Читать онлайн Опасный мужчина, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасный мужчина - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасный мужчина - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасный мужчина - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Опасный мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Весна принесла с собой теплые дни и прохладные вечера; с заходом солнца люди надевали накидки и плащи. И сейчас, глядя на улицу из окна гостиничной комнаты, Тори вспоминала о другом времени, приезде в Сан-Франциско. Осенний воздух был холодным, но на улицах толпился народ.
Сейчас пароходов в гавани стало еще больше, они привозили людей с восточного побережья, одержимых желанием найти золото. Вместе со старателями прибывали китайцы в соломенных шляпах. Некоторые из них несли на головах корзины с бельем. На побережье, у залива Прачек, одежду по-прежнему кипятили в огромных котлах, висевших над кострами. Потребность в стирке была так велика, что горожане порой отправляли свои вещи на Сэндвич-Айленд, где заказы выполнялись быстрее.
На улицах постоянно звучала иностранная речь, каждый день прибывали новые иммигранты. В ближайшем будущем, подумала Тори, Сан-Франциско превратится в крупнейший город.
— Выпьешь еще чашку горячего чая, Виктория?
Тори отвернулась от окна, с улыбкой посмотрела на темноволосую женщину.
— По-моему, я уже выпила столько чаю, Джесси, что с трудом смогу двигаться. К тому же нам следует приготовиться к обеду и приему.
Джесси Бентон Фремонт тихо рассмеялась.
— Я родилась в мире политики, и она мне изрядно надоела. Господи, как скучно снова и снова говорить одно и то же разным людям. Наверно, тебе все это знакомо.
Тори пожала плечами, отвела взгляд в сторону, посмотрела через окно на залив. Многочисленные дома, возведенные едва ли не за одну ночь, частично скрывали его. Строились новые причалы, из-за множества корабельных мачт гавань напоминала густой лес.
— Нет. Мой отец в отличие от твоего никогда не занимался политикой. Я рассталась с ним еще в детстве, а когда вернулась к нему, так случилось, что он вскоре умер.
— О да, мне очень жаль. Я забыла.
Темные глаза Джесси наполнились сочувствием и болью. Тори вспомнила, что она недавно потеряла крошечного сына. Джесси подалась вперед, на ее высоком лбу появились складки.
— Прости меня, Виктория. Я не хотела напоминать тебе о печальных временах.
— Не беспокойся.
На самом деле она печалилась не из-за смерти отца, а из-за всего последовавшего за ней. Могла ли она объяснить это Джесси Фремонт, жене знаменитого Джона Чарлза Фремонта, дочери Томаса Харта Бентона, известного сторонника экспансионизма и сенатора Соединенных Штатов? Конечно, нет. Ее рассказ шокировал бы даже эту женщину, пережившую скандал, связанный со сделками мужа.
Улыбаясь, Джесси сказала:
— Хорошо. Наверно, я подумала о твоем брате. Насколько мне известно, этот молодой человек весьма увлечен политикой.
Тори тоже улыбнулась. После внезапной и необъяснимой смерти дона Себастьяна Диего развил бурную деятельность, завоевывая ею симпатии дам. Похоже, Диего удалось покорить еще одну женщину, хотя Джесси Бентон Фремонт считали крепким орешком. Она обладала незаурядным умом, была доброй, верной своему мужу и волевой. Недавно приехав в Сан-Франциско, она уже сумела обзавестись множеством преданных ей поклонников.
Миссис Фремонт отыскала девушку и сказала, что Виктория лучше кого-либо способна познакомить ее с городом. Она знала, что Тори находилась здесь почти с первых дней «золотой лихорадки». Тори попыталась объяснить, что живет в городе всего шесть месяцев, но Джесси Фремонт всегда добивалась своего, и, в конце концов, девушка подружилась с ней. Оказалось, что легче уступить, чем сопротивляться. Чем еще она могла заполнить свое время? Денег, которые давал ей брат — он с улыбкой назвал их частью ее наследства, — вполне хватало на удовлетворение скромных запросов Тори. Она была благодарна Диего за его щедрость и за то, что он не задавал ей вопросов, отвечать на которые Тори не хотелось. «Не спрашивай меня о том, как умер наш дядя, — сказал он однажды, — и я не буду спрашивать тебя о том, что случилось с Кинкейдом».
Тори жила словно в ожидании какого-то чуда. В городе, заполненном деятельными, энергичными людьми, она испытывала скуку, пребывала в беспокойном состоянии, предчувствуя какие-то перемены. Тори могла в любую минуту купить билет до Бостона, хотя Диего уговаривал ее вернуться в Монтерей, обещал заботиться о ней. Она игнорировала любые попытки вытащить ее из Сан-Франциско, снова и снова твердила, что ждет хорошей погоды, чтобы вернуться в Бостон.
Тори потребовались месяцы, но она поняла, что ждет не хорошей погоды, а Кинкейда. Это открытие потрясло ее до глубины души. Ник… Как изгнать из головы мысли о нем? Он проникал даже в ее сны. Иногда она просыпалась посреди ночи в поту, хотя в комнату врывался через открытое окно холодный ветер с залива. Ей казалось, что она слышит, как он зовет ее. Конечно, это были всего лишь глупые грезы.
Но как она могла не думать о нем? Тори испытала потрясение, когда, проснувшись, обнаружила, что он исчез. Доктор казался смущенным. Запинаясь, он попытался объяснить, что мужчины иногда странным образом реагируют на тяжелые испытания. Врач вложил девушке в руку увесистый кожаный мешочек с золотыми монетами. Целую неделю она пролежала на кровати лицом к стене. Потом кто-то прошептал, что она доведет себя страданиями до смерти. Тори решила, что лучше жить, нежели лежать словно труп и слушать сплетни о себе. Даже сейчас, думая о Кинкейде, она спрашивала себя, скучает ли он, вспоминает ли ночи, которые они провели вдвоем.
Джесси Фремонт как-то странно посмотрела на Тори, и девушка вспыхнула. Иногда она оказывалась в состоянии, которое Джесси шутливо называла трансом. В последнее время это случалось довольно часто.
Тори потеребила кисею, обрамлявшую рукав ее платья, и улыбнулась.
— Диего стал страстным поклонником дона Мариано Вальехо. Он с жадностью ловит каждое его слово. Я не уверена, что этот союз пойдет ему на пользу.
— У дона Мариано остались высокопоставленные друзья, хотя после присоединения Калифорнии к Соединенным Штатам его влияние ослабло. — Джесси задумчиво поставила чашку на маленький столик. — Меня до сих пор удивляют наши последние успехи, и я так благодарна тебе за то, что ты столько рассказала мне о Калифорнии. Это прекрасный край, и поскольку вложение капитала у Чарлза оказалось таким удачным, я уверена, что мы останемся здесь.
— Да, предприимчивость твоего мужа вызвала здесь смятение. Он умудрился по ошибке купить землю, на которой позже обнаружили золото. Я уверена, что ему помогают звезды.
— Похоже, да. — Джесси улыбнулась, ее карие глаза ликующе заблестели. — Чарлз велел своему агенту купить небольшой участок возле Сан-Франциско, но по какой-то причине этот человек приобрел несколько квадратных миль у подножия Сьерры. Чарлз пришел в ярость. Тебе известно, что до обнаружения там золота он собирался обратиться в суд, чтобы вернуть три тысячи долларов? — Смущенно улыбаясь и качая головой, Джесси долила чай и посмотрела на Тори. — Твоему бывшему проводнику также повезло: он купил землю под той же счастливой звездой.
— Я знаю.
Любое упоминание о Нике Кинкейде расстраивало девушку. Она пожалела, что Джесси заговорила о нем. В таких случаях Тори всегда испытывала неловкость из-за того, что Джесси как бы рассчитывала услышать подтверждение или опровержение слухов, носившихся по городу. Рассказ о том, как они выжили в Сьерре, долетел до Сакраменто одновременно со сплетнями о связи Ника Кинкейда с дочерью влиятельного калифорнийца. Тори, конечно, слышала их и пожимала плечами, позволяя людям думать что угодно. Почему она должна что-то объяснять? Она больше не встречалась с Ником Кинкейдом. До нее доходили только слухи, иногда она читала в газетах о его последних удачах.
Вложение Кинкейда было скромным, но теперь, когда некий старатель обнаружил золото в нескольких ручьях и мощную жилу в горе, цена тысячи акров у подножия Сьерры стремительно подскочила. Услышав об этом открытии, Ник тотчас покинул Сан-Франциско и отправился вместе с Джилом Гарсиа охранять свою собственность.
— Сегодняшний обед обещает стать событием, — сказала Джесси. — Самые известные люди Калифорнии приедут отметить земельную сделку Чарлза. Твой брат обещал привезти дона Мариано. Надеюсь, он выполнит свое обещание. Я пригласила нескольких очень красивых девушек, мы будем слушать музыку и танцевать.
— Диего любит празднества, — сухо заметила Тори. — Он обязательно приедет, если сможет. Тем более что хочет познакомиться с твоим мужем.
— Лишь бы сам Чарлз не забыл приехать к обеду. И сумел найти ресторан. — Джесси снисходительно рассмеялась. — Хоть его и считают первопроходцем, способным ориентироваться в Скалистых горах не хуже, чем на Монтгомери-стрит, он часто с большим трудом поспевает на светские мероприятия, которые я устраиваю. Это не укладывается в моем сознании.
— Чисто мужская особенность, — с насмешливой улыбкой согласилась Тори.
Все знали, что Джон Чарлз Фремонт не раз оказывался на грани гибели, но чудом избегал ее. В декабре он отправился с группой людей в Скалистые горы, чтобы определить целесообразность строительства там железной дороги. Когда они добрались до истоков Рио-Гранде, температура воздуха понизилась до минус двадцати градусов. Десять членов экспедиции погибли от обморожений и нехватки пищи. Сам Фремонт оказался в Таосе лишь в конце января.
Еще два человека, как и спутники Фремонта, попали в ту же снежную бурю, но сумели выжить в исключительно тяжелых погодных условиях. Однако имена их остались неизвестны.
Ник вернулся в город, но не ради встречи с Тори. Он появлялся в обществе Фремонтов и, как сообщали местные газеты, очень красивой женщины, кузины калифорнийского губернатора. Их видели на политических мероприятиях. Тори с сарказмом думала, что теперь разбогатевшего Кинкейда принимают в высшем обществе. Она помнила, что когда-то он был разбойником, не расстававшимся с револьверами и ловко зарезавшим человека на площади. Тогда он носил куртку из оленьей кожи и повязку на голове, сидел на корточках перед костром, точно настоящий индеец.
Уже был май. Тори надолго задержалась в Сан-Франциско. Ее ожидание скоро закончится — она сделала все необходимое, чтобы через неделю отправиться домой, в Бостон.
Почему она чувствовала себя так, словно ее мир разваливался на части? Словно она теряла все?
— Знаешь, а твой брат очень красив, — сказала Джесси, и в ее глазах засветились огоньки. — Насколько мне известно, он привлек внимание уже не одной девушки.
— Диего не откажешь в обаянии. Однако недавно он сообщил мне, что не спешит связать себя брачными узами.
— А ты? — спросила Джесси мгновение спустя и пристально посмотрела на Тори. — Ты по-прежнему собираешься уехать в Бостон?
— Да, конечно. Почему ты спрашиваешь?
Задумавшись на мгновение, Джесси покачала головой.
— Просто так. У тебя такой несчастный вид… ты не похожа на девушку, возвращающуюся к жениху.
Руки Тори сжались, она вскочила с кресла, подошла к окну и посмотрела на залив, нервно теребя пальцами складки полосатой хлопчатобумажной юбки.
— Я не считаю себя несчастной. Я просто колеблюсь. Это разные вещи.
— Согласна. — Джесси тоже встала и приблизилась к Тори, обдав девушку ароматом вербены. — Я рассказывала тебе о том, что отец был против моего замужества?
— Нет.
К чему она клонит? Почему сочла необходимым заговорить о своем браке? Тори находилась в совсем другой ситуации. Конечно, Джесси не знала об этом, ей было лишь известно, что Тори возвращается к своему жениху и не уверена в правильности этого шага. Она должна открыть ей правду, объяснить, что дело не в мнении других людей, а в том, что у самой Тори душа не лежит к этому браку.
Но Джесси, оперевшись о подоконник, продолжала смотреть на девушку. Солнечный свет, проходя через стекло, падал на темные блестящие волосы Тори, которые она разделила пробором и стянула на затылке в узел.
— Сенатор категорически возражал против этого союза. Отец сказал, что его дочь не выйдет замуж за бедняка, у которого амбиций больше, чем здравомыслия. — Лукавая улыбка искривила губы Джесси. — Мы поженились тайно и лишь через месяц сообщили об этом моему отцу. Имея репутацию довольно грубого человека, он попытался вышвырнуть моего мужа из дома. Я встала между ними и поклялась, что не расстанусь с любимым. Отцу пришлось уступить. В октябре прошлого года мы отметили седьмую годовщину нашего бракосочетания.
Когда Тори посмотрела на нее, не зная, что сказать, Джесси Фремонт улыбнулась:
— Кажется, ты гадаешь, почему я говорю тебе об этом. Причина заключается в следующем: если ты очень сильно чего-то хочешь, ты должна добиться этого или потерять всякую надежду на счастье.
Стоило ли говорить Джесси, что у нее, Тори, не было выбора?
Диего привез ей бальное платье, которое сеньора Вальдес начала шить десять месяцев назад. Его, наконец, закончили. Серебристо-фиолетовая ткань искрилась в свете ламп.
— Я подумал, что оно тебе понравится, — произнес Диего торжественным голосом. — Тетя Бенита сказала, что ты сама придумала этот фасон, и я велел портнихе доделать платье.
— Да… Диего, я не знаю, что и сказать. Спасибо. Ты так добр ко мне.
— Я просто хочу снова увидеть улыбку на твоем лице. Нет, настоящую улыбку. Прежнюю. Сейчас твои губы лишь немного изгибаются, словно у тебя болит живот.
Она засмеялась. Иногда он раздражал Тори, а иногда забавлял.
— Ты неисправим. Почему ты такой капризный?
Он усмехнулся:
— Я всегда брал пример с моей старшей сестры. — Он встал и направился к Тори. Улыбка исчезла с его лица. — Ты уверена, что на самом деле хочешь вернуться в Бостон?
— Да, конечно. Здесь мне нечего делать. Я никогда не буду чувствовать себя комфортно в Буэна-Висте. Ты прекрасно справляешься со всеми обязанностями, производишь вино, которое пользуется успехом у торговцев. Думаю, ты станешь превосходным бизнесменом, Диего.
— Возможно. Я многому научился у отца, хотя некоторые уроки сейчас следует забыть. — Он помолчал, потом внезапно произнес: — Я знал, что он обманывал людей, но мне лишь недавно стало известно, что он продавал оружие наемникам и в другие страны. Я считал этот бизнес вполне законным и не задумывался о его оборотной стороне. Тогда я был молод и глуп, восхищался изобретательностью отца и думал, что если общество разрешает торговать оружием, оно заслуживает того, к чему приводят эти сделки. Увидев истинное лицо дяди Себастьяна, я понял, что выгляжу не лучше его. Я не хочу быть таким, как он, Тори. Мне было бы неприятно видеть страх в глазах мужчин, замечать, что при моем появлении женщины испуганно прижимают к себе детей, словно я способен причинить им вред или похитить. Все это кажется мне отвратительным.
Убрав руки за спину, он принялся ходить по комнате. Через некоторое время Тори показалось, что Диего забыл о ее присутствии. Но он посмотрел на нее своими ярко-синими глазами и тихо сказал:
— Знаешь, я убил его. Себастьян умер не от лихорадки, как было объявлено, он был заколот шпагой.
— Диего, ты не обязан рассказывать мне об этом.
— Знаю. Но ты должна знать правду после всего, что пережила. Должна знать, что он заплатил за все, что совершил и собирался совершить. Он считал меня молодым и глупым. Однажды даже назвал меня беспомощным птенцом. — В комнате раздался жесткий смех Диего. — Но очень скоро дядя понял, как сильно ошибался. Я научился кое-чему на уроках фехтования, которые все эти годы оплачивал мой отец. Я подкараулил Себастьяна на берегу, возле винных погребов. Кажется, пастухи поняли, что произойдет, и исчезли, оставив нас наедине. Он засмеялся, Тори — засмеялся! — когда я вызвал его на дуэль. Вскоре он перестал смеяться… Волны смыли его кровь с песка. Тогда я обрел свободу. Ты тоже стала свободной. И наша мать стала свободной, хотя, по-моему, ей уже все безразлично. Она отправилась в монастырь, куда, как она сказала, ей следовало уехать много лет назад. Когда я навестил ее, она показалась мне умиротворенной. Безмятежной.
Диего стоял на середине комнаты, слегка задыхаясь, словно признание отняло у него много сил. Тори подошла к брату и обняла его так, как не обнимала с того времени, когда ему было семь лет. Он тоже обнял Тори, похлопал по спине и смущенно пробормотал слова любви.
Чтобы не вызывать у брата чувства неловкости, она оттолкнула его и произнесла:
— Ты задерживаешь меня. Тебе будет стыдно перед друзьями, если твоей бедной некрасивой сестре придется стоять в одиночестве у стенки… Уходи. Я должна привести себя в порядок перед балом.
Диего усмехнулся:
— Ты не можешь выглядеть плохо. Не знаю, в чем тут дело, но ты стала еще красивей. Сначала мне показалось, что ты слишком худенькая, а твои скулы чересчур остры, но сейчас я вижу, что они делают твои глаза крупнее. Сегодня кавалеры будут осаждать тебя, Тори, так что надень самые удобные туфли.
— Я не буду танцевать. — Тори напряглась, пытаясь прогнать воспоминания о горном лагере и похотливых глазах.
Удивленный Диего сказал:
— Даже со мной? Я надеялся, что мы потанцуем вдвоем, как в детстве. Помнишь, ты слушала музыку в патио?
— Помню. Я не хочу танцевать, Диего. Извини меня. Я не могу объяснить это.
Должно быть, на ее лице отразился внезапный страх, отвращение к танцу. Диего кивнул и ответил, что понимает ее.
— В любом случае твоя красота восхитит многих мужчин, они будут подносить тебе шампанское, и у тебя не останется времени на танцы. — Он шагнул к двери, потом ободряюще посмотрел на сестру. — Ты должна выглядеть превосходно, потому что я приготовил для тебя сюрприз.
— Надеюсь, ты не собираешься знакомить меня с очередным претендентом, который, по-твоему, будет более подходящим женихом, чем Питер Гидеон! — Диего внезапно нахмурился, а Тори улыбнулась. — Право, Диего, ты не слишком деликатен.
— Но если мне не удастся уговорить тебя остаться в Сан-Франциско, сердца многих мужчин окажутся разбитыми. Здесь у тебя большой выбор, hermana
type="note" l:href="#FbAutId_47">[47]
. Позаботься о своем виде. — Усмехнувшись, он направился к выходу, у двери остановился и произнес: — Надень новое колье, которое я купил тебе!
Тори огорченно покачала головой. Диего отказывался смириться с ее скорым отъездом. Но он должен понять, что она не может остаться. Здесь ее преследовали воспоминания. Слишком многое напоминало о случившемся.
О, она ничего не смогла забыть. Вчера она отказала Дейву Броку, умолявшему ее остаться и выйти за него замуж.
— Ты знаешь, что я не могу, Дейв, поэтому больше не проси меня. Я должна забыть свое прошлое.
— Дело в нем, верно? В Нике Кинкейде? Ты уезжаешь из-за него. — Рассерженный и огорченный, он сжал руки Тори, игнорируя ее попытки освободиться. — Ты так прекрасна, тебе нужен человек, который будет по-настоящему любить тебя! Я мог бы стать им, если бы ты позволила, если бы забыла этого проклятого разбойника. Он обыкновенный авантюрист. Возможно, сейчас фортуна улыбается ему, но это продлится недолго. Она не задерживается возле таких людей. Он принесет тебе одни неприятности. Он устанет искать золото и разводить скот. Рано или поздно сорвется с места и отправится на новую войну. Неужели ты не видишь это?
Мягко освободив свои руки, Тори вздохнула:
— Конечно, вижу, Дейв. Я уезжаю не из-за Кинкейда. Столько всего произошло…
— Но с твоего брата уже сняты все обвинения. Они все равно ни к чему бы не привели, ведь он дружит с губернатором и ни в чем не замешан. Человек, скрывающий информацию от властей, — еще не преступник. Если бы это считалось преступлением, слишком многие оказались бы за решеткой.
Расстроенный Дейв посмотрел на Тори с тоской в глазах. Она удивилась, когда он произнес с жаром в голосе:
— Мне следовало убить Кинкейда! Я жалею, что не сделал этого, когда у меня была такая возможность!
Тори изумленно округлила глаза, и Брок добавил с мрачным видом:
— Я видел его с тобой на берегу. Было ясно, чем вы занимаетесь. Потом ты убежала, и я подождал минуту, собираясь спуститься вниз и разобраться с ним. Но я беспокоился… Ты казалась такой растерянной, и я пошел за тобой, чтобы убедиться, что ты благополучно добралась до дома. — Он тяжело вздохнул и нахмурился еще сильнее. — Во время того обеда я хотел, чтобы ты поняла, что он собой представляет. Когда я заговорил о дуэли, ты назвала его убийцей, я решил, что ты сама все осознала и у меня теперь есть шанс. Похоже, я ошибся.
— О, Дейв, извини. Ты хороший друг и настоящий мужчина, но я не люблю тебя. Пожалуйста, прости меня.
Перед уходом Дейв поклялся сделать все возможное, чтобы завоевать ее сердце.
— У меня есть земля, — добавил он, — моя сестра и ее муж помогают мне добиться успеха. Когда-нибудь он обязательно придет ко мне.
— Знаю, Дейв. Я не сомневаюсь в этом. Возможно, когда я вернусь в Бостон, ты навестишь меня.
Когда он ушел, Тори покрутила кольцо с бриллиантами и аметистом, вспомнила об обещании, данном Питеру Гидеону, и попыталась представить себе лицо священника. Ей не удалось даже мысленно воссоздать его облик. Светлые волосы Питера оказывались слишком темными и длинными, как у индейца; зеленые глаза почему-то заслонялись желтыми, волчьими, сверкавшими, точно старые испанские монеты.
«Господи, мне следует уехать, пока я не довела себя до безумия», — подумала Тори.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасный мужчина - Роджерс Розмари



слабовато для этого автора
Опасный мужчина - Роджерс РозмариПоли
8.10.2011, 18.12





Читала с удовольствием.
Опасный мужчина - Роджерс РозмариАня
24.02.2012, 21.04





Довольно хорошая книга!очень увлекательная
Опасный мужчина - Роджерс РозмариИра
7.08.2014, 22.50





Как же затянуто! И героиня такая на себе зацикленная, даже когда ей прямо говорят об опасности - игнорирует все, потому что ей хочется быть правой. Дура, большую часть проблем она сама себе обеспечила.
Опасный мужчина - Роджерс РозмариKotyana
19.07.2015, 9.26





Как не странно, этот роман мне понравился. Почитать можно
Опасный мужчина - Роджерс Розмаринюта
29.03.2016, 17.06





Не увидела я любви или романтики, страсть - да, похоть - да, но хотелось чего-то большого светлого и настоящего. Героиня спец находить приключения на свою Ж. А герой со своим чувством долга и супер ответственностью просто достал. Мне роман не понравился 4 балла.
Опасный мужчина - Роджерс РозмариНюша
17.04.2016, 0.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100