Читать онлайн Ночная бабочка, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночная бабочка - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночная бабочка - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночная бабочка - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Ночная бабочка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Регент продолжал говорить, не замечая внезапной перемены в настроении Кайлы. Ей кое-как удавалось вставлять короткие реплики, когда требовалось, хотя в мыслях она все время возвращалась к одному и тому же: Брет и прекрасная Каталани — оперная певица, которая должна сегодня петь. Может быть, из-за Каталани они и приехали в оперу? Собирается ли Брет возобновить знакомство с певицей, а ее, Кайлу, передать регенту, Камберленду или любому другому, кто пожелает ее взять?
Будь он проклят! Господи, сколько еще ей сидеть здесь под похотливыми взглядами мужчин, которые пялятся на ложу Брета, слышать этот противный шепот, похожий на змеиное шипение? У нее было искушение сбежать — подняться со стула, раздвинуть тяжелые бархатные драпировки и уйти из театра, подальше и от принца, и от Брета.
Но это было бы явной ошибкой. Она не станет вести себя так трусливо. Она совершенно ни в чем не виновата. Кайла с раздражением подумала, что Брет не замечает ее состояния. Если бы ей было куда уйти, если бы нашелся человек, к которому можно было бы обратиться!
Конечно, тетя Селеста не оттолкнет ее, но Кайла не хотела причинять ей новые неприятности — она не должна подвергать риску благополучие крестной матери.
Казалось, этот вечер никогда не кончится. Кайла потягивала из бокала
шампанское и делала вид, что наслаждается оперой. Регент то и дело издавал восторженные вздохи, восхищаясь красотой черноволосой итальянской певицы. Похоже, в зале никто не смотрел на сцену, все разглядывали друг друга, и временами стоял такой шум, что не было слышно музыки. Доносились грубые шутки, смех. Кайла видела, как мужчины навещают в ложах дам.
Соседнюю ложу занимала весьма вульгарно одетая леди Джерси, которая еще месяц назад была чрезвычайно любезна с Кайлой, а сейчас демонстративно ее не замечала, словно Кайлы вообще здесь не было. Да, для всех этих людей Кайла и в самом деле не существовала.
Игнорируя недовольный взгляд Брета, молодая женщина взяла очередной предложенный ей бокал шампанского. Ну и что из того? Будет хоть немного веселее. И кроме того, было приятно видеть, как гневно сжались челюсти Брета, когда она близко — слишком близко — наклонилась к принцу, чтобы выслушать его мнение об опере. Неужели Брета это действительно беспокоит? Или в нем говорит дурацкая мужская гордость и его раздражает то, что она получает удовольствие от общения с другим?
Гул в зале усилился, огни загорелись ярче, и Кайла поняла, что дело идет к антракту. Поворачивались головы, поблескивали лорнеты, беседы стали оживленнее. Принц снова наклонился к Кайле, распространяя запах розовой воды.
— Мисс Ван Влит, вы вовсе не такая, какой я ожидал вас увидеть, — проговорил он с улыбкой. — Совсем не такая.
— В самом деле, ваше высочество? — Кайла улыбнулась, прижав к губам позолоченную кромку бокала с шампанским. — Позволю себе дерзость спросить: а чего вы ожидали?
На какое-то мгновение принц смутился и бросил виноватый взгляд на Брета. Затем взял себя в руки, пожал плечами и широко улыбнулся:
— Не ожидал, что вы будете до такой степени очаровательной и умной.
— А что, Уолвертон имеет обыкновение водить компанию только с простушками? — Она попыталась спрятать улыбку, снова увидев смятение на лице принца.
— Нет, нет, конечно же, нет! Впрочем, я понимаю вас, экая вы насмешница! Вы хотите посмеяться надо мной. Ах, как это нехорошо с вашей стороны!
— Прошу покорнейше простить меня, ваше высочество.
Принц улыбнулся:
— У меня такое впечатление, что вы и сейчас смеетесь. Ну, да я не в обиде. Вы мне положительно нравитесь, а мое одобрение откроет перед вами любые двери. Разве не так, Уолвертон? — Он посмотрел через плечо на Брета, который склонил в поклоне голову.
— Как вы заметили, все двери открыты для принцев.
Принц фыркнул:
— Вы лишь так говорите. Однако мы знаем, что это совсем не так. Вот я трачу свои лучшие годы, исполняя обязанности регента, а советники отца отказывают мне в том, чтобы стать королем. Чертовски неразумно с их стороны! Ведь все знают, что я руковожу страной. Но сейчас мы отдыхаем, и я не стану отравлять отдых моими проблемами, тем более когда мне улыбается такая очаровательная, такая внимательная леди. Будь я проклят, Уолвертон, вы страшно везучий человек, если сумели завоевать сердце такого восхитительного создания! Она напоминает мне мою несравненную Марию… Ах, как все несправедливо в этом мире!
К изумлению Кайлы, крупные слезы выкатились из глаз принца и побежали по щекам, проделывая бороздки в слое нанесенной на лицо пудры. Казалось, принц вот-вот разразится рыданиями, но Брет тактично отвлек его от мрачных воспоминаний, как отвлекают ребенка, сказав ему, что Каталани приближается к их ложе.
— Она знает о вашей любви к опере, ваше высочество, — добавил Брет с легкой улыбкой, и принц тотчас же забыл про Кайлу и про свою давнюю любовь к сцене.
Воспользовавшись ситуацией, Брет крепко сжал запястье Кайлы. Близко наклонившись к ней, он прошептал ей на ухо:
— Я думаю, ты сегодня выпила вполне достаточно шампанского, любимая. Ты весела больше, чем следовало бы.
— Разве? — Она отстранилась от Брета и увидела гневный огонек в его глазах — реакцию на свою строптивость. Это лишь добавило Кайле безрассудства. Она негромко засмеялась. — Но мне нравится быть веселой, Брет! И принц, судя по всему, не возражает.
Брет сердито сощурил глаза.
— У принца совсем другие планы на вечер, так что тебе не следует обольщаться.
— Не будь противным. — Она допила остатки шампанского и протянула бокал Брету. — Я хочу еще.
Брет взял пустой бокал и отставил его в сторону.
— Сегодня ты выпила более чем достаточно.
— Ну вот, Уолвертон, — с хитрой улыбкой запротестовал Камберленд. — Не будьте турком. Дайте леди еще шампанского, если ей так хочется.
Кайла улыбнулась:
— Благодарю вас, ваша светлость. Как приятно видеть рядом джентльмена, который не навязывает свою волю другим.
Кайла вдруг подумала, что, пожалуй, она зашла слишком далеко. Брет был взбешен. Однако когда герцог обернулся, чтобы бросить на него взгляд, Брет лишь улыбнулся и поудобнее устроился в кресле, небрежно заметив, что завтра утром голова будет болеть не у него.
Однако Кайлу это не обмануло. Он заставит ее заплатить за безрассудное поведение, когда они окажутся одни. Она не забыла, как быстро он способен превращаться из цивилизованного джентльмена в безжалостного варвара.
В самый драматический момент оперы Анжелика Каталани подошла совсем близко к ложе и, сверкая черными глазами, стала петь, будто обращаясь только к одному Брету. Кайла видела, как герцог ответил ей улыбкой. Когда ария закончилась и разразился гром аплодисментов, Каталани бросила в ложу цветок на длинном стебле. Брет ловко поймал его, встал и поклонился певице. Раздался новый шквал аплодисментов, сопровождаемый к тому же смехом.
— Великолепно, Уолвертон! — Регент засмеялся и восхищенно захлопал в ладоши. — Великолепно! Я думаю, прекрасная Каталани все еще питает к вам нежность.
— Мы всего лишь старые друзья. Я встретил ее давно, в Италии. — Брет повернулся и поймал взгляд Кайлы, которая поспешила отвернуться.
Кайла кипела от негодования. Совершенно ясно, что между ними раньше что-то было, слишком уж красноречиво Каталани смотрела на Брета. Зачем он привез сюда ее, Кайлу, если ему нужна оперная певичка? Зачем ему нужно заставлять ее наблюдать за всем этим?
Когда все наконец закончилось, Кайле помогли надеть ротонду. Она все еще держала в руках пустой бокал, когда регент предложил проводить ее, если у Брета имеются какие-то другие планы на вечер. Кайла похолодела и заметила, что Брет как-то нехорошо улыбнулся. «Нет, он не сделает этого», — в отчаянии подумала она. Сердце ее заколотилось с такой силой, что готово было выпрыгнуть из груди, пока она ожидала ответа.
— Это весьма щедрое предложение, ваше высочество. — Брет еле заметно улыбнулся, затем после паузы добавил: — Но я обещал после оперы развлечь мисс Ван Влит кое-чем еще. Так что, возможно, в следующий раз.
— Да, да, в следующий раз. Возможно, завтра. Прогулка в парке. — Принц поднес к губам холодную руку Кайлы и запечатлел на ней поцелуй. Рот его был теплый и влажный. В голосе прозвучали нотки сожаления, когда он вздохнул и посетовал, что опера закончилась слишком быстро. — Однако я скоро зайду к вам, Уолвертон, будьте уверены. Я не забыл вашего обещания. Ни одного из них, между прочим.
— Ваше присутствие — всегда удовольствие. — Брет произнес это ровным, бесцветным голосом, как Кайла того и ожидала, однако, по-видимому, регент не нашел причины усомниться в его искренности.
Принц пошел вместе с ними по лестнице, то и дело останавливаясь, чтобы с кем-то поговорить, и Кайла узнала нескольких весьма влиятельных персон. Одно имя особенно привлекло ее внимание, и Кайла была представлена довольно суровому джентльмену — Роберту Стюарту, лорду Каслрейскому, министру иностранных дел, который присутствовал на Венском конгрессе и способствовал падению Наполеона.
— Для меня большая честь познакомиться с вами, ваша светлость, — сказала Кайла, когда он поклонился.
— Для меня тоже, мадам. Вы крестная дочь графини дю Буа, если не ошибаюсь?
Щеки Кайлы вспыхнули, она кивнула. Нет сомнений, что он, занимая такое положение, наверняка в курсе дела.
— Да, ваша светлость. Вы ее хорошо знаете?
— Очаровательная леди. — Еле заметная улыбка оживила его строгое лицо. — Мы встречались на нескольких приемах и оба восхищаемся Парижем. Я признателен ей за то, что она порекомендовала мне посетить китайские бани, когда я прошлой осенью был в Париже. Я должник графини и весьма рад познакомиться с ее крестной дочерью, о которой она говорила с такой любовью.
Кайла, в свою очередь, улыбнулась:
— Я тоже весьма рада с вами познакомиться, ваша светлость.
Какая-то лукавая искорка сверкнула в глазах Роберта Стюарта, когда он повернулся к Брету и пригласил его посетить на будущей неделе свой клуб.
— Полагаю, Уолвертон, наши интересы и цели совпадают.
— В самом деле? Я не подозревал об этом, — Брет улыбнулся. — Я всячески стремлюсь избегать политики, поскольку мои интересы лежат в иной сфере.
— Но это не имеет ничего общего с политикой.
— В таком случае я заинтригован.
— Полагаю, вам будет интересно. Итак, в следующую среду? Я пришлю вам свою карточку, чтобы напомнить.
— К вашим услугам.
Принц немедленно втянул лорда Каслрейского в оживленную дискуссию о греческих фризах, которые граф Элгин привез в Англию. Принц пытался убедить палату общин купить их для Британского музея. Брет воспользовался возможностью, приблизился к Кайле и крепко взял ее за руку.
— Маленькая дурочка, — пробормотал он ей на ухо, — если ты в самом деле не желаешь оказаться на ложе принца, прекрати свой дурацкий флирт.
Обмахиваясь веером из страусовых перьев, Кайла приподняла бровь и изобразила улыбку.
— А что, ваша светлость, неужто вас мучает ревность?
— Ты слишком много себе позволяешь. — Он больно сжал ей локоть, и веер застыл в воздухе. При виде приобретших стальной оттенок глаз Брета у нее заныло под ложечкой. — Не задирайся, Кайла. Во всяком случае сегодня.
— Чем сегодняшний вечер отличается от других? Тем, что здесь принц? Вы боитесь, что кто-то узнает, какой вы… задира? — Она вырвала руку, зная, что Камберленд смотрит на них, и вдруг поняла, что Брет бессилен ее остановить, если она попытается уйти. Здесь слишком многолюдно, и ей надо лишь пойти прочь. Но можно ли рассчитывать на то, что Каслрей поможет ей? Он хорошо отозвался о тете Селесте, но что из этого? Что она может сказать? Что ее держат как пленницу? Если она и была пленницей, то по собственной вине и трусости.
— На твоем месте, душа моя, — холодно и жестко сказал Брет, — я бы побеспокоился о завтрашнем дне, а не о сегодняшнем. И мне совершенно наплевать, что обо мне подумают люди, если ты успела заметить.
— Я заметила. — Она оттолкнула его руку. — Не трогайте меня, пожалуйста. Вы и без того нанесли мне достаточно увечий.
— Если не хочешь увеличить их число, рекомендую обуздать свои желания и не предлагать товар столь откровенно. Эти мужчины не способны так легко смириться с отказом.
— Как и вы?
— Если ты полагаешь, что отказывала мне, ты можешь пересмотреть свое поведение. Однако я не слышал от тебя никакого отказа.
Кайла гневно сверкнула глазами на Брета, однако он уже переключил внимание на другое. Она проследила за его взглядом и увидела шедшую сквозь толпу женщину. Публика зааплодировала, и Кайла тотчас поняла, что это Анжелика Каталани, черноволосая оперная певица, которая почти загипнотизировала регента. В блестящей диадеме, алой тунике с кисточками, она шла через толпу словно богиня, и люди молча расступались перед ней. Подойдя к ним, певица прямиком направилась к Брету, который взял протянутую ею руку и поцеловал с таким видом, будто перед ним была королева.
У певицы были черные глаза, высокие скулы, длинный нос и тонкие, подкрашенные ярко-красной помадой губы. Подняв бровь, она заговорила по-итальянски.
Брет улыбался и не остановил ее, когда Анжелика, поднявшись на цыпочки, поцеловала его в губы, не обращая ни малейшего внимания на взгляды, которые бросали на нее шокированные дамы. Более того, Брет вернул ей поцелуй. А Кайла стояла рядом, напряженно выпрямившись, и про себя желала, чтобы он провалился в преисподнюю. Через мгновение Брет отстранился от певицы, взял ее под локоть, бросил насмешливый взгляд на Кайлу и стал представлять мадам Каталани принцу.
Каталани грациозно присела, и регент заговорил с ней по-итальянски. Она одарила его выразительным взглядом черных глаз и улыбкой. Лицо у нее было смуглое и напомнило Кайле о Санчии. Хотя Каталани смеялась и разговаривала с принцем, она то и дело посматривала в сторону Брета.
Кайла напряглась. Ведьма! Совершенно очевидно, что ее интересует Брет, хотя она весьма предусмотрительно уделяет достаточно внимания регенту. «Впрочем, мне какая разница, — подумала Кайла. — Пусть забирает его, если хочет. И тогда я буду свободна!»
Брет снова взял Кайлу под руку и что-то сказал по-итальянски регенту и Каталани, что вызвало мгновенный протест певицы и одобрительную улыбку принца.
Засмеявшись, Брет покачал головой и сказал теперь уже по-английски:
— Вы завоевали расположение принца, signora, и я не смею злоупотреблять терпением его высочества. У нас будет другое время, чтобы освежить старые воспоминания.
Каталани откровенно взглянула на Кайлу и приподняла черную бровь..
— Она очень мила. Привозите ее, когда приедете ко мне, Брет. Мы поболтаем о старых временах.
Было ясно, что она ничего подобного в виду не имела, и Кайла повернулась к герцогу Камберленду, который в течение всего вечера не отходил от нее. Она нервно рассмеялась, когда герцог пробормотал, что вкусы его брата меняются к худшему.
— Разумеется, я не хочу сказать ничего дурного о прекрасной Каталани, — добавил он язвительно, — хотя ее победа над дорогим Принни в этот момент не вызывает сомнений. Ходят слухи, что она непостоянна, что ее сердце принадлежит только ее мужу. Правда, говорят также, что иногда она его одалживает другим.
— Право, ваша светлость, — беззаботно ответила Кайла, — вы слишком уж верите всяким домыслам. Есть люди, которые только тем и занимаются, что распускают необоснованные слухи.
— И люди, которые в это не верят. — Улыбка исказила изуродованное лицо герцога. — А вы, должно быть, близко знакомы с подобными людьми? Не отпирайтесь, прекрасная леди! Для меня это не имеет значения, так же как и для любого умного человека. Мир так устроен, что любой недоброжелатель с острым языком может погубить вас. И это вызывает сожаление. Есть люди, которые этого не заслуживают.
Хмель мгновенно выветрился из головы Кайлы.
— Да, я вас отлично понимаю, ваша светлость.
— Лучше многих других, я надеюсь. До сегодняшнего вечера я никогда не считал Уолвертона дураком… Вы не хотите к нам присоединиться, мадам? Нет-нет, не одна. Поймите меня правильно. Я не такой уж глупец, чтобы думать, будто Уолвертон станет терпеть подобное своеволие. Разумеется, он будет вас сопровождать. И за моим приглашением не кроется ничего, кроме, пожалуй, одного, — щелкнуть по носу брата. — Уголок его рта дернулся. — Он никогда всерьез не опасался моей конкуренции. Кайла колебалась. Голова у нее немного кружилась. Не следовало пить последний бокал шампанского. Брет смеялся над какой-то фразой итальянской певицы, принц, кажется, выглядел весьма довольным. Брет сказал по-итальянски что-то такое, что вызвало смех Каталани. Кайла резко повернулась к герцогу и с деланной улыбкой сказала, что она принимает приглашение.
— Я уверена, что, если попросите вы, ваша светлость, отказа не последует.
— Такое случается весьма редко.
И тем не менее Брет отказал герцогу. Разумеется, весьма вежливо, но твердо. Камберленд выглядел смущенным и раздраженным.
— Почему же? Черт возьми, Уолвертон, для чего ехать домой так рано, если ваша дама желает остаться? Объясните мне.
Брет перевел взгляд холодных серых глаз на Кайлу. Она вызывающе вздернула подбородок.
— Я уже не чувствую такой усталости, как некоторое время назад, Брет. Я бы не возражала остаться.
— В самом деле? — Его рот скривился в мимолетной улыбке. — А я нет. — Когда Кайла хотела возразить, Брет отвернулся от нее и обратился к Камберленду: — Вы как-то говорили мне о своих инвестициях в Вест-Индскую компанию, ваша светлость. Если вы еще заинтересованы в том, чтобы обсудить возможность продажи акций, я готов. Насколько я понимаю, вы принимаете участие в нескольких многообещающих проектах.
— Я? Да, пожалуй, так, Уолвертон. Несколько неудобно… Впрочем, джентльмены могут говорить о делах где угодно, не правда ли?
Улыбка Брета была скорее хищной, нежели одобрительной, и Кайла нахмурилась, когда он пробормотал, что джентльмены могут делать почти все, надо лишь делать это цивилизованно.
— Вы согласны, ваша светлость?
Камберленд посмотрел на Уолвертона вначале озадаченно, затем настороженно, но в конце концов кивнул головой в знак согласия:
— Разумеется. Цивилизованно — в этом случае меньше неприятностей. Я согласен с вашей точкой зрения. Вы желаете обсудить вопрос торговли оптом?
Для того чтобы отвлечь Камберленда, тема была выбрана весьма удачно, и Кайла сразу поняла, что материальный интерес для герцога гораздо важнее желания щелкнуть по носу брата. И это неудивительно, поскольку на принцев смотрели как на финансовый камень на шее правительства. И лишь вопросы политики могли представлять еще больший интерес для Камберленда, о чем Брету наверняка было известно.
Кипя от злости, Кайла стояла молча, делая вид, что любопытные взгляды мужчин и женщин для нее ничего не значат. Чего ради беспокоиться, что о ней подумают? Все представители высшего света отличались от нее только одним — они были более осторожными и скрытными, чем она. Но в этом ее вины не было.
Не имело значения, что она совершила или что они думали о совершенном ею. Она была не такая, как эти накрашенные, самодовольные дамы, открыто предлагающие свой товар. У Кайлы болела голова и саднило в горле от того, что она изо всех сил пыталась сдержать гневные слова, которые так и рвались из нее. Некоторое облегчение она испытала лишь тогда, когда оказалась в карете и та отъехала от театра. Но к ее ужасу, Брет велел кучеру ехать к игорному дому, что находился на Сент-Джеймс-сквер, дом 10. Карета тронулась, а Кайла уставилась на Брета.
— Я думала, что вы вернетесь по крайней мере в свой городской дом. Я устала. Вечер был ужасным, и я больше не в силах говорить то, к чему не лежит душа, и улыбаться, когда не хочу.
— Мы, кажется, немного раздражены? — поддразнил ее Брет. — По-моему, ты была вполне довольна собой. Или ты расстроилась из-за того, что я не позволил тебе отправиться с регентом? Прости, но я дал Анжелике обещание и должен был его сдержать.
— Анжелике?
— Синьора Каталани знает о любви Принни к искусству. Рискну предположить, что она очень скоро выманит у него то, что ей хочется. — Брет откинулся назад и посмотрел на Кайлу с тем загадочным выражением, которое ее страшно раздражало.
— Мне кажется, что вы все выдумываете. Она гораздо больше интересовалась вами, чем принцем, и скорее всего без колебаний попросит то, что ей надо, у вас.
Брет тихонько засмеялся:
— Анжелика не просит. Она ждет. И, как правило, получает.
Кайла сердито посмотрела в окно кареты.
— Отвезите меня, пожалуйста, домой. Я больше не в состоянии терпеть оскорбления.
— Оскорбления? Ты очаровала принца, душа моя, а заодно и его брата. Что же здесь оскорбительного?
— Пожалуйста, не делайте из меня дурочку. Я прекрасно осведомлена о ваших сегодняшних намерениях. Прежде всего вы вырядили меня в это платье, затем водили под руку, словно какой-то приз, выставляя на посмешище, а под конец подсунули меня принцу и его противному брату в качестве новой игрушки. И вы еще говорите, что нет ничего оскорбительного.
Воцарилось молчание. Подняв глаза, Кайла увидела, что Брет задумчиво смотрит на нее. А затем, к ее удивлению, он вдруг кивнул:
— Да, пожалуй, так и есть. Но по-иному нельзя Кайла. Есть некоторые вещи, которые мне нужно было сегодня выяснить. И, к сожалению, существуют такие люди, которые делают и говорят, что думают.
— Не понимаю.
— Я это вижу. Но не будем об этом. Ты потом поймешь.
Брет вытянул перед собой длинные ноги. В черном вечернем костюме он был удивительно похож на гибкую пантеру. Пытаясь успокоиться, Кайла отвернулась к окну и невидящим взором смотрела на газовые фонари, отражающиеся в витринах магазинов, мимо которых проезжала карета. Стучали о камни мостовой колеса, в такт им поскрипывала кожаная упряжь. Положив на колени крепко сплетенные руки, Кайла попыталась ни о чем не думать.
— Кайла, не надо изображать из себя несчастную мученицу, — негромким низким голосом сказал Брет, и она повернула к нему голову. Лицо его находилось в тени и от этого выглядело загадочным и — опасным. Когда он наклонился вперед, свет фонаря упал на его лицо, и Кайла увидела, насколько оно мрачно. — Тебе удалось завладеть вниманием принца, и, не сомневаюсь, этого ты и хотела.
— Разве вы сами не хотели этого? — Она раздраженно похлопала веером по затянутой в перчатку руке, — Иначе зачем бы вам привозить меня туда сегодня? Совершенно очевидно, что вы устали от меня и хотите возобновить знакомство с этой оперной певицей.
Улыбка тронула губы Брета.
— А сейчас кто кого ревнует? Уж не поэтому ли ты так отчаянно флиртовала? Разве ты не знаешь, как опасно флиртовать с принцами? Или ты намерена принять его предложение?
— Я не думаю, что приглашение покататься в парке можно отнести к предложениям интимного характера. Если, конечно, он не применит ваш метод насильственного похищения.
Брет прищурил глаза.
— Маленькая дурочка! Я пытаюсь предостеречь тебя. Если регент устремит свой взор на какую-нибудь даму, он может быть весьма настойчивым. И надоедливым. У тебя могут возникнуть большие проблемы и неприятности.
— Какой смысл предупреждать о неприятностях, если моя репутация безнадежно испорчена? Что еще может случиться? Разве вы не видели сегодня этих людей? Разве вы не заметили, что от меня отворачивались дамы, которые недавно принимали меня в своем доме? Они вели себя так, словно я вообще не существую.
Голос ее дрожал от гнева, и Брет насмешливо сказал:
— Эти дамы принимали тебя только благодаря твоей крестной матери и леди Раштон, пойми это, Кайла. Если бы не их опека, они пригласили бы тебя в дом разве что в качестве прачки. Нужно иметь холодный расчет, чтобы стать членом их социального круга, и тебе следовало подумать об этом, прежде чем возвращаться в Лондон и вымогать у меня деньги. К чему сейчас жаловаться? У тебя есть деньги, разве не так? Разве ты не этого хотела?
Кайла бросила на него сердитый взгляд:
— Вы знаете только часть правды. Я хотела получить то, что должна была иметь моя мать, — уважение, в котором ей отказали.
— С таким же успехом можно хотеть луну. В этом случае вероятность получить желаемое даже больше.
От этих суровых, безжалостных слов у Кайлы перехватило дыхание. Она молча смотрела Брету в лицо, по которому пробегали тени и полосы света. Он был прав. Отрицать невозможно. Она никогда не добьется уважения, о котором мечтала. Как ни ужасно, но она должна это признать.
Когда карета наконец остановилась, Брет как-то странно посмотрел на нее и загадочно улыбнулся.
— Поскольку ты устала, отправляйся домой. Бартон тебя отвезет.
— Ты имеешь в виду…
— Я имею в виду, что ты сегодня свободна и можешь спать одна.
Кайла выглянула в окно, увидела фасад старого здания, затем снова перевела взгляд на Брета. Он желает отделаться от нее! Несомненно! Хочет встретиться с оперной певицей. Будь он проклят! Как смеет он так позорить ее? Сначала привез сюда, а затем дает всем понять, что устал от нее. Ну нет, она этого не потерпит. Если он думает избежать ссоры, то глубоко заблуждается. Нет, она не будет одной из тех женщин, которых выбрасывают из дома вместе с сухим письмом со словами прощания. Однако герцог уже выходит из кареты и дает Бартону указание отвезти ее домой, причем делает это так небрежно, словно не он разрушил всю ее жизнь.
Карета тронулась. Некоторое время Кайла размышляла, что ей делать, а затем заколотила в дверцу, чтобы привлечь внимание кучера.
Видит Бог, Брет Бэннинг скоро пожалеет о том, что решил так обращаться с ней. Он еще попомнит ее!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночная бабочка - Роджерс Розмари



ТАК СЕБЕ:-( ОЖИДАЛА БОЛЬШЕГО
Ночная бабочка - Роджерс РозмариДИАНА
25.10.2011, 16.24





А мне роман очень понравился
Ночная бабочка - Роджерс РозмариТатьяна
26.03.2012, 22.04





Неплохо, один разок прочитать можно
Ночная бабочка - Роджерс РозмариВика
14.10.2013, 11.11





Божественно! Розмари Роджерсrnлучше 50 оттенков серого!
Ночная бабочка - Роджерс Розмаридарья
16.12.2013, 10.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100