитой. – Наверное, мне лучше пойти принять душ. Спасибо, что разбудила.
Но от Виолетты не так легко было отделаться. Она продолжала повсюду следовать за Анной с видом провинившегося ребенка. Но только Виолетта не была ребенком! Несмотря на имидж невинной девочки, она была очень сексуальной молодой женщиной, и мужчины быстро обнаруживали это. Обнаружил и Уэбб. Стоило только телохранителям увезти принцессу, как они тут же нашли общий язык.
Бедная Клаудия была брошена на произвол судьбы и отчаянно переругивалась с Ивом; вокруг ее чувственных губ с каждой секундой залегали все более угрюмые складки. Уэбб и Виолетта исчезли; дверь в спальню была закрыта, и Анна чувствовала, что ее улыбка напоминает клоунскую маску. Наконец Гаррис со свойственным ему тактом вспомнил, что у нее утром съемки, и предложил отвезти домой.
– Давай поболтаем, пока ты будешь принимать душ.
Анна не хотела выслушивать излияния Виолетты, по крайней мере, те из них, которые касались Уэбба. Но Виолетта уже входила за ней в ванную.
– Ну и вечер – просто потрясающий! А слышала бы ты все последние сплетни! Оказывается, сенатор Маркхем неравнодушен к Кэрол Кокран. Поэтому он и приехал без жены. Крег чуть с ума не сошел, когда я ему об этом сказала! Он иногда бывает таким пуританином, правда? А все сенаторы и конгрессмены для него просто святые! Знаешь, мне кажется, – при этих словах она задумчиво склонила голову набок, – что он… я имею в виду Крега… по-прежнему любит тебя.
– Ерунда! – коротко ответила Анна и открыла душ на полную мощность.
– Понимаешь… Я всегда могу определить, когда мужчина, который со мной встречается, неравнодушен к другой женщине. Он с радостью бы вновь сошелся с тобой, если бы, конечно, ты захотела. Нет, ты не подумай, я вовсе не осуждаю твой роман с Фелпсом! Кстати, он уже пригласил тебя на свою яхту? Говорят, она даже больше, чем у Онасиса! – Анна не отвечала, и Виолетта резко сменила тему: – А как тебе понравился Уэбб? Он в жизни еще более грандиозен, чем на экране, правда? Но, – в ее голосе послышалась укоризна, – ты мне никогда не говорила, что знаешь его!
Из-за шума воды Анна едва слышала собственный голос.
– А я его и не знаю. Мы просто однажды встречались, вот и все! А он встречает тысячи женщин, и причем постоянно, так что я даже не уверена, что он запомнил меня. – Анна не кривила душой: он ведь действительно сначала не узнал ее. Интересно, Виолетта замолчит когда-нибудь или нет?
– Зато он уж точно запомнит меня! Даже попросил мой номер телефона…
Из всего этого непрерывного потока слов Анна уловила лишь отдельные фразы. Она сознательно пыталась отключиться и не слушать откровения Виолетты, к которым была не вполне готова. Наконец, разочарованная таким невниманием, Виолетта умчалась на работу в своем небесно-голубом «порше». Ну что же это такое, в самом деле! Теперь она наверняка опоздает на съемки и…
Нечаянно опрокинув со столика статуэтку из дрезденского фарфора, Анна вполголоса выругалась (необходимо следить за своей речью!) и, наконец, не произведя больше никаких разрушений, добралась до двери. В этот момент зазвонил телефон. Анна заколебалась. Кто бы это мог быть? Наверное, Дункан: хочет узнать, почему Виолетта до сих пор не на работе, С другой стороны, могли звонить из Суррея, чтобы отменить съемки из-за плохой погоды. Нужно было послушать прогноз по радио, и она бы обязательно это сделала, если бы не болтовня Виолетты. Телефон продолжал настойчиво звонить, и Анна решила взять трубку. Может быть, это Гаррис?
– Алло? – она запыхалась и злилась на себя за то, что все-таки подошла к телефону.
– Энни? – знакомый голос парализовал ее. «Даже попросил мой номер телефона»… Виолетта так радовалась этому! Но ведь этот номер был также и ее.
– Энни? – нетерпеливо повторил голос на другом конце провода.
Анна собрала всю свою волю и холодно ответила:
– Вам, наверное, нужна Виолетта, но ее сейчас нет.
Теперь в его голосе звучала с трудом сдерживаемая ярость:
– Черт возьми, Энни, прекрати играть со мной в эти игры! Нам необходимо поговорить, разве ты этого не понимаешь? Вчера вечером…
Вчера вечером! Анна закрыла глаза, с трудом сдерживая приступ гнева. Ей хотелось скрежетать зубами, топать ногами.
– Извини, Уэбб, но я опаздываю на работу. А мне предстоит еще двухчасовая поездка. Перезвони попозже, когда вернется Виолетта. Вы с ней разминулись буквально на пару минут.
Щелк! Анна почти швырнула трубку и, схватив пиджак, вылетела из квартиры, игнорируя вновь раздавшиеся звонки.
– Я прекрасно знаю, что «разминулся» с Виолеттой. Я специально ждал, пока она уедет. И от чего же ты бежишь на этот раз, Энни? – взгляд Уэбба буквально пригвоздил ее к двери, в то время как она смотрела на него, как на привидение, не веря собственным глазам.
Эти же слова он говорил ей и при их первой встрече… Но откуда он появился?
В вытертых голубых джинсах и такой же куртке, взъерошенный, небритый… Уэбб небрежно кивнул в сторону телефонной будки на другой стороне улицы. Как же она раньше никогда ее не замечала!
– Очень удобный наблюдательный пункт, малыш.
Я увидел, как малютка Ви уехала в своей малютке машине, и позвонил тебе.
В его глазах зажегся недобрый огонек, и Анне захотелось убежать, спрятаться от этого взгляда, но ей мешала дверь, к которой она была прижата спиной.
Отчаяние заставило ее сорваться на крик:
– Оставь меня в покое, Уэбб! Вокруг тысячи женщин, которые готовы принадлежать тебе без малейших усилий с твоей стороны. Зачем же преследовать именно меня? Нам абсолютно нечего сказать друг другу и…
Вспоминая впоследствии этот момент, Анна не могла сказать точно, что же именно произошло. Она только помнила, как инстинктивно пыталась оттолкнуть Уэбба, пока не почувствовала его губы, которые прервали ее на полуслове. А потом стало слишком поздно – воля и здравый смысл растворились в его поцелуях. Тело вбирало полузабытые ощущения, как иссушенная, растрескавшаяся земля вбирает влагу. Сомнения, вопросы, даже гнев и обида – ничто больше не имело значения. Все смел на своем пути захлестнувший ее поток чувств.
Когда Уэбб наконец отпустил ее, действительность навалилась, как возобновившаяся засуха после благотворного ливня.
Анна чувствовала, что голос дрожит так же, как и она сама.
– Это… это несправедливо! Уэбб…
– Позволь напомнить тебе старую пословицу: все справедливо в любви и на войне.
– Уэбб, я умоляю тебя, оставь меня в покое! Я же для тебя абсолютно ничего не значу. Всего лишь старая связь. Очередная победа…
– Чего ты добиваешься, Энни? Ты прекрасно понимаешь, что для меня это вовсе не «очередная победа». Какого черта, по-твоему, я торчал на этом жутком холоде и ждал тебя? «Преследовал» – так ты это, кажется, назвала? Не знаешь? Я и сам не знаю. Но ты, как заноза, сидишь в моей душе. Миссис Гайятт – Энни – женщина-загадка. И мне все время нестерпимо хочется задавать тебе вопросы, на которые я не имею никакого права. Ты бы никогда не стала этого делать, Правда? Ведь ты очень горда и очень упряма, не так ли? Да я бы никогда тебе этого и не позволил, потому что сам такой. Только у мужчин это называют высокомерием… Когда я увидел тебя вчера вечером…
– Ты не узнал меня! – укоризненно прошептала Анна. Ей все еще было обидно.
– Да, я не узнал тебя. Сначала я увидел просто красивую женщину – очень красивую, но такую же, как и все остальные. А потом, Энни, я увидел твои глаза. И губы. – Его пальцы, холодные и огрубевшие от ветра, нежно обвели контуры ее рта, вызвав невольную дрожь. – И долго не мог понять, что же меня так разозлило. А мне просто хотелось стереть с твоего лица всю эту дурацкую косметику, распустить волосы и сорвать с тебя платье, которое вызывало такую зависть у всех остальных женщин.
– Но вместо этого ты решил увести Виолетту в спальню. – Господи, ну что она говорит? Ведет себя, как ревнивая дура. И зачем ему вообще было знать, что она это заметила?
Уэбб выпустил ее руку, и лицо его посуровело.
– Да, именно так я и поступил. Но боюсь, что твоему приятелю Гаррису могло бы не понравиться, если вместо нее я решил бы увести тебя. Или я ошибаюсь? Твоя подружка любит поговорить. Ужасная болтушка.
Гордость, которую он назвал высокомерием, снова взяла свое, и Анна решительно вскинула голову.
– Да, она такая. А теперь мне действительно пора.
Я и так уже опаздываю, да и у тебя наверняка есть дела.
Она не могла понять ни его, ни себя. Их постоянно тянуло друг к другу, но, сопротивляясь изо всех сил, они в последний момент резко сворачивали в сторону для того, чтобы с удвоенной силой опять устремиться навстречу друг другу. Но почему… почему? Она была так уверена, что сможет устоять перед Уэббом, но она не смогла… И Уэбб, черт бы его набрал, прекрасно это чувствовал! Но что ему от нее нужно на этот раз?
– Туше, Энни. – Золотистые глаза зло вспыхнули. – У меня нет сегодня никаких дел, и я отвезу тебя, куда тебе нужно.
«А как же Клаудия?» – Анна едва сдержалась, чтобы не задать все возникшие у нее вопросы: «Как же Виолетта?» Но она была слишком вымотана, чтобы сопротивляться. Какое ей дело до причин! Главное, что он хотел быть с ней, он искал ее. В конце концов, половина женщин мира отдала бы все что угодно за то, чтобы Уэбб Карнаган так преследовал их. Анна послушно дала провести себя мимо своей машины и усадить в изящный белый «мерседес». Уэбб сел за руль, и машина тронулась.
По дороге они молчали. Откинувшись на переднем сиденье и закрыв глаза, Анна чувствовала, как с каждой милей сокращалось разделяющее их время. Они сидели так близко… И каждый раз, когда его рука касалась ее, Анна понимала, что становится все беспомощнее. В замкнутом пространстве машины слишком ощутимо было его присутствие, его запах, то почти животное возбуждение, которое он вызывал в ней. Она перестала задавать себе вопросы – так было проще, легче, правильнее… И неважно, чем обернется эта их новая встреча – сказочным сном или кошмаром.
Свернув на старую Портсмутскую дорогу, они доехали до Гилдфорда.
– Куда теперь, малыш?
Анна заставила себя вернуться к действительности и стала показывать дорогу. Взглянув на часы, она обнаружила, что у нее в запасе еще целых пятнадцать минут. Погода была чудесная; и совершенно неважно, что подумает Нил Ричардсон. Главное, что она здесь с Уэббом, который хочет быть с ней. Так почему бы не признаться самой себе, что она счастлива? Может быть, слово «возбуждена» и лучше характеризует ее состояние, но к черту слова!
– Что с тобой, радость моя? Ты вся светишься. – Анне нравился Нил. Один из лучших мастеров своего дела, он был очень веселым человеком и ее другом. Ничем не выдав своего удивления, Ричардсон лишь весело подмигнул Анне, когда две другие манекенщицы – Сандра и Фелисити – узнали Уэбба и мигом растеряли всю свою надменность. – Так, значит, вот как это происходит! Я и представить себе не мог, что эти две стервочки могут вести себя настолько по-человечески.
Может быть, хоть это немного оживит их лица.
Будучи в первую очередь профессионалом, Нил не собирался упускать столь неожиданный случай.
– Раз уж ты здесь, старина, то не мог бы ты…
Окружающая обстановка дышала средневековьем.
Они снимали на фоне древней нормандской крепости. Говорили, что она построена еще в 1150 году. Платья же, напротив, были вызывающе современными. Короткие шелковые туники с брюками или цыганскими юбками, льняные сарафаны и голубые холщовые юбки на пуговицах, расстегнутые до бедра. Уэбб был лишь смутной мужской фигурой на заднем плане, кроме одного кадра, где Анна, с развевающимися по ветру волосами, весело смеялась, опершись о его руку.
Позднее она будет улыбаться или плакать над этой фотографией, но какое значение имело это сейчас? Перекусив хлебом с сыром и запив их вином, они направились в ближайшую гостиницу и молча сели у камина. Вдвоем.
Бедные Сандра и Фелисити! Им пришлось вернуться в Лондон вместе с Нилом, а она осталась здесь, с Уэббом. И ее совесть была спокойна. Почти.
– Нужно позвонить Виолетте, а не то она будет сходить с ума. Я никогда…
– Так позвони ей. Только постарайся говорить не очень долго. Я истосковался по тебе, Энни.
В камине весело горел огонь, и такой же огонь горел у нее внутри, когда она смотрела на Уэбба. В одних брюках он стоял перед камином и наблюдал за ней. Желание. Господи, сколько же времени прошло с тех пор, как она в последний раз ощущала эту неистовую физическую потребность? Жидкий огонь пульсировал в теле, и его необходимо было погасить. Ну почему телефонистка так долго соединяет?
Наконец сквозь щелчки на линии послышался взволнованный голос Виолетты.
– Анна? Что произошло? Когда я увидела у дома твою машину, то чуть не сошла с ума! Где ты?
Анна изо всех сил старалась говорить небрежно, но под взглядом Уэбба ей это удавалось с трудом.
– Я в Гилдфорде. Я… меня подвезли сюда. Хочу предупредить тебя, чтобы ты не беспокоилась. Я просто решила переночевать здесь. – Затем добавила с внезапным раздражением: – В конце концов, Виолетта, я уже давно не ребенок! И если у меня внезапно возникло желание…
– Внезапно? – голос Виолетты звучал недоверчиво. – По крайней мере, ты могла бы позвонить и раньше! Я весь вечер не могу отойти от этого проклятого телефона. Сначала позвонила твоя подруга Кэрол, потом Гаррис Фелпс – трижды: он хотел пригласить тебя на ужин. Так же, как и какой-то француз – Ив, кажется. Случайно не Сен-Лоран? Дорогая, это же совершенно на тебя не похоже! Ты уверена, что с тобой все в порядке? Как ты доберешься обратно до Лондона?
– Точно так же, как добралась до Гилдфорда. Мы сможем обо всем поговорить завтра. Нет… Я еще точно не знаю, когда вернусь. Да и какое это имеет значение? Мне, конечно, неудобно, что тебе пришлось весь вечер отвечать на звонки, но…
Иронически приподняв бровь, Уэбб бесшумно зааплодировал. Черт побери! Он же ей только мешает! Анна никак не могла сосредоточиться на слегка обиженном голосе Виолетты и решила положить конец бессмысленному диалогу:
– Я обязательно вернусь завтра. И со мной все в порядке. А сейчас, извини, мне очень хочется спать.
– Ну что ж, пожелай ему от меня спокойной ночи! – ответила Виолетта с несвойственной ей язвительностью.
А потом Анна повесила трубку, и к ней подошел Уэбб. И все вокруг перестало иметь значение – осталась лишь жгучая потребность друг в друге. И она была наконец удовлетворена, когда тела их слились.
Значит, вот как это происходит! Их сплетенные тела никак не могли разъединиться: ее губы ощущали вкус его губ., И мысли Анны текли в единственно возможном направлении: «Я хочу его. Господи, как же я хочу его! Его тело и то, что оно может сделать с моим. И он тоже хочет меня. В этом он точно не притворяется и не играет. Что же тебе еще нужно? Принимай жизнь такой, какая она есть. И не задавай никому ненужных вопросов!»
– Ты так красива, Энни. Еще красивее, чем раньше, – ленивый голос Уэбба был слегка охрипшим, а в золотисто-желтых глазах отражался огонь камина. Она чувствовала приятную тяжесть его стройного мускулистого тела. Убирая с лица Анны влажные пряди волос, он как бы прочитал ее мысли и приглушенно заговорил: – Ну и что мне теперь с тобой делать? Когда я вижу тебя, мне в голову лезут совершенно безумные, старомодные мысли. Мне… Мне хочется, чтобы ты была рядом со мной. Хотя бы некоторое время…
– Почему…
Губы Уэбба коснулись ее груди, и Анна не смогла сформулировать свой вопрос.
– Будь я проклят, если я сам это понимаю! – теперь его голос звучал почти зло. – Я ничего не могу понять. Что я делаю здесь, рядом с тобой? Что ты делаешь здесь, рядом со мной? И, черт побери, что это я делаю, тратя время на разговоры?
Слова утратили всякий смысл, и ответы на все вопросы давали теперь только их тела. Анна чувствовала себя вывернутой наизнанку, а он брал ее снова и снова, смешивая боль с наслаждением, грубость – с нежностью. И никаких преград! Она могла лишь отдаваться и позволять ему делать все, что он захочет. Потому что она хотела того же.
Сразу после полудня они выехали обратно в Лондон, и было невозможно поверить, что это те же самые два человека… Уэбб включил приемник и стал не отрываясь смотреть в зеркало заднего обзора. Затем его внимание вновь привлекло радио – передавали музыку из «Дурной крови». Сосредоточенно послушав ее некоторое время, Уэбб переключился на программу новостей.
Что его так рассердило? Может быть, фотограф, который, ухмыляясь, ждал их в вестибюле гостиницы? Но если кому-нибудь из них и стоило беспокоиться, так это ей. Анна украдкой взглянула на Уэбба, глаза которого были скрыты за темными стеклами очков.
Новости в маленьких городках распространяются быстро. Анна никак не могла забыть эту толпу восторженных женщин. После нескольких завистливых взглядов в ее сторону она была оттеснена и забыта. Каждая из них хотела прикоснуться к своему кумиру. Анна вспомнила обнаженного, бронзовокожего дикаря, который обладал ею прошлой ночью… Кто она такая, чтобы осуждать этих женщин за то, что они тоже хотят его!
«Уэбб! Я считаю, что «Маха» – лучший фильм всех времен и народов! И вы в нем просто бесподобны!»
«Я смотрела каждый ваш фильм минимум по четыре раза. И никак не могу дождаться выхода «Дурной крови»!
Их совершенно не смущало то, что он с женщиной. А как же иначе? Это полностью соответствовало его имиджу.
«Мне это абсолютно безразлично… Абсолютно! – уговаривала себя Анна. – Ведь он приехал сюда из-за меня! Анна, тебе придется смириться с некоторыми вещами, если ты хочешь, чтобы это продолжалось… если ты сможешь сделать так, чтобы это продолжалось…» А сможет ли она?
Медленно ползущий грузовик закрыл проезд, на узком участке дороги. Вполголоса выругавшись, Уэбб снизил скорость, и «мерседес» заурчал, как большой белый кот.
– Черт бы побрал этого идиота! Тем более, что этот скотина Джонни Бардини наверняка висит у меня на хвосте, вместе со своим телеобъективом. Не говоря уже о твоем эскорте, Энни, – он метнул на Анну скрытый боковой взгляд. Внутри бурлила необъяснимая злость на нее и на себя. Она была уж слишком спокойна, с тех пор как они сели в машину. Теперь, по крайней мере, ему удалось вывести ее из состояния равновесия.
– Моем – что? Уэбб, я не понимаю, о чем ты говоришь!
– Неужели?
О Боже, она, кажется, действительно не понимает. Ему следовало бы помнить, что Риардон очень тщательно отбирает своих людей, на него работают лучшие из лучших. И Анна вполне могла не замечать, что за ней следят. Уэбб угрюмо подумал о том, что Риардону вряд ли понравятся их с Анной фотографии в газетах, особенно опубликованные под фамилией Бардини. Джонни специализировался на снимках знаменитостей и почти знаменитостей, застигнутых врасплох. Он всегда оказывался в самое неподходящее время в самом неподходящем месте, и его супертелеобъектив пользовался печальной известностью. Но несмотря на его сомнительную репутацию, бульварная пресса и охочие до сенсаций журналы с радостью прибегали к услугам Джонни. Однажды он снял Уэбба и Клаудию, когда они обнаженными загорали в саду ее итальянской виллы. Это помогло значительно ускорить развод с Плейделом. Ну что ж, теперь у него будет еще несколько хороших фотографий, правда, на этот раз без обнаженных тел. Но Уэбб был уверен, что Джонни обязательно подкупит гостиничную прислугу и сделает снимки номера, в котором они останавливались: смятые простыни и тому подобное.
«Стряпаешь очередную историю, Джонни?» – спросил он его в гостинице.
«Может быть! Все будет зависеть от предложенной суммы!» Но, несмотря ни на что, Джонни держался достаточно осмотрительно. И Уэбб понимал, почему: Джонни не был уверен в своей безнаказанности… И все же непонятно, каким образом он, как по мановению волшебной палочки, оказался в вестибюле гостиницы именно в тот момент, когда туда спустились Уэбб с Анной…
– Уэбб… Я хочу знать, что ты имеешь в виду! Ты сказал…
Уэбб нетерпеливо фыркнул и, улучив момент, втиснул «мерседес» в образовавшийся просвет между грузовиком и обочиной. Колеса скользнули по траве, но потом послушная машина выровнялась и помчалась вперед.
Анну бросило на Уэбба. Большинство женщин на ее месте закричали бы или вцепились в его руку – она же лишь напряглась и села прямее.
– Кажется, это было довольно рискованно. И от кого мы убегаем?
– Ты настойчивая девочка, Энни. Тебе обязательно нужно знать?
Анна проигнорировала его иронию.
– Да. Почему ты не хочешь мне ответить?
– Ты никогда раньше не замечала мужчину в коричневом плаще? Хотя, наверное, они меняются.
В последнем Уэбб был не совсем уверен. Лицо человека, прогуливавшего собаку на противоположной стороне улицы, когда он вчера звонил Анне из телефонной будки, показалось ему смутно знакомым. Но тогда Уэбб был слишком поглощен встречей с Анной и не придал этому должного значения. Однако сегодня то же самое лицо, полускрытое кружкой пива, бросилось ему в глаза в баре гостиницы. И тут же в памяти вспыхнуло имя. Донахью! Но ведь Донахью ушел из конторы примерно в то же время, что и Уэбб. Стал частным детективом. Хотя, наверное, это всего лишь прикрытие.
– Кто меняется, Уэбб?
Сначала Анна почувствовала холод, который по мере нарочито небрежных объяснений Уэбба сменялся яростью. Она слишком хорошо помнила молодого человека с усиками, из-за которого ее высмеял Дункан. Отец? Стоило ли этому удивляться? Достаточно было вспомнить их последний дурацкий разговор. Ради ее же собственного блага… Господи, как же это все пошло! Интересно, они посылают ему отчеты? С кем она встречается, с кем спит… Неужели она никогда не сможет избавиться от этого клейма – дочери Ричарда Риардона? Только начала чувствовать себя по-настоящему свободной, и вот, пожалуйста… За ней следят… наблюдают… Интересно, отчеты попадают прямо к отцу или проходят через служащих департамента? «Ну что ж, надеюсь, что они хорошо повеселятся! И ты тоже, милый папочка!»
Уэбб сразу ощутил перемену в ее настроении. Теперь он почти проклинал свою невыдержанность. Если она не подозревала об этом, то чего ради надо было говорить ей? Или он просто ничего не мог поделать с извращенным желанием поколебать столь непривычное в ней чувство уверенности в себе и собственной самостоятельности?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Развлекающие толпу - Роджерс Розмари



Отлично,захватывающий сюжет и отлчный хэпи энд.
Развлекающие толпу - Роджерс Розмаримарина
18.09.2012, 19.55





Роман захватывает,но столько насилия у этого автора. Прочла вторую книгу и создается впечатление что автор кайфует от садизма и унижением гл. героинь, а глав. герои выступают в роли мачо-чмо. но равнодушным не оставил.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариЛика
10.12.2012, 22.05





Герой Уэбб. Букву э заменить на е. Все со всеми на глазах у всех, но с кем-то это любовь
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариНатка
11.12.2012, 1.40





Ojen interesnay i ne presnay kniga8/10
Развлекающие толпу - Роджерс Розмариkarina
16.02.2013, 18.41





Понравилась. ещё б что развратное про артистов поискать что ли, про них блядей.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариЛада Калина
26.08.2013, 22.39





Классный роман. Ебутся кто с кем попало. Главный герой Уёбб (Уэбб??) От перемены буквы смысл не меняется. Ебёт всех подряд, всё что двигается и ползает: чужих жён, своих бывших, своих настоящих, старух, молодых, здоровых, больных. Какое-то животное, каким движут одни инстинкты. Я ещё понимаю, ну ловелас. С одной неделю поматросил-бросил, потом с другой пару дней помутил-бросил. А то ОДНОВЛЕМЕННО мутит с дюжиной баб, вот что отвращает, будто бы по часам расписано: с утра с одной, днём с другой, вечером групповуха с лесбиянками. Приходит жена и застаёт его в постели с бабой. Он голову в песок и пошёл в душ яйца полоскать, бабы сами пусть дерутся. А вечером спит с бывшей женой. На следующий день охмуряет пьяную итальянку. При этом он никого не бросает. А все бабы, кого мужья недоёбывают, сами его как жеребца используют. Думаю, писательница затаила злобу на мужской род, сама писательница своего героя ненавидит. Главная героиня – фригидная брондинка, влюблённая в Уёба, что похабно издевательски-насмешливо к ней относится. Ненавидит его и всех его баб, но стоит ему слегка её чмокнуть и она превращается в овощ, потому что он – единственный кто её удовлетворил. После групповухи-изнасилования одновременно пятью мужиками через час с удовольствием занимается любовью с любимым. Какое бешенство матки? Она фригидная. Параллельно как с главным героем, героиня ебётся с хачиком Каримом. Обнаркоманенная и, кажется, получает удовольствие, но на утро не помнит: кто и с кем? И когда он днями не даёт ей проходу, непонимающе клыпает: "Ты скажи, ты скажи, чё те надо?" Также среди её параллельных связей бизнесмен Гаррис, который в отличие от ГГ, что похабно к ней относится, восхищается ею, видит её личность, скрытый аристократизм, уважает. Но так нет, чтобы её завоевать, покорить, показать своё превосходство над тупым животным, показать ей, как должен вести себя нормальный мужчина, он с завистью подглядывают в камеры слежения, как Уёб ебёт каждый день разных баб и дрочит.rnИ что толку что главные герои в конце решили пожениться? Артисты. Через полгода разведутся. Кобель поблудный – это диагноз. И что толку что влюбился? Ничего хорошего из этого не выйдет. Вот если бы осталась с тем, кто её уважал, но, но... тот пидор. В общем читать интересно, книга понравилась, без соплей, без приторностей. Герои ведут себя, как ведут себя люди, правдоподобно. Что бабы думают, мужчина спит с разными бабами и при этом страдает, представляет всегда одну, только ту. Нет. Это миф для наших тупых романтичных женских бошек. Они и хотят, и желают других баб и при этом любят одну единственную. Реализм. Такая настоящая мужская любовь. И мне интересно читать именно реализм человеческих отношений, а не неправдоподобные вздохи и сопли. Можете кидаться в меня помидорами.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариКрасная Шапочка
11.09.2013, 18.52





Шапка, браво! Вот здоровый взгляд на предмет
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариРоза
11.09.2013, 20.09





ужас...
Развлекающие толпу - Роджерс Розмаринастя
9.10.2014, 23.53





Шапка, респект, надо почитать. :D
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариИва
10.10.2014, 6.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100