Читать онлайн Опасный мужчина, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасный мужчина - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасный мужчина - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасный мужчина - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Опасный мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Когда настали сумерки, всадники уже были далеко от реки и океана, среди гор, где высокие сосны и кусты затрудняли движение, но скрывали группу от преследователей. Копыта беззвучно врезались в толстый слой иголок и опавших листьев. Лишь изредка раздавался хруст сломанной ветки или большой сосновой шишки.
Измученная бессонной ночью и длительной ездой, Тори не чувствовала своего тела и могла лишь держаться в седле. Она хотела только поесть и выспаться. Возможно, согреться у костра. Свежий воздух холодил кожу; стянутые лентой волосы еще оставались влажными. Скоро темнота не позволит разглядеть вытянутую перед собой руку; даже если луна поднимется над вершинами сосен, она окажется закрытой бегущими облаками.
Кобыла Тори следовала за шагавшим перед ней животным. Поднявшись в горы, они сбавили темп. Деревья с причудливо искривленными стволами стояли среди скал, словно черные гномы. Всадники поднялись еще выше и оказались на ровном участке, защищенном от ветра высокой горной грядой. Тори поняла, что они остановились, и прильнула к шее лошади. Девушке казалось, что у нее нет такой части тела, которую бы не терзала боль.
Она совершенно не представляла, где они находились, какое расстояние преодолели, но сейчас это перестало иметь значение. Она могла думать лишь о костре, пище и сне. Ее веки чесались, она дрожала от холода — после заката воздух быстро остыл. Над землей стелился легкий туман, проникавший даже под шерстяной мексиканский плед, который Джил дал девушке.
После своего счастливого избавления от смерти Тори заметила, что Джил и Ник стали проявлять большее терпение. Она тоже перестала держаться враждебно и помогала им во всем. Это отнимало значительно меньше энергии, чем постоянное разжигание в себе злости. К тому же такое поведение было бы глупым, потому что Тори зависела от мужчин. Даже Колетт, вечно жаловавшаяся на отсутствие комфорта, теперь лишь изредка выражала недовольство. Сейчас она устало сидела на лошади, не находя сил спешиться. Посмотрев затуманенным взором на Тори, она сумела еле заметно пожать плечами, как бы признавая свое плачевное состояние.
Тори подавила стон и сползла с лошади, радуясь, что пренебрегла правилами хорошего тона и не воспользовалась женским седлом. Она бы не смогла так долго ехать в нем, сохраняя равновесие в неудобном положении. Только мужчина мог решить, что женщине подобает ездить таким образом, подумала она и слегка вздрогнула, когда ее ноги коснулись земли, обрели наконец твердую опору.
Подойдя к Тори, Джил забрал поводья у нее и Колетт, велел девушкам развернуть одеяла у подножия скалы и пообещал позаботиться о лошадях.
— На ужин будет только хлеб с сыром, потому что разводить ночью костер слишком опасно, — сказал он и улыбнулся, когда Колетт застонала. — Это лучше, чем попасть в руки преследователей, верно?
Сейчас для Тори ничто не имело значения; прижимая одеяло к груди, девушка заковыляла к скале, на которую указал Джил. Она запила сухой хлеб и толстый ломоть сыра водой из фляги, завернулась в одеяло, перестала бороться с усталостью и заснула.
Ей показалось, что утро наступило всего через несколько минут. Кто-то разбудил ее, решительно тряхнув за плечо:
— Вставайте, сеньорита. Уже утро. Мы развели костер и приготовили горячую еду.
Сонная Тори села, протерла глаза и посмотрела на яркое пламя, полыхавшее в нескольких футах от нее. На железной подставке стояла плоская черная кастрюля. Тори почувствовала запах кофе и бекона.
Завернувшись в одеяло, она подошла к костру и с благодарностью приняла горячую кружку дымящегося кофе. Осторожно поднесла ее к губам и вдохнула аромат.
— Он, наверно, слишком горяч, — предупредил Ник, посмотрев на Тори поверх кастрюли с шипящим беконом. — Подожди минуту, дай ему остыть.
Но даже через несколько минут она обожгла язык и поморщилась. Подкрепившись кофе, беконом и фасолью, Тори почувствовала себя намного лучше. Она начала заплетать волосы в толстую косу. Девушка ощущала пристальный взгляд Ника Кинкейда с того момента, когда проснулась.
Некоторое время все молчали. Среди покачивающихся ветвей сосен и елей щебетали птицы, радостно приветствуя утро.
— Здесь мы на некоторое время разделимся, — сказал Ник, пристально глядя на Тори. Она подняла подбородок и удивленно округлила глаза. — Джил утром провел разведку и обнаружил, что за нами кто-то идет.
— Кто? — Она неуверенно и испуганно облизнула губы. — Он увидел, кто это был?
— Он не знает точно, но думает, что это твои дядя и брат. Они почти все время едут по главной дороге, но их сопровождает дюжина ковбоев, так что нам лучше не рисковать.
— Да-да, ты прав… только зачем нам разделяться? Разве не достаточно того, что мы сойдем с главной дороги?
— Лошади могут двигаться дальше без остановок. Если мы разделимся на некоторое время, то получим шанс добраться до Сан-Франциско без схватки с преследователями.
— Без схватки. — Ее глаза превратились в большие фиолетовые озера, прикрытые длинными ресницами. Она посмотрела на Ника, осознавая смысл его слов. — Ты хочешь сказать, что возможна перестрелка?
— Похоже, да. Если только ты не намерена сдаться, когда они приблизятся. Предупреждаю тебя — ты можешь поступить, как тебе будет угодно, но я не собираюсь сдаваться. Не хочу, чтобы меня застрелили или повесили. В Бостоне я не был повинен в похищении, но сейчас ситуация совсем другая.
Она слегка покраснела и кивнула:
— Да, я знаю.
Он посмотрел на Тори, на блестящие волосы, обрамлявшие своенравными локонами ее безупречное покрасневшее лицо, словно сошедшее с полотна Караваджо. После поцелуев в саду он думал о ней каждую ночь; Ник испытывал определенное неудобство из-за того, что всякий раз знакомое напряжение охватывало его тело. Это происходило и сейчас, когда он сидел напротив нее за костром, поблизости от Джила и служанки.
Особенно сильно его раздражало то, что ее неожиданная девственность и страстность делали воспоминания еще более навязчивыми. Когда Мартин предложил ему сопровождать девушку до Сан-Франциско, инстинкт самосохранения заставил его сначала отказаться.
Теперь ему предстояло завоевать доверие девушки, выведать, где находятся деньги ее отца, стать приманкой для Себастьяна Монтойи и его сообщников. Если прежде он считал Тори эгоисткой, то теперь его мнение о ней изменилось. Во время переправы через реку она проявила упорство и мужество, удивившие и восхитившие Ника.
Однако все это не уменьшало того желания, которое она пробуждала в нем.
Встав, он посмотрел на Джила, уже приготовившего лошадей к дороге и тихо разговаривавшего с Колетт. Служанка охотно согласилась выполнить распоряжение Ника и отправиться дальше в обществе Гарсиа. Ник не был уверен, что Тори проявит такую же сговорчивость и не заартачится, узнав, что они надолго расстанутся со своими спутниками.
Проще всего было скрыть от нее всю правду, и вскоре Джил и Колетт поехали на запад через густой сосновый бор, а Ник повернул на восток. Он считал это излишней потерей времени, но Мартин тщательно разработал план путешествия, предоставив Нику позаботиться о неожиданных проблемах.
— Я нанял вас по одной причине, — сказал он однажды с легкой улыбкой. — Вы вполне способны справиться с внезапными осложнениями, которые обычно возникают в пути. Я полностью доверяю вашей интуиции, лейтенант.
Ник заметил, что ему трудно в это поверить, поскольку Мартин слишком часто вмешивается в его дела.
— Однако неожиданности не заставляют себя ждать, — добавил техасец.
Это было правдой. Кто мог подумать, что ему придется сопровождать Викторию Райен до Сан-Франциско, чтобы сорвать поставки оружия врагу? Современное вооружение в руках мексиканцев могло спровоцировать новую войну. Ник уже был свидетелем того, как прекрасные люди гибли, сражаясь за земли, вошедшие в состав Соединенных Штатов. Если он в силах предотвратить новую войну, он сделает это.
Тори Райен знала, где находятся деньги ее отца, и он должен использовать девушку, чтобы добраться до этих средств, прежде чем на них закупят оружие для врага. Пока она спала, он обыскал ее седельные мешки и нашел бухгалтерскую книгу в кожаном переплете. Отыскав в ней необходимые сведения, он положил ее на место, чтобы Тори ни о чем не догадалась. Теперь следовало завершить операцию в Сан-Франциско.
Посмотрев назад, он слегка нахмурился, когда Тори улыбнулась ему. Лицо девушки было залито солнечным светом, пробившимся сквозь плотный полог из сосновых иголок. Ник насмешливо спросил себя, будут ли его мучить угрызения совести из-за того, что он так бездушно использовал женщину. Возможно, да, если в этой игре она окажется пешкой, не знавшей о деятельности отца. Он по-прежнему не был уверен в этом. Он решил, что в любом случае больше не прикоснется к Виктории Райен.
Он не сделает это даже ради того, чтобы опровергнуть истину ее заявления. Она сказала, что больше не нуждается в нем. Может быть, это правда. Она быстро переключила свое внимание на лейтенанта Брока. Вероятно, использовала свое тело и очаровательную улыбку, чтобы заручиться его помощью. Терпеливый, внимательный Брок относился к числу тех мужчин, которые поклоняются женщине. Ник не был таким человеком и не собирался им становиться. Он использовал ее, когда ему было нужно, и зашагал дальше, оставив этот эпизод в прошлом.
Весь день они ехали достаточно быстро, чтобы оторваться от возможных преследователей, но при этом все же щадили лошадей. Тени начали удлиняться, голубая дымка, окутывавшая вершины горных хребтов, потемнела. Когда они оказались в коридоре из высоких сосен и кедров, под пологом из переплетенных ветвей, прозрачный и свежий воздух стал сырым.
У Тори был усталый вид; ее плечи немного опустились, коса расплелась, густые волосы спутались. Она отбросила их назад, выпрямилась в седле и спросила:
— Куда мы едем?
— Сначала на восток, потом обратно на запад.
— Чтобы сбить с толку преследователей?
— Это должно нам помочь, согласна?
— Ты специалист, лейтенант. Я уверена, что ты поступаешь правильно.
Шальной луч солнечного света упал на глаза Тори, сделав их почти голубыми. Ник отвернулся, не желая сообщать девушке об изменениях в своих планах. Скоро она сама обо всем догадается и взбунтуется.
Когда они остановились, уже стемнело. Начал накрапывать дождь. За отдельными каплями вскоре последовал ливень, и к тому времени когда Ник нашел пещеру под высокой скалой, они оба промокли до нитки. Тори не могла унять охватившую ее дрожь. Ник посмотрел на девушку:
— Сними с себя одежду. Я разведу огонь.
Он опустился на колени. Собрав в кучку сухие листья, добавил к ним ветки, подобранные у входа в пещеру, и разжег костер. Он знал, что повалит густой дым, но торопился обогреть Тори, пока она не простыла.
Закашляв, он поднял глаза и увидел Викторию Райен, которая стояла перед ним, крепко вцепившись руками в ткань блузки, словно он собирался напасть на нее. После всего происшедшего между ними это вызвало у Ника раздражение. Он нахмурился:
— Может быть, ты хочешь остаться в мокрой одежде на всю ночь, но я раздеваюсь.
Когда она настороженно отступила на шаг, он выругался:
— Mierda! Что, по-твоему, я собираюсь делать? Ты слишком высокого мнения о себе, если думаешь, что я потеряю самообладание, лишь только погляжу на твои тощие ноги.
Тори молча смотрела на него и чувствовала, как густая краска заливает ее щеки. Он заметил в ее прищуренных глазах неуверенность и огонек вызова — вроде того, что блестел в них, когда она глядела на грозную реку. Неужели она видела в нем источник опасности? Но ему не следовало жалеть ее слишком сильно; пусть этот жизненный опыт покажет ей, что может случиться с неразумной городской девушкой, пытающейся убежать с незаконно нажитым состоянием.
Если ей повезет, то к тому моменту когда все закончится, она потеряет только деньги.
В полыхающем зареве костра она напоминала цыганку, смуглую странницу с непокорными волосами, настороженную и подозрительную. Ник встал и начал расстегивать ремень, не сводя глаз с Тори.
Она возмущенно фыркнула и дерзко вздернула подбородок.
— Я действительно намерена переодеться, лейтенант, но вряд ли сделаю это сейчас, когда ты смотришь на меня… как хищник. Если у тебя есть какое-то понятие о приличиях, ты позволишь мне уединиться.
— Если ты думаешь, что я соглашусь мокнуть под дождем, пока ты будешь переодеваться, то здорово ошибаешься. Господи, перестань вести себя как подросток. Мы оба знаем, что я уже видел тебя обнаженной, хоть ты и делаешь вид, будто это неправда.
Она прищурилась и плотно сжала губы.
— Похоже, мое первое мнение о тебе оказалось совершенно верным. Ты подлец и негодяй.
— Однако ты была не прочь поэкспериментировать со мной на берегу, верно? О, ты не можешь простить меня за то, что я отнял у тебя девственность, с которой ты так хотела расстаться. Меня всегда изумляет женская логика. Скажи, лейтенант Брок огорчился, узнав, что его опередили?
— Мерзавец!
— Что за язык, крошка? И ты еще говоришь о приличиях.
Он не знал, что его разозлило. Может быть, то, что она ясно давала понять, что больше не нуждается в нем? Даже его благородное стремление перехитрить Себастьяна наталкивалось на полное безразличие девушки. После того как они позанимались любовью в ее комнате, что вовсе не входило в планы Ника, Тори держалась так холодно, невозмутимо болтала о предстоящей верховой прогулке с лейтенантом Броком, ждала дона Рафаэля, словно не Ник был ее первым мужчиной и происшедшее не имело для нее никакого значения. Будь он проклят, если знает, почему испытывает раздражение.
И еще он не мог понять, почему так легко возбуждается от одних только мыслей о ней, от воспоминаний о ее нежной коже, о том, как крепко обхватывала она его плоть…
— Не думай, что я позволю тебе снова прикоснуться ко мне, Ник Кинкейд! Я уже сказала тебе, что у меня были свои причины, но теперь ты мне не нужен в таком качестве.
Пламя костра отражалось в ее сверкающих, как аметисты, глазах; она дразнила Ника, искоса поглядывая на него, отбрасывая золотисто-каштановые волосы на спину, стоя перед ним в прилипшей к телу мокрой, почти прозрачной одежде позволяя ему видеть темные соски и влекущий к себе треугольник. Девушка облизнула губы, бросая Нику вызов своим видом.
Он прищурился, уронил ремень, поднес руки к пуговицам брюк и расстегнул их ловкими движениями пальцев.
— Что? — Тори побелела, ее глаза округлились, она неуверенно попятилась назад, догадавшись по решительному выражению его лица и жесткому взгляду о дальнейших намерениях. — У тебя совсем нет стыда! Неужели недостаточно того, что ты напомнил мне о происшедшем? Как ты смеешь…
— Запоздалая скромность, Венера. По-моему, ты хочешь, чтобы я сломил твое сопротивление. Верно?
— Ты льстишь себе, Ник Кинкейд.
— Неужели?
Уголок его рта поднялся в насмешливой улыбке. Ник стянул рубашку и бросил ее на выступ скалы.
Уперевшись носком одного сапога в заднюю часть второго, он снял с себя обувь. Позволяя Тори рассматривать его. Ник повернулся и раскинул на каменистой земле одеяло.
Воздух в пещере нагрелся, девушка ощущала запахи горящих листьев и мокрых лошадей, привязанных у входа. Наверное, именно они вызвали у нее головокружение. Она почувствовала, что ей не хватает воздуха. Руки заныли, и она поняла, что стиснула их так крепко, что ногти вонзились в кожу. Ей не следовало ехать с ним. Она бы не сделала этого, если бы могла выбирать.
Она набрала в легкие влажный дымный воздух, с трудом сдерживая желание ударить Ника, как тем вечером в саду.
— Я знаю, ты найдешь предлог для получения удовлетворения, но позволь заверить, что я не испытываю к тебе тайной страсти, лейтенант. Мой маленький… эксперимент… вряд ли можно назвать успешным, и я сожалею, что связалась с таким типом, как ты. Но тогда это было необходимо.
Она хотела уничтожить Ника своими презрительными словами, отвергнуть его так же безжалостно, как отверг ее он, покинув Буэна-Висту невозмутимо, без единого слова сожаления и обещания вернуться.
Но, увидев потемневшие глаза Ника и глубокие складки около рта, Тори тотчас осознала свою ошибку. Он отреагировал быстро и жестко, поймал ее врасплох. Она вскинула руки, чтобы удержать его, но это был бесполезный жест. Тори попыталась оттолкнуть Кинкейда.
Он схватил ее за волосы и потянул назад с такой силой, что на ее глазах выступили слезы.
— Маленькая сучка, — тихо отчеканил Ник. — Ты отлично знаешь, что делаешь, верно? Я думал, ты понятия не имеешь о происходящем, но теперь вижу, что ошибался. Ты нарочно завладела моим вниманием в тот день на берегу. Как ты узнала, что я искал там проклятое оружие? Тебя послали отвлечь меня? Этот трюк почти удался. Уходя от тебя, я совсем не думал о незаконных сделках. А теперь ты пошла на новую хитрость? Это бегство из Буэна-Висты — всего лишь уловка? Меня снова понадобилось отвлечь? Или мне не удается избавиться от тебя по какой-то другой причине?
— Пожалуйста, — выдавила из себя Тори сквозь онемевшие губы. — Я не знаю, о чем ты говоришь! Ты делаешь мне больно…
— А могу сделать еще больнее, Венера. Ты знаешь это, верно? Я могу заставить тебя пожалеть о том, что ты ввязалась в дела своего отца.
Он знал! Она была права: он один из клиентов отца, наемник, покупавший контрабандное оружие и затевавший войны… О Господи, что ей теперь делать? Лучше бы она осталась в Буэна-Висте. Внезапно Тори испугалась сильнее, чем когда-либо. Испугалась Ника Кинкейда, неистовой ярости, которую видела в его глазах. Зачем она стала дразнить его?
В его голосе и выражении лица не было небрежной насмешки, к которой она привыкла, — им владела дикая, необузданная злость. Тори попыталась бороться, зная, что это ни к чему не приведет.
Кинкейд оттолкнул ее, она освободила руку и вцепилась ногтями в его обнаженную грудь, оставив на ней длинные кровавые полосы.
— Дикая кошка, — хрипло пробормотал он и, снова схватив ее за руку, бросил на одеяло, наполовину развернутое на холодном каменном полу пещеры. Навалившись на девушку, прижал ее к грубой шерсти. — Не дергайся, черт возьми. И перестань визжать. Ты только пугаешь лошадей.
Охваченная страхом, злостью и отчаянием, Тори пренебрегла его предупреждениями и угрозами. Она боролась изо всех сил. Наконец он снова выругался, зажал ей рот своими губами и оборвал ее яростные вопли. Она инстинктивно укусила его и испытала короткое удовлетворение, услышав очередную брань. Он подался назад и посмотрел на нее прищуренными глазами, в которых полыхало желтое пламя.
Ник стер одной рукой кровь с расцарапанной губы и настороженно посмотрел на девушку. Он по-прежнему находился над ней и прижимал ее бедра своей мускулистой ногой. Его обнаженная грудь сдавливала тело Тори. Она чувствовала жар его кожи даже через мокрую ткань и вдруг запаниковала, поняв, что юбка задралась почти до талии.
Посмотрев ему в глаза, она догадалась, что он тоже заметил это.
— Ненавижу тебя! — сказала Тори, почти веря своим словам и желая отвлечь его внимание.
— Правда, Венера? — Уголок его рта поднялся вверх. Злость Ника, похоже, сменилась решимостью.
Тори попыталась отстраниться, увидев в глазах Кинкейда нечто новое. Он слегка переместил ногу, вставил колено между ее бедер и раздвинул их.
— Как сильно ты меня ненавидишь? Нет, на твоем месте я бы не стал повторять это. Я могу сломать твою хорошенькую ручку…
Когда она занесла свой кулак над его головой, он перехватил руку Тори, без труда прижал к земле над головой девушки. При этом костяшки ее пальцев коснулись лежащего там ремня с револьвером. Она ощущала тяжесть его горячего тела, понимала, чего он хочет, но ничего не могла сделать, чтобы предотвратить это. Их силы были слишком неравны.
Разве что…
Выгнув спину так, что ее грудь оказалась прижатой к груди Ника, она услышала, как он удивленно прохрипел что-то. Его глаза были прищурены, и на этот раз, когда он целовал ее, она не сопротивлялась, раздвинула губы и позволила языку проникнуть ей в рот. Господи, она не ожидала, что это проникновение окажется таким возбуждающим. Разжав свои пальцы над головой, Тори нащупала ими холодный металл.
Крепко ухватившись за рукоятку револьвера, она оторвала свои губы от рта Ника и дрожащей рукой подняла оружие. Но когда попыталась выстрелить, ее палец соскользнул с курка. В следующий миг Кинкейд выбил оружие из руки Тори. Раздался оглушительный грохот, по пещере прокатилось мощное эхо. Тори едва расслышала яростную брань Ника и испуганное ржание лошадей.
Моргая, она посмотрела на него и увидела в глазах Кинкейда изумление.
— Ты могла застрелить меня.
— Я сожалею, что мне не удалось это сделать!
Если Тори думала, что он рассердится, она ошиблась.
Помолчав, он произнес без злости:
— В следующий раз сначала прицелься.
— Мерзавец!
— Ты подумала о том, что будешь делать здесь одна? Или ты считаешь, что способна сама найти дорогу?
— Лучше заблудиться, чем быть здесь с тобой! Думаешь, мне нужны твои поцелуи? Ласки? Ничего подобного!
— Маленькая лгунья, — тихо сказал он спустя мгновение и, словно желая доказать свою правоту, провел рукой по ее груди, улыбнулся, когда Тори вздрогнула. — Видишь? Может быть, тебе не важно, кто твой партнер, но ты не можешь отрицать, что тебе приятно, когда я касаюсь тебя здесь… и здесь… Твоя одежда все еще мокрая, Венера, ты дрожишь… не лучше ли снять ее? Не пытайся снова меня ударить. Мне это надоело. Думаю, и тебе тоже.
Потрясенная, задыхающаяся, почти плачущая от обиды и ярости, Тори попыталась воспротивиться, но Ник быстро сорвал одежду и отбросил в сторону. Обнаженная девушка лежала на грубом шерстяном одеяле и ерзала из стороны в сторону, уворачиваясь от настойчивых рук Ника. Наконец он сжал ее запястья и снова отвел руки Тори за голову, получив свободный доступ к грудям, животу, чувствительной расщелине между бедер.
— О, неужели ты не оставишь меня в покое? — взмолилась она дрожащим голосом и тут же затрепетала под его ласковыми пальцами.
Тори подумала, что насилие не было бы столь мучительным, как эта медленная, дразнящая пытка. Сейчас она не могла притворяться, будто ничего не чувствует, не могла сдерживать возбуждение, которое он зарождал в ней, не могла скрыть его от Ника.
— Почему ты не хочешь оставить меня в покое? — прошептала она, но Ник только тихо рассмеялся.
— Ты сама знаешь, что никогда не простила бы мне этого.
Она стала отвечать на его поцелуи, раздвинула бедра, прогнула спину, затрепетала, когда его рот приблизился к ее груди. О, все это было восхитительно и невыносимо, она не могла бороться, когда он касался ее так, произносил французские и испанские слова, которые она понимала лишь наполовину. В любом случае — какое это имело значение? Все равно она уже не девственница и теперь ничего не изменишь.
Господи, она получала такое удовольствие, когда он целовал ее грубо, требовательно, безжалостно и одновременно нежно. Ей не оставалось ничего другого, как дать ему то, чего он так желал. Тело Тори предавало ее, и лишь гордость заставляла оказывать сопротивление, которое он легко преодолел.
Он быстро проник в нее, и она подняла бедра, чтобы полностью принять его. Она беспомощно качалась на волнах страсти, заставляющей отвечать ему. Оба испытывали отчаянный голод, и Тори подумала, что именно эта острая потребность терзала ее, пока она не встретила Ника Кинкейда и поняла, что он в силах помочь ей.
Возможно, Син все же был прав — ее никогда не удовлетворит спокойная, надежная любовь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасный мужчина - Роджерс Розмари



слабовато для этого автора
Опасный мужчина - Роджерс РозмариПоли
8.10.2011, 18.12





Читала с удовольствием.
Опасный мужчина - Роджерс РозмариАня
24.02.2012, 21.04





Довольно хорошая книга!очень увлекательная
Опасный мужчина - Роджерс РозмариИра
7.08.2014, 22.50





Как же затянуто! И героиня такая на себе зацикленная, даже когда ей прямо говорят об опасности - игнорирует все, потому что ей хочется быть правой. Дура, большую часть проблем она сама себе обеспечила.
Опасный мужчина - Роджерс РозмариKotyana
19.07.2015, 9.26





Как не странно, этот роман мне понравился. Почитать можно
Опасный мужчина - Роджерс Розмаринюта
29.03.2016, 17.06





Не увидела я любви или романтики, страсть - да, похоть - да, но хотелось чего-то большого светлого и настоящего. Героиня спец находить приключения на свою Ж. А герой со своим чувством долга и супер ответственностью просто достал. Мне роман не понравился 4 балла.
Опасный мужчина - Роджерс РозмариНюша
17.04.2016, 0.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100