Читать онлайн Ночная бабочка, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночная бабочка - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночная бабочка - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночная бабочка - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Ночная бабочка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Уолвертон! Он здесь, в этом месте и выглядит весьма грозно. Зачем ему нужно было приходить на вечер к леди Сефтон? Он нисколько не похож на мужчину, который получает удовольствие от подобных сборищ.
Кайла вспомнила его яростный поцелуй и подумала, что герцог разительно отличается от всех известных ей мужчин. Господи, он идет к ней!
Кайла быстро отвернулась и встретилась взглядом с молодым человеком, который крутился возле нее с того момента, как она появилась на балу с тетей Селестой и леди Раштон. Глаза его горели, он с надеждой смотрел на Кайлу.
— Мисс Ван Влит, вы в самом деле обещаете позже подарить мне танец?
Кайла посмотрела на Харгривса внимательнее — он приятный, очень серьезный, но слишком уж молод. Однако сейчас это был выход из положения.
Девушка игриво хлопнула сложенным веером по его рукаву и лукаво улыбнулась:
— Позже? Дорогой сэр, я не ожидала, что вы относитесь к числу тех, кто невнимателен к женщинам.
— О чем вы… честное слово! Мисс Ван Влит, я не хотел… — Он в замешательстве замолчал, лицо его выражало растерянность.
Кайла снова улыбнулась и, притворно-застенчиво опустив ресницы, пробормотала:
— Я полагала, вы пригласите меня сейчас, сэр.
— С превеликим удовольствием! Конечно же, мисс Ван Влит! Просто я думал, что все танцы у вас уже расписаны. Прошу вас, окажите мне честь. — Похоже, он оправился от замешательства и протянул ей руку, как его учили на уроках танца. Кайла положила пальцы ему на плечо и позволила молодому человеку увести себя в танцевальный круг, где надеялась затеряться среди других пар, исполняющих менуэт.
Питер, лорд Харгривс, был сыном весьма состоятельного пэра. Лорд Твибли, его отец, гордился своим единственным наследником. Питер был еще слишком молод — на год младше Кайлы, а на вид казался совсем юным, и Кайлу так и подмывало сказать, что ему пока рано покидать детскую. Он был достаточно привлекателен, но, на ее взгляд, слишком уж настойчив. А Кайла находилась здесь потому, что, по мнению Селесты и Один, одобрение леди Сефтон равносильно разрешению принимать ее везде, даже на весьма престижных приемах Алмэка. Кое-кто из мужчин уже Назвал Кайлу несравненной. Это ее скорее позабавило, чем польстило, хотя тетя Селеста уверяла, что эти слова свидетельствуют о признании ее красоты и безупречности манер и в будущем могут сослужить ей хорошую службу.
И вот Уолвертон оказался здесь. Она никак не ожидала видеть его на балу, где представляют дебютанток сезона. Или он намерен найти здесь себе невесту?
Танцуя, Кайла видела, что Уолвертон смотрит на нее, хотя и находится в противоположном конце зала. Она чувствовала себя уязвимой под его взглядом и испытывала беспокойство, даже тревогу, словно он снова поцеловал ее. Куда пропала тетя Селеста? Только что она стояла с бокалом пунша в руках. Даже Один затерялась в толпе, и Кайла осталась одна, совершенно беззащитная. Конечно, она пришла, преследуя свои цели, но ее целью был не брак, а намерение получить доступ в тот круг, где вращалась вдовствующая герцогиня. Именно ее светлость должна была сыграть ей на руку, в этом Кайла не сомневалась, ибо герцогиня весьма заинтересована в том, чтобы выдать замуж своих дочерей и избежать малейшего намека на скандал. Она наверняка сочтет более разумным выделить Кайле достаточно солидную сумму, лишь бы не дать пищи для слухов и сплетен.
Кайла рассеянно улыбнулась, когда Харгривс извинился за то, что наступил ей на ногу, и позволила ему снова занять позицию в ряду, продолжая размышлять о более насущных проблемах.
Шантаж. Неприятное слово и еще более неприятное занятие, однако иногда ей казалось, что она занимается именно этим. Но действительно ли это шантаж, если она хочет лишь одного — чтобы семья ее отца признала ее права? И чтобы к Фаустине относились так, как она того заслуживает.
«Нет, это не шантаж. Пусть мама умерла, но если семья Эдварда Ривертона вынуждена будет признать, что он находился в законном браке с мамой, тогда я почувствую удовлетворение и буду считать, что возмездие свершилось».
Затем Кайла вспомнила насмешливую фразу Уолвертона, что ее мать могла ошибиться относительно того, кто отец ее ребенка, и сомнения вмиг улетучились. Конечно же, вполне справедливо, что она будет делать все, чтобы добиться поставленной цели. После того, что сделали с Фаустиной!
К счастью, когда танец закончился, юный Харгривс отвел ее к крестной матери. Уолвертона нигде не было видно. Кайла несколько приободрилась и успела принять от своего поклонника бокал пунша до того, как Селеста бросила на него весьма выразительный взгляд.
— Нельзя, чтобы мужчина уделял слишком много внимания одной даме, — заметила она, когда Харгривс с сожалением покинул их общество. — Пойдут, как ты понимаешь, разговоры, а мы не можем позволить, чтобы трепали твое имя, когда…
Кайла сжала руку Селесты, заставив тетю замолчать.
— Тетя, он здесь…
— Он? Здесь? Кто это — он?
Кайла едва заметно улыбнулась, увидев, как всполошилась Селеста. Обманчиво спокойным голосом, который удивил ее саму, Кайла тихо пояснила:
— Уолвертон.
— Здесь? Mon Dieu! Только его и не хватало! — Селеста быстро раскрыла веер и принялась нервно обмахиваться. — Что же нам делать?
— Всячески избегать его. Он выглядит страшно грозным, и если окажется рядом, боюсь, устроит сцену, которая все погубит и лишит меня возможности достичь цели.
Кайла сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Уолвертон действительно казался очень грозным. Он прямо-таки свирепо смотрел на нее своими серебристо-серыми глазами, на лице его были написаны презрение, насмешка и враждебность. Вообще это противоестественно, чтобы у человека с такой смуглой кожей и такими черными волосами были столь светлые глаза. Какое-то отклонение от нормы. Ненормальность. Может, он и в самом деле был сыном туземки, как об этом судачили в обществе? Он способен на самые неожиданные поступки — именно как дикарь он вел себя и в прошлый раз. Господи! Ну почему она теряет самообладание, как только вспоминает рб этом человеке? Или о его поцелуе? Разум изменял ей всякий раз, как он оказывался рядом. А ей совсем ни к чему оказаться в центре скандала.
Спустя час у Кайлы появилась надежда, что, возможно, Уолвертон ушел. За последнюю неделю она много слышала о нем, обычно за чаем, когда женщины сплетничают о разных скандальных вещах, перемывая косточки всем и каждому. Что касается Бретона Колби Бэннинга, герцога Уолвертонского, то его жизнь была излюбленной темой светских кумушек. О нем распространялись слухи один невероятнее другого.
Говорили о том, что он якобы содержал любовницу, во всяком случае до недавнего времени, а затем подарил ей великолепный дом в сельской местности и расстался с ней, оставив прощальное письмо.
— Суровый способ прекращения отношений, я так считаю, — сказала со вздохом леди Уорбриттон. — Это только подтверждает то, что герцог — истинный житель колонии. Там немного найдется людей с хорошими манерами. Не важно, что он родился в Англии и унаследовал большое состояние.
— Конечно, — подхватила мысль Амелия Линуорт, лицо которой прямо-таки затряслось от напряжения. — Он красив, в нем есть что-то интригующее, а вот по материнской линии он никакой не аристократ. Я имею в виду то, что говорили в свое время, — его мать была местной принцессой в Америке. Но моя матушка считала, что все выходцы из той страны — грубые и неотесанные. Правда, она не говорила этого вслух или в присутствии Колби Бэннинга, потому что он не из тех, кто позволит себя оскорбить. Он дрался не на одной дуэли, как вы знаете. А сын его, я слышала, такой же горячий и грозный, как и его отец. Правда, отличается в другом — тот не знал ничего, кроме карт и бренди.
Когда беседа коснулась Эдварда Ривертона, кое-кто, очевидно, вспомнил, что Селеста была дружна с несчастной Фаустиной, поэтому тему тут же оставили. И очень хорошо. У Кайлы больше не было сил слушать разговоры про Уолвертона.
Он явно не жалел расходов, чтобы его кузины были представлены обществу в этом сезоне. Пока лишь две старшие. Младшим придется год-другой подождать. Его кузины — ее единокровные сестры. Интересно, они когда-нибудь думали о ней? Проявляли интерес к сестре, которую бросил их отец? Или же верят лжи о том, что она незаконнорожденная и всего лишь очередная вымогательница, которая вознамерилась отнять у них отцовские деньги. Кайла старалась об этом не думать, не брать в голову, что, по всей вероятности, они не хотят ее видеть, их нисколько не интересует ее судьба. Это могло объясняться и тем, что они всегда были вместе, что у них есть мать, а у Кайлы нет никого, кроме дорогой тети Селесты.
— Графиня дю Буа, — прозвучал вкрадчивый голос рядом с Кайлой, и она вернулась к действительности. Возле Селесты стоял элегантный джентльмен. — Рад снова вас видеть. Насколько я понимаю, вы уезжали из Лондона.
Селеста энергично замахала веером и сдержанным тоном сказала:
— Да, милорд, я совсем недавно вернулась в Англию и привезла крестную дочь.
— К началу сезона? Я вижу очаровательную юную дебютантку. Она тоже будет представлена? — Он улыбался, однако что-то недоброе таилось в его улыбке и удивительно бесцветных глазах. Кайле было не по себе, когда Селеста представляла ее джентльмену.
— Представляю свою крестную дочь мисс Ван Влит. Это лорд Брейкфилд, граф Нортуикский, Кайла.
— Кайла? — Нортуик приподнял кустистую бровь, и на какой-то момент в его глазах что-то вспыхнуло. — Необычное имя. Весьма необычное, хотя, мне кажется, я его раньше слышал.
Кайла позволила Нортуику взять ее руку и прижаться губами к тыльной стороне ладони — благо она была в перчатках, потому что прикосновение его рта к голой руке было бы ей неприятно. По непонятной причине Кайле вдруг сразу подумалось о всевозможных неприятных вещах.
Быстро, насколько это позволяли хорошие манеры, убрав руку, она сдержанно кивнула и пробормотала приветствие. Граф был выше среднего роста и смотрел на нее сверху с чуть насмешливой улыбкой, при этом тонкие губы его, казалось, совсем исчезли, превратившись в ниточку.
— Вы бесподобно милы, мисс Ван Влит. Должно быть, это семейная особенность, потому что ваша крестная мать долгое время была украшением лондонских вечеров.
В словах и тоне лорда Брейкфилда чувствовалась издевка, и Селеста холодным тоном, сверкнув глазами, сказала:
— Вы чрезвычайно добры, милорд. Прошу извинить, леди Раштон наверняка нас ищет, и я должна торопиться.
— Да, конечно. — Лорд Брейкфилд перевел взгляд на Кайлу и задержал его на ней несколько дольше, чем позволяли приличия. На его лице блуждала еле заметная улыбка. — Полагаю, мисс Ван Влит будет новой яркой звездой, которую леди Раштон обещала нам, закоренелым холостякам, целых две недели. Она клялась, что несравненная будет этим вечером здесь, и вот вы явились.
— Не знаю, действительно ли я заслуживаю столь лестных комплиментов, но сегодня я действительно здесь. Однако я пока не представлена леди Сефтон, и у меня большие сомнения, что я вновь буду приглашена, так что прошу нас извинить…
На сей раз Нортуик не возразил и слегка поклонился, однако Кайла чувствовала, что он продолжает сверлить ее взглядом, когда они отвернулись и направились на поиски леди Сефтон. Селеста крепко держала ее за руку, словно боялась, что Брейкфилд вернет ее назад.
— Бр-р! Какой кошмарный человек! — проговорила, передернув плечами, Кайла. — От него просто в дрожь бросает, вы не находите?
— Да, — мрачно подтвердила Селеста. — Мне он неприятен, но неразумно наживать такого влиятельного врага, как Нортуик. У него есть дурная привычка мстить за неуважение к себе, даже если ему что-то просто показалось.
— Но что он может сделать?
— Ах, дитя мое, тебе нужно пройти большую школу, чтобы узнать, как могут испортить жизнь человеку влиятельные люди! Бедняжка Фаустина наверняка познала это. Ну да ладно… Не будем говорить сегодня о печальном. Нам есть что обсудить. Посмотри, как все веселы. Нужно отыскать леди Сефтон. Она по-настоящему добра и хочет познакомиться с тобой после того, как Один рассказала о тебе много лестного. Это может послужить хорошим началом для тебя, Кайла. Если тебе удастся получить приличную сумму от Уолвертона, то с таким приданым ты могла бы найти человека по вкусу. Посмотри, какое тут общество! А вот один из моих любимцев. — Селеста сжала руку Кайлы и веером указала на высокого белокурого молодого человека с красивым лицом и располагающей улыбкой, стоявшего недалеко от входной двери. — Это Бэрри, лорд Кенуортский. К сожалению, он не наследник титула графа, но весьма приятный молодой человек. Он неизменно вежлив, обходителен, хотя и бывает иногда необуздан. Но это дань молодости, юности надо перебеситься. В один прекрасный день Кенуорт осчастливит какую-нибудь женщину и сделается добропорядочным мужем. И кто знает? Вдруг он станет наследником? Ведь может же с нынешним наследником произойти трагический инцидент или случится какая-то болезнь.
Кайла мягко улыбнулась:
— Вот, оказывается, в чем ваше призвание, тетя Селеста! Вам надо было устроить свадьбу Принни, и он не был бы так несчастен сейчас.
— Я сомневаюсь в этом… Но давай пройдем в том направлении, возможно, Кенуорт нас заметит. Дождись, пока вас представят друг Другу, и притворись безразличной. Это всегда пробуждает у мужчин особый интерес.
Кайле не составило труда сыграть безразличие, ибо это было именно то, что она испытывала. И дело заключалось вовсе не в том, что Кенуорт показался ей неприятным. Просто Кайла никак не могла забыть, что где-то рядом находится Уолвертон. Или он уже уехал?
Когда она шла рядом с Кенуортом, Селеста вдруг остановилась, поскольку он сделал знак, желая представить их кому-то еще. У Кайлы дрогнуло сердце — вдруг это окажется Уолвертон? Получилось хуже — это оказалась вдовствующая герцогиня, и бедняга Кенуорт, по неведению, стал представлять их друг другу, словно они раньше никогда не встречались. Кайла взглянула в ледяные глаза герцогини, прочитала в них презрение и невольно вздернула подбородок.
— Не надо продолжать, лорд Кенуорт, — ледяным тоном прервала его герцогиня. — Мне уже доводилось встречаться с мисс Ван Влит, и эта встреча была малоприятной.
Кенуорт в смятении перевел взгляд с герцогини на тетю Селесту, приоткрыв рот и округлив глаза.
— Какая жалость, ваша светлость, — спокойным тоном сказала Селеста. — Мою крестную дочь все называют несравненной. Как вы знаете, подобную честь оказывают весьма немногим. А ваши дочери здесь? Я почти ничего не слышу о них в последнее время.
Это было хитро замаскированное оскорбление. Лицо герцогини вытянулось, глаза гневно сверкнули. Кайла застыла в ужасе, ибо именно в этот момент рядом с ними появился Уолвертон.
— Добрый вечер, тетя Беатрис. Вы видите, что, как обещал, я присоединился к вам. Вот мы и встретились, мисс Ван Влит. — Он повернулся в сторону Кайлы и стал смотреть на нее таким взглядом, что ей показалось, будто она стоит перед ним раздетой, и лишь с большим трудом ей удалось подавить в себе порыв стыдливо прикрыть грудь руками.
— Да, ваша светлость, это так. — Чувствуя на себе любопытный взгляд Кенуорта и услышав легкое покашливание Селесты, Кайла добавила: — Мне очень жаль, но мы не можем задерживаться, поскольку…
— Чепуха. — Не отводя от Кайлы взгляда, Уолвертон по-хозяйски положил ладонь ей на руку и шагнул навстречу. — Надеюсь, ваша крестная мать дала вам разрешение танцевать со мной.
Из горла Селесты вырвался непонятный звук, она посмотрела на Кайлу широко раскрытыми испуганными глазами.
— Я… я…
— Ваша светлость, должно быть, вы ошиблись. — Сердце Кайлы билось так громко, что она не удивилась бы, если бы этот стук услышал герцог. Вполне вероятно, что он его слышал, если судить по тому, как он покачал головой и несколько странно улыбнулся.
— Ошибки быть не могло, мисс Ван Влит, поскольку танцую я весьма редко.
Не обращая внимания на то, что Кайла, заикаясь, пытается что-то возразить, он увлек ее в центр зала, и ей ничего не оставалось, как подчиниться, если она не хотела скандала. Рассерженная и возбужденная, Кайла почувствовала, как его руки опускаются ей на талию, и в этот самый момент музыканты начали играть вальс. Вот именно — вальс! Не менуэт и даже не контраданс. Пусть бы играли что угодно, только не вальс, ведь ей придется терпеть, что его рука будет обнимать ее, а их тела будут находиться в такой близости, что даже не сделаешь глубокого вдоха. Во всяком случае, создавалось такое впечатление. Между тем приличия требовали, чтобы вальсирующие пары находились друг от друга на видимом расстоянии, вальс лишь недавно получил одобрение в высшем обществе, хотя у Алмэка этому все еще сопротивлялись. Однако недавно регент сам дал разрешение включить этот танец в программу, и вальс стал очень популярен. Танцевальный зал был переполнен, танцевали при сотнях свечей, горящих в хрустальных люстрах, свешивающихся с потолка. Было жарко и душно.
Чопорно, без присущей ей грации и удовольствия, Кайла танцевала вальс, стараясь отворачиваться от Уолвертона, когда он вращал ее. Герцог двигался легко, элегантно, держал ее уверенно, некрепко, но надежно. От него не пахло парфюмерией, как от других джентльменов, костюм его был без претензий и в то же время хорошо сшит, что говорило о безупречном вкусе. Впрочем, это только усугубляло дело.
— Когда мы встречались в прошлый раз, вы были гораздо более разговорчивой, мисс Ван Влит. Разве вам нечего сказать сегодня?
— Ничего такого, что вам хотелось бы услышать, ваша светлость.
Он негромко засмеялся — насмешливо и враждебно.
— Я был прав. Ваш лоск чисто показной. Несмотря на ваше красивое лицо и модное платье, в вас бьется сердце распутницы.
Кайла взглянула на него. Гнев развязал ей язык.
— Не смейте говорить обо мне так, словно я одна из ваших выброшенных за ненадобностью любовниц! Я не намерена это терпеть!
— В самом деле? — Повернув Кайлу к себе, он притянул ее гораздо ближе, чем позволяли приличия, и девушка почувствовала жар мускулистого тела. Ей показалось, что она задыхается. Он предупреждающе сжал ей руку. — Думаю, вы стерпите все, что я вынужден вам сказать. У вас нет выбора, если вы в самом деле хотите заявить о ваших смехотворных притязаниях. В конце концов, если вы устроите здесь сцену, мисс Ван Влит, вы потеряете всякую надежду добиться желаемого. Уверяю вас, моя репутация от этого не пострадает, а вот на своей цели вы можете поставить крест.
Он говорил сердито и держал Кайлу очень крепко, так что ей трудно было дышать и даже думать, и она повисла на его руке, словно тряпичная кукла, когда он сделал крутой поворот на отполированном полу. Перед ней все поплыло — и музыка, и озадаченные лица наблюдающих за ними людей. Ну почему он так себя ведет?
Наклонив голову, Уолвертон произнес сквозь зубы:
— Если вы хотите каким-то образом использовать Кенуорта, предупреждаю: он мой друг. Я скорее сам возьму вас в любовницы, чем отдам вам на растерзание этого порядочного молодого человека.
Девушку шокировала его дерзость и то, что он сделал столь скоропалительный вывод. Надо же — он все-таки решил, что она предпочтет стать чьей-то любовницей, а не женой! Кайла была настолько оскорблена, что отбросила всякую игру в вежливость.
— Надменный, напыщенный осел! — прошипела Кайла. — Нецивилизованному варвару с манерами грубияна и дикаря я предпочту настоящего мужчину! У меня есть право выбрать того, кого сама захочу, и могу поклясться, что я никогда не выберу в любовники вас!
Глаза герцога грозно сверкнули, когда он сверху вниз посмотрел на нее.
— Никогда — это слишком долгий срок. Не надо давать клятв, которых вы не сможете выполнить.
— Это клятва, которую мне легко выполнить! Отпустите меня! Я отказываюсь и дальше участвовать в этом фарсе и хочу, чтобы вы немедленно проводили меня к моей крестной матери.
Не обращая внимания на любопытные взгляды людей, мимо которых они проходили, Кайла шла с поднятой головой. К счастью, музыка смолкла сразу же, едва они покинули танцевальный круг. Им давали дорогу — поблескивали серьги и кулоны, когда люди расступались. Лишь Селеста не сдвинулась с места, она по-прежнему стояла рядом с лордом Ке-нуортом и с тревогой смотрела на них, нервно обмахиваясь веером. Она выглядела очень нарядно в шелковом платье бутылочного цвета, с изумрудами в ушах и па груди. Вымученная улыбка играла на ее губах, пока она дожидалась приближения Кайлы и герцога.
Но как только они подошли к Селесте, Уолвертон направил Кайлу мимо крестной матери и Кенуорта. Его пальцы больно впились девушке в руку, когда она споткнулась и попыталась вырваться, а голос его прозвучал тихо, но решительно:
— Слушайте меня, мисс Ван Влит… если не хотите устроить спектакль на радость публике — сейчас и за утренним чаем… Добрый вечер, милорд, позвольте нам пройти, моей даме дурно, ей нужно выйти на свежий воздух. Благодарю вас. — Он наклонил к ней голову, так что губы его оказались у нее над ухом. — Это был лорд Элвенли, страшный сплетник. Вы хотите стать объектом сплетен? Нет? В таком случае держитесь крепче за мою руку, чтобы можно было как-то сохранить вашу репутацию, которую вы пока не погубили.
Как Кайла ни была разъярена, она вынуждена была признать справедливость слов Уолвертона и притворилась, что ей дурно, так что герцогу пришлось едва ли не нести ее. Но когда они вышли на веранду, на которую лила бледный свет ущербная луна, освещая урны с цветами на каменной стене, Кайла отпрянула от Уолвертона и яростно набросилась на него.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночная бабочка - Роджерс Розмари



ТАК СЕБЕ:-( ОЖИДАЛА БОЛЬШЕГО
Ночная бабочка - Роджерс РозмариДИАНА
25.10.2011, 16.24





А мне роман очень понравился
Ночная бабочка - Роджерс РозмариТатьяна
26.03.2012, 22.04





Неплохо, один разок прочитать можно
Ночная бабочка - Роджерс РозмариВика
14.10.2013, 11.11





Божественно! Розмари Роджерсrnлучше 50 оттенков серого!
Ночная бабочка - Роджерс Розмаридарья
16.12.2013, 10.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100