Читать онлайн Опасный мужчина, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасный мужчина - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасный мужчина - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасный мужчина - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Опасный мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Неяркие снопы света проникали в комнату через открытые окна и падали на лицо Тори, пробуждая ее. Она поморгала, негромко застонала из-за тупой боли в голове, попыталась сесть. Поворачиваясь, чтобы освободить зажатые волосы, девушка подумала о вчерашнем вечере и тотчас увидела возле себя Ника Кинкейда. Ее волосы были придавлены плечом техасца, который лежал на простыне. Его длинное обнаженное тело напомнило Тори о том, чем она занималась вчера.
Господи, что он говорил ей, что вытворял! Она не подозревала о таких ласках, но он сказал ей, что в них нет ничего необычного. Горячая краска залила ее щеки. Ник целовал ее самые интимные места, потом положил на живот, стал лизать кожу от щиколоток до шеи. Перевернув на спину, проделал то же самое спереди. Он целовал сгибы ее локтей и колен, обжигая своим языком чувствительную поверхность.
Она испытала странное чувство, вспоминая, как позволяла ему делать все, что он хотел. Она как бы наблюдала за этим со стороны, ощущая сладкий стыд. Снова и снова возвращаясь в одно и то же место, он изучил каждый дюйм ее тела, а потом попросил Тори сделать то же самое.
Вспыхнув, она отказалась, но он взял ее руки и положил на свое тело, сказав ей, что ему нравится. В его движениях странным образом сочетались настойчивость и мягкость. Тори захотелось доставить ему удовольствие, услышать его учащенное дыхание, стон наслаждения. Но потом он пожелал, чтобы она сделала то, что пыталась недавно сделать Колетт. Шокированная Тори рассердилась, отпрянула от Ника.
Он помолчал немного, затем пожал плечами и снова начал целовать ее, заставил забыть о возмущении, пробудил новые ощущения, от которых все тело девушки охватила приятная слабость.
Господи, она, вероятно, лишилась рассудка. После всех ее подозрений и предательства Ника она постепенно влюблялась в него. Неужели ее захватило это чувство? Иначе как объяснить то, что она многое позволяла ему? Дело было не в текиле, хотя спиртное помогло устранить некоторую скованность, а в глубинной потребности, которую пробудил Ник. К Питеру Гидеону она относилась совсем иначе… Господи, Питер, как ей быть с ним? Но он находился так далеко. Всякий раз, когда она думала о нем, перед глазами появлялось лицо Ника, светлые волосы уступали место темным, голубые глаза — огненно-карим, и в конце концов от Питера ничего не оставалось. На что она могла рассчитывать? Он ничего не обещал ей, не клялся в любви, говорил лишь о сексе. Вероятно, она дурочка, но…
— Как твоя голова?
Она вздрогнула от неожиданности, посмотрела на него. Открытые глаза техасца блестели. Сердце Тори внезапно сжалось, девушка отвела взгляд в сторону и пожала плечами:
— Я заслуживаю более сильной боли.
— Наверно, поэтому ты нахмурилась.
Он сел, провел рукой по волосам; на его губах появилась знакомая полуулыбка.
Она невольно поглядела на него и не смогла унять странный волнующий трепет в животе. Почему он смотрел на нее так… словно знал, что она испытывает? Тори боялась, что он воспользуется теми нежными чувствами, которые она питала к нему, и поэтому не желала признаваться в своей страсти. Но и скрыть ее не могла. На его теле остались неяркие красные следы от ее пальцев. Она помнила, что царапала Ника, как обезумевшая кошка, выгибала спину, стонала от наслаждения.
Он потер рукой жесткую щетину и поморщился:
— Мне нужно побриться.
— Когда мы уезжаем? — спросила Тори более резко, чем собиралась. Она отчаянно пыталась взять себя в руки. Его глаза снова стали настороженными.
Он пожал плечами:
— Скоро. Ты спешишь?
— Тебе это известно. Если я не уплыву из Калифорнии, мне придется выйти замуж за Рафаэля. Возможно, меня ждет здесь нечто худшее.
Голова Тори раскалывалась от боли… Ник смотрел на нее холодными оценивающими глазами. Она уже привыкла к этой отчужденности. «Что я могу сделать? — подумала Тори почти в отчаянии. — Он опять не сказал, что любит меня и хочет, чтобы я осталась с ним… Скажет ли он это сейчас, если я сообщу о моем отъезде?»
Но он встал с узкой кровати, перебравшись через девушку одним плавным движением, и она растерянно подумала: разговор не получился. Тори залюбовалась мышцами плеч, рук и ног, плоским рельефным животом и мужским естеством, которое могло быстро превращаться из мягкого, безопасного в твердое и грозное. Она никогда не замечала красоты мужского тела, но сейчас восхищалась Кинкейдом.
Он начал одеваться. Застегивая брюки, Ник посмотрел на нее с удивлением:
— Я думал, ты спешишь.
— Да. — Она сбросила ноги с кровати, снова почувствовала себя неловко, прикрыла одеялом обнаженные груди и отвела взгляд в сторону. — Я действительно спешу.
Он замолчал. Полностью одевшись, застегнув на тонкой талии ремень и повесив на себя все свое оружие. Ник подошел к двери, открыл ее и посмотрел через плечо на Тори:
— Будь готова через пятнадцать минут.
Он закрыл за собой дверь плотно, но без грохота. Тори уставилась на нее. Нежданные слезы накатились на глаза, в горле образовался комок. Она не надеялась, что он попросит ее остаться. Ей нечего здесь делать. Калифорния перестала быть ее домом. Теперь ее дом находился в Бостоне. Там, где живут дядя, тетя и Син. А также Питер. Захочет ли он теперь жениться на ней?
Поздним вечером, спустя три дня, они подъехали к Сакраменто, преодолев большое расстояние за сравнительно короткое время. Тори умирала от усталости, дрожала от холода. Снова заморосил мелкий затяжной дождь.
— Это Саттерс-Милл, — сообщил Ник бесстрастным тоном, которым говорил с Тори после их отъезда из миссии Сан-та-Клара.
Сквозь пелену дождя Тори разглядела стоящие под деревьями простые серые палатки, по которым барабанили капли. Будучи не в силах сидеть прямо, она навалилась на луку седла и лишь вяло кивнула, когда Ник пообещал найти для них какое-нибудь пристанище.
Несмотря на дождь, по разбухшей земле ходили люди. Улицы напоминали козлиные тропы. Когда Ник спешился и исчез в темноте, Тори осталась сидеть в седле с поникшей головой. Клеенка, которую дал ей Ник, плохо защищала от дождя. Серовато-коричневая лошадь фыркнула и шагнула в сторону. Тори подняла голову.
В тени за провисшей палаткой кто-то пошевелился. Свет фонаря на мгновение выхватил из тьмы чей-то силуэт. Тори выпрямилась, ее нервы натянулись, по коже побежали мурашки.
— Кто там?
Ответа не последовало; ветер с громким хлопком захлестнул незакрепленный край брезента. Человек стал приближаться к Тори. Девушка оцепенела, страх мгновенно прогнал дремоту.
— Покажите ваше лицо, или я выстрелю. Клянусь, я это сделаю!
Она в панике подняла руку, как бы целясь из револьвера. Пожалела, что у нее нет тяжелого «кольта». Господи, если незнакомец подойдет к ней, что она сможет предпринять? От палаток донесся приглушенный взрыв смеха, потом зазвучали голоса, и Тори увидела Ника, который возвращался назад с опущенной из-за дождя и ветра головой. Посмотрев туда, где только что виднелась темная фигура, Тори не обнаружила ее.
— Здесь нет комнат, — сказал Ник, подойдя к девушке. Его голос тонул в шуме дождя и пробивавшегося сквозь деревья ветра. — Попробуем остановиться в Саттерс-Форте. Это недалеко, там есть гостиница и больница.
— Ник, кто-то следит за мной.
Он повернулся, прищурил глаза, сжал губы.
— Вероятно, это объясняется тем обстоятельством, что ты находишься перед уборной.
Она вспыхнула и замолчала. Это могло показаться забавным, если бы не породило неловкость. Интересно, что подумал несчастный, которому пришлось справлять нужду во время дождя?
Тори молча последовала за Ником сквозь ночь; копыта месили плотную грязь; с ветвей деревьев падали капли. Всадники ехали мимо разбросанных по округе палаток, стараясь избегать глубоких луж. Палаток было множество, люди приехали сюда искать золото. На домах висели вывески, где перечислялись продаваемые товары — лопаты, совки, сита.
Они покинули селение и снова поехали через лес. Когда Ник наконец остановился, Тори уже не чувствовала своего тела. Она смутно поняла, что он вытащил ее из седла. Будучи не в силах стоять, девушка навалилась на Ника, и он сказал, что она доставляет ему слишком много хлопот. У нее не было сил защититься, напомнить, что он разбудил ее до рассвета и заставил сесть на лошадь, что за весь день они сделали всего две короткие остановки. Объяснения потребовали бы слишком больших усилий и ни к чему бы не привели. Он ответил бы холодным, раздраженным тоном, к которому Тори уже привыкла; она не вправе жаловаться, поскольку сама спешила покинуть Калифорнию.
Вспомнив, что она действительно говорила ему об этом, и не понимая, что заставило ее так поступить, Тори подавленно замолчала.
Кто-то увел лошадей. Ник почти нес Тори на себе. Она в изумлении увидела сквозь дождь настоящий дом со светом в окнах и распахнутой дверью, из-за которой доносились смех и музыка. Ее внимание было притуплено усталостью и душевным смятением, поэтому она не сразу поняла, где они находились. Потом Тори заметила, что они оказались в селении — более крупном, чем предыдущее, с деревянными домами и настоящими улицами, а не козлиными тропами. Здесь тоже повсюду была грязь, однако поселок имел более цивилизованный вид.
Ник внес Тори в дом и поставил на ноги в комнате, где пахло керосином и виски. Услышав чье-то удивленное приветствие, он тихо засмеялся.
— Ник Кинкейд! Господи, приятель, что ты здесь делаешь? — загрохотал мужской голос. — Только не говори мне, что ты ищешь золото!
— Не совсем так, Кейси. Похоже, у тебя здесь золотая жила. Мне сказали в дороге, что ты обосновался в этом поселке. Найдется место для одного человека?
Тори стянула с головы клеенку, заморгала от яркого света нескольких ламп. В комнате, заполненной сизым табачным дымом, было несколько столов, за которыми сидели люди в простой одежде.
— Только для одного? Или для двоих, Ник?
Тори повернула голову, ее глаза слегка округлились. Крупный усатый мужчина с добродушным лицом улыбнулся ей. Он был одет так, словно только что вышел из ателье высшего разряда. Безупречная саржа обтягивала его могучее тело; густая борода, доходившая до середины груди, прикрывала высокий воротник и галстук.
— Принимай двоих гостей, если у тебя есть место. — Ник подтолкнул Тори вперед. — Она сейчас выглядит как едва не утонувшая кошка, но ее можно привести в порядок.
Рассерженная и смущенная Тори отдернула свою руку, подняла подбородок.
— По-моему, нас не представили друг другу.
— Да, верно. Но меня это не удивляет — Ник часто забывает о хороших манерах.
Эта фраза заставила Кинкейда лукаво усмехнуться:
— Спасибо, Кейси. Это мисс Смит из Орегона. Мисс Смит, этот отъявленный франт — Мэтью Кейси.
Удивленная таким представлением, она поняла, что было бы глупо выдавать ее настоящую фамилию, и кивнула:
— Очень приятно, мистер Кейси.
— Я всегда рад познакомиться с красивой женщиной, мисс Смит, даже если у нее такой грубый спутник. Вероятно, он также забыл накормить вас?
Улыбка Кейси была приветливой, и, несмотря на неясность ситуации, Тори тоже улыбнулась в ответ:
— В дополнение к другим промахам. Я заметила, что это один из многих его недостатков.
Бросив насмешливый взгляд на Ника, Кейси покачал головой.
— По-моему, она превосходно знает тебя, приятель. Однако вы оба промокли, устали и к тому же проголодались. Пока я позабочусь о еде, Том переведет постояльцев в заднюю комнату и освободит место для вас.
— О, это ни к чему, — произнесла Тори, но Кейси проявил настойчивость и сказал, что постояльцы занимают слишком много места и задолжали плату.
— К тому же леди не должна спать в углу таверны.
Он звонко хлопнул в ладоши; из-за шторы появилась молодая женщина, вытирая руки о передник.
— Салли, проводи, пожалуйста, эту даму в наш главный «люкс», как только Том переведет нынешних постояльцев в другое место. Она хочет умыться и высушить одежду. Пока мисс Смит не присоединится к нам, мы с Ником предадимся воспоминаниям.
— Мисс Смит слишком устала, чтобы составить нам компанию. — Ник лениво улыбнулся Тори, как бы приказывая ей согласиться. — Я уверен, что она предпочтет поесть в комнате, где тихо.
Кейси удивился, но тотчас овладел собой и заговорил невозмутимым тоном:
— Извините, что я сам не догадался. Прекрасная гостья — такой сюрприз, что я был готов поступить эгоистично. Я успею завтра получше познакомиться с мисс Смит.
Прежде чем Тори успела раскрыть рот, Ник заявил, что они, вероятно, уедут рано утром, потому что он спешит попасть в Колому.
— Проводив мисс Смит до места назначения, я двинусь дальше. Но мы можем сегодня поболтать о прошлом. В этом баре есть виски?
Улыбнувшись, Кейси ответил, что виски найдется. Когда Салли предложила Тори проследовать за ней, девушка успела услышать, что Ник спросил Кейси о судьбе Хуаниты Моралес.
Возмущенная тем, что ее так быстро выставили, не дав возможности сказать, чего она хочет, Тори прошла вслед за Салли в маленькую комнату, расположенную за салуном. Там было менее шумно, в воздухе не клубился дым.
— Если вы желаете, я могу попросить кого-нибудь из ребят принести вам лохань, — предложила Салли, когда они оказались в комнате. — Здесь еще нет бани, мы обходимся деревянной лоханью, но вы сумеете в ней вымыться.
— Я бы сделала это с удовольствием. Поежившись, она остановилась на середине маленькой комнаты, в которой были железная кровать, туалетный столик, стол, два стула и лампа. На стене висело зеркало, окно было завешено шторой. Таких удобств Тори не видела после отъезда из Монтерея. Салли сняла простыни с кровати, непринужденно болтая о погоде и о том, как много людей приезжает в Саттерс-Форт, который скоро догонит по размерам Сакраменто.
Расплетя влажную косу, Тори стряхнула воду с длинных волнистых прядей. В сырую погоду ее волосы всегда начинали виться так, что расчесать их становилось почти невозможно. Девушка вздохнула, пожалев, что потеряла серебряный гребень. Скоро она вернется в цивилизованный мир, и все мелкие неприятности превратятся в смутные воспоминания.
— Пароходы часто заходят в Сакраменто, Салли?
— О да, каждый день. Там появляются и грузовые суда, идущие из залива в реку. — Салли выпрямилась с простынями в руках и посмотрела на Тори. — Поток пассажиров весьма велик, много людей приезжает на золотые прииски.
Хорошо. Значит, она без труда купит билет. Или это сделает Ник. Это будет маленькой компенсацией за те деньги, которые он забрал у нее. Отправил ли он кого-то за ними? Она не спрашивала его об этом. Зачем показывать, что ее уязвила его неискренность? Она не поинтересовалась, что он собирается делать с деньгами, получив их в банке. Какое теперь это имело значение? Все средства пойдут на покупку новой партии оружия или какие-нибудь другие безнравственные цели.
Ник тем временем сидел за столом в задымленном углу салуна, а Кейси тасовал карты для покера. Возле стола находился и человек, которого все называли генералом. Он был основателем Саттерс-Форта и Саттерс-Милла. Стройный, с редеющими волосами, густыми усами и маленькой бородкой, Саттер мрачно и пристально обвел взглядом стол.
— Вы играете, генерал? — спросил Кейси, когда Саттер сел за стол. Хозяин заведения посмотрел на гостя.
Саттер заговорил с акцентом, выдававшим его немецко-швейцарское происхождение:
— Если вы не будете жульничать, как в последний раз, когда я играл с вами.
Кейси усмехнулся:
— Вам просто не повезло, генерал. В тот вечер фортуна была на моей стороне.
Один из присутствовавших мужчин засмеялся:
— Разве генерал знает, что такое невезение? Ведь он владеет богатейшими приисками в Калифорнии.
Саттер нахмурился.
— Я владею землей, кожевенным заводом, мельницей и магазинами. Но как долго они будут принадлежать мне? Я не успеваю отгонять всех, кто проникает на мои угодья. Они приезжают дюжинами, я уже потерял им счет. Эти негодяи не уходят, когда я говорю им, что они вторглись в частные владения. Наглецы работают на принадлежащих мне ручьях, промывают мой песок. Я не удивился, когда Джон Маршалл нашел тот золотой самородок. Я пытался предотвратить шумиху, но этот торговец-мормон, Сэм Бреннан, увидел свою выгоду и начал трезвонить о золоте. Он разъезжал по улицам Сан-Франциско и кричал во все горло: «Золото!» Кто теперь получает прибыль? Конечно, он. В его лавках продают муку, кофе, другую провизию по немыслимым ценам, а мне остается лишь смотреть, как мои работники уходят искать золото.
Покачав головой, Саттер погрузился в мрачное молчание.
— О, вы заработаете деньги, генерал, — попытался утешить его Кейси. — Я слышал, что Мейсон Грейнджер нашел на прошлой неделе в месте слияния двух рек самородок стоимостью в пятьсот долларов. Еще несколько таких находок, и вы сможете назначить любую цену за вашу землю.
— Вы не уловили мою мысль, дружище. Никто не платит за то, что можно получить даром. Я не могу набрать людей для охраны моих владений. Все считают, что выгоднее и легче искать золото.
Ник откинулся на спинку стула, наблюдая за Саттером поверх бокала с виски. Похоже, генерал прав, хотя такая ситуация была возмутительной. Он не располагал людьми для защиты своих интересов. Каждый день сюда прибывали обезумевшие старатели, и для защиты от них требовалась целая армия. Как и другие приехавшие в Калифорнию иммигранты, Саттер попал сюда, когда эта территория принадлежала Мексике, и стал мексиканским гражданином. Теперь он мог потерять все.
— Играешь, Ник?
Кинкейд поднял голову, кивнул Кейси, и они сосредоточились на покере. Выиграв несколько долларов и немного золота, он встал со стула и сел вместе с Кейси у длинного стола, заменявшего стойку бара.
— Жаль, что Саттер попал в такое положение.
Кейси кивнул:
— Да. Он прав. Поселенцы занимают земли генерала, и, по-моему, власти ничем ему не помогут. Но у него есть магазины, кожевенный завод и мельница. Если хотя бы там ему удастся удержать работников, он сколотит приличное состояние. — Кейси улыбнулся и почесал подбородок под густой бородой. — Все зависит от фортуны, мой мальчик, от капризной фортуны.
— Иногда человеку удается направить фортуну в нужную сторону.
Кейси пристально посмотрел на Ника.
— Кажется, ты имеешь в виду нечто конкретное, Ник. Что именно?
— Я ищу кое-кого.
Кивнув, Кейси поднял бровь, провел мускулистой рукой по лацкану безупречного пиджака.
— В последнее время через эти двери прошло много людей. Если я не знаю твоего человека, то его знает кто-нибудь из присутствующих здесь.
— Мне нужен Кья Пикеринг. Высокий, светловолосый, худощавый. Говорит с тягучим южным акцентом. Он из Теннесси.
Кейси задумался, потом покачал головой:
— Похоже, я с ним не сталкивался.
— Он работает на человека, который имеет здесь свои интересы, — на дона Себастьяна Монтойю.
Глаза Кейси стали чуть более жесткими, приветливый блеск погас.
— О! Это имя мне знакомо. Монтойя был тут в июне. Он нагл и заносчив, как все испанцы. Монтойя и его головорезы захватили участок моего друга и прогнали хозяина. Ничего нельзя было поделать.
— Постарайся узнать что-нибудь для меня, Кейси. Буду тебе очень благодарен. Я уже давно иду по следу Пикеринга.
Слабая улыбка искривила губы Кейси.
— Ты спас меня в Сан-Антонио. Не думай, будто я забыл это. Можешь не сомневаться, Ник, я сделаю все возможное.
Поздним вечером Кинкейд направился в комнату Тори. Он смертельно устал и слегка захмелел. Ему не следовало пить, но Кейси был весьма настойчивым человеком. Таким Ник знал его еще в Сан-Антонио, когда мексиканский генерал Рафаэль Васкес на два дня захватил город. Ник служил в отряде капитана Хейса. Вместе с сотней бойцов Гонсалеса они преследовали мексиканского генерала и его войско до Рио-Гранде, но для успешной атаки им не хватало людей. С марта по сентябрь он работал на капитана Джека, как его тогда называли. Проводил разведку между Сан-Антонио и Рио-Гранде. Если бы Кейси не снабжал Ника провизией, техасец часто ложился бы спать голодным.
Жалованье поступило, когда они отбили Сан-Антонио. Ник наткнулся на раненого Кейси, который сражался с мексиканским пехотинцем. Невысокий полный торговец не мог тягаться с хорошо подготовленным soldado, и появление Ника оказалось своевременным. Это случилось шесть лет назад. С тех пор многое изменилось. В первую очередь он сам.
Но кое-что не изменилось, насмешливо подумал Ник, когда Тори отказалась открыть ему дверь. Он прислонился к ней, ощутив пульсацию в голове, и решил оставить девушке эту чертову комнату. Этот выход был самым легким. Почему он позволяет этой сучке диктовать ему свои правила игры? Он платил за ночлег, хотя она считала эти деньги принадлежавшими ей. Пусть думает что хочет, но ему надоели ее выходки. Она ведет себя так, словно он вор и убийца. Ночью она была не прочь заняться с ним любовью, но днем становилась совсем другой — ледяной королевой, высокомерной ханжой и обходилась с ним как с презренным наемником.
Вероятно, настало время напомнить ей о некоторых вещах.
— Открой дверь, Тори, — произнес он, не повышая голоса. — Сейчас же.
— Уходи!
Она передвинула что-то в комнате, потом раздался скрип кровати.
Ник вдруг подумал, что она может находиться там с кем-то. Эта мысль мгновенно отрезвила его. Он ощутил холодную ярость. Отступив на шаг, он ударил ногой в дверь чуть выше ручки. Она тотчас поддалась, тонкое дерево треснуло. Дверь с грохотом распахнулась.
Тори в одиночестве сидела на коленях посреди кровати. Она с вызовом посмотрела на Ника. Распущенные волосы окутывали ее плечи; вьющиеся локоны были нежными и чуть выгоревшими на солнце, глаза сверкали, точно драгоценные камни. Ник прислонился к косяку, обвел девушку насмешливым взглядом, который всегда приводил ее в бешенство.
— Что с тобой, черт возьми?
— Ты испортил дверь.
— Я заплачу за нее.
Услышав донесшийся из коридора голос, он повернулся и успокоил изумленного парнишку, которого послали выяснить причину шума. Потом Ник шагнул в комнату, закрыл дверь и подтащил к ней стол.
Тори молчала, по-прежнему сидя на коленях посреди кровати в старой ночной рубашке с кружевной отделкой и хлопчатобумажных панталонах, доходивших до колен. Она ничего не сказала, когда он подошел к окну и открыл его. Девушка закуталась в одеяло. В комнату ворвался холодный влажный ветер, и шторы затрепетали.
— Чьими деньгами ты заплатишь за разбитую дверь? — язвительно спросила она, когда Ник повернулся. — Теми, что украл у моего отца?
— С какого момента это стало тебя беспокоить? Я помню, какое-то время ты почти держала их в своих маленьких липких ручках. И держала бы сейчас, если бы я не оказал тебе услугу и не избавил от них.
— Оказал мне услугу? Негодяй! Ты не имеешь права говорить мне такие вещи, потому что не знаешь правду… Тебе не пришло в голову, что это — мое единственное наследство? Ты использовал меня! У тебя нет никаких чувств… Ты поступил подло!
Он изучающе поглядел на ее гневное лицо и рассердился на себя. Его голова безжалостно болела. Будь проклято виски, которым угощал его Кейси. Этот умник должен был запастись более качественным спиртным.
— Пока ты не начала докучать мне моралью, Тори, следует напомнить тебе, что я знаю, откуда взялись эти деньги. Мне известно гораздо больше, чем ты полагаешь, поэтому, если ты собираешься изливать праведный гнев, прими во внимание, что люди вроде Патрика Райена, продающие оружие наемникам и индейцам, повинны в смерти многих людей. Дельцы вроде твоего отца и дяди способствуют возникновению мелких междоусобных стычек, а иногда и серьезных войн.
— Как ты благороден! Я видела, как хладнокровно ты убивал Такетта и индейцев. Какая разница между убийством многих людей и одного человека? По-моему, никакой. В любом случае речь идет о смерти.
— К твоему сведению, — отчеканил он, — убитые мной индейцы были вооружены новейшими ружьями. Хочешь ты знать это или нет, но они стреляли из точно таких же винтовок, сотни которых были найдены в винном погребе твоего отца. Шошоны не могли случайно оказаться на таком расстоянии от своих территорий и открыть огонь, когда мы неожиданно натолкнулись на них.
Тори помолчала, краска возмущения отхлынула от ее лица. Нику стало жаль ее, но ему, черт возьми, надоели обвиняющие взгляды девушки.
— Это не оправдывает похищения денег моего отца.
— Для тебя имеют значение только деньги?
Она удивленно посмотрела на него и покачала головой:
— Нет. Почему ты вечно заставляешь меня защищаться? Ты не прав, однако ставишь все с ног на голову, и виноватой оказываюсь я.
— Послушай, мне не хочется спорить. Я хочу спать. Если ты желаешь поспорить, советую тебе отправиться в салун. Там немало мужчин, которые пойдут тебе навстречу. Конечно, они захотят оказать тебе и другие услуги, но ты, наверно, не станешь возражать. Во всяком случае, до утра. Тогда ты вытащишь из шкафа свою мораль, стряхнешь с нее пыль и наденешь на себя снова.
Бросившись на Ника, она застала его врасплох. Ногти девушки вонзились в его лицо, и он отступил на несколько шагов. Когда он снова обрел равновесие, то, рассердившись, стиснул ее руки и безжалостно завел назад. Потом грубо толкнул Тори на кровать, навалился на вырывающуюся девушку, вдавил ее руки в тонкий матрас.
— Успокойся, дикая кошка! Quien llama el torn aguanta la cornada — тот, кто дразнит быка, должен ждать его рогов. Вспомни об этом в следующий раз, когда захочешь обвинить меня. Правда — обоюдоострое оружие.
— Избавь меня от твоих выражений.
— Хорошо. А ты избавь меня от нравоучений.
Тори вырывалась и ерзала, изумляя Ника своей яростью. Она пыталась ударить его. Подержав ее несколько минут, он тихо выругался. Что на нее нашло? Он думал, что застанет Тори спящей, а не такой буйной. Ник с раздражением почувствовал, что ее едва прикрытое одеждой тело пробудило в нем невольное возбуждение.
Должно быть, она почувствовала это, потому что внезапно замерла и посмотрела на техасца широко раскрытыми глазами.
— Отпусти меня, Ник.
Уступая загадочной дьявольской силе, которую он не желал игнорировать, Ник наклонил голову и прижался губами ко рту девушки, прежде чем она успела увернуться. Господи, она была такой нежной и сладкой. Он проклинал ее за то, что она завела его.
— О, почему ты так поступаешь? — простонала Тори, когда он поцеловал маленькую, пульсирующую на шее жилку. Однако принимала его ласки с готовностью, которую не могла скрыть. — Клянусь, я ненавижу тебя…
Возможно, она иногда ненавидела Ника, но не могла отрицать, что хотела его, жаждала этих ощущений, вздрагивала от его прикосновений. В этом заключается некая справедливость, подумал Ник, компенсация за то проклятое желание, которое он испытывал.
Он улыбнулся, глядя на нее:
— Можешь ненавидеть меня, Венера, только делай это так же хорошо, как сейчас…
Снова заявив о своей ненависти, она обняла его за шею и подставила свои губы. Он заглушил ее слова ртом, забывая обо всем, кроме облегчения, которое сулило ее тело. Позже он уткнулся лицом в душистую ямку между ее плечом и шеей. Дыхание Ника шевелило влажные локоны Тори. Наконец он почувствовал, что она сделала движение.
— Пожалуйста, позволь мне встать.
Через мгновение Ник отпустил ее и стал молча наблюдать за тем, как она вскочила с кровати, надела нижнее белье, затем юбку и блузку, которые он купил ей в Санта-Кларе. Ее движения были быстрыми, немного неловкими. Расчесав волосы, девушка надела чулки и туфли, нахмурилась из-за того, что хлопчатобумажная ткань еще не просохла.
Ник молча вытянулся на постели, положил руки под голову и смотрел, как Тори отодвигает тяжелый стол от двери. Он не предложил ей помощь и почувствовал, что она скорее умрет, чем обратится к нему. Наконец Тори удалось оттащить стол в сторону и приоткрыть дверь. Бросив на Ника полный ненависти взгляд, она выскочила в коридор и хлопнула дверью, которая тотчас со скрипом распахнулась снова. Ник посмотрел на дверь и подумал, следует ли ему догонять девушку.
Люди, сидевшие в салуне Кейси, были недостаточно цивилизованными, некоторые из них давно не видели хорошеньких женщин, не считая преждевременно постаревшей от жизненных тягот Салли. Эффектная, полная огня Тори обязательно привлечет ненужное внимание.
Но там все еще находился благоразумный Кейси, который не допустит ничего плохого, потому что Тори приехала с его другом. Может быть, ей дать понять, что Ник не напрасно ограждал ее от толпы похотливых старателей? Она скоро вернется назад после нескольких столкновений с мужчинами, которых он там видел.
Ник поднялся с кровати и закрыл дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасный мужчина - Роджерс Розмари



слабовато для этого автора
Опасный мужчина - Роджерс РозмариПоли
8.10.2011, 18.12





Читала с удовольствием.
Опасный мужчина - Роджерс РозмариАня
24.02.2012, 21.04





Довольно хорошая книга!очень увлекательная
Опасный мужчина - Роджерс РозмариИра
7.08.2014, 22.50





Как же затянуто! И героиня такая на себе зацикленная, даже когда ей прямо говорят об опасности - игнорирует все, потому что ей хочется быть правой. Дура, большую часть проблем она сама себе обеспечила.
Опасный мужчина - Роджерс РозмариKotyana
19.07.2015, 9.26





Как не странно, этот роман мне понравился. Почитать можно
Опасный мужчина - Роджерс Розмаринюта
29.03.2016, 17.06





Не увидела я любви или романтики, страсть - да, похоть - да, но хотелось чего-то большого светлого и настоящего. Героиня спец находить приключения на свою Ж. А герой со своим чувством долга и супер ответственностью просто достал. Мне роман не понравился 4 балла.
Опасный мужчина - Роджерс РозмариНюша
17.04.2016, 0.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100