Читать онлайн Ночная бабочка, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночная бабочка - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночная бабочка - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночная бабочка - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Ночная бабочка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Кенуорт поднял голову и увидел карету герцога, подъезжающую к парадным дверям игорного дома. Наконец-то Уолвертон приехал и — Господи Боже! — неужели с ним прелестная мисс Ван Влит? Она выглядит еще красивее, чем он помнил. Шелковое платье прекрасно подчеркивает фигуру, великолепное ожерелье из рубинов и бриллиантов украшает белоснежную шейку. К чему вздыхать о том, что никогда не будет принадлежать ему! Но как удержаться, если видишь такое ангельское создание?
Блестящие белокурые локоны выглядывали из-под капора и спускались на щеки, маленький круглый подбородок чуть приподнят, и на нем обозначилось подобие ямочки. Она несколько настороженно выглядывала в окно кареты.
Бэрри вздрогнул, заслышав чье-то приближение. Из тени возле входной двери вышел Нортуик. Свет упал на порочное лицо герцога, когда он с тревогой уставился на карету. Бэрри настолько увлекся созерцанием очаровательной леди, что не заметил появления герцога за своей спиной. Пренебрежительно скривив рот, он не удержался от выпада:
— Простите, лорд, но вы загораживаете мне дорогу.
Полуобернувшись, Нортуик приподнял кустистые брови и насмешливо улыбнулся:
— Господи, да это опять Кенуорт. Какая жалость, что вы не можете держаться подальше от игорных домов, мой мальчик! Это уберегло бы вас от многих неприятностей. Но вас после выплаты очередного долга снова тянет на подвиги. Очень забавно.
— Поберегите свой юмор для другого случая, лорд. Я считаю его оскорбительным.
Герцог прищурился и в задумчивости поджал губы.
— Очень плохо, что мы так часто сталкиваемся, Кенуорт. Боюсь, вы очень скоро выведете меня из терпения. Вы уверены, что хотите остаться? Может быть, вам лучше уйти, если вы так раздражены?
— Оставьте ваши советы при себе. А сейчас прошу прощения — меня ждут.
Когда Бэрри поравнялся с Нортуиком, он услышал, как тот пробормотал:
— Продолжайте и впредь, подхалимничать, мой мальчик. Уолвертон все еще хранит ваши расписки.
Что правда, то правда, отрицать не было смысла, и слова герцога больно резанули Бэрри. Он резко обернулся, однако Нортуик, шагнув в сторону, растворился в темноте. Черт с ним! Слава Богу, что он больше не должен этому мерзавцу, поскольку Уолвертон одолжил ему денег, чтобы расплатиться. Брет выслушал его благодарность и небрежно пожал плечами, когда Бэрри предложил дать расписку.
— Мне не нужна расписка, Бэрри. Достаточно вашего слова.
После этих простых слов восхищение Кенуорта Уолвертонем возросло еще больше. Его отец язвительно называл это культом героя, но дело обстояло несколько иначе. Он восхищался лишь уверенностью в своих силах и циничным умом этого человека. Брет не был денди, однако Кенуорт видел, что к нему с огромным уважением и восхищением относятся все окружающие. Бэрри стал чаще задумываться над тем, каким образом Уолвертон добивался этого. А почему бы ему самому не стать таким? Неужели он должен походить на своего отца? Тупицу, хотя и достаточно уважаемого человека. Уолвертон повидал мир, перепробовал множество занятий. Ходили слухи, что одно время он даже занимался пиратством. Бэрри не верил и объяснял подобные разговоры проявлением человеческой зависти. Для чего такому богатому человеку, как Уолвертон, становиться пиратом, если он может купить все что пожелает?
Впрочем, налет авантюризма, свойственный Уолвертону, и привлекал Бэрри. Если в Лондоне и был человек, способный стать пиратом, то только Брет. Бэрри дважды видел, как Брет дрался на дуэли и оба раза выходил победителем. В одной дуэли в качестве оружия были выбраны шпаги. Во второй дрались на пистолетах. Взволнованный, взмокший от пота соперник — и спокойный, меткий Брет, способный вывести из равновесия любого.
Это было искусство, которым Бэрри восхищался и которого одновременно боялся. Если бы он обладал хладнокровием Уолвертона, то не стал бы в течение долгих месяцев сносить оскорбления Нортуика. Как унизительно признаваться даже самому себе, что многого не умеешь. И дело вовсе не в отсутствии храбрости. Бэрри не хватало умения Уолвертона обращаться с пистолетом и шпагой.
Однако после нынешнего вечера, если все пройдет как намечено, он сведет счеты с Нортуиком. Когда карета отъехала, Бэрри вышел из тени, чтобы поприветствовать Брета.
— Какие проблемы? — негромко спросил Брет, увидев в дверях Бэрри.
— Никаких, — покачал головой Бэрри, — если не считать саркастических реплик Нортуика. Черт бы побрал этого типа, ему явно не понравился ваш приезд. Если…
— Пройдемте внутрь, — проявляя осторожность, перебил его Брет.
Бэрри кивнул и последовал за ним. Они вошли в темный коридор «Убежища простаков», как остроумно прозвали этот игорный дом за то, что тут обирали тех наивных игроков, которые надеялись поправить свое финансовое положение.
Как всегда, здесь было многолюдно. Чтобы посещать этот игорный клуб, вовсе не требовалось быть его членом, как у Артура, поэтому здесь собирался народ погрубее, нежели во многих других лондонских клубах. В зале толклось много новичков, приехавших из деревни с несколькими шиллингами в кармане. «Вот уж настоящие простофили», — подумал Кенуорт.
— Говорят, Нортуик — совладелец этого заведения, — пробурчал Бэрри на ухо Брету. — Я не думаю, что он тут главная фигура, как, например, мистер Ситон, у которого половина пая, а это дает ему около ста тысяч дохода.
Брет негромко засмеялся:
— Если бы у Брейкфилда было столько деньжат, ему не понадобились бы мои деньги.
— Это верно, хотя есть люди, которым денег всегда не хватает. — Бэрри замолчал и подумал о собственных привычках. Привычках прожигателя жизни. И молча дал себе слово исправиться, что наверняка одобрил бы и его отец. Ну а сейчас у него долг несколько иного рода, и с Божьей помощью он сегодня намерен его заплатить.
Брет направился к столу, где играли в кости. Лишь очень внимательный наблюдатель мог заметить, что его интересовала не столько сама игра, сколько толпившиеся в зале люди. Приняв ленивую позу и полузакрыв глаза, он методично разглядывал присутствующих.
— Продул, — с отчаянием в голосе сказал один из игроков. Затем, увидев по другую сторону зеленого стола Брета, обратился к нему: — Вы будете играть, сэр?
Пожав плечами, Брет сделал ставку.
— Facilis descensus Averni, — небрежно сказал он, и Кенуорт негромко засмеялся.
— Дорога в ад легка, — перевел Бэрри, когда игрок озадаченно посмотрел на Брета. — Это цитата из Виргилия. Он сказал это первым и сформулировал лучше всех, я полагаю.
Мужчина покачал головой:
— Я не знаком с мистером Виргилием, но должно быть, он был здесь постоянным клиентом. Вот уже третий вечер подряд меня тут раздевают.
Брет еле заметно улыбнулся, поигрывая деревянными костями.
— Возможно, игра в кости не для вас.
— Тут все игры не для меня. — Мужчина пожал плечами и отошел от стола. Игра возобновилась без него.
Брет выигрывал, когда люди у двери оживились. Герцог поднял глаза, изменился в лице и хрипло выругался. Бэрри также повернулся, чтобы выяснить причину оживления. Уж не началось ли то, чего он с волнением ожидал?
Увиденное привело его в шок: в дверях стояла Кайла Ван Влит. Ее никто не сопровождал, она была одна и требовала, чтобы ее пропустили в зал. Боже милостивый, не сошла ли она с ума? Что она здесь делает? А ведь сегодня такой важный вечер! Неужели Брет мог…
Но уже через мгновение стало ясно, что Уолвертон не имел намерения приводить ее сюда, ибо он остановил игру, пересек зал и взял Кайлу под руку. Бэрри последовал за ним, встревоженный и обеспокоенный тем, что все может быть погублено столь неожиданным поворотом событий.
— Какого черта ты здесь делаешь? — резко спросил Брет, Кайла лишь холодно приподняла бровь, и смелость девушки вызвала восхищение Бэрри, несмотря на неуместность и неразумность ее появления здесь.
— Может, я пришла поиграть. Вы ведь, кажется, тоже этим занимаетесь.
— Что взбрело тебе в голову? Впрочем, я знаю, что ты подумала. — Брет был раздосадован. Он замолчал, затем сказал более спокойным тоном: — Я за это оторву Бартону голову. Моя карета здесь?
— Разумеется. Но я не собираюсь уходить отсюда.
— Очень плохо. — Брет подтолкнул Кайлу к двери, но затем остановился, когда она неожиданно повернулась.
Бэрри ничего не видел за ними л не мог понять причину внезапной остановки Брета. Все объяснилось, когда он услышал знакомый голос:
— Да ведь это мисс Ван Влит! Весьма рад снова вас увидеть! Очень неожиданно! Уолвертон, я и не знал, что у вас есть привычка приводить дам в подобные… заведения. Вы собираетесь взять ее также в дом Эми Уилсон?
— Ну-ну, — возмутился Бэрри, — потише, Нортуик! Нельзя же об этом при даме!
Кайла весьма выразительно посмотрела на Бэрри, и он прочитал в ее глазах одновременно и благодарность, и гнев.
— Благодарю вас, лорд Кенуорт! Весьма утешительно видеть, что в Лондоне еще осталось несколько джентльменов. Я уж было отчаялась.
Нортуик саркастически засмеялся и приподнял густые брови.
— Надеюсь, вы с ней, Уолвертон. Пусть остается. Украсит этот вечер. В последнее время вокруг меня слишком много грубых лиц, и вдруг такая красота, не правда ли?
— Это место не для нее, как и вообще не для женщин. — Брет снова направил Кайлу к двери, но она вырвалась и гневно сверкнула глазами.
— Простите, но мне не нравится, когда меня выталкивают, словно у меня своего ума нет. Я сама способна решить, чего хочу. И я решила остаться. Если, конечно, у вас нет каких-то особых причин, чтобы увести меня отсюда.
У Брета заходили желваки на скулах, и он суровым тоном сказал:
— Здесь тебе не место, Кайла. Хоть раз не усугубляй своего положения. Сделай то, что в твоих же интересах.
— Нет, вы явно хотите соблюсти свои интересы! Благодарю вас, я намерена остаться.
— Боже мой, Уолвертон, это вы? — раздался громкий голос, и в зал вошел герцог Камберлендский, морщась от дыма и переводя взгляд с Брета на Нортуика, а затем на Кайлу. — Никак не ожидал увидеть вас здесь, да еще вместе с мисс Ван Влит! Какой приятный сюрприз!
— Я тоже не ожидал вас здесь увидеть, ваше сиятельство. — Брет выдавил скупую улыбку, внутренне проклиная Кайлу за то, что она так не вовремя появилась. Ее приход может все разрушить. Вот и герцог здесь. Уж не преследовал ли он их? Становилось очевидным, что принц и Нортуик связаны какой-то договоренностью. Если отправить Кайлу, это может возбудить подозрения по крайней мере одного из них и насторожить обоих. Проклятие! Почему до сих пор нет Уотли? — Произошло изменение в планах, — ровным голосом сказал Брет и притянул Кайлу поближе к себе.
— Да, — ухмыльнулся Нортуик, — похоже, мисс Ван Влит способна изменить ваши планы, Уолвертон. Обучите ее игре. Для всех нас это будет интересным развлечением. Входите, ваша светлость, — сказал он, обращаясь к герцогу, и Камберленд несколько неуверенно прошел мимо Кайлы и Брета к Нортуику. Граф улыбнулся; тонкие губы делали его улыбку какой-то зловещей. — Никогда не было подобного нашествия столь знатных особ на мое заведение. В фараон, ваша светлость?
Камберленд направился к столу для игры в фараон, а Брет повел Кайлу к столу, где играли в кости.
— Если ты намерена остаться, — прорычал он ей в ухо, — то, черт возьми, делай то, что тебе говорят.
— Я не… Ой, Брет, вы мне делаете больно!
Его пальцы впились ей в руку, рот прижался к ее уху, и со стороны можно было подумать, что он нашептывает девушке нежные слова, которые приводят ее в трепет.
— Сейчас не тот случай, чтобы демонстрировать свою независимость, черт побери! И не пытайся вырваться! Слушай меня, маленькая дурочка! Сегодня здесь будет заваруха, и ты должна делать то, что я тебе скажу. Ты слышишь меня?
Кайла молча кивнула, и Брет с удовлетворением отметил, как нервно она огляделась вокруг, словно внезапно поняла, что зал, в котором она находится, вряд ли является тем местом, куда ей следовало приходить. Но сейчас, когда Нортуик и Камберленд уже видели ее, слишком поздно что-либо предпринимать. Очевидно, граф надеялся, что она отвлечет внимание присутствующих.
Брет остановился перед столом для игры в кости, продолжая держать Кайлу под руку.
— Вот видишь, — негромко сказал он, — ты оказалась в центре внимания, как и желала. Ты этого хотела?
— Брет…
— Нет-нет. — Он еще крепче сжал ее руку, давая выход своему раздражению. — Поскольку ты настояла на том, чтобы остаться, послушай, что я тебе скажу. Не делай глупостей и не сопротивляйся, если не хочешь оказаться в еще более дурацком положении. Здесь не найдется ни одного человека, который помешает мне обращаться с тобой как с последней шлюхой. В конце концов, это не то место, куда ходят приличные женщины.
Кайла, вся дрожа, посмотрела на Брета, и тот испытал пусть небольшое, но удовлетворение, когда прочитал в ее взгляде понимание. Затем она пожала плечами, как если бы ей было безразлично, что он может подумать.
— Пожалуй, мне не следовало сюда приходить, но я думала… Впрочем, это не важно… Вероятно, мне нужно уйти.
— Нет. Не сейчас. Сейчас ты здесь, и здесь останешься на какое-то время. Я научу тебя играть, как предложил Нортуик.
Кости с глухим стуком ударились о стол, и один из игроков застонал:
— Проигрыш! Не везет!
Брет сгреб кости.
— Никто из джентльменов не будет возражать, если дама попробует свои силы?
Кайла выглядела весьма озадаченной, один из джентльменов мрачно нахмурил брови, но никто возражать не стал. Когда Брет стал показывать Кайле, как надо бросать кости, все сгрудились вокруг стола, подошел и Нортуик. Граф успел успокоиться, и манеры его приобрели обычную уверенность. В дверях появился Уотли, пересек зал и смешался с теми, кто наблюдал за игрой в фараон. Брет едва заметно улыбнулся и сосредоточил внимание на Кайле.
— Ты бросаешь кости, Кайла. Ты должна набрать пять, шесть, семь, восемь или девять очков. Первая кость — главная, вторая — дополнительная. Если очки дополнительной и главной кости равны, ты набираешь нужное количество очков и выигрываешь. Если выпадает два, три, одиннадцать или двенадцать, ты проигрываешь.
Кайла перекатывала кости на ладони, закусив нижнюю губу, и была очаровательна в своем смущении.
— А если у меня не выпадет ничего подобного?
— Ты продолжаешь бросать кости, пока не выиграешь или не проиграешь. Эта игра зависит от случая, а мастерство в том, чтобы… — Брет объяснил Кайле, каким образом она может влиять на ход игры.
Кайла нахмурилась и пожала обнаженными плечами, отчего ожерелье на ее шее вспыхнуло и заиграло всеми цветами радуги.
— Поскольку я играю на ваши деньги, не возражаю попробовать.
— Естественно, — суховатым тоном сказал Брет и с кривой улыбкой посмотрел на Бэрри: — Есть у нас надежда, что наш голубь взлетит?
Здесь крылся двойной смысл, и Бэрри ухмыльнулся. Кайла бросила кости и проиграла. Во второй попытке она действовала лучше. Толпа мужчин вокруг стола постепенно увеличивалась. Привлеченные появлением в зале красивой женщины, многие из них просто наблюдали, и лишь несколько человек включились в игру.
Вскоре в игру вступил и Нортуик. Он буквально не отводил глаз от Кайлы. Она несколько стушевалась, когда граф подключился к игре, но Брет тихонько успокоил ее, и Кайла снова обрела уверенность. В зале вдруг возникла напряженность, какой не было раньше, и Брет оказался не единственным, кто это почувствовал. Двое из наблюдавших за игрой мужчин ушли.
Брейкфилд играл осторожно, однако Брет ощущал растущее возбуждение графа. Он наблюдал за ним якобы из праздного любопытства, одновременно держа в поле зрения Уотли и его тщательно отобранных сообщников. Они появлялись по одному и рассеивались по залу, останавливаясь у разных столов, чтобы не вызвать подозрения. Очень хорошо. Никто из них не выделялся из толпы.
Взглянув на Кайлу, Брет увидел на ее лице глубокую сосредоточенность. Она выиграла, правда, весьма скромную сумму. Лицо молодой женщины вспыхнуло от радости.
В своем вызывающем платье, с дорогим ожерельем на шее Кайла выглядела весьма обольстительно. Мужчины буквально пожирали ее глазами, когда она, бросая кости, наклонялась вперед, и округлости ее грудей норовили вырваться из-под платья на свободу. Нортуик также не мог оторвать взора от этого соблазнительного зрелища.
— Выиграла! — сказал кто-то в восхищении.
Брет убедился, что Кайла выиграла снова, опять-таки небольшую сумму. Она засмеялась, смех ее напоминал звон серебряного колокольчика, и вместо того, чтобы наблюдать за Нортуиком, Брет вновь устремил взгляд на девушку.
Глаза ее сверкали от возбуждения, возможно, в крови еще играло выпитое шампанское. На лице Кайлы сияла улыбка, когда она перекатывала в ладони кости. Перчатки свои она давно сняла. «Должно быть, они остались в карете», — подумал Брет. Наконец девушка бросила кости, и Брет перевел взгляд на графа.
Нортуик смотрел на Кайлу словно загипнотизированный, приоткрыв рот и прищурив бесцветные глаза. Кроме кустистых бровей, весьма примечательной деталью на его лице был длинный тонкий нос. Когда-то, по словам Беатрисы, он был красивым мужчиной, но годы распутной жизни сделали свое разрушительное дело.
Над столами поднимались клубы дыма. В другом конце зала внезапно перекрыли шум голоса двух мужчин, затеявших ссору. Нортуик оторвал взгляд от Кайлы, посмотрел в сторону ссорящихся и двинулся прочь от стола. Брет увидел, как Уотли выскользнул из зала в узкий коридор.
— Милорд, — с подчеркнутым сарказмом спросил Брет, — вы не играете в азартные игры с женщинами?
Нортуик остановился и, повернувшись к Брету, приподнял бровь.
— Все игры с женщинами — азартные, Уолвертон.
Брет оценил остроумную реплику улыбкой.
— Это так, и кому, как не вам, это знать.
— Все же я склоняюсь перед вашим авторитетом в этом вопросе, ваша светлость. Говорят, вы берете больше, чем отпускает случай. — Холодная улыбка тронула тонкие губы графа. — Иначе как объяснить дерзкое похищение молодой леди на глазах у двухсот гостей?
Брет почувствовал, как напряглась и перестала дышать Кайла. Он успокаивающе положил руку ей на плечо, его пальцы затеяли игру с ниспадающими на ухо белокурыми локонами.
— Похищение, милорд? По-моему, она не похожа на пленницу. Не так ли, душа моя?
Кайла метнула на него сердитый взгляд, ее румянец стал еще гуще.
— Пленница обстоятельств, может быть, как и большинство из нас.
— Отлично сказано. — Брет удовлетворенно улыбнулся, погладил голое плечо Кайлы и покосился на Нортуика. Медленно и целенаправленно его пальцы двинулись ниже, как бы играя ожерельем, и коснулись верхней части груди. Кайла замерла. Нижняя губа ее задрожала, словно молодая женщина пыталась удержать гневные слова, длинные ресницы опустились. Пальцы ее сжались в кулачок, который был виден на фоне покрытого зеленым сукном стола.
Брет проклинал Кайлу за то, что она пришла сюда и поставила себя в неприятное положение. Но по крайней мере сейчас она служила приманкой, которая способна отвлечь Нортуика, поскольку граф не мог отвести от нее взора. Представлял ли он ее маленькой девочкой, которую когда-то знал? Или просто видел в ней соблазнительную женщину? Черт бы побрал этого негодяя! Нужно во что бы то ни стало вернуть документы, и, кажется, это был единственный способ добиться цели, не обвиняя графа публично в их краже. Брету, колониальному выскочке, будет трудно убедить кого-либо в справедливости обвинений против человека, носящего титул пэра. Нортуик мог быть последним выродком, но он был одним из них, в то время как на герцога из колонии смотрели с неудовольствием и предубеждением.
Будь это Техас, Брет с пистолетом в руке потребовал бы от Нортуика возвращения документов. Здесь же, в Англии, дела решались иначе, в соответствии с неписаными правилами поведения. Сатисфакцию можно получить, вызвав на дуэль, но что толку от дуэли, если прежде он не вернет себе документы?
Брет убрал руку с плеча Кайлы лишь тогда, когда Нортуик отошел от стола для игры в кости и направился к столу, где играли в фараон. Там по своему обыкновению находился Камберленд, который делал отчаянные ставки и проигрывал. Толпа у стола собралась огромная, дым стоял столбом, голоса звучали все громче.
Бэрри бочком пододвинулся к Брету и обеспокоенным полушепотом спросил:
— Вы думаете, они все-таки сделают это сегодня? Я имею в виду… вы уверены, что ваш осведомитель не ошибся? Если здесь Камберленд…
— Нет ничего лучше, чем сделать все прямо у нас под носом.
Кайла снова проиграла, и один из мужчин с хитрой улыбкой выразил готовность заменить свой выигрыш кое-чем другим, что вызвало возмущенный возглас девушки. Брет бросил выразительный взгляд на мужчину. Тот засмеялся и стал оправдываться:
— Это всего лишь шутка, господин. Она такая красотка, что мне захотелось немного пошутить, только и всего.
— Занимайся лучше игрой, приятель. Это обойдется тебе гораздо дешевле.
Кто-то дотронулся до руки Брета, и он уголком глаза заметил, что вернулся Уотли и подает ему сигнал. Нортуика и Камберленда возле стола, где играли в фараон, уже не было. Брет наклонился к Кайле, расстегнул ожерелье и небрежно бросил его на зеленое сукно стола.
— Ставки растут, джентльмены, — с улыбкой сказал он. — Чтобы сделать игру интереснее.
— Брет!..
Он взял Кайлу за подбородок и, приподняв лицо, крепко поцеловал в губы, несмотря на ее сопротивление.
— Если проиграешь, querida, я куплю тебе другое, — сказал он, затем отстранился и, глядя на ее разрумянившееся лицо, добавил: — А если выиграешь, я куплю тебе два. Кажется, это неплохой стимул, как ты считаешь?
— Я не знаю, зачем ты это делаешь, но если тебе нравится так швыряться деньгами, я буду счастлива выиграть. — Кайла перекатывала кости в ладони, в ее взгляде чувствовалась неуверенность.
— Сосредоточься, Кайла. Эти джентльмены преисполнены решимости забрать его у тебя.
Кайла продолжала колебаться. Но затем, бросив взгляд на ожерелье, пожала плечами и повернулась к столу. «Этого времени должно хватить, чтобы отвлечь внимание и Кайлы, и всех присутствующих в зале», — подумал Брет, направляясь к дверям. Он видел, как Бэрри вышел в коридор через заднюю дверь. Игра в кости, где резко выросли ставки, вызвала всеобщий интерес, и уход Брета остался незамеченным.
Кто-то подошел к нему сзади, и Брет услышал шепот Уотли:
— Он пошел сюда, господин.
Было темно, из дальнего конца коридора несло затхлой сыростью. На полу во тьме затаились два человека — без сомнения, из команды Уотли. Были слышны негромкие голоса. Из темноты вынырнул Бэрри.
— Там Нортуик и Камберленд, — приглушенным голосом сказал он и показал головой в сторону маленькой двери в стене.
Стало быть, ставки очень высоки, если брат короля втянут в темные игры с Нортуиком.
Помешкав у двери, Брет посмотрел назад, чтобы удостовериться, что люди Уотли не пропустят в коридор посторонних. В дверном проеме были видны силуэты трех мужчин. Увидев появившийся в руках Брета пистолет, Уотли утвердительно кивнул.
— Все как вы просили, господин. Охраны нет, мои люди сторожат вход.
Ощущая тяжесть оружия в руке, Брет отступил назад, уперся спиной в противоположную стену и изо всех сил ударил в дверь ногой. Одновременно с ударом Уотли надавил на дверь плечом, и она с грохотом распахнулась.
Выругавшись, Нортуик повернулся к двери и, увидев направленный на него пистолет, на мгновение оцепенел. Затем лицо его исказилось.
— Ну-ну, Уолвертон, я вижу, вы окончательно превратились в варвара. Какого черта вы влезаете в чужой разговор? Смею думать, что Камберленд будет весьма сердит на вас, ваша светлость!
— В самом деле, — вступил в разговор Камберленд, хотя напряженный взгляд выдавал его неуверенность. — В чем дело, Уолвертон?
Брет ткнул дулом пистолета в бумаги, которые держал в руках Камберленд.
— Полагаю, вы отлично понимаете, в чем дело. У вас в руках краденые бумаги. Если вы купили их у графа, это означает, что вас обманули, поскольку они мои.
— Краденые? — Камберленд покачал головой. — Вовсе нет, сэр. Как вы смеете обвинять меня в воровстве?
— Вы не так меня поняли. Обвинение относится к Нортуику. Однако вы знаете, ваша светлость, что документы, которые вы держите, по закону принадлежат мне, а не графу. Разразится большой скандал, если это будет предано гласности.
Камберленд нахмурился и посмотрел на графа:
— Ведь эти бумаги ваши, Брейкфилд, не так ли?
— Как вы видите, ваша светлость, на них есть свидетельство Колби Бэннинга о передаче мне права владения рудником в Америке. Мы владели им совместно. Понадобилось некоторое время, чтобы найти эти документы, но теперь они наконец-то в моих руках. — Встретив ледяной взгляд Брета, он пожал плечами: — Очень жаль, что вы не знали об этом, Уолвертон, но это расплата за вашу небрежность.
— Вы бессовестный лжец! — Брет шагнул вперед и, не опуская нацеленного в грудь Нортуика пистолета, протянул другую руку к бумагам. Поколебавшись лишь мгновение, Камберленд отдал ему документы. Врет стал их просматривать и обнаружил внизу подпись отца. А сверху было прикреплено дополнительное распоряжение к завещанию, в котором значилось, что рудник Санта-Мария передается Карлтону Брейкфилду, виконту Эрби и будущему графу Нортуикскому. Под текстом стояли дата двадцатилетней давности и подпись отца. Брет поднял глаза и увидел торжествующую улыбку графа.
— Это фальшивка, Нортуик! Мой отец никогда не оставил бы рудник вам!
— Дорогой Уолвертон, как бы это вас ни шокировало, все именно так и есть.
— Если все по закону, то какого черта вы делаете из этого секрет? Почему в таком случае вы выкрали документы? Нет, я ни на минуту в это не поверю! И вы не должны верить, ваша светлость. — Брет повернулся к Камберленду и безжалостно добавил: — Я весьма сомневаюсь, что у вас есть деньги для покупки серебряного рудника. Всем хорошо известно, что вы по уши в долгах.
— Ага, значит, вы думаете, что настоящим покупателем будет мой брат? — скривил рот Камберленд и прищурил свой единственный глаз. — Не сомневаюсь, что именно по этой причине вы устроили так, чтобы он был… скажем так, занят в этот вечер. Очень предусмотрительно с вашей стороны! Но вы ошибаетесь, Уолвертон! Джордж не имеет понятия об этом, иначе он стал бы планировать, как потратить эти деньги на мрамор или на какие-нибудь безобразные сооружения, к которым он так тяготеет! Не собираюсь я делиться доходами и с правительством, черт бы его побрал! Это мое личное дело, только мое! И не забывайте, сэр, с кем вы имеете дело! Мой отец пока еще король, и меня пока еще если не уважают, то побаиваются.
— Не сомневаюсь в этом, но даже сам король не может воровать и оставаться при этом безнаказанным. Вы отдаете себе отчет, ваша светлость, с каким человеком связались? Как, по-вашему, отнесутся к вам король и парламент, если узнают, что к другим вашим грехам добавился еще один: вы водите компанию с развратником, с человеком, который совращает детей?
Камберленд растерянно переступил с ноги на ногу и повернулся к Нортуику. Граф напустился на Брета:
— Боже мой, да вы сошли с ума! Или вы хотите получить подтверждение, что ваша нынешняя любовница когда-то принадлежала мне? Это не моя вина, дорогой мальчик. Ее мать отправила дочь ко мне, и что мне оставалось, кроме как дать пристанище бедному ребенку?
Кенуорт выступил на свет из-за спины Уотли.
— Найдутся люди, которые с вами не согласятся, милорд, — негромко произнес Бэрри, и Нортуик вздрогнул, узнав Кенуорта. — Я знаю не понаслышке, что вы развращаете маленьких девочек, которых покупаете в Ковент-гардене. Вы не можете отрицать то, что я видел сам. И даже если вы станете отрицать, разразится такой грандиозный скандал, который опозорит и погубит вас.
Камберленд попытался что-то сказать, однако Брет, шагнув в полосу света, который отбрасывала висящая на столе лампа, перебил его:
— Я намерен обратиться в магистрат с весьма серьезными обвинениями против вас, Нортуик, и никакие связи с Камберлендом вас не спасут.
— Черт побери, Уолвертон! Вы ничего не сможете доказать! Все это слухи и сплетни! Мое слово будет противостоять слову невоспитанного грубияна из колонии, который даже и англичанином не является. А вы, Кенуорт, глупый несмышленый щенок, ну что вы можете сказать? Что вы были свидетелем развратных действий, но не сообщили об этом? Как это будет выглядеть? И кто поверит слову молокососа, который известен тем, что проигрывает собственное жалованье? — Нортуик противно засмеялся. — Боюсь, джентльмены, что вы состряпали глупые истории, которые не смогут убедить судей. А когда узнают о том, что я владею рудниками в Америке, и вовсе поймут, что вы хотите дискредитировать меня, чтобы установить контроль над Санта-Марией. Да вам никто не поверит!
Взбешенный Брет услышал, как Бэрри что-то вполголоса сказал, отчего Камберленд нахмурился. Он повернулся к герцогу:
— Вы не боитесь риска, ваша светлость? Мне терять нечего, потому что мне наплевать на то, что подумают люди. И отчитываться мне не перед кем, кроме как перед самим собой. Вам же есть что терять. Вы намерены рисковать?
После непродолжительного напряженного молчания Камберленд громко чертыхнулся и повернулся к Нортуику:
— Знаете, он прав. Я не могу пойти на это. Я и без того много сделал, чтобы дискредитировать себя, и больше рисковать не хочу.
Нортуик пожал плечами, однако глаза его злобно сверкнули, когда он заговорил с Бретом:
— Это его дело. На мои документы найдется другой покупатель. Может быть, вы, Уолвертон?
— Не будьте столь самоуверенны, милорд. Документы сейчас в моих руках, и я не намерен их возвращать. Советую вам дважды подумать, прежде чем обращаться с протестом в магистрат. Не думаю, что герцог сможет подтвердить ваши права на них без того, чтобы не подвергнуть опасности собственную репутацию и собственное благополучие. Похоже, в настоящий момент у вас нет выбора.
Повисла напряженная тишина, которая длилась с минуту. Затем Нортуик кивнул:
— Отлично сработано, Уолвертон. Сейчас вы контролируете ситуацию, но А не считаю, что игра окончена.
Бросив презрительный взгляд на Бэрри, Нортуик прошествовал мимо Уотли и вышел в коридор. Когда Кенуорт хотел запротестовать, Брет покачал головой:
— Пусть уходит. Ему не спрятаться от закона.
Аккуратно сложив документы, Брет положил их во внутренний карман. Камберленд откашлялся и, чувствуя себя явно неуютно, сказал:
— Надеюсь, вы не понесли ущерба, Уолвертон?
Брет не ответил. Он устремил на герцога ледяной взгляд и смотрел на него до тех пор, пока тот не покраснел и не отвернулся.
— Черт побери, Уолвертон. Я не хочу, чтобы об этом стало известно.
— Принц причастен к этому?
— Нет. Дело обстоит таким образом: некая фирма поручила мне купить документы на право владения рудником. Было обещано, что мои долги будут погашены, если я куплю бумаги. Они полагали, что мало кто рискнет вступить в спор с принцем. — Герцог скривил губы в горестно-насмешливой улыбке.
— Вы можете назвать эту фирму? — Брет сунул пистолет за пояс и посмотрел на Камберленда. — Ваша светлость?
— В хорошенькую историю я попал, черт возьми! Но я не хочу скандала, как вы понимаете, не хочу, чтобы стало известно о преступных забавах Нортуи-ка с малолетними девочками. Слишком многие знают о наших приятельских отношениях, и мне совсем не хочется, чтобы меня тоже вымазали дегтем. Согласны на такую сделку?
— Брет, ни в коем случае! — горячо возразил Бэрри. — Нельзя позволить Нортуику уйти безнаказанным!
— Есть другие способы решить этот вопрос, Кенуорт. Согласен, ваша светлость. С кем персонально вы имели дело?
Камберленд отвел Уолвертона в сторону, подальше от Уотли и Бэрри, и, понизив голос, сказал:
— Сеньор Хавье Агилар и Портильо. Я вижу, вам известно это имя.
Брет уставился на Камберленда:
— Хавье Портильо? Вы в этом уверены?
— Да, разумеется. Он прислал ко мне секретаря в качестве посла доброй воли — одного из французских эмигрантов, которые отличаются страшной надменностью. Чертовски неприятный человек!.. Помните, вы согласились не разглашать то, о чем я вам сказал.
— Я это помню.
Брет резко повернулся и направился к двери. К нему присоединились Уотли и Кенуорт. Хавье Агилар и Портильо — брат его матери. Почему он ничего не знал о его приезде? Ведь он был здесь, в Лондоне, когда Хавье обделывал свои делишки, чтобы отнять у него то, что Колби Бэннинг накопил за долгие годы. Пусть проклятие падет на его голову! Бретом владел гнев и одновременно непреклонная решимость довести дело до конца. Он должен вернуться в Техас. Но прежде следует уладить все дела здесь. Помимо всего прочего, была еще и Кайла, и одному Богу известно, как ему с ней поступить.
Кенуорт поравнялся с Бретом, когда они вошли в главный зал, и без обиняков спросил:
— Послушайте, Брет, надеюсь, вы не собираетесь дать возможность Брейкфилду уйти безнаказанным? И потом, это правда, что он сказал о мисс Ван Влит? Если это правда, то как вы можете позволить ему избежать кары? После того, как он посмел дотронуться до этого нежного создания? Она была во власти этого чудовища! Невозможно вынести!
Брет раздраженно повернулся к Бэрри и увидел благородную ярость на лице молодого человека. Он сдержал готовую было сорваться резкость и многозначительно сказал:
— В таком случае, возможно, вы могли бы сделать из нее честную женщину, Кенуорт.
Бэрри недоверчиво посмотрел на Брета, затем, заикаясь, спросил:
— В-вы имеете в в-виду, я должен жениться на ней? О Боже, Брет!
Вообще-то Брет раньше об этом не думал, но внезапно пришедшая мысль поразила его: такой брак был бы на пользу обоим. А почему нет? Кайла нуждалась в добропорядочном муже, Бэрри — в деньгах. В этом Селеста дю Буа была права. Она бранила Брета за то, что он погубил репутацию ее крестной дочери. Так оно и есть. Да, это могло бы стать выходом — выдать ее замуж за Кенуорта или за кого-то вроде него.
Когда Брет вернулся к столу, за которым играли в кости, он увидел, что Кайла ушла. Один из игроков посмотрел на него со счастливой улыбкой и показал ожерелье из рубинов и бриллиантов:
— Неплохой урожай за час игры, не правда ли, сэр?
— Где она? Где леди, которой принадлежало ожерелье?
— Ушла с другим очень важным господином. — Мужчина засмеялся, но, увидев, что Брет двинулся к нему, попятился назад. — А что вы так на меня уставились? Я к нему никакого отношения не имею! Просто я выиграл, когда…
Брет схватил его за воротник и прижал к стене.
— Мне наплевать на ожерелье! Скажи, с кем она ушла!
— Я не знаю его имени, но этот человек играл здесь раньше, — выдавил мужчина. — Такой важный, вроде вас, с кустистыми бровями.
Подошедший сзади Кенуорт выдохнул:
— Это Брейкфилд! Проклятие! Он увез Кайлу!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночная бабочка - Роджерс Розмари



ТАК СЕБЕ:-( ОЖИДАЛА БОЛЬШЕГО
Ночная бабочка - Роджерс РозмариДИАНА
25.10.2011, 16.24





А мне роман очень понравился
Ночная бабочка - Роджерс РозмариТатьяна
26.03.2012, 22.04





Неплохо, один разок прочитать можно
Ночная бабочка - Роджерс РозмариВика
14.10.2013, 11.11





Божественно! Розмари Роджерсrnлучше 50 оттенков серого!
Ночная бабочка - Роджерс Розмаридарья
16.12.2013, 10.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100