Читать онлайн Развлекающие толпу, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Развлекающие толпу - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Развлекающие толпу - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Развлекающие толпу - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Развлекающие толпу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

– Это все так романтично! Ужин при свечах в божественном ресторане, и красивый бывший муж, умоляющий тебя вернуться. Наверное, в один прекрасный день он станет президентом, а ты – Первой Леди. Класс! И что ты ему ответила?
Виолетта сидела в халате на коврике перед камином и сушила волосы.
– Так что же? – нетерпеливо повторила она, встряхивая влажными кудрями. – Ты ведь не отказала ему окончательно? Я знаю, что Овны любят главенствовать, но теперь, когда он обнаружил, как ты изменилась…
– О Господи, ты сейчас говоришь, как он! – нехарактерным для нее жестом Анна швырнула жакет на кушетку. – Видишь ли, Виолетта, я только начинаю ощущать, как чудесно быть самой собой и поступать так, как тебе заблагорассудится.
Сбросив туфли, она села на пол перед камином и, не обращая внимания на веселый, слегка насмешливый взгляд Виолетты, продолжала:
– А что, по-твоему, я могла ему сказать? Это было совершеннейшей неожиданностью. Такая прямота совсем не в стиле Крега! Сказала, что мне нужно подумать, что… в общем, полный набор дурацких банальностей, которые только пришли мне в голову.
– Ну и?
– Ну и он был очень понимающим, таким, каким я его запомнила. Очень рассудительным и логичным. – Анна слегка скривилась. – Он говорил что-то вроде: «Конечно, тебе не придется сразу бросать свою карьеру» и «Наверное, тебе необходимо некоторое время на размышления: я не буду торопить тебя». Это было похоже на отрывок из старой мелодрамы. Хватит! Сегодня я просто не в состоянии больше говорить о Креге! Давай лучше переключимся на тебя. Чем ты сегодня занималась?
– Я… – Виолетта вытянулась на коврике, и ее карие глаза заискрились от возбуждения, – я мыла голову и… мечтала! Знаешь, кто приезжает в Лондон рекламировать свой последний фильм? Правда, его фильм не нуждается в рекламе. Он и так самый кассовый актер в Европе. Догадалась? – Виолетта резко села и, схватив с кофейного столика «Дейли Миррор», открыла ее. Весь разворот занимала одна фотография. – Сам Уэбб Карнаган собственной персоной! Это просто потрясающе! И я обязательно должна с ним встретиться. Поверь, малышка Ви найдет способ это осуществить!
Новость застала Анну врасплох. Почувствовав, как онемели мышцы лица, она пыталась оторвать взгляд от фотографий. Уэбб с Кэрол, склонившиеся друг к другу и смеющиеся; Уэбб в спортивном джемпере, улыбающийся своей ленивой насмешливой улыбкой. И снова Уэбб – прищуренные глаза, слегка расставленные ноги, рубашка полностью расстегнута, большие пальцы рук засунуты за пояс вытертых джинсов.
Глядя через ее плечо, Виолетта преувеличенно вздохнула:
– А эту я видела возле кинотеатра, когда проезжала мимо. В десять раз больше человеческого роста и цветная… отпад! Если хочешь, я устрою так, чтобы и ты с ним познакомилась. Я обязательно должна с ним переспать! В постели он должен быть просто бесподобен. Надо попробовать на нем одну из моих знаменитых штучек. Тогда он просто обязан будет ответить мне тем же. Я хочу сказать, что…
– Виолетта, прекрати! – поймав изумленный взгляд подруги, Анна поняла, что ее голос прозвучал слишком резко. Черт! Она же давно привыкла к этой манере Виолетты говорить о сексе. Та намеренно эпатировала окружающих. Так чего ради перебивать ее на этот раз? Уэбб Карнаган был лишь частью прошлого. Чтобы забыть это прошлое, она и приехала в Европу. Старый роман. Урок, который ей преподала жизнь.
Она ни о чем не жалела – какие тут могут быть сожаления? Но эти фотографии и возбужденная болтовня Виолетты принесли с собой слишком много воспоминаний.
– Анна, что с тобой? Извини, милая, но я не думала, что тебя до такой степени расстроила встреча с Крегом, – но выражение искренней озабоченности тут же сменилось прежним возбуждением. – Забудь о нем. Лучше помоги мне придумать, как бы нам устроить встречу с Уэббом. Здесь пишут, что он прилетает из Италии на премьеру «Дурной крови». Анна, проснись же! Напряги мозги. У тебя столько интересных знакомых! Например, Венеция Трессидер и ее компания. Кто-то из них уж точно знает Уэбба. Венеция, по-моему, вообще знакома со всеми на свете. Только… она может не захотеть делиться. Ты же знаешь, что когда дело касается мужиков, она превращается в настоящую кошку. И если уж запустит когти, то…
Анна резко встала. Она задыхалась от жара камина и собственных спутанных мыслей. Сначала Крег, потом Уэбб… Здесь должна быть какая-то связь. Неужели Крег приехал в Лондон, чтобы «спасти» ее от Уэбба?
Опять? Глупо… да и какое это имеет значение? Ей нужно удержать свою столь недавно обретенную независимость. И для разнообразия думать в первую очередь о себе и своих чувствах. И черт с ними обоими! Она докажет и тому, и другому, как сильно можно измениться за восемнадцать месяцев.
Она прошла через комнату и налила себе виски с содовой. Господи, неужели Виолетта никогда не замолчит?
Не обращая внимания на Анну, Виолетта читала вслух газету:
– «Кэрол Кокран, чье имя в недавнем прошлом связано с Карнаганом…» Нет, ты только подумай, она тоже приезжает! И Гаррис Фелпс, вместе со своими чудными миллионами… С ним я тоже не прочь встретиться. Судя по фотографиям, он совсем ничего. Интересно, почему он никогда не был женат? Здесь говорится, что в день премьеры он устраивает грандиозный прием в Дорчестере. Как ты думаешь, может быть, попросить Дункана с ним встретиться? Или твоего мужа? Ох, прости, дорогая, я хотела сказать – бывшего мужа. – Голос Виолетты стал умоляющим: – Анна, милая, тебе ведь стоит только намекнуть ему. Да прекрати ты, наконец, бродить, как сомнамбула! Неужели тебе трудно что-нибудь придумать? Я понимаю, что Уэбб не в твоем вкусе, но зато он вполне в моем – настоящий самец, сексуальный и немного жестокий…
Анна заставила себя повернуться к Виолетте. Она уже почти допила виски, и ее голос звучал спокойно и немного отчужденно.
– Виолетта, может быть, ты все-таки прекратишь без конца говорить об этом? Мы с Кэрол Кокран – школьные подруги, и я знакома с Гаррисом Фелпсом. Если ты напомнишь, чтобы я позвонила в Дорчестер, когда они приедут в Лондон, то я обещаю тебе приглашение на этот прием.
Позднее она часто думала о том, как забавно все получилось само собой. Все части мозаики встали на свои места, и получилась полная, немного причудливая картина, которая в корне изменила ее безопасный, удобный образ жизни. Если бы все можно было предугадать заранее, то стала ли бы она звонить Гаррису?
Он приехал в Лондон раньше других. В газете появилась короткая заметка: «Гаррис Фелпс, холостой мультимиллионер, приезжает на премьеру своего первого фильма», – и Виолетта не оставляла Анну в покое до тех пор, пока та не сделала обещанный звонок.
Под неотрывным взглядом Виолетты она набрала номер, искренне надеясь на то, что Гарриса не будет. Но он был.
– Анна? Не могу поверить, что это ты! Как у тебя дела? Ты, случайно, не увлеклась телепатией? Я, конечно, видел все твои потрясающие фотографии, и как раз сейчас моя секретарша штудирует телефонную книгу в поисках твоего номера.
– Напрасно… Меня там все равно нет. К тому же, зная, какую известность приобрела «Дурная кровь», я просто не могла удержаться от соблазна позвонить первой. Я очень рада слышать твой голос, Гаррис. Как поживает Кэрол?
Господи, надо же говорить такими ходульными фразами! Теперь, когда она разговаривала с Гаррисом, идея Виолетты показалась ей совершенно нелепой. Что бы она ни сказала, он все равно подумает, что ее интересует только Уэбб. Один звук голоса Гарриса вызвал гораздо больше воспоминаний, чем бы ей хотелось.
Правда, он сильно облегчил ей задачу тем, что говорил не переставая и, казалось, был искренне рад ее звонку.
– У Кэрол все просто замечательно! Ты слышала, что они с Уэббом выдвинуты на Оскара? А недавно она подписала контракт на главную роль в фильме о жизни леди Джейн Дигби. Это как раз ее амплуа. Лучше и не придумаешь. Она очень хочет снова встретиться с тобой. Так же, как и я. Послушай, а что ты делаешь сегодня вечером? Я, конечно, понимаю, что это несколько неожиданно, но если ты свободна, то мне бы очень хотелось пригласить тебя на ужин. Заодно мы сможем обсудить все, что произошло со времени нашей последней встречи, – последовала короткая, почти неразличимая пауза, после которой Гаррис ласково продолжал: – Я очень много думал о тебе, Анна. Я чувствовал себя виноватым из-за того, что ты… Но что прошло, то прошло. Не будем ворошить старое. Просто я хочу, чтобы ты знала: я пытался найти тебя, но мне сказали, что ты уехала из Дипвуда и с тобой невозможно связаться…
Анна от досады прикусила губу. Миссис Прикнесс. Это точно она. По указанию отца. Как же они стремились оградить ее от «нежелательных знакомств»! Конечно, все это осталось далеко в прошлом, но по-прежнему причиняло боль. Гаррис звонил, а ей даже не передали. Может быть, Уэбб тоже звонил? Хотя нет… это невозможно. И прекрати об этом думать! У нее было достаточно времени понять, что она значила для Уэбба Карнагана. Небольшое развлечение, способ убить время, а может быть, и средство, чтобы заставить Кэрол ревновать. «Да забудь ты наконец об этом! Неужели приобретенный опыт тебя ничему не научил?»
Будто со стороны Анна слышала, как соглашается поужинать с Гаррисом и рассказывает ему, где находится ее квартира. Положив трубку, она встретилась с осуждающим, но одновременно и радостно-возбужденным взглядом Виолетты.
– Нет, вы только послушайте ее. Она «знакома с Гаррисом Фелпсом». И поэтому он тотчас же приглашает тебя на ужин и, более того, собирается за тобой заехать? Так, значит, я его сейчас увижу? Как ты думаешь, может, мне…
– Попробуй на нем свое обаяние маленькой девочки, и я уверена, что ты обязательно получишь приглашение, к которому так стремишься, – резко ответила Анна. – И прошу тебя: не делай из простого приглашения на ужин далеко идущих выводов. Наши отношения с Гаррисом никогда не выходили за рамки дружеских. Я познакомилась с ним через Кэрол и… и этим все сказано!
Виолетта закурила сигарету и невинно захлопала глазами.
– Конечно, дорогая, я все прекрасно понимаю! И если позвонит твой бывший муж, можешь быть уверена, что малышка Ви придумает вполне правдоподобное и убедительное объяснение. Я даже постараюсь убедить его, что было бы совсем неплохо, раз уж тебя нет, пригласить на ужин меня. Это придаст вечеру местный колорит. Ты, кажется, говорила, что он немного чопорен… Ну что ж, я могу показать ему несколько злачных местечек в Сохо, от которых он совершенно обалдеет… Если, конечно, ты не против! – Виолетта выпустила дым и шаловливо улыбнулась. – Короче, если ты сможешь гарантировать мне знакомство – сама знаешь с кем, я смогу держать Крега на безопасном расстоянии столько, сколько понадобится! А как только я с ним познакомлюсь, смогу сама сообразить, что делать… А может быть, ты сама к нему неравнодушна? Скажи, он тебя интересует?
– Меня вообще никто не интересует! А что касается Крега… черт бы его побрал! – по крайней мере, вторая фраза была сказана совершенно искренне. Она совсем забыла о Креге. В последнее время у него появилась крайне неприятная привычка заходить в гости по вечерам. При этом он удивительно быстро нашел общий язык с Виолеттой, они прекрасно ладили. Иногда он приглашал Анну на обед, но ни разу не возвращался к старому разговору. Не давил, не настаивал, и она почти привыкла к тому, что Крег постоянно маячит рядом. Иногда ей даже казалось, что они никогда и не были женаты. Умный Крег. Настойчивый Крег! Но для чего ему все это?
Анна посмотрела прямо в глаза Виолетте и слегка пожала плечами.
– Почему бы тебе не испробовать на нем свои чары? Мне кажется, что Крег как никто нуждается в том, чтобы быть соблазненным. – Уходя в спальню, она не смогла удержаться и бросила через плечо: – И вполне возможно, что тебе понадобится его поддержка после того, как Уэбб разделается с тобой!
«Ну и стерва же ты, Анна! Не могла придумать ничего более умного…» Много тебе помогли в свое время все предупреждения? Пусть Виолетта во всем убедится сама. Пусть узнает, кто такой Уэбб. Да и Уэбб пусть узнает, кто такая Виолетта. Ведь она, в своем роде, его женский вариант. В конце концов, какое Анне дело до планов Виолетты? Свою чашу она уже испила.
Одеваясь к ужину, Анна провела перед зеркалом больше времени, чем обычно. Благодаря ей в моду опять вошел эдвардианский стиль. И сегодня она постаралась максимально соответствовать ею же самой созданному имиджу. Этому способствовал грим в пастельных тонах, высоко подобранные волосы и нежные пряди, как бы случайно выбивающиеся из прически на висках и затылке. Широко распахнутые глаза придавали лицу выражение невинности. Но затем взгляд невольно задерживался на почти прозрачном бежевом платье, которое полностью открывало руки и, целомудренно застегнутое у шеи, было открыто почти до самой талии, облегающе струилось по стройным бедрам. Интересно, для кого она так старается, подумала Анна: для Гарриса или для самой себя? Ответа не было. Оставалось надеяться, что он найдется позднее.
– Фьюить! – только и смогла сказать Виолетта, увидев результат. И ее карие глаза невольно расширились от изумления. А потом раздался звонок в дверь, и Анна не смогла сдержать судорожного вздоха. Хорошо, что она успела все рассчитать. Гаррис был удивительно пунктуален.
На этот раз Гаррис Фелпс выглядел совсем другим – не таким, каким она его запомнила. Это был уже не деловой, всегда чем-то озабоченный продюсер. На сей раз перед ней стоял Гаррис Фелпс – мультимиллионер. Обаятельный и крайне уверенный в себе. Он нежно поцеловал ее в щеку и, слегка приобняв, повернулся к Виолетте. Пока Анна представляла их друг другу, его рука не отпускала ее талию. Как легко все у него выходило! Виолетта получила приглашение в Дорчестер, куда так стремилась, без малейших усилий. Более того, ей было предложено взять с собой любого сопровождающего.
Гаррис сам вел машину – взятый напрокат серебристо-серый «роллс-ройс». Тем не менее боковым зрением он не прекращал рассматривать Анну.
– Ты стала еще красивее. Хотя, конечно, тебе это известно лучше, чем кому бы то ни было. Европа помогла раскрыть твои глубинные возможности. – Внезапно, как бы почувствовав ее замешательство, Гаррис сменил тему: – Ты очень голодна? А то я хотел преподнести тебе перед ужином небольшой сюрприз.
Она не была голодна, а сюрприз оказался допремьерным показом «Дурной крови». Фильм производил еще большее впечатление, чем спектакль. Сцена была слишком реальной. А экран, с его отстраненностью, уводил в совсем другое измерение: скорость, автомобильные аварии, кровоточащие тела, предсмертные агонии, умелая операторская работа. И, конечно, секс, который в пьесе только подразумевался, а здесь присутствовал постоянно. На экране все казалось более масштабным. Больше цвета, больше жестокости, больше действия. Панорамные съемки сменялись поцелуями и крупным планом рук и губ. Звучала изумительная музыка – джаз Исаака Джойса, который сопровождал весь фильм.
Анна почувствовала, что, против ее воли, ощущения вновь берут верх над разумом. Фильм был лучше спектакля, который сам по себе имел грандиозный успех. Когда шла последняя сцена – ее сцена – она не могла удержаться и больно прикусила губу. Слишком сильны были воспоминания. Кино только усиливало эффект. Камера переключалась с одного плана на другой, шторы развевались от вечернего бриза. Крупные планы лица Тони сменялись размытыми контурами прекрасного, почти обнаженного тела, по которому пробегала тщетно сдерживаемая дрожь, в прекрасно поставленной сцене мастурбации. И крупный план тела, извивающегося от удовольствия, сменялся другим – его тела, которое корчилось в агонии под ударами впивающихся в него пуль.
Они вырезали последний диалог, но в нем и не было нужды. Все читалось на лицах – вина, понимание, осуждение… Каждый герой испил свою чашу.
В конце музыка захлебнулась рыданиями и смолкла. Анна невольно задержала дыхание. Судорожный всхлип нарушил тишину.
– Что ты обо всем этом думаешь, Анна? Если, конечно, абстрагироваться от некоторой вульгарности. Ведь у тебя есть уникальная возможность составить свое собственное мнение. Ты же видела пьесу, когда она находилась в процессе создания. Так как, Анна, тебе понравилось?
– Это… Это просто замечательно! – Она понимала, что такие слова могут показаться лишь вежливой отговоркой, а потому продолжила быстро и искренне: – Я все еще не могу прийти в себя. Но это… это настолько завораживает. Знаешь, что сейчас наступит конец, и в то же время хочется, чтобы он никогда не наступал… Я никак не могу отойти. Терпеть не могу, когда все плохо заканчивается и мне хочется плакать! – Хотелось бы, чтобы все зрители чувствовали то же самое, – Гаррис сжал ее холодную руку, Анна поняла, что доставила ему удовольствие своей непосредственной реакцией. – У меня такое ощущение, что этот фильм переплюнет даже «Крестного отца». Я собираюсь и дальше вкладывать деньги в кинобизнес, – с этими словами он повернулся к ней, и его голос прозвучал неожиданно серьезно: – Думаю, что ты – единственный человек, который способен меня понять. Я хочу сделать себе собственное имя, а не оставаться для всех только богатым наследником. И мне кажется, что наконец я знаю, как это сделать. Буду продолжать снимать фильмы, по-настоящему увлекательные. И к черту деньги – я могу позволить себе потратить несколько миллионов! Кроме того, у меня много знакомых, которые с радостью вложат свои капиталы по моей рекомендации. Мы перевернем умирающую киноиндустрию, вольем в нее новую, свежую кровь! Вернем романтизм, бурю и натиск. Возобновим исторические эпопеи, которые вновь стали популярным литературным жанром. Большинство продюсеров просто боятся больших расходов, боятся потерять свои деньги, не хотят рисковать. Анна, я хочу вернуть в кинематограф хэппи энд, которого тебе так не хватает. Наполнить его действием, сексом и цветом. Помнишь «Унесенные ветром»? Мы будем делать фильмы такого типа. Я подпишу контракты с самыми популярными звездами, но собираюсь раскручивать и совершенно новые имена. Ты понимаешь, насколько сильно воздействует кинематограф на миллионы зрителей? Вспомни мыльные оперы. Герои этих телесериалов становятся более важными и реальными, чем актеры, которые их играют. Господи! Общеизвестно, что кино обладает необыкновенно мощным воздействием, а ведь его потенциал раскрыт далеко не до конца! Черт возьми, мы… – внезапно Гаррис резко замолчал и тут же, как бы извиняясь, рассмеялся. Пожав и слегка погладив руку Анны, он продолжал: – Ты, очень хорошо умеешь слушать. Боюсь, что я немного увлекся, оседлав своего любимого конька. Мне всегда казалось, что с тобой можно поделиться всем – мыслями, идеями, планами…
– Гаррис… – сначала Анна не могла думать ни о чем, кроме Уэбба: Уэбба, занимающегося на экране любовью с Кэрол; Уэбба, занимающегося любовью с ней. Но Гаррис заставил ее прислушаться к своим страстным, увлекающим словам. В конце концов, он никогда не лгал ей. Никогда не притворялся. Всегда был тактичен и внимателен.
– Забудь обо всем, что я тут тебе наговорил. Давай наконец поужинаем. Ты, должно быть, умираешь от голода. А к этому разговору мы всегда сможем вернуться, если у тебя возникнет такое желание..
Ужинать с Гаррисом Фелпсом оказалось довольно-таки интересно. Официанты предугадывали его малейшее желание и подлетали к нему, стоило ему только слегка приподнять бровь. Завороженно наблюдая за ним, она поняла, что прежний Гаррис – суетливый, болтливый, вкрадчиво-ласковый – бесследно исчез. Теперь перед ней был обаятельный, подвижный незнакомец, с которым очень приятно проводить время. С ним Анна не ощущала ни малейшей скованности. Она могла позволить себе расслабиться, пить прекрасное французское вино и получать удовольствие от общения с умным, образованным мужчиной. Это чем-то напоминало ей Антуана. С ним она тоже ощущала себя очень женственной и желанной. И это только ее вина, что… «Господи, ну почему я и сейчас об этом думаю? – смутилась Анна от собственных мыслей. – Ведь Гаррис до сих пор не делал никаких поползновений. А хочу ли я этого? По крайней мере, он очень мил, и мне это приятно. Странно, что я раньше не замечала, насколько он обаятелен».
Она ничего не имела против, когда он перегнулся через стол и, взяв ее руку в свою, начал нежно поглаживать. Гаррису нравилось ласкать. Однажды, когда она выпила слишком много мартини… Нет, черт побери! Уэбб Карнаган ушел из ее жизни раз и навсегда! Если они когда-нибудь встретятся, то она будет холодна и отчужденна. Она даст ему понять, что он был не более чем экспериментом. Предыдущая глава давно закончилась. Теперь она спокойна, уравновешенна и искушена в житейских играх. Не говоря уже о том, что уверена в себе как никогда.
Гаррис, казалось, прочитал ее мысли:
– Я очень рад происшедшим в тебе переменам. И восхищаюсь тем, что, несмотря на них, ты осталась самой собой. Твои снимки просто потрясающи, но все же главное – это то качество, которое заставляет всех людей замечать именно тебя, а не те красивые вещи, которые на тебе надеты. А это очень редкое качество, Анна, – качество звезды. Хочешь, я сделаю из тебя звезду?
Он почувствовал, как Анна внезапно напряглась. Синие глаза расширились и пристально посмотрели на него. Не выпуская ее руки, Гаррис рассмеялся.
– Тебе кажется, что это звучит несколько банально? Я думал, что ты обо мне лучшего мнения. Анна, я имею в виду то, что говорю. Это – неотъемлемая часть того, о чем я тебе рассказывал весь вечер. Подумай об этом. Я хочу, чтобы ты снялась в моем следующем фильме. Это будет историческая эпопея, которой я надеюсь открыть совершенно новое направление в кинематографе. Бюджет – неограниченный. В нем предусмотрено все: цвет, роскошь, красота. Кроме того, тебе будет помогать один из лучших современных режиссеров – Ив Плейдел. Ты видела фильм «Ночь Розы»?
Он не давал ей ни малейшей возможности прийти в себя, вставить хоть слово, возразить ему. Но не может же он говорить это все всерьез! Что скажет Виолетта?
Все эти мысли промелькнули в голове у Анны, пока она не отрываясь смотрела на Гарриса и с ужасом понимала, что он говорит вполне серьезно.
– Анна, ты должна мне пообещать, что, по крайней мере, подумаешь над моими словами. Я не привык принимать скоропалительных решений, но дело в том, что ты просто идеально подходишь на ту роль, о которой я думаю! Более чем идеально. Она как будто специально написана для тебя. Кроме того, нельзя сказать, что ты абсолютно неизвестна. Твое лицо знают и узнают на обоих континентах. Многие топ-модели становились киноактрисами – думаю, мне не нужно перечислять все имена! Но ты будешь лучше и знаменитей всех, это я тебе обещаю. Поверь, никто не понимает лучше меня страстное желание встать на собственные ноги. Я помогу тебе в этом. Ты будешь окончательно и бесповоротно свободна, ты взойдешь на самый верх, клянусь тебе.
– Но, Гаррис, я… Ты меня совершенно запутал! Кто-то из нас точно сошел с ума. Ты же даже не знаешь, смогу ли я играть. Вспомни, как меня трясло, когда нужно было подменить Кэрол в «Дурной крови»! А представь, что может произойти, если я буду знать, что это настоящая роль, своего рода испытание, что от меня зависит успех или провал…
– Провала не будет, Анна, поверь мне. У меня шестое чувство на такие вещи. Я не пытаюсь купить тебя, я только предлагаю тебе шанс, которым ты должна воспользоваться. Даже не шанс, – Гаррис нетерпеливо нахмурился, и его пальцы еще сильнее сжали руку Анны, – я уверен в успехе. Читая книгу, я все время думал о тебе. А теперь, когда мы встретились, у меня не осталось ни капли сомнений. Я очень редко ошибаюсь, Анна, – теперь его глаза сверлили ее. – Этот фильм будет иметь самый шумный успех со времен «Унесенных ветром». Он побьет все кассовые рекорды. А для меня это очень важно. Мне не меньше, чем тебе, хочется стать знаменитым просто как Гаррис Фелпс, а не как наследник отцовских миллионов. «Дурная кровь» была только началом, прологом, так сказать. Теперь ты понимаешь, насколько я серьезен? Если бы я не чувствовал в тебе огромный потенциал и то, что раньше называли «звездным качеством», я бы даже не стал заводить этот разговор. Не отвергай мое предложение, Анна!
«Это звучит так, как будто он делает мне предложение руки и сердца!» Дрожащей рукой она поднесла к губам маленькую ликерную рюмку и залпом выпила ее. То, что он предлагал, было абсолютно невероятно… невозможно! И все же…
Сдавленным голосом она сказала первое, что пришло ей в голову:
– Но почему именно я, Гаррис? Если этот фильм для тебя так важен, то зачем полагаться на сомнительное «звездное качество»? Почему не взять Кэрол? Ведь одно ее имя уже сделает кассовый сбор. Зачем же рисковать?
Тонкие губы под аккуратными усиками растянулись в улыбке. Каким-то загадочным для Анны способом он подал знак одному из подобострастных официантов, который тут же наполнил ее рюмку и подлил кофе.
– Видишь ли, дело в том, что я ничем не рискую, – мягко сказал он. – Назовем это предчувствием. Что касается Кэрол, то она слишком знаменита. Кроме того, она совершенно не подходит на эту роль, которую я прошу тебя сыграть. Понимаешь, в тебе есть какая-то внутренняя чистота, которую невозможно изобразить.
Прочитай книгу – и ты поймешь, что я имею в виду, – затем без всякой паузы, не меняя голоса, Гаррис пустил в ход тяжелую артиллерию: – А на счет кассового успеха можешь быть абсолютно спокойна. Ведь героя будет играть один из самых популярных на сегодняшний день актеров. Еще до конца съемок «Дурной крови» я заключил контракт на роль Джейсона Райдера с Уэббом Карнаганом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Развлекающие толпу - Роджерс Розмари



Отлично,захватывающий сюжет и отлчный хэпи энд.
Развлекающие толпу - Роджерс Розмаримарина
18.09.2012, 19.55





Роман захватывает,но столько насилия у этого автора. Прочла вторую книгу и создается впечатление что автор кайфует от садизма и унижением гл. героинь, а глав. герои выступают в роли мачо-чмо. но равнодушным не оставил.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариЛика
10.12.2012, 22.05





Герой Уэбб. Букву э заменить на е. Все со всеми на глазах у всех, но с кем-то это любовь
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариНатка
11.12.2012, 1.40





Ojen interesnay i ne presnay kniga8/10
Развлекающие толпу - Роджерс Розмариkarina
16.02.2013, 18.41





Понравилась. ещё б что развратное про артистов поискать что ли, про них блядей.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариЛада Калина
26.08.2013, 22.39





Классный роман. Ебутся кто с кем попало. Главный герой Уёбб (Уэбб??) От перемены буквы смысл не меняется. Ебёт всех подряд, всё что двигается и ползает: чужих жён, своих бывших, своих настоящих, старух, молодых, здоровых, больных. Какое-то животное, каким движут одни инстинкты. Я ещё понимаю, ну ловелас. С одной неделю поматросил-бросил, потом с другой пару дней помутил-бросил. А то ОДНОВЛЕМЕННО мутит с дюжиной баб, вот что отвращает, будто бы по часам расписано: с утра с одной, днём с другой, вечером групповуха с лесбиянками. Приходит жена и застаёт его в постели с бабой. Он голову в песок и пошёл в душ яйца полоскать, бабы сами пусть дерутся. А вечером спит с бывшей женой. На следующий день охмуряет пьяную итальянку. При этом он никого не бросает. А все бабы, кого мужья недоёбывают, сами его как жеребца используют. Думаю, писательница затаила злобу на мужской род, сама писательница своего героя ненавидит. Главная героиня – фригидная брондинка, влюблённая в Уёба, что похабно издевательски-насмешливо к ней относится. Ненавидит его и всех его баб, но стоит ему слегка её чмокнуть и она превращается в овощ, потому что он – единственный кто её удовлетворил. После групповухи-изнасилования одновременно пятью мужиками через час с удовольствием занимается любовью с любимым. Какое бешенство матки? Она фригидная. Параллельно как с главным героем, героиня ебётся с хачиком Каримом. Обнаркоманенная и, кажется, получает удовольствие, но на утро не помнит: кто и с кем? И когда он днями не даёт ей проходу, непонимающе клыпает: "Ты скажи, ты скажи, чё те надо?" Также среди её параллельных связей бизнесмен Гаррис, который в отличие от ГГ, что похабно к ней относится, восхищается ею, видит её личность, скрытый аристократизм, уважает. Но так нет, чтобы её завоевать, покорить, показать своё превосходство над тупым животным, показать ей, как должен вести себя нормальный мужчина, он с завистью подглядывают в камеры слежения, как Уёб ебёт каждый день разных баб и дрочит.rnИ что толку что главные герои в конце решили пожениться? Артисты. Через полгода разведутся. Кобель поблудный – это диагноз. И что толку что влюбился? Ничего хорошего из этого не выйдет. Вот если бы осталась с тем, кто её уважал, но, но... тот пидор. В общем читать интересно, книга понравилась, без соплей, без приторностей. Герои ведут себя, как ведут себя люди, правдоподобно. Что бабы думают, мужчина спит с разными бабами и при этом страдает, представляет всегда одну, только ту. Нет. Это миф для наших тупых романтичных женских бошек. Они и хотят, и желают других баб и при этом любят одну единственную. Реализм. Такая настоящая мужская любовь. И мне интересно читать именно реализм человеческих отношений, а не неправдоподобные вздохи и сопли. Можете кидаться в меня помидорами.
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариКрасная Шапочка
11.09.2013, 18.52





Шапка, браво! Вот здоровый взгляд на предмет
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариРоза
11.09.2013, 20.09





ужас...
Развлекающие толпу - Роджерс Розмаринастя
9.10.2014, 23.53





Шапка, респект, надо почитать. :D
Развлекающие толпу - Роджерс РозмариИва
10.10.2014, 6.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100