Читать онлайн Последняя и вечная любовь, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последняя и вечная любовь - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последняя и вечная любовь - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последняя и вечная любовь - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Последняя и вечная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Необходимо вести себя так, словно ничего не случилось. Только тогда слухи останутся слухами, но никто ни в чем не будет уверен. Все должны улыбаться, проявлять беззаботность, не отменять никаких приглашений… Пусть все выглядит как обычно, даже если это совсем не так.
Джинни не раз удивлялась поведению Сони на протяжении этого долгого вечера. Вернувшись домой, Джинни никак не ожидала, что Соня уже встала и оделась… Теперь они трое — она, Соня и сенатор — сидели в опере, чувствуя, что к ним обращены любопытные взгляды. И как только Соня выносит это? Видимо, раньше Джинни недооценивала мачеху. Теперь ее восхищали сила духа и мужество этой женщины, которая кивала и улыбалась друзьям, а с мужем разговаривала так живо и непринужденно, словно между ними ничего не произошло.
— Почему нам надо лицемерить, если абсолютно все знают, что случилось? — возмущенно спросила Джинни, узнав, что их планы на этот вечер остаются без изменений, а потому они поедут сначала в оперу, а потом на бал; короче, все как обычно. — Зачем заботиться о фасаде, когда внутри все рухнуло?
Однако отец, к немалому удивлению Джинни, сурово и твердо сказал:
— На этот раз, Вирджиния, ты сделаешь все так, как я скажу, если даже не понимаешь, зачем это нужно. У нас, южан, есть определенный кодекс поведения — можешь считать это правилами этикета, если тебе так больше нравится. Не надо показывать публике грязное белье. Кому какое дело, что у нас происходит?
Он так посмотрел на Соню, что та покраснела.
— Нет необходимости посвящать кого-то в наши дела. Мы должны выступать единым фронтом — это, надеюсь, ясно?
— А Стив знает об этом? — возмущенно спросила Джинни. — Этот человек не в состоянии придерживаться этикета — он всегда делает то, что ему нравится. Уверена, он и не помнит о том, куда мы должны отправиться сегодня вечером.
— Твой муж приедет туда, — возразил сенатор. — Надеюсь, несмотря на недавние ссоры, вы будете вести себя сдержанно и достойно.
«Да уж, действительно достойно», — подумала Джинни. А где, интересно, Стив и почему она сидит здесь одна, как отвергнутая жена? Нет, ей этого больше не выдержать; даже если отцу придется драться сегодня вечером на дуэли, она не собирается торчать здесь и притворяться перед людьми, которых едва знает. Она уйдет во время антракта.
Едва зажегся свет, Джинни поднялась, но тут дверь их ложи открылась, и она застыла на месте. Перед ней стоял Стив!
Сенатор и Соня тоже повернулись к Стиву. Стоя в глубине ложи, он бормотал свои обычные извинения:
— Виноват, что опоздал, но за несколько кварталов отсюда моя коляска опрокинулась. Могу ли я представить сеньору Дос Сантос и ее свекра дона Игнасио Дос Сантоса? Они оба с Кубы, хотя мы с сеньорой знаем друг друга чуть ли не с детства…
Джинни охватило такое смятение, что она лишилась дара речи. Глядя на эту пару — самодовольную, сладко улыбающуюся донью Анну и высокого худощавого мужчину, она словно окаменела. Стив, осторожно переставив стулья, сел между Джинни и Анной, а дон Игнасио оказался в первом ряду, сбоку от Сони. Стив вел себя с обычной дьявольской хитростью, уверенный, что Джинни не посмеет устроить сцену, боясь показаться глупой и жалкой. «Нет уж, — мстительно подумала Джинни, — я и впрямь не доставлю ему такого удовольствия; напротив, покажу, что не уступаю ему в лицемерии. Только так я смогу преуспеть — и вот тогда посмотрим, кто из нас окажется в дурацком положении».
Придя к такому решению, Джинни склонилась к Стиву с фальшивой, но ослепительной улыбкой. Впрочем, обращалась она не к нему, а к удивленной и настороженной Анне:
— Мне очень жаль, что у нас нет времени поболтать о прежних временах. Это все из-за неучтивости Стива. Почему он не привел вас сюда раньше? Но скажите, как вы поживаете, ведь мы с вами давненько не виделись? Ваш муж…
Донья Анна поджала губы и опустила глаза.
— К несчастью, сеньора, мой муж трагически погиб менее чем через год после нашей свадьбы. Я вдова. — Она тяжело вздохнула, посмотрела на Стива и продолжала: — Мне пришлось уехать — там слишком много воспоминаний! Плантация огромная, чтобы обработать ее, нужно много рук. Но мой свекор попросил заняться этим своего управляющего. И вот мы приехали сюда. Я всегда любила Новый Орлеан. Я была здесь совсем юной, а потом мы провели здесь медовый месяц…
«Она превосходная актриса», — злобно думала Джинни, пока молодая женщина говорила.
— Давайте поговорим о чем-нибудь другом, — предложил Стив. — Анна приехала сюда, чтобы немного развеяться.
Предатель, гнусный предатель! Джинни хотелось вцепиться ему в физиономию, но она лишь откинулась в кресле, изображая усталость и равнодушие.
— О да, разумеется. Надеюсь, ты сам найдешь тему для беседы, дорогой. Нам волей-неволей придется разговаривать, поскольку на нас наставлены десятки биноклей, — пусть люди видят, с каким удовольствием мы общаемся.
Анна вздохнула и наклонилась поближе к Стиву. Тот улыбнулся одними губами. Его прищуренные синие глаза смотрели холодно и мрачно.
— Ты всегда великолепно играла, моя радость, и можешь играть еще лучше, не так ли? — Затем, понизив голос, он процедил: — Неужели ты такая безмозглая, что посещаешь своего любовника днем, на глазах у всего города! Я, кажется, предупреждал тебя, чтобы ты была осторожнее!
«Какое счастье, — подумала Джинни, — что свет погас и он не видит моей ярости!» Она встретилась с ним взглядом и презрительно улыбнулась:
— Предупреждал, говоришь? Предупреждения нужны трусливым, мистер Морган! А что касается осторожности, знайте, что я намерена встречаться со своими любовниками так же открыто, как это делаете вы, — надеюсь, хоть это не вызовет у нас недоразумений!
Она увидела ярость, вспыхнувшую в его глазах. Ей показалось, что он вот-вот бросится на нее.
— Для меня ясно, мадам, что вы, как всегда, переходите все границы! Я не хочу, чтобы моя жена вела себя как шлюха! Сегодня вечером мы уж доиграем до конца наши роли — ради новоорлеанского общества, — а завтра собирайтесь в Мексику. Если вы и дальше будете пренебрегать детьми, придется забрать их у вас!
Слыша эти холодные слова, Джинни не верила своим ушам. Их не мог говорить тот Стив, которого она так любила и из-за которого столько страдала. Да, они постоянно боролись и изводили друг друга, но таких чудовищных угроз она не заслужила!
Она чувствовала, что задыхается. Услышать такое, да еще в присутствии Анны! Ведь он с таким презрением дал понять ей, что намерен избавиться от нее и развязать себе руки. Это невыносимо!
Джинни издала сдавленный звук, когда Стив с силой сжал ее запястья. Но что значила эта боль в сравнении с душевной болью!
— Только без сцен, пожалуйста! Может, ты уже утратила даже инстинкт самосохранения? Черт подери, Джинни, тебе самое время повзрослеть! В конце концов, ты уже вполне созрела для материнства, поэтому должна вести себя соответственно.
— Отпусти меня, Стив! Я не стану устраивать сцен. Ведь мы, кажется, уже все сказали друг другу?
Джинни едва узнавала свой голос, дрожащий от страха, гнева и обиды. Последовало тягостное молчание. Она ощущала внутри какую-то пугающую пустоту. Когда он освободил ее и она откинулась в кресле, стало еще хуже. Стив повернулся к Анне, которая что-то шептала ему, а он нежно держал ее за руку.
«Нет, я не хочу никаких сцен. Он просто этого не стоит, и я не доставлю ему такого удовольствия. Между нами все кончено, и пора признать это. Впрочем, какое это имеет значение?»
— Ты очень суров с женой, — прошептала Анна, искоса взглянув на Стива. — Не хотела бы я оказаться на ее месте. Ты меня напугал.
Он ослепительно улыбнулся:
— Ты избежала этого, дорогая, по собственной вине. А что ты сама об этом думаешь?
Анна затаила дыхание, сама удивляясь, почему этот человек так возбуждает ее, заставляя страстно желать близости с ним. Горячая и сладостная истома пробежала по ее телу.
— Я думаю, что ни один из нас не был тогда готов к этому. Я была очень избалована и совершенно не представляла себе, что такое замужество. Тогда я слишком многого не знала.
— А теперь знаешь? — усмехнулся Стив.
— О, я и сейчас все еще только приобретаю опыт! — отвечала Анна с притворным смущением. — Это очень интересно, если есть хороший учитель.
Донне Анне следовало бы сказать «учителя», поскольку, кроме погибшего мужа, таковым был и ее свекор, к счастью, неревнивый и великодушный. Но она, конечно, не хотела, чтобы об этом знал Эстебан. Она скрыла от него и то, что приехала сюда, желая встретиться с ним, ибо случайно узнала, что ее бывший жених в Новом Орлеане. Более того, она убеждала дона Игнасио отложить их возвращение на Кубу, надеясь соблазнить Эстебана, заинтриговав его. То, что он был женат, не имело для нее никакого значения, хотя Анна испытывала злобное торжество, видя унижение той женщины, которая когда-то разлучила ее с Эстебаном, уведя его у нее из-под носа. Нет, она не простила ей этого и теперь наслаждалась местью. Она знала, что это не кончится даже тогда, когда Эстебан оставит жену. Считая, что заинтересовала его мыслью о совместной поездке на Кубу, Анна думала, что весьма преуспела!
Скорее бы все это закончилось! Притворяясь, что слушает музыку, Джинни наблюдала за Стивом и Анной. Они, нагнувшись друг к другу, о чем-то шептались. Черт с ними, лишь бы убраться отсюда! И страсть, и ярость уже исчезли, не оставив в ней ничего, кроме опустошенности.
Пусть Стив берет Анну, и пусть она удерживает его при себе столько, сколько сможет, лишь бы закончился этот вечер!
Во время последнего антракта Джинни вступила в беседу с доном Игнасио, желая привлечь его внимание. Но сейчас он вышел из ложи вместе с сенатором, чтобы принести дамам охлажденного шампанского. После этого он пересел поближе к Джинни.
О, ведь и она прекрасно умела флиртовать! Теперь она повернулась спиной к Стиву, давая ему понять, что он для нее больше не существует. Благодаря шампанскому Джинни вдруг так оживилась, что вскоре вскружила голову дону Игнасио.
— Шампанское в таких хрупких бокалах! И как только вы ухитрились донести их, сеньор? Я люблю шампанское, хотя из-за него часто делаю глупости.
— Вы совсем не кажетесь легкомысленной, сеньора. По-моему, вы одна из самых умных женщин, каких я когда-либо встречал. И если позволите старику сделать вам комплимент, то замечу, что ваш ум и красота представляют большую опасность для мужчин.
— Какой же вы старик, дон Игнасио! Уверена, что этого не думает ни одна женщина. Я всегда предпочитала общество зрелых мужчин.
Дон Игнасио представлял себе жену Стива Моргана типичной американкой, напористой и невоспитанной. Сейчас он был приятно удивлен, хотя и не понимал, почему Стив предпочитает ей Анну, хотя и хорошенькую, но отнюдь не столь эффектную. Может, он наказывает жену за какую-то измену, платя ей той же монетой?
Впрочем, эти сомнения не отразились на лице дона Игнасио, проницательного и сильного человека, основателя сахарной империи, которую он намеревался сохранить, несмотря на кубинские события. Он привык всегда идти своим путем и добиваться всего, чего захочет. Дон Игнасио знал, что может добиться и явно несчастной миссис Морган. Что же касается Анны…
Тут он вздохнул… Анну он сам выбрал в жены своему сыну Алонсо, отчаянному сорвиголове… Она была девственницей, великолепно одевалась и ездила верхом, что особенно ценил дон Алонсо. Но увы, женившись, Алонсо так и не стал настоящим мужчиной и вскоре погиб в результате несчастного случая во время одной из верховых прогулок, оставив Анну вдовой, нуждающейся в утешении.
Дон Игнасио очень страдал, потеряв этого сына, любимца матери. Но у дона Игнасио оставались еще два старших сына, которые могли унаследовать его имя и состояние; они не отличались столь буйным и несдержанным нравом, как Алонсо. Бог дал. Бог взял. Жизнь бывает очень сурова, и ничего уж тут не поделаешь, а оставшиеся в живых должны пользоваться тем, чем не смогли воспользоваться мертвые.
Придя к такому выводу, дон Игнасио утешил вдову сына, благодарно отзывавшуюся на ласку. Переспав с ней, дом Игнасио не испытал ни малейшего смущения, ибо она сама хотела этого; а он чувствовал ответственность за ее судьбу. Когда Анна наскучила ему, он не мешал ей заводить любовников, причем некоторых находил для нее сам, втайне от нее. Отправившись по делам в Новый Орлеан, он взял ее с собой, решив найти ей подходящего мужа. Сейчас он размышлял, не достиг ли намеченной цели. Развод был вполне возможен, к тому же в свое время сам дон Франсиско Альворадо выбрал Анну в невесты своему внуку и наследнику.
Когда Джинни осушила второй бокал шампанского и дон Игнасио наполнил ей третий, она почувствовала, что этот вечер доставляет ей удовольствие. Вместе с тем Джинни поняла, что ненавидит и презирает Стива и ей гораздо больше нравится дон Игнасио, без сомнения, оценивший ее по достоинству.
То, что свекор Анны увлекся его женой, отнюдь не ускользнуло от внимания Стива. Однако его удивило, почему флирт Джинни с другим мужчиной приводит его в бешенство. Уж не опасается ли он за свою честь? О нет, Джинни раздражает его с тех пор, как появилась в его жизни!
Когда они все поднялись, собираясь покинуть театр, Стив подал Джинни накидку и словно невзначай коснулся ее плеч. Ему вдруг неудержимо захотелось обнять ее, но он счел это минутной слабостью — черт подери, это сама Джинни была его слабостью, ибо лишала способности руководствоваться логикой и трезво рассуждать. Стив понял, что она ускользает от него, и повернулся к Анне, предложив ей руку. К дьяволу Джинни, ей следует преподать хороший урок! На этот раз он будет беспощаден.
Все три пары держались вместе, смешавшись с толпой людей, выходивших из театра.
Сенатор Брендон взглянул на свои золотые часы и сунул их в жилетный карман — привычный жест, которого никто не заметил бы в иной ситуации. Соня побледнела, а Джинни ощутила озноб, хотя закуталась в тяжелую шелковую шаль. Заметив это, дон Игнасио наклонился к ней и шепнул: «Вы замерзли? В моем экипаже есть меховое манто…» Она что-то рассеянно ответила. Как объяснить этому милому, любезному джентльмену, что она вздрогнула не от ветра, а от страха? Видимо, полночь близилась, ибо сенатор стал проявлять явное нетерпение, а лицо его заметно омрачилось. Боялся ли он? И что имел в виду мистер Бишоп, говоря, что дуэль не состоится?
— Смотрите, вот наш экипаж! — воскликнула Анна, игриво взглянув на Стива. — Мы поужинаем все вместе?
Когда спускались по лестнице, у Джинни с плеч соскользнула шаль, и дон Игнасио нагнулся и поднял ее. Только потом Джинни поняла, что это спасло ему жизнь, но в тот миг увидела лишь мгновенную вспышку и услышала звук выстрела.
Одни закричали, другие, онемев, застыли на месте, но через минуту все пришло в движение и началась паника. Лошади ржали и становились на дыбы, перепуганные кучера пытались их удержать, чтобы они не смяли разбегающихся в ужасе людей. Зазвучали истерические вопли:
— Это мятеж!
— Они стреляют в нас!
Джинни стояла неподвижно, все еще не понимая, что происходит, как вдруг кто-то сильно толкнул ее, и она, упав на колени, услышала раздраженный голос Стива:
— Какого черта! Ты что, совсем не соображаешь? Хочешь, чтобы и тебя пристрелили?
Пристрелили? Что он имел в виду? Кого пристрелили? Она почувствовала у себя на плечах чьи-то руки и заткнула уши, чтобы только не слышать этих беспрерывных воплей.
— Нет, нет, не-е-е-е-т! — Почему у Сони опять истерика?
Джинни попыталась встать на ноги, но дон Игнасио удержал ее.
— Нет, сеньора, пожалуйста, не смотрите! — Он был очень возбужден. — О Боже, ведь это предназначалось для меня! Если бы я в тот момент не наклонился…
— Кто?.. — крикнула она, вырываясь из его рук, но услышала незнакомый голос:
— Убили сенатора Брендона, мадам!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последняя и вечная любовь - Роджерс Розмари



Читается на одном дыхании.Хочется читать и читать.Вообще обожаю эту писательницу и все её книги!
Последняя и вечная любовь - Роджерс РозмариОльга
26.06.2012, 15.05





Грубо, грязно и противно. Остался какой то не приятный осадок после книги и невольно начинаешь думать что любви нет - одна похоть.
Последняя и вечная любовь - Роджерс РозмариЮля
13.02.2013, 0.52





Ах, девочки! Такие романы надо читать только взрослым ! Он не готов ни к браку ни даже к тому, чтобы быть отцом. Бывает. Нельзя заставить, но его отношение губительны как для жены, так и для их брака.rnЯ, читая такие романы, понимаю, КАК такой мужчина губит женщину. Это просто Леонковалло: Смейся, паяц, над разбитой любовью. Смейся и плачь, ты над горем своим! А ведь это его горе- его жена из-за его скотской неверности становится несчастной и неверной. Только из- за него.
Последняя и вечная любовь - Роджерс РозмариНика
19.02.2014, 19.03





Роман очень хороший)) согласна с Никой. Держит в напряжении, в каких то моментах и по моему он не закончен что ли(( может пойму когда стану взрослее но после всего что произошло между ними они вот так легко помирились, считай. Не было никаких выяснений отношений, они все просто взяли и помирились)) Но все же книга мне очень понравилась, конечно это не первая книга, которая лучше по моему мнению, и все же спасибо автору за такую книгу) согласна с тем что роман жесткий, но не это ли настоящая жизнь?почти настоящая))
Последняя и вечная любовь - Роджерс РозмариГаля
28.02.2014, 20.43





Классный роман!Махнула на одном дыхании всю трилогию!Не жалею!Удовольствие получила огромное!
Последняя и вечная любовь - Роджерс РозмариНаталья 66
4.03.2014, 19.55





Прочитав комментарии стала читать,вроде сюжет интересный,куча героев со своими характерами,и все же не понравилось.дочитала,т.к.думала,что вот,вот что-то произойдет....но увы.все спят с друг другом,жена жто вообще только с кем не переспала.дети брошены где-то.....с кем-то.когда расстались даже не вспоминали друг друга,а тут встретили друг друга и вот вам,опять все хорошо.жаль,хороший он быть роман.
Последняя и вечная любовь - Роджерс РозмариViKi
6.03.2014, 13.11





К сожалению,не могу читать когда изменяет гл героиня...Меня начинает тошнить от таких героинь...Не мое ..
Последняя и вечная любовь - Роджерс Розмарилуиза
2.01.2015, 8.19





К сожалению,не могу читать когда изменяет гл героиня...Меня начинает тошнить от таких героинь...Не мое ..
Последняя и вечная любовь - Роджерс Розмарилуиза
2.01.2015, 8.19





Вот и закончила чтение трилогии, теперь можно и комментировать. Читать тем, кто не боится зашкаливающей дозы адреналина. Роман как шок и полный вынос мозга. Спорный, противоречивый, но безумно интересный. Несмотря на объем, изобилие действующих лиц, умопомрачительных перипетий и исторических событий, читается на одном дыхании. После прочтения каждой книги возникал один и тот же навязчивый вопрос. Почему автор называет любовью отношения, которые большинством нормальных людей расцениваются как страсть, элементарная похоть, низменное совокупление, безответственное отношение к супружеству. Отцовство и материнство вообще тема отдельная. И все-таки это любовь. Не ванильная, сладкая, когда в нежном порыве друг в друге сливаются и растворяются влюбленные, а бешенная, неистовая, с криком и болью, как оголенный нерв. Ггероиню тоже мучит этот вопрос. "Что такое любовь? Сколько ликов у нее? Что это - смерч, захватывающий человека, или ловушка?"- терзалась она в минуту отчаяния. Метание от одной крайности к другой, от любви к ненависти, от безумного счастья к безысходному горю - это лик любви Стива и Джинни. И причина именно такого лика любви ГГ в их природных натурах и характерах. Стив как одинокий волк, как дикий мустанг. Красивый, сильный, рисковый, порочный, необузданный, не признающий никаких оков, с жизнью на грани фола. Джинни - красавица, умница, высокообразованная светская девушка. И в то же время- дерзкая, высокомерная, своенравная и своевольная. Но главная ее беда - врожденное кокетство и убежденность в собственной неотразимости. Один из героев романа характеризует ее как " тип прирожденных куртизанок, созданных быть любовницей, а не женой". Флирт, игра чувствами мужчин, подчинение их своим чарам, поддразнивание и насмешки - все весело, забавно, интригующе, будоражащее кровь. До встречи со Стивом. Как бабочка, полетела она на огонь его убийственного обаяния и обожгла не только крылья, но и душу. К слову, не он, а она его спровоцировала на соблазнение, а потом, открыто флиртуя с другими мужчинами, дала повод ему думать, что они ее любовники. И закрутилась карусель умопомрачительных жизненных перипетий, которые можно сравнить со своеобразным тормозным следом после резкой остановки- столкновения этих двух необузданных личностей. Со слов Стива, Джинни стала его "погибелью, его роковой слабостью, кровью его сердца". Они так и не смогли укротить друг друга. И это хорошо, потому что исчез бы обоюдный интерес, постоянно подпитывающий их неотвратимую тягу друг к другу. А так, пройдя через все испытания, они научились не только слушать, но и слышать друг друга. И не гордость, как думали они, являлась причиной их многих опрометчивых поступков, а пресловутая ГОРДЫНЯ. А она, как утверждает один из восточных мудрецов "... может перевернуть жизнь человека и повернуть ее вспять". И последнее. Эту трилогию многие сравнивают с приключениями Анжелики. Да, некоторое сходство есть. Но характеры, эволюция отношений герое Розмари больше созвучны с тетралогией Симоны Вилар "Ветер севера", "Принцесса викингов", "Огненный омут" и "Лесная герцогиня". Там тоже, девушка- кокетка и сильный, жесткий и своенравный воин- вождь. За роман Розмари, по- настоящему талантливое произведение с прекрасным образным литературным языком, ставлю 10 баллов, хотя ГГ не совсем мой тип, особенно героиня. Сайту спасибо.
Последняя и вечная любовь - Роджерс РозмариОльга
22.08.2015, 7.47





Не понравилось,хотя захватило.8.
Последняя и вечная любовь - Роджерс Розмариларик
22.08.2015, 19.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100