Читать онлайн Распутница, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Распутница - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.97 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Распутница - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Распутница - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Распутница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

С того дня мы почти не виделись с Мари-Клэр. А если и встречались, то все равно не имели возможности поговорить наедине, по душам, как это было раньше.
Папа, который терпеть не мог суматохи и властных женщин, принял предложение своего старого друга и поселился вместе со мной на две недели в его построенном в классическом стиле, изящном, прекрасно обставленном доме. Как сообщил нам папа, его друг называл это строение «деревенским коттеджем».
Конечно, мне недоставало той атмосферы радостного возбуждения, которую всегда создавала вокруг себя Мари-Клэр, и я чувствовала себя немного виноватой за то, что бросила ее, в чем она меня однажды и упрекнула. Но я была так рада вновь оказаться в деревне, вновь ездить верхом! Папин друг явно знал толк в лошадях. Я обнаружила это, когда посетила конюшню. И когда лошади привыкли ко мне и мне удалось убедить конюхов, что я смогу справиться с резвым, своенравным конем… мне было позволено выбрать себе самого лучшего. Я наслаждалась деревенской природой. Через поместье протекал причудливо извивавшийся ручей. Иногда, набравшись смелости, я привязывала лошадь и плескалась в чистой холодной воде, воображая себя русалкой или индейской девушкой, которая много лет назад купалась в этом самом ручье, поджидая своего избранника.
Когда бы я ни посмотрела на себя в зеркало, в чем бы ни была при этом одета, мне совсем не нравилось то, что я видела. Волосы слишком густые, непокорные, их нельзя приручить с помощью заколок, гребней или ленточек. Лицо… Ну, к нему я как-то привыкла. Но вот почему мое тело никак не полнеет и не хочет образовывать роскошные изгибы, которыми так восхищаются все мужчины?
Вода оказалась ко мне значительно добрее. Когда я отбрасывала прочь всю одежду, мокрые волосы растекались по плечам, прикасались к груди, тяжело свешивались на спину – о, тогда, и только тогда, я знала, я верила, что красива! Пусть я худощава, но у меня тонкая талия и длинные ноги. Мои груди, конечно, нельзя назвать большими, но они и не безобразно маленькие! Позволю ли я мужчине увидеть себя такой? И что испытаю, когда он будет прикасаться ко мне? Мне так много предстоит узнать. И не с чужих слов, а самой. Посмею ли я?
Как я ненавидела тот момент, когда мне приходилось натягивать на себя надоевшую одежду и отбрасывать прочь свои тайные фантазии! Не долго осталось мне приходить сюда и превращаться в нагую нимфу. Мысль об этом была мне ненавистна, и я старалась ее избегать. Особенно если приходилось возвращаться домой пораньше, чтобы успеть переодеться к ужину, или когда нас приглашали к ближайшим соседям на музыкальный вечер.
Пожалуй, оглядываясь на те дни, я почти сознательно заостряю внимание на деталях, которые говорят о тихом, небогатом событиями существовании. Видит Бог, я действительно не хотела никаких перемен и не хотела изменяться сама. И тетя Чэрити, и жизненные обстоятельства учили меня, что нужно думать и действовать рационально и рассудительно. И тем не менее… Я внезапно обнаружила, что существует еще одна сторона моей натуры: темная сторона, которой правят страсть и эмоции. И, что хуже всего, во мне начала просыпаться чувственность. Например, я лежала с закрытыми глазами в ручье и ощущала между раздвинутыми бедрами прохладное прикосновение струящейся воды, ни о чем не думая и не желая думать. Только ощущения, и ничего больше. По крайней мере тогда.
Я не осознавала, насколько меня изменили – в том числе и в глазах других – эти несколько дней, когда я с непокрытой головой ездила на лошади и отдавалась струящемуся потоку. Папа, казалось, ничего не замечал. Но в те дни он много отдыхал днем, занимался бумажной работой и писал множество писем, если, конечно, мы не выполняли обычные светские обязанности. Я почти радовалась, что с нами нет тети Чэрити: она никогда не предоставила бы мне такой свободы – тем более когда все остальные были заняты подготовкой к свадьбе и свадебному путешествию.
– Боюсь, что… Видите ли, прежде чем уехать, мне следует позаботиться об очень многих вещах, а времени остается совсем мало. Я должна удостовериться, что мисс Грэхем точно знает, как следует поступить в том или ином случае в мое отсутствие… ну, например, как надо вести счета. Вы же знаете, я не выношу хаоса! Нет, мне нужна по меньшей мере неделя, чтобы привести дела в порядок. А потом я спокойно отправлюсь в карете прямо в дом моей подруги в Виргинии. Конечно, я даже и мысли не допускаю о том, чтобы пропустить свадьбу своего племянника!
Речь тети Чэрити застала всех врасплох, потому что была произнесена чуть ли не в последний момент перед нашим отъездом из Бостона. Вероятно, никто, кроме меня, не подумал, что у нее могут быть и другие причины для того, чтобы задержаться… Но даже если у нее и есть личные мотивы для того, чтобы остаться в Бостоне, они совершенно меня не касаются, кто бы за этим ни стоял! Я, конечно, предпочла бы забыть свою встречу с тем отвратительным человеком, которого она называла Блейзом, и ту необычную интонацию ее голоса, которую не слышала ни до этой встречи, ни после.
Неужели они любовники, и если да, то как давно? «Что ты чувствуешь, когда мужчина занимается с тобой любовью?» Мари-Клэр это очень нравится. Может быть, мне стоило узнать от нее об этом побольше. Я хочу знать… или я еще слишком боюсь этого? Такие вот странные мысли бродили у меня в голове в тот исключительно жаркий день, который я запомнила на всю жизнь.
Я едва не заснула в воде – и едва не утонула. Теперь нужно было поскорее возвратиться домой, пока меня не хватились. Я обещала папе, что вернусь пораньше и прослежу, чтобы к появлению гостей все было готово. Хотя мы оба понимали, что хорошо вышколенный персонал позаботится об этом лучше, чем любой из нас.
Пока я поспешно одевалась и небрежно закручивала намокшие волосы в узел, меня не оставляло чувство вины. Я выглядела неважно, и, чтобы в этом убедиться, на сей раз не требовалось зеркала. Под палящим солнцем моя кожа приобрела оливково-золотистый оттенок – пожалуй, она стала чересчур темной, особенно для этой части страны! Несомненно, Мари-Клэр отведет меня в сторону и выговорит за проявленную беспечность – тем более перед самой ее свадьбой! А что касается графини – Мачехи… Я была почти уверена, что с ее слов вскоре каждый узнает, что я всего-навсего бедная родственница сомнительного происхождения, которую пригрели из жалости и которая ни в коем случае не может быть подружкой невесты, несмотря на все мягкосердечие Мари-Клэр.
Представив себе все эти «ужасы», я заулыбалась, но уже через несколько секунд веселое настроение исчезло – обнаружилось, что моя лошадь сбежала и домой придется идти пешком. Это само по себе мало вдохновляло, но, кроме того, мой вид мог произвести на окружающих довольно странное впечатление. Я была одета как цыганка – в длинную юбку и крестьянскую блузку с оторванным рукавом. Так будет гораздо прохладнее, сказала я себе утром, а критиковать или недоуменно поднимать брови было некому. В любом случае я уже два часа как должна была вернуться – задолго до прибытия первого гостя. Но теперь не было смысла переживать и горевать: нужно было как можно скорее бежать по направлению к дому.
В то время я знала очень мало бранных слов. Теперь-то я знаю гораздо больше – на пяти различных языках. Но тогда, каждый раз когда я в спешке спотыкалась или цеплялась юбкой за ежевику, я говорила только «тьфу!» или, более смело, «черт возьми!».
Так как я всегда проезжала к ручью верхом, этот путь не казался мне слишком длинным. Теперь, когда я вынуждена была идти пешком, дорога показалась бесконечной. Если бы я только себе позволила, то уже давно села бы прямо на землю и заплакала от отчаяния. Помню, что мне в голову пришла мысль присесть где-нибудь под тенистым деревом и ждать, когда меня спасут. Ведь после того как моя лошадь одна вернется в конюшню, меня начнут искать. Но этого мне тоже не хотелось. Это слишком унизительно не только для меня, но и для папы. Поэтому я продолжала бежать – или скорее ковылять – вперед. Каждый мой вдох звучал как рыдание, а ног я уже больше не чувствовала.
Я всегда была упрямой. Даже тогда, когда я останавливалась, задумавшись над тем, куда иду и зачем, инстинкт гнал меня, как раненое животное, в правильном направлении. Я должна была идти и, стало быть, шла вперед, хотя уже смутно припоминала зачем. А потом… Сейчас я не могу вспомнить, то ли я зацепилась за что-то и упала, то ли, задохнувшись, потеряла сознание… Зато точно знаю, что, придя в себя, никак не могла понять, действительно ли со мной случился обморок, или я попросту оказалась во власти странных видений, возникших на границе реальности и сна.
Казалось, я не двигалась. Возможно, мне действительно не хотелось двигаться. К моим губам прижались чьи-то губы, вернув мне способность самостоятельно дышать. В этот момент сознание еще не полностью вернулось ко мне, я еще не возвратилась оттуда, где недавно побывала. Но что это было? И какое это имеет значение, если я способна только чувствовать, но не думать? Как я смогу узнать, кто этот человек, подаривший мне свое дыхание?
Может быть, мне только показалось, что я пришла в сознание и вскоре вновь лишилась чувств. Может быть… Ах, почему же я даже сейчас пытаюсь оправдываться? Мои тогдашние действия или желания оправдать невозможно.
Я знаю только, что чего-то хотела… Чего-то, о чем ничего не знала и чего раньше не испытывала. Ни стыд, ни смущение не стояли больше между мной и той силой, которая влекла меня к этому человеку. Влекла против моей воли с самой первой встречи, несмотря на то что он мне тогда не понравился. К человеку, о котором я ничего не знала, кроме имени – Блейз. Имени, совсем не походившем на настоящее. Да, скорее всего это было прозвище.
type="note" l:href="#n_3">[3]
Наверное, тогда я ни о чем подобном и не думала, полностью поглощенная желанием.
Когда он понял, что я пришла в сознание, то попытался отодвинуться на безопасное расстояние, но я ему не позволила. Даже сейчас не могу понять, какой демон вселился в меня, заставив обхватить его руками за шею и приблизить его губы к своим. Не для поцелуя, не для того, чтобы вдохнуть в меня жизнь, а для чего-то другого, означавшего смерть и разрушение. Правда, в тот момент я хотела лишь утолить голод, завладевший всеми моими чувствами, заставивший меня обо всем забыть.
Он не мог знать, что до этого я ни разу не целовала мужчину. Все, что я делала, каждое движение моего изогнувшегося дугой тела диктовалось откуда-то извне. В этот день я перестала быть шестнадцатилетней девочкой. Я была женщиной – самкой, радующейся ощущению власти, которой, как внезапно выяснилось, я обладаю. Возможно, я действительно ведьма, как мне говорили. Или просто заколдована? Помню, что чувствовала себя так, будто мы уже целовались раньше – этот незнакомец, который не был незнакомцем, и я. Как будто…
Это должно было случиться. Он и я, терпкий запах помятой травы, голубизна небес и бело-золотой шар солнца над нами. Я хотела, чтобы это случилось, и случилось с ним. Цвет его глаз напоминал зелень болотной воды, освещенной лучами солнца. Его тело было сильным и твердым и худым, как канат. По какой-то необъяснимой причине я хотела увидеть его обнаженным и желала, чтобы он тоже видел обнаженной меня. Я была одержимой: возможно, в меня вселился дух какой-нибудь древней жрицы друидов. Как неожиданно и в то же время с какой неизбежностью это произошло!
Мне кажется – о Боже, как ясно! – что мы несколько раз пытались заговаривать, но сказали всего несколько слов. Я помню свои ощущения. Наверное, когда я лежала обнаженная в воде, позволяя ей играть с моим телом и моими чувствами, я готовилась к тому, что произошло в этот день. И я чувствую… Сначала прикосновение его губ к моим губам, а потом… К вискам, к мочкам ушей, к шее и затем все ниже и ниже. Но так медленно…
Его руки задрали мою юбку наверх и начали еще одно мучительно медленное исследование моего тела. В это время его губы и язык сделали мои соски такими напряженными и чувствительными, что я едва не закричала – и сдержала себя, лишь сделав глубокий вдох, больше походивший на рыдание.
Он поднял голову и прищурил свои дьявольские тигриные глаза. Я снова почувствовала себя так, будто тону. Тону в омуте страсти, похоти – того, что свело нас вместе в этот день, как бы оно ни называлось.
– Тебе скучно?
В этот момент я почти ненавидела его.
– Нет, черт бы тебя побрал!
– Ладно! По крайней мере ты проявляешь хоть какие-то признаки жизни. Я уже начал думать, что твой достойный Фернандо успел приучить тебя к полной покорности.
Мне были ненавистны его саркастический тон и то, как он глядел на меня, лежавшую под ним почти обнаженной. Если он несколько мгновений назад обращался со мной так нежно, то почему сейчас разговаривает так, будто я какая-то дешевая шлюха, которую он подобрал на улице? Но разве я не вела себя именно так? И опять-таки почему он ласкает меня и намеренно возбуждает мои чувства, если я не пробуждаю в нем желания?
Чувствуя, что оказалась в ловушке, я решила прибегнуть к, вероятно, самому сильному оружию – сказать правду. При этом я сумела твердо глядеть ему в глаза.
– Ты первый мужчина, с которым я встречаюсь… таким образом. И я хочу, чтобы именно ты был первым… – И тут живость, о которой он говорил, взыграла во мне. Беззаботно, как я надеялась, пожав плечами, я добавила: – Однако если ты не в состоянии справиться с этой задачей, то, как ты мне напомнил, всегда есть Фернандо…
Как я и ожидала, он прервал мои слова поцелуем – на этот раз грубым и требовательным. Такими же стали и его руки. Пожалуй, я предпочла бы прежнюю нежность, но была готова и к этому. Он боролся с собой, а я нет.
– Значит, ты девственница, которая желает всему научиться? Но ты ведь хорошо знаешь, как раздразнить мужчину! Да поможет Бог нам обоим! Ты, пожалуй, слишком похожа на меня самого!
У меня не было времени на то, чтобы пытаться понять значение его слов, потому что Блейз тут же начал снимать с меня мою скудную одежду, а затем с оскорбительной медлительностью обследовать все мое тело. Я думаю, он хотел сначала унизить меня, потому что именно я втянула его в это дело… В дефлорацию – вот как это называется!
Что за слово! И кто только его изобрел? Должно быть, я засмеялась или по крайней мере издала нервный смешок, когда, дернув за волосы, Блейз заставил меня принять сидячее положение.
– Ты находишь в этом что-то смешное? – Голос его был обманчиво спокойным, но прищуренные глаза и напряженные мышцы говорили о скрытой угрозе. Он был похож на тигра, этот человек по имени Блейз, – цветом глаз, движениями, тем, как он смотрел на меня.
– Это потому, что… ну, я внезапно подумала, что должна быть… дефлорирована! – почти не раздумывая, выпалила я. – Просто не смогла сдержаться… Я всегда не могла понять, откуда… такое выражение…
– Ах ты, маленькая…
И я увидела, как он улыбается. Очень скоро я снова лежала на спине, а Блейз стоял на коленях между моими раздвинутыми ногами.
– Ты уверена, что так надо, Триста? – Он больше не улыбался. – Ради Бога! Я все время вынужден напоминать себе, что ты…
Я протянула руку и прикоснулась к нему – сначала робко, затем, почувствовав набухающую плоть, более уверенно. Было слышно его хриплое, учащенное дыхание.
– …что я еще ребенок? – закончила я за него фразу.
Блейз не выразил удивления, только оценивающе взглянул, и его волшебные пальцы принялись наконец вновь поглаживать мое тело. Всего несколько секунд, но за это время он чуть не свел меня с ума.
Затем Блейз встал и освободился от своей одежды. После этого он уже не спрашивал меня, уверена ли я… и вообще больше ни о чем не спрашивал. Он не давал мне фальшивых обещаний. Он просто сделал то, что я хотела, – с удивительной нежностью взял меня в первый раз в моей жизни.
Эта самая дефлорация оказалась не такой болезненной, как я ожидала. Короткая, резкая боль – и все. Но сразу после этого Блейз начал двигаться во мне медленнее – и ласкал меня, гладил до тех пор, пока я не почувствовала… как будто мириады различных ощущений кружатся во мне, а затем мое тело разорвалось на миллионы частей. Я услышала свой крик – дикий женский крик, выражающий наслаждение и удовлетворение, – и еще крепче и сильнее прижала к себе тело Блейза.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Распутница - Роджерс Розмари



нечиталаеще,но надеюсь интересненько!) Советую прочитать " Любовь сладка, любовь безумна..." Интересная книжка!
Распутница - Роджерс РозмариВинниПух
27.08.2010, 8.26





Невероятная история, захватывает с первых страниц!
Распутница - Роджерс Розмарикарамель
22.12.2011, 23.25





Просто чудесная книга. 10 балов
Распутница - Роджерс РозмариДиана
19.05.2012, 23.20





а мне не понравилось, все размыто и не интересно
Распутница - Роджерс Розмарианя
7.06.2012, 18.43





Отличное рвотное средство!!! Конечно, для тех, кто сподобится осилить этот цинизм до конца! Я не смогла.
Распутница - Роджерс РозмариЛапочка
26.07.2012, 19.54





Просто ужас!Так издеваться и мучать женщину?!Лучше б сразу убили на первых страницах,а не размусоливали на 35-ть глав!
Распутница - Роджерс РозмариНаталья
5.09.2012, 20.27





Довольно интересная книга.
Распутница - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.38





Странная книга, читать сложно, нифига не понятно... Не тратьте свое время!
Распутница - Роджерс РозмариНадежда
10.12.2012, 18.15





нууу....даже не знаю что и сказать((( не понравилось((((
Распутница - Роджерс РозмариАлександра
30.01.2014, 13.57





Полностью согласна с Надеждой. Неинтересно и сложно. Прочитала только потому, что была в больнице, а под рукой только эта книга. Ин-та в то время и в помине не было.
Распутница - Роджерс РозмариИванна
3.03.2014, 15.05





почему автор путает страстность с идиотизмом и глупой строптивостью! Героиня крайне глупа- это просто невероятно! я неверю, что женщина такой космической глупости может привлечь такого мужчину, как Блейз. вот фраза, которая очень хорошо иллюстрирует ГГ: "! О, если бы она могла отплатить Блейзу, доказав, что он для нее не более чем случайный партнер, которого она не принимает всерьез" Это человек спас ее репутацию,публично сказав,что она его жена
Распутница - Роджерс РозмариЛюбовь. декоратор и мама
23.05.2014, 8.01





Сложно назвать любовным романом. Сложно назвать главных персонажей героями. Для меня эта книга, - "Королек - птичка певчая" из зазеркалья, - любимый роман у Роджерс и перечитываю регулярно.
Распутница - Роджерс РозмариFoxy
12.08.2015, 7.59





Чтиво для проституток. Автор случайно не маньячка? Откуда такие немыслимые фантазии сексуального садизма, ничего не имеющего с истинной любовью? Мрак!Свет отсутствует полностью. Постоянные сюжеты с насилием, публичным унижением женщины, жёстким сексом. Столько романов и всё об одном и том же. Хоть бы раз о НЕЖНОСТИ речь повела. Да только ей самой, похоже, понятие нежности не знакомо. Саданул поглубже раз-другой, чтобы поглубже унизить и растоптать - и вся любовь. Вы тоже себе о такой любви мечтаете, девоньки.
Распутница - Роджерс РозмариНадежда Рязанова
24.03.2016, 20.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100