Читать онлайн Опасный мужчина, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасный мужчина - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасный мужчина - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасный мужчина - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Опасный мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Утреннее солнце едва поднялось над фортом, но уже еле пило глаза Нику Кинкейду через окно комнаты. Он провел ночь в городе, в гостиничном номере Джила.
Вероятно, ему не следовало допоздна играть в покер и пить виски, но после встречи с Мартином охватившее его волнение не позволило бы уснуть. Он выиграл небольшую сумму и сейчас чувствовал себя отвратительно. Похоже, Джилу еще хуже, подумал Ник и усмехнулся. Глаза разведчика были красными, на лице выросла трехдневная щетина, однако Ник знал, что Джил сохранял быстроту реакции, даже будучи смертельно пьяным и полусонным. Однажды он видел, как Джил проснулся с револьвером в руке и одним выстрелом срезал голову гремучей змее так аккуратно, словно действовал ножом.
Ник положил обутую в сапог ногу на потертое сиденье стула, стоявшего напротив него, потом прислонился спиной к стене, чтобы солнце не обжигало глаза.
— Я не удивлен, что Пикеринг так быстро убрался из Монтерея.
Джил как-то странно посмотрел на него и пожал плечами.
— Я этого не ждал. Возможно, кто-то предупредил его, что мы уже здесь.
— Что насчет Такетта?
Приоткрытые черные глаза Джила сузились в клубах сигарного дыма.
— Он окопался с пухленькой puta в той гостинице, о которой я говорил тебе. Нам остается только выкурить его оттуда.
— Должно быть, сделать это будет нетрудно.
— Этим хочет заняться Мартин.
Ник сузил глаза и жестко посмотрел на Джила, который смущенно заерзал и отвел взгляд в сторону. Рейнджер знал, что произойдет, если Рой Мартин окажется в курсе. Обычно Ник не возражал, когда Рой Мартин брал дело в свои руки, но сейчас случай был особым. Ник предпочел бы разобраться с Такеттом в гостиничном номере, но Мартин любил действовать более хитро, без демонстративного нарушения закона.
— И что же задумал наш просвещенный босс? — протянул Кинкейд и понял по быстрому движению глаз Джила, что разведчику не удается сохранить бесстрастность.
Джил чуть улыбнулся и тряхнул головой:
— Ничего сложного. С помощью местного коменданта он подстроил так, что Такетт окажется возле форта незадолго до полудня. Дальнейшее зависит от тебя.
Кстати, Мартин оформил обвинение в убийстве, чтобы все было чисто и законно на тот случай, если кто-то захочет вмешаться.
— Кто вздумает жаловаться? Такетт умрет, а Пикеринг вряд ли станет высовывать голову и протестовать, — сухо заметил Ник. — Хотя тогда он бы упростил мою задачу. Мне не хочется разыскивать его на золотых приисках.
— Мы не знаем точно, отправился ли он туда.
— Конечно, отправился. Я поспорил бы об этом на мой последний доллар.
— Черт возьми, — возмущенно произнес Джил, — ты бы, вероятно, выиграл и на этот раз.
Ник усмехнулся. В его кармане лежала значительная часть последнего жалованья Джила Гарсии. Это было прямым следствием того, что вчера Ник бросил на стол трех тузов.
— Пойдем, Джил. — Ник с грохотом скинул ногу со стула на пол и встал. Подойдя к двери и открыв ее, он посмотрел на сонного мексиканца. — Я угощу тебя завтраком. Человек, который играет в покер так плохо, как ты, имеет право на бесплатную кормежку.
— Coco!
Испанское ругательство догнало Ника на узкой лестнице, но Джил все же последовал за рейнджером.
Тори не требовалось много времени, чтобы надеть костюм для верховой езды; не прошло и часа, как она вновь вернулась на конюшню. Верный своему слову, Мануэль оседлал красивую резвую серую кобылу. В Бостоне Тори пришлось бы довольствоваться более покорным животным и терпеть общество конюшего или грума, но здесь, где все от мала до велика гордились своим умением ездить верхом, она могла отправиться на прогулку без эскорта. Поэтому девушка возмутилась, когда Мануэль стал настаивать на том, чтобы она подождала дуэнью.
Нахмурившись, она покачала головой:
— Мне не нужна дуэнья, Мануэль.
Старик пожал плечами.
— Мы по-прежнему живем в Калифорнии и соблюдаем здешние обычаи, хоть эта земля и стала частью Соединенных Штатов. Люди осудят тебя, если ты поедешь одна, без дуэньи. Я не могу это допустить, донья Витория. Иначе дон Патрисио прогонит меня из Буэна-Висты. Где твоя служанка?
Она подумала о мрачной Колетт, вспомнила, как однажды в Бостоне взяла ее с собой. Бедняжка упала с лошади, сильно ударилась и целую неделю стонала от боли. Больше Тори не брала девушку с собой. Она снова раздраженно тряхнула головой.
— Понятия не имею, где Колетт. Мне придется поехать одной.
— В таком случае я не могу дать тебе лошадь, — со спокойным упрямством заявил старик. — Я не хочу, чтобы el patron
type="note" l:href="#FbAutId_12">[12]
обрушил на мою голову проклятия.
Раздраженная Тори понимала, что в случае неприятностей во всем обвинят Мануэля, и огорченно сдалась.
— Хорошо. Я найду Колетт или какую-нибудь другую служанку. Но я намерена поехать верхом, разрешишь ты это или нет.
Мануэль опустил глаза и посмотрел на землю. Тори прикусила язык. В конце концов, тут не было его вины, и девушка заставила себя изобразить улыбку примирения.
— Прости меня, Мануэль, за грубость. Мне следовало сообразить, что ты пожелаешь отправить меня на прогулку с эскортом. Пожалуйста, оседлай вторую лошадь, а я приведу мою служанку.
Колетт запротестовала, стала перечислять множество причин, мешавших ей поехать с Тори, но потом сдалась. Мануэль оседлал для нее послушную кобылу. Она пробормотала при виде лошади французские ругательства; Тори обрадовалась, что конюх не понимает их.
Мануэль кивнул и улыбнулся с облегчением.
— Я пошлю с вами Пабло. Поди сюда, nino
type="note" l:href="#FbAutId_13">[13]
. Он славный малый, хотя иногда бывает лентяем.
Тори повернулась, подняла брови и посмотрела на мускулистого подростка. Он был выше ее всего на дюйм или два, и на его гладком лице еще не было даже намека на растительность. Тори нахмурилась.
— Пабло? Но он так юн.
— Пабло — превосходный ковбой, хоть он еще и молод. Он сидит в седле с раннего детства, как и все местные жители. Пабло отлично проявил себя на соревнованиях. Он уже второй год подряд выигрывает «цыплячью» скачку.
Тори еле заметно улыбнулась, представив себе неистовые скачки на побережье. Ковбои мчались во весь опор мимо бегавших по песку цыплят, стараясь подхватить их на скаку. Побеждал тот, кто первым пересекал финишную черту с живым цыпленком — это требовало недюжинной ловкости и упорной тренировки.
Словно почувствовав неизбежную капитуляцию Тори, Мануэль добавил:
— К тому же он отлично владеет револьвером, так что с ним, донья Витория, ты будешь в безопасности.
Скрыв свое удивление, она натянула перчатки.
— Хорошо. Надеюсь, он не будет отставать от меня.
Пабло усмехнулся, его совсем не задели слова Тори и ее явное нежелание ехать с ним.
— Я постараюсь, донья Витория.
Оперевшись на протянутую руку Мануэля, Тори быстро забралась на лошадь, устроилась поудобнее в высоком седле и подобрала поводья. Пока Пабло помогал Колетт сесть на кобылу, Тори дала своей лошади шенкелей и поскакала к воротам. Выбравшись на дорогу, которая вела от асиенды, девушка услышала за спиной топот копыт и улыбнулась.
День был чудесным. Солнце светило ярко, свежий ветер приносил запах моря, трепал волосы и шляпу девушки. В небе парили птицы. Они скользили по воздушным потокам, точно корабли по волнам. Их радостные крики смешивались с шуршанием пенистого прибоя, доносившимся от прибрежных черных скал. Знакомые ритмичные движения кобылы действовали на Тори успокаивающе. Позволив лошади поскакать по петляющей дороге возле берега, Тори придержала животное, чтобы Пабло и Колетт догнали ее.
Колетт посмотрела на свою хозяйку с ненавистью; голова служанки болталась взад-вперед, губы сжались в узкую полоску. Она отчаянно сжимала обеими руками влажную шею лошади. Похоже, молодой ковбой вовсе не был смущен тем, что Тори опередила его.
— Вы отлично ездите верхом, донья Витория, — сказал он, заставив своего гнедого мерина шагать возле кобылы Тори.
Над дорогой поднималась прозрачная дымка из пыли, оседавшей на животных, сапогах и широких листьях растений.
— Спасибо.
Тори одарила юношу счастливой улыбкой; девушка ощущала прилив бодрости, наслаждалась своей неожиданной свободой.
— Мне давно не доводилось скакать на природе, где нет мощеных улиц, экипажей, людей, которые постоянно переходят перед тобой дорогу, вынуждая резко осаживать лошадь. Я не сознавала, как сильно соскучилась по всему этому.
Юноша пожал плечами, глядя на Тори своими сверкающими черными глазами и моргая из-за яркого солнечного света.
— Тогда мы будем ездить столько, сколько вы пожелаете.
Тори почувствовала спокойное калифорнийское отношение к любым неудобствам, умение ценить жизнь, ни на что не жалуясь. Она знала, что жители восточного побережья считали калифорнийцев ленивыми, праздными, но видела в этом необходимость приспосабливаться к обстоятельствам. На протяжении многих лет Калифорнией правили испанцы. Добившись независимости, Мексика фактически махнула рукой на калифорнийцев, предоставив их самим себе и обложив символическим налогом. Любопытно посмотреть, как они заживут под правлением энергичных и требовательных янки.
Всадники направились по Камино-Реаль, или Королевской дороге, ведущей в Монтерей. Она тянулась серпантином вдоль берега на протяжении шести с половиной сотен миль от Сан-Франциско до Сан-Диего. Многие из расположенных на ней миссий францисканцев пришли в упадок. Даже миссия Сан-Карлос в Кармеле — это местечко находилось в трех милях от Монтерея — нуждалась в ремонте.
В Монтерее началось строительство, но потом работа остановилась. Возле незаконченных стен стояли опустевшие леса, повозки, груженые телеги. По оживленным в недавнем прошлом дорогам лишь изредка проезжали верховые.
— «Золотая лихорадка», — немногословно ответил Пабло, когда Тори поинтересовалась причиной. С середины июня Монтерей заметно опустел — большинство местных мужчин подались к северу, на золотые прииски.
Тори ехала по городу медленно, радуя этим Колетт, которая пришла в себя, расправила плечи и стала с любопытством смотреть по сторонам. Пабло серьезно относился к своей роли защитника, он бросал грозные взгляды на каждого человека, который слишком долго смотрел на девушку. Юноша пришел в ужас, когда Тори предложила остановиться возле одного лотка на рынке, и отчаянно запротестовал:
— Нет, нет, донья Витория, не надо. Если вы проголодались или хотите пить, я куплю что-нибудь, но сидеть одной на mercado
type="note" l:href="#FbAutId_14">[14]
— это напрашиваться на неприятности.
— Ерунда. К тому же я с компанией. С тобой и Колетт.
Она одарила юношу радостной улыбкой, которая заставила бы Сина вздрогнуть от недобрых предчувствий. Пабло неуверенно посмотрел на девушку. И вдруг по воле случая Тори увидела Дейва Брока, молодого лейтенанта, с которым прогуливалась по берегу в Лос-Анджелесе. Он сидел на залитой солнечным светом скамье возле форта. Заметив девушку, лейтенант поспешил к ней. Тори остановила лошадь и улыбнулась Дейву.
— Мисс Райен, как я рад вас видеть! — Он взял лошадь Тори за поводья так, словно не собирался отпускать их, и посмотрел на девушку с восхищением. — Я полагал, что мы больше не встретимся.
— А я думала, что вы едете в Сан-Франциско.
— Да, верно. Но наш пароход сломался, и мы задержались в порту. Большинство пассажиров и матросов сели на другие суда или купили лошадей, чтобы добраться на них до золотых приисков. — Он печально покачал головой. — Мне не с кем было поговорить, и я отправился в город. Посидите и поболтайте со мной немного. Я очень рад такому приятному обществу.
Колетт нахмурилась, но Тори проигнорировала это. Пабло громко прочистил горло и сдвинул своего мерина с места, заставив лейтенанта Брока отступить на шаг. Офицер встревоженно посмотрел на девушку, и Тори, бросив на Пабло недовольный взгляд, улыбнулась Броку:
— Мой слуга опекает меня слишком рьяно, но я ценю его смелость. Пабло, это друг, и я, пожалуй, приму его любезное предложение. Ты ведь боялся, что я буду без эскорта.
Она не отреагировала на явную растерянность Пабло и позволила лейтенанту помочь ей спешиться, однако с раздражением отметила, что рука Брока задержалась на ее талии чуть дольше допустимого времени. Не желая портить себе день из-за незначительной ошибки молодого человека, Тори положила свою обтянутую перчаткой руку на плечо Брока и улыбнулась ему, получая удовольствие от явного восхищения, которое излучали его глаза.
Он повел ее к расположенной перед фортом площади со стоящими возле пушек скамейками. Когда-то здесь прогуливались многочисленные солдаты и штатские, но сейчас лишь несколько человек грелись на солнце или сидели на скамейках под огромными старыми деревьями. Колетт последовала за своей хозяйкой, периодически кокетливо улыбаясь красивым всадникам.
Дул легкий ветерок, солнце согревало воздух. Тори было приятно беседовать с лейтенантом, тем более что он казался увлеченным ею. Она получала удовольствие от легкого флирта. Пабло принес ей и Колетт стаканы с naranjada
type="note" l:href="#FbAutId_15">[15]
, сделав вид, будто не услышал, как Дейв попросил купить апельсиновый сок и для него тоже. Потом юноша занял свой пост в ярде от молодых людей.
В расположенном поблизости источнике соблазнительно журчала вода, ветерок был достаточно теплым, и Тори сняла перчатки, развязала ленточки шляпы. Модный головной убор из синего бархата гармонировал с костюмом для верховой езды. Шляпа удерживалась на голове черными в крапинку ленточками, которые туго завязывались под подбородком. Сейчас Тори сняла ее, позволив своим густым волосам упасть лавиной на плечи, а обнаженную шею освежил легкий ветерок.
Брок внимательно следил за каждым ее движением; он перевел взгляд с блестящих волос на лицо девушки. Тори спрятала улыбку. Право, он был весь как на ладони. Она слишком легко могла влюбить его в себя. Нет, она не собиралась это делать и все же радовалась тому, что он с жадностью ловит каждое ее слово и жест.
— Скажите, лейтенант, какие у вас планы на будущее? Вы собираетесь остаться в Калифорнии или вернетесь в Пенсильванию?
Поля ее шляпы украшали короткие темно-синие перья — под цвет костюма. Лениво играя ими, Тори слушала, как лейтенант Брок делится с ней своими планами.
— Сестра писала, что здешняя земля ждет, чтобы ее использовали, — сказал он, — и я собираюсь приобрести участок. Скот быстро прибавляет в весе, урожай вырастает почти сам по себе… Я вас чем-то рассмешил?
Улыбаясь, она кивнула.
— Папа часто говорит то же самое, и сейчас мне кажется, что я слушаю его. Он был морским капитаном до своего приезда сюда — это произошло тридцать лет назад, — а теперь владеет одним из самых больших ранчо в здешних краях. Наверно, вы оба правы.
Дейв придвинулся к Тори чуть ближе, в его глазах зажегся огонек интереса.
— Я бы хотел познакомиться с вашим отцом. Похоже, у нас много общего.
Она медленно помахала шляпой, позволяя перьям щекотать ее щеку.
— Возможно. Но вы отправитесь в Сан-Франциско, как только ваш пароход починят, так что вряд ли…
— Этот пароход — не единственный, к тому же при желании уехать можно и верхом, так что тут нет проблемы… О, извините, мисс Райен, я становлюсь навязчивым. — Он слегка покраснел. — Просто вы так красивы и очаровательны, что я был бы рад познакомиться с вами поближе.
Интерес в его глазах был искренним и лестным; Тори позволила себе насладиться им. Приятно вызывать восхищение, подумала девушка. В этом она похожа на других молодых женщин. И правда, что тут плохого? Лейтенант Брок — весьма симпатичный блондин с прекрасными манерами, он говорит ей только приличные вещи. Она слегка пофлиртовала с ним на пароходе, однако любит Питера Гидеона. Кокетничая с Дейвом, она хранила верность своему избраннику и не чувствовала за собой вины. Ничего более серьезного не произойдет. Лейтенант казался таким одиноким, застряв в незнакомом городе вдали от дома, и Тори из вежливости пригласила его пообедать в Буэна-Висте в пятницу вечером; она была почти уверена, что он откажется.
— Конечно, впереди целая неделя, — сказала девушка, улыбаясь в ответ на его явное удивление, — но если вы еще будете в Монтерее и пожелаете…
Он сжал ее руки, помяв перья шляпы.
— Я определенно буду в Монтерее, даже если мой пароход отплывет через час, мисс Райен! Я не могу пренебречь таким приглашением.
Тори перехватила удивленный взгляд Колетт и мысленно отругала дерзкую девушку, но тотчас призналась себе, что слегка раздражена. Она пригласила его только из вежливости, будучи уверенной в том, что он откажется, но, похоже, она недооценила лейтенанта. Или переоценила его. Помнит ли он, что она выходит замуж за человека из Бостона? Конечно, помнит.
Она освободила свои руки и шляпу и слегка пожала плечами:
— В последнее время мой отец не может выходить из дома и поэтому всегда рад гостям. Он ценит приятную компанию, и я пригласила вас только ради него, лейтенант.
— Конечно. — Дейв кивнул. — Я сознаю, какую честь вы оказываете мне, приглашая познакомиться с вашим отцом.
— Ваш naranjada нагревается, донья Витория, — опечаленно произнес Пабло, шагнув к Тори. — Пожалуйста, не задерживайтесь здесь. Это неразумно.
— Не говори ерунду.
Она смягчила резкие слова улыбкой, мысленно благодаря Пабло за то, что он избавил ее от щедрых комплиментов лейтенанта. Неужели Дейв преднамеренно делает вид, будто не понимает ее? У Тори начала болеть голова, настроение стремительно портилось; девушка почувствовала, что злится.
— Сядь же, Пабло. Ты раздражаешь меня своей суетой. Думаешь, лейтенант собирается похитить меня?
— Нет, дело не в этом.
Пабло поднял голову и настороженно посмотрел куда-то мимо Тори.
— Тогда что происходит?
На его смуглом лице появилась хмурая гримаса; юноша бросил взгляд на площадь.
— Здесь находиться опасно… Вы слышите?
Тори ничего не слышала. Она повернулась, чтобы посмотреть, что привлекло внимание Пабло. Несколько мужчин стояли на солнце друг перед другом. Их позы и громкие голоса были агрессивны. У Тори внезапно сжалось сердце. Это не обыкновенная стычка или спор. Здесь затевалось что-то серьезное. Ветер доносил яростные звуки, голоса зазвучали громче, и Тори встала, не зная, что ей делать — уйти или остаться и посмотреть.
— Вероятно, он прав. — Дейв поднялся со скамьи. — Пожалуй, вам стоит зайти в один из магазинов, мисс Райен. Дуэль — неподходящее зрелище для женщины.
— Ерунда. Если я женщина, это не значит, что я менее любопытна, чем вы. Я никогда не видела дуэли.
Взволнованный Дейв явно разрывался на части: он хотел, чтобы Тори удалилась в безопасное место, и при этом не желал пропустить то, что обещало перерасти в захватывающую дуэль.
— Хотя бы отойдите за эту каменную ограду, — произнес он через мгновение, и Тори позволила ему сопроводить их к стене.
Напряженный и недовольный Пабло последовал за ними, держа руку на рукоятке револьвера, который был засунут за красный пояс.
Невысокая ограда окружала площадь. Тори прекрасно видела людей, стоящих на ее середине. Они спорили. Странная троица, подумала девушка. Все мужчины были одеты по-разному. Один ничем не примечательный человек в костюме стоял поодаль, точно сторонний наблюдатель. На другом мужчине был охотничий костюм из оленьей кожи. Он постоянно качал головой и пытался уйти. Третий человек — похоже, мексиканец — был смуглый, стройный, не слишком высокий. Он махнул рукой в сторону длинного низкого здания, стоящего у края площади.
Оттуда вышел еще один человек; он прислонился к опорному столбу решетчатого навеса, и на него упали полосы из света и тени. Его поза выражала ленивую невозмутимость, но за этой бесстрастной маской скрывалась затаенная угроза.
— Mon Dieu!
type="note" l:href="#FbAutId_16">[16]
— выдохнула Колетт и стиснула пальцами руку Тори, не сознавая, что делает.
Тори невольно подалась вперед, стараясь лучше рассмотреть эту сцену. Все происходило словно во сне, но каждая деталь усиливала напряжение. На глазах у Тори разыгрывалась неистовая драма, сцена из спектакля, и девушка не собиралась уходить. Во всяком случае, сейчас. Пока она не узнает, что происходит.
Прохожие начали рассеиваться. Солдат не было видно, хотя еще недавно здесь расхаживали люди в форме. Дуэньи уводили своих подопечных в безопасные места, кое-кто из мужчин наблюдал за развитием событий из-за двери или белой оштукатуренной стены. Еще несколько минут назад площадь безмятежно нежилась в лучах дневного солнца, а сейчас здесь господствовала напряженность.
Тори поглядела на мужчину, который прислонился к столбу, и тлеющий в памяти уголек внезапно начал разгораться. Она нахмурилась. В этом человеке было что-то знакомое, но тень мешала рассмотреть его лицо. Высокий, стройный, он стоял в куртке из оленьей кожи, надетой поверх открытой рубашки, и облегающих брюках из рубчатого плиса, заправленных в доходившие до колен сапоги. На поясе у него висел длинный нож, а на правом бедре — кожаная кобура. Второй револьвер торчал из-за пояса. На глазах у Тори мужчина вышел из тени на солнечный свет медленной, размеренной поступью хищника. О, если бы только она могла увидеть его лицо, но оно было скрыто тенью от полей шляпы.
Один из мужчин, стоящих на площади, слегка улыбнулся и отступил на шаг назад.
— Пора расплачиваться, Такетт, — сказал он тихим голосом, который показался громким на фоне воцарившегося безмолвия. — Мы с Мартином подождем здесь, пока ты и Кинкейд… потолкуете.
Двое мужчин отошли в тень и прислонились к столбам, сохраняя невозмутимый вид.
— Гарсиа, подожди!
Человек, которого назвали Такеттом, оглянулся. Когда он увидел приближающегося мужчину, его лицо побелело. Оставшись в одиночестве, он пробормотал:
— Проклятые трусы, вернитесь сюда…
Он повернулся лицом к приближающемуся мужчине и напрягся, словно перед схваткой. Его голос зазвучал миролюбиво.
— Я не собираюсь драться с тобой, Кинкейд. Уверяю тебя, это ошибка.
— Это не ошибка, Такетт. Мне нужен именно ты.
От этого негромкого, вкрадчивого голоса по спине Тори побежали мурашки. Она ахнула, внезапно узнав его. Это был он, человек из сада. Господи, что он делает? Что они делали, почему крались друг за другом на площади, точно волки, двигаясь по кругу? Рука Такетта замерла над длинным ножом, висящим у пояса. Невысокий, коренастый, он нервно облизывал губы и поглядывал по сторонам, словно ища путь к бегству.
— Тебе нужен Пикеринг, — хрипло произнес он через мгновение. — Я тут ни при чем. Меня там даже не было.
— Ты был там.
Ленивой, неторопливой походкой Кинкейд приблизился к Такетту. Внезапно он ударил Такетта по лицу, заставив его голову откинуться назад. Зашатавшись, Такетт опустился на одно колено и заскулил:
— Клянусь, тебе нужен не я…
— Где Пикеринг?
— Он уехал… — Эти слова прозвучали как всхлипывание. — Я не знаю куда. Господи, ты собираешься убить меня…
— Вот что: я дам тебе шанс, который ты не дал Гизелле. В уголке его сурового рта появилась улыбка; он поднял плачущего человека с земли. Снял со своей шеи платок и быстро привязал им левое запястье к руке Такетта.
— Будем драться до чьей-то смерти, Такетт, как это принято у индейцев.
— Нет… нет.
Такетт затряс головой, попытался вырваться, испуганно посмотрел по сторонам, как бы ища помощи. Неужели никто не остановит этого типа?
— Пикеринг тебя бросил. Всем остальным наплевать на твою судьбу, так что сделай вид, что ты мужчина, и попытайся спасти себя.
Тихий, дразнящий, угрожающий голос, похоже, проник сквозь животный страх Такетта, и он кивнул, с трудом проглотив образовавшийся в горле комок.
— Хорошо. Только дай мне шанс…
— Вытаскивай свой нож, или я зарежу тебя не сходя с места.
От этих холодных, безжалостных слов по спине Тори побежали мурашки. Это был тот мужчина, которого она ударила и которому угрожала, — именно он держал и целовал ее.
Дышать было трудно — жара усилилась, ветер стих. Похоже, воздух замер, двигались только двое мужчин на середине площади. Они исполняли странный танец; один человек шагал уверенно, другой был явно потрясен и испуган. Тори испытала к нему жалость.
— Кто-то должен это остановить… — прошептала она, сжав кулаки. — Где стражи порядка?
— Это не Бостон, — выдавил из себя лейтенант, не отводя взгляда от происходящего на площади. — Здесь действуют армейские правила, а комендант, вероятно, устроил себе сиесту.
Когда Тори слегка повернулась, чтобы ответить что-то язвительное, внезапное движение заставило ее занять прежнее положение. Она увидела, что Кинкейд сделал изящное движение, точно танцор. Солнечный свет отразился от металла, и Тори заметила, что Такетт вытащил нож. Он бросился вперед, целясь в живот Кинкейда, но промахнулся — его противник ловко и проворно отступил в сторону.
Лезвие Кинкейда засверкало, жаля врага с быстротой змеи. Кровь потекла из дюжины мелких ран. Она обагрила щеку Такетта, его куртка из оленьей кожи превратилась в лохмотья, на которых алели яркие пятна. Тяжело дыша, спотыкаясь, Такетт пытался пырнуть Кинкейда, но ему явно не хватало ловкости.
— Я проиграл, — заскулил он. — Все кончено. Ты победил.
Кинкейд бросил на него презрительный взгляд, опустив руку с ножом. Тори была уверена, что сейчас он убьет врага, но Кинкейд вдруг мрачно тряхнул головой и разрезал соединявший их платок.
— Ты трус и убийца, Такетт. Ты заслуживаешь виселицы. Это даст тебе время подумать о девушке, которую ты убил.
Освобожденный Такетт, склонив голову, повалился на пыльную мостовую. Кинкейд шагнул в сторону, повернулся спиной к поверженному противнику и заговорил с человеком, которого, как услышала Тори, звали Гарсиа.
Переведя взгляд с Такетта на Кинкейда, Тори подумала о том, кто была эта девушка. В это время Колетт тихо ахнула. Тори успела увидеть, как Такетт с внезапной решимостью поднял голову. Все произошло стремительно. Изрезанный человек вскинул руку, сверкнув ножом. Тори поняла, что он собирается сделать. Не тратя время на раздумья, она закричала:
— Берегитесь!
Стремительное движение Кинкейда было почти незаметным для глаз. В следующий миг он уже смотрел на Такетта, согнув свое тело. Тори услышала звук удара и изумленный крик. Нож Кинкейда торчал из груди Такетта, длинная рукоятка слегка подрагивала.
Потрясенный Такетт едва коснулся ее пальцами. Он покачал головой, словно не веря в реальность происшедшего, и рухнул лицом вперед на камни.
— Тебе не следовало поворачиваться к нему спиной, Ник. Гарсиа встревожено посмотрел на тело, неподвижно распростертое на мостовой.
— Это был единственный выход. — Губы Ника изогнулись в безжалостной улыбке. — Пока я стоял перед ним, он бы ни на что не решился. Я дал ему шанс.
Ник наклонился, вытащил свой нож, выпрямился и вытер лезвие о брюки.
— Черт возьми. — Гарсиа с потрясенным видом покачал головой. — Черт возьми.
Кинкейд поднял голову, обвел взглядом начавшую собираться толпу и прямиком направился к Тори. Девушка поняла, что смотрит на него, но не смогла отвести взгляд в сторону. Глаза Ника удерживали его с холодной бесстрастностью животного. Он кивнул, еле заметно здороваясь с ней, потом повернулся и ушел прочь.
— Моn Dieu… sacrebleu!..
type="note" l:href="#FbAutId_17">[17]
Причитания Колетт сменились испуганным бормотанием, которого Тори не могла понять. Происшедшее внезапно потрясло девушку. К ее горлу подкатила волна тошноты. Она оцепенело уставилась на мертвого человека, лежащего на камнях в луже крови. Тори почти не замечала присутствия лейтенанта Брока, не слышала раздающихся голосов. Теперь, когда опасность миновала, они звучали смело.
— Господи, я ни разу не видел человека, который бы так ловко управлялся с ножом…
— Кто этот убитый человек?
— Не знаю. Похоже, он выбрал неподходящего противника…
— Вы видели, как стремительно он действовал? Ручаюсь, этот человек с фронтира, с Колорадо-Ривер…
— Нет, я знаю, кто он. Его фамилия Кинкейд, он рейнджер из Техаса. Los diablos Tejanos — так их называют мексиканцы. Техасские дьяволы…
— Пойдемте со мной, мисс Райен.
Голос Дейва прозвучал мягко, успокаивающе, но Тори пробормотала слова извинения и отошла в сторону.
Колетт взяла ее за руку и повела с площади к лошадям. Тори едва слышала взволнованные вопросы Дейва и свое ответное бормотание; потом она села на лошадь, Пабло оседлал своего коня. Юноша грозно и недовольно посмотрел на Брока, который приблизился к Тори и обеспокоено глядел на нее.
— Да, да… — Тори посмотрела сверху вниз на Дейва, практически не видя его. — В пятницу, в семь часов вечера…
Все произошло так быстро. Тот человек уже был мертв, и она предупредила убийцу. Она не знала, почему сделала это, что заставило ее предостеречь его.
Дрожа под жарким июльским солнцем, Тори пыталась справиться с потрясением, вызванным жестокой сценой, которую она только что наблюдала. Она вдруг вспомнила, что сейчас целый континент отделяет ее от Бостона и Питера. Она находилась в совершенно ином мире, где не действовали знакомые ей законы. Человеческая жизнь была здесь непредсказуемой. И хрупкой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасный мужчина - Роджерс Розмари



слабовато для этого автора
Опасный мужчина - Роджерс РозмариПоли
8.10.2011, 18.12





Читала с удовольствием.
Опасный мужчина - Роджерс РозмариАня
24.02.2012, 21.04





Довольно хорошая книга!очень увлекательная
Опасный мужчина - Роджерс РозмариИра
7.08.2014, 22.50





Как же затянуто! И героиня такая на себе зацикленная, даже когда ей прямо говорят об опасности - игнорирует все, потому что ей хочется быть правой. Дура, большую часть проблем она сама себе обеспечила.
Опасный мужчина - Роджерс РозмариKotyana
19.07.2015, 9.26





Как не странно, этот роман мне понравился. Почитать можно
Опасный мужчина - Роджерс Розмаринюта
29.03.2016, 17.06





Не увидела я любви или романтики, страсть - да, похоть - да, но хотелось чего-то большого светлого и настоящего. Героиня спец находить приключения на свою Ж. А герой со своим чувством долга и супер ответственностью просто достал. Мне роман не понравился 4 балла.
Опасный мужчина - Роджерс РозмариНюша
17.04.2016, 0.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100